Джин Хаас: Я никогда не жалел о создании команды

Джин Хаас

В этом году в Формуле 1 дебютировала американская команда Haas F1 – после семнадцати гонок у неё уже 28 очков и восьмое место в Кубке конструкторов. Перед Гран При США в интервью ESPN её владелец Джин Хаас и руководитель Гюнтер Штайнер подвели итоги года, говорили о сложностях и перспективах...

Вопрос: Несмотря на перемены в регламенте в 2017-м, вы решили дебютировать в 2016-м...
Джин Хаас: Я считаю, что ситуация сложилась наиболее благоприятным образом. Другие команды используют иной подход, в том числе Manor – и эта команда была спасена буквально в последнюю минуту. У них не было времени сделать все то, что сделали мы, за что они и расплачиваются. Все зависит от времени – ситуация была действительно критичной, но мы успели все сделать и оказаться на тех позициях, которые занимаем сейчас.

Гюнтер Штайнер: Я могу сказать, что не существует правильного времени для того, чтобы что-то сделать. Как только вы начинаете искать правильный момент, то ничего не делаете! Можно сказать: «В следующем году изменится регламент. Возможно с новой машиной, которую мы подготовим к 2017-му, возникнут проблемы, и нам придется менять направление работы, так, может, лучше подождать еще один год?» И вы постоянно ждете и ждете.

Иногда нужно просто сказать: «Джин хочет сделать это. Мы можем? Да». Было ли выбрано идеальное время для дебюта? Мы не знаем, поскольку не умеем предсказывать будущее. Но Джин был привержен идее и сказал: «Давайте». И после этого мы пытаемся сделать максимум возможного и в этом, и в следующем году. Конечно, можно сказать: «Если мы подождем, в следующем году ситуация может быть лучше». Все сводится к этому «может быть». Мы не знаем.

На каком-то этапе если вы что-то хотите сделать, вы это сделаете. Было ли для этого лучшее время? Я не знаю. Я считаю, что у нас все хорошо, и теперь необходимо как можно лучше подготовиться к следующему году. Я думаю, что у нас все будет в порядке.

Вопрос: Когда вы начали выделять ресурсы на подготовку к следующему году?
Гюнтер Штайнер: Я скажу, что уже в феврале мы начали работу над проектом 2017 года и уже в конце мая, в июне полностью прекратили работу над машиной 2016 года, кроме решения текущих проблем. Но мы не работали над скоростью машины и подобными вещами.

Вопрос: У вас были проблемы с тормозами Brembo и шасси Dallara. Вы поменяете поставщиков или продолжите сотрудничество с нынешними партнерами?
Джин Хаас: Мы постоянно ведем переговоры, пытаемся получить лучшее. В контракты вносятся правки, уточняются детали. В Ferrari получают наши пожелания, мы что-то предлагаем им – этот процесс не прекращается. В FIA постоянно меняют правила, всего несколько месяцев назад было окончательно решено, какой должна быть машина 2017 года.

У нас хорошие отношения с поставщиками, поскольку мы всегда платим по счетам. Мы надеемся, что Dallara и Ferrari тоже нравится работать с нами. С этой точки зрения все выглядит отлично.

Вопрос: Изначально вы планировали все делать на базе в США, но затем решили часть ресурсов перевести в Великобританию. Вы по-прежнему хотите все делать в Америке?
Джин Хаас: Я считаю, что мы сможем больше работать с CFD, но эти машины настолько технически продвинуты, что на разработку коробки передач может уйти десять лет. Я не знаю, как нам удалось бы это сделать. Невозможно просто разработать один из компонентов, чтобы он работал сам по себе. Машины очень, очень сложные, для их разработки требуется огромный опыт и время на трассе. Вы не сможете сами все сделать, если у вас нет десяти лет в запасе.

Таким образом, мы учимся. Кто знает, что будет в дальнейшем? Возможно через десять лет мы начнем разрабатывать собственные коробки передач. Наш проект в NASCAR развивался по похожему сценарию. Мы начинали с двигателей и шасси Hendrick, потом возникло сотрудничество с Ford. Со временем ситуация эволюционирует, но прямо сейчас я могу вас заверить, что у нас всё было бы очень плохо без помощи со стороны Ferrari и Dallara.

Вопрос: Гюнтер, полагаете в долгосрочной перспективе это возможно?
Гюнтер Штайнер: Это вопрос времени. Возможно все, но это и бизнес-решение, которое должен принять Джин… Это не имело бы смысла. Мы могли потратить в два раза больше. Мы могли бы пригласить специалистов работать в США, но пришлось бы платить им дополнительные деньги за смену места жительства.

Вместо того, чтобы иметь численность персонала в 180-190 человек, нам бы пришлось нанимать 300. В итоге, численность персонала увеличилась бы до 400, 500 человек, но принесло бы это более высокий результат?

Я не могу прийти к Джину и сказать: «Давай сделаем это, потом это – и сможем финишировать первыми». Нет. Нам нужно получить первоначальный опыт. Мы ещё не закончили первый сезон. Посмотрим, где мы окажемся через несколько лет.

Джин Хаас: Хорошие новости в том, что нас ждет второй сезон!

Вопрос: На ваш взгляд, дебютный сезон оказался успешным?
Джин Хаас: Безусловно. И мы не раз это говорили. Если бы весной нам сказали, что к середине лета мы наберём 28 очков, я бы с радостью согласился. Середина сезона получилась менее удачной, мы не зарабатывали очки, но его начало превзошло ожидания, а до его окончания ещё четыре Гран При – мы обновили аэродинамику и с оптимизмом ждём этих гонок.

Вопрос: Американская Liberty Media выкупила контрольный пакет акций Формулы 1. Они планируют сохранить европейский фундамент чемпионата, но как вы считаете, смогут ли они усилить позиции этого спорта в США?
Джин Хаас: Сейчас каждый владелец команды с оптимизмом надеется, что новые владельцы будут платить больше, а делать для этого придётся меньше. Но я в этом сомневаюсь. Пусть пройдёт медовый месяц, а там посмотрим, как всё сложится. Все хотят получать больше, но я уверен, что новые владельцы Формулы 1 сейчас думают о том, как платить меньше.

Вопрос: Но число болельщиков в США наверняка можно увеличить…
Джин Хаас: В США есть огромное число болельщиков Формулы 1, которые об этом не подозревают. И я не знаю, как их заинтересовать. Похожие сложности сейчас у всех гоночных серий, все они борются за аудиторию. В конечном, счёте, мы работаем в шоу-бизнесе, где важно демонстрировать лучшее шоу.

Я провёл в Формуле 1 уже несколько лет. Это отличное зрелище, хотя правила могут показаться запутанными. В Формуле 1 шоу гораздо более интригующее, оно продолжается два дня – от начала квалификации до финиша гонки, а к примеру в NASCAR интрига есть только на последних 25 кругах.

Вопрос: У вас нет коммерческого соглашения с Берни Экклстоуном по поводу призовых. Переговоры по этому поводу ничего не изменили?
Джин Хаас: Берни не ведет переговоров по этому поводу! Есть Договор Согласия, где описана схема выплат. Мы не получаем никакой компенсации за участие. Вероятно, Берни не платит потому, что считает так: «Мы не просили этих парней выступать, так что если они участвуют, это их проблема».

Вопрос: Кто будет выступать за вашу команду в 2017-м?
Джин Хаас: Двое гонщиков.

Вопрос: Вы уже знаете их имена?
Джин Хаас: Да.

Вопрос: Роман и Эстебан?
Джин Хаас: Я не могу вам сказать. Пока нет никаких причин закрывать этот список. Всем известно, что у Романа контракт с нами на следующий сезон. С Гутьерресом мы ведём переговоры, но он – резервный пилот Ferrari, поэтому мы контактируем и с ними.

Вопрос: Есть интерес со стороны других пилотов?
Джин Хаас: Да, порой звонит телефон, но пока это не больше, чем общий интерес к вопросу.

Гюнтер Штайнер: В этом году ситуация на рынке пилотов достаточно спокойная, уходят только два старожила – Дженсон и Фелипе. Но у нас нет причин для волнений. Мы знаем, что у нас будут два пилота.

Вопрос: Насколько важна помощь Грожана при развитии машины?
Гюнтер Штайнер: Его комментарии позволяют нам объективно судить о характеристиках машины. Он часто на неё жалуется, но точно знает, какими она должна обладать качествами. Слова, которые он говорит, не должны сделать нас счастливыми – они должны придать уверенность в том, что мы знаем, в каком направлении двигаться дальше. И мы в этом уверены. Роман – один из слагаемых успеха команды в этом году.

Вопрос: Вам часто предлагают взять в команду американского гонщика…
Джин Хаас: Да, некоторые хотят, чтобы мы стали полностью американской командой.

Гюнтер Штайнер: Но кому-то нужно за это платить.

Джин Хаас: У нас нет столько денег и времени, чтобы всё делать в Америке. Нашей целью было создание гоночной команды. Если к нам придёт американский гонщик с хорошими перспективами, мы обязательно рассмотрим его кандидатуру. Пока такого гонщика нет. В нашем случае ключевое значение имеет опыт.

Сейчас ситуация такова, что в конце сезона Формулу 1 покинут двое очень опытных гонщиков, а на их место придут новички без опыта. В младших сериях есть много хороших пилотов, но приглашая их, вы идете на риск. Многие пилоты хорошо выступают в GP2 и GP3, но Формула 1 – это совсем другое дело.

Вопрос: После 17 Гран При вы всё ещё довольны тем, что решились на это? Многие считали, что вы просто выбросите свои деньги…
Джин Хаас: Я всегда говорил, что в моём случае гонки и бизнес вдохновляют друг друга, и я хочу добиться успеха не только в гоночном аспекте, но и в деловом. И я считаю решение о создании команды верным. Как и выбор времени для этого. У нас много опытных людей... Есть Гюнтер, которого можно назвать немного сумасшедшим, если говорить о нацеленности на результат. Я сожалею, что не могу присутствовать на всех гонках, но я приезжал примерно на половину – и это уже для меня фантастически много.

На самом деле, я очень удивлён тем, что другой американец не сделал этого, ведь многие из них влюблены в гонки. Я никогда не сожалел о создании команды. Это одно из лучших моих решений. 15 или 16 лет назад я пришел в NASCAR, а теперь сделал следующий шаг. Не поймите меня неправильно, NASCAR – это достаточно высокий уровень, но я не представляю, куда можно было бы пойти после Формулы 1. Единственное, что можно представить – «500 миль Индианаполиса» или «24 часа Ле-Мана» – цель должна быть всегда, иначе вы остановитесь.

ESPN
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости