Гран При Штирии

Гран При Штирии

Гран При Штирии: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Штирии: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, примите поздравления! Всё как мы привыкли – поул и победа! Вы полностью контролировали ситуацию, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, огромное спасибо команде! Год складывается странно, но приятно, наконец, вернуться к гонкам и демонстрировать такую скорость! Команда выбрала верную стратегию, ну а мне оставалось собрать всё воедино, держаться подальше от поребриков и привести машину к финишу.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вам не удалось оставить за собой быстрейший круг, его показал Карлос Сайнс на свежем комплекте Soft. Скажите, по ходу дистанции вам приходилось беречь машину?
Льюис Хэмилтон: Я пытался показать быстрейший круг, но с проехавшим 40 кругов комплектом Medium у меня не было шансов против Карлоса Сайнса на относительно свежем Soft. Но я в любом случае рад вернуться на верхнюю ступеньку подиума – кажется, с моей предыдущей победы в Абу Даби в 2019-м прошло безумно много времени. Хорошо, что мне удалось оправиться после непростого первого уик-энда и сделать большой шаг вперед!

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы продемонстрировали чемпионский пилотаж, притом следующая гонка уже через неделю!
Льюис Хэмилтон: Мне это нравится, я люблю совмещенные этапы! Я готов гоняться каждый уик-энд хоть весь сезон, а отдыхать где-то на неделе между гонками!

Вопрос: (Мартин Брандл) Валттери, вы по-прежнему лидируете в личном зачете, но сегодня Льюис оказался быстрее...
Валттери Боттас: Льюис хорошо стартовал с поула и контролировал ход гонки. В отличие от прошлой недели, сегодня на трассе было не так много событий. Я стартовал четвёртым и постарался свести потери к минимуму. Я заработал много очков, сохранил лидерство в личном зачёте – это неплохо. Вчера всё прошло не идеально, потому сегодня я не смог победить.

Вопрос: (Мартин Брандл) У вас было захватывающее сражение с Максом. Сперва вы провели атаку, потом он вернул позицию, но в итоге вы всё-таки оказались впереди!
Валттери Боттас: Да, поединок с Максом получился интересным. Под конец гонки мои шины были в лучшей форме, поскольку я проехал более длинный первый отрезок. Вести плотную борьбу – это всегда здорово.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы довольны результатами двух гонок в Австрии?
Валттери Боттас: Я был бы больше доволен, если бы выиграл обе гонки, но результат неплохой, с нетерпением жду следующего Гран При.

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, вы выкладывались на пределе. Рассчитывали вклиниться между гонщиками Mercedes?
Макс Ферстаппен: Я пытался удержать вторую позицию, но не хватило скорости. Я выжимал из машины всё, что только можно, а когда Валттери пытался меня обогнать, постарался затруднить ему задачу, хотя он всё равно бы меня обошёл на следующем круге. Но это было по крайней мере весело, а остальная гонка прошла довольно скучно. Я поднялся на подиум – это хорошо, но впереди много работы.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы заработали первые очки в этом сезоне. По силам ли Red Bull Racing добиться большей скорости уже к следующей гонке? Ожидаются ли доработки?
Макс Ферстаппен: Я пока не знаю, привезёт ли команда какие-то новинки на Гран При Венгрии, но мы к нему готовимся, так что это выяснится на следующей неделе.

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, поздравляем! В квалификации и гонке вы буквально доминировали! Впрочем, гонки никогда не бывают откровенно легкими – было ли сегодня нечто такое, что вас беспокоило?
Льюис Хэмилтон: Спасибо за поздравления! Конечно, гонка вовсе не была простой. Для нашей команды этот уик-энд стал настоящим вызовом, так как в пятницу соперники из Red Bull Racing явно прибавили в скорости, а у нас возникли некоторые сложности. К счастью, проблемы не были серьезными, мы сумели всё исправить уже в ночь на субботу.

Команда здорово поработала и в перерыве между гонками, устранив проблемы, с которыми мы столкнулись неделю назад. Сегодня я мог атаковать агрессивнее, используя все возможности машины. Макс Ферстаппен на дистанции был очень быстр, так что легко нам не будет. Соперникам удалось прибавить, соответственно, мы тоже должны продолжать выкладываться на пределе. Впереди этап в Венгрии, где Red Bull Racing традиционно очень сильны.

В целом это были замечательные два дня. Приятно снова выступить здорово после неудачного первого уик-энда, когда я сработал не лучшим образом, а Валттери, наоборот, оказался невероятно быстр. Спасибо всем нашим сотрудникам на трассе и на базе! В перерыве между гонками они делали всё возможное, чтобы устранить все выявленные проблемы, и сегодняшний результат добавляет уверенности!

Вопрос: Валттери, вам удался прорыв с четвертого места на второе. После финиша вы сказали, что старались минимизировать потери – насколько хорошо сегодня ехала ваша машина?
Валттери Боттас: Машина ехала здорово. Собственно, и в квалификации она позволяла выступить лучше – да, там на результат влияло множество факторов, однако я сам неудачно проехал круг и оказался четвертым, хотя должен был быть как минимум вторым. Тогда было бы немного проще, и вместо того, чтобы смотреть в зеркала, я сражался бы с Льюисом. Если учесть, что я стартовал только четвертым, можно сказать, что мне и команде удалось взять от ситуации максимум.

Уже во второй гонке сезона наша команда заработала победный дубль, это в самом деле впечатляет. Как и Льюис, я безмерно благодарен всем сотрудникам Mercedes, для меня большая честь представлять этот коллектив на трассе.

Конечно, я не могу быть на 100% доволен, поскольку не выиграл гонку, но Льюис в этот уик-энд сработал невероятно здорово. Впрочем, итоги подводить пока рано, в личном зачете я всё еще впереди и с нетерпением жду продолжения борьбы.

Вопрос: Макс, значительную часть дистанции вы ехали с поврежденным передним антикрылом. Как это сказалось на скорости машины?
Макс Ферстаппен: Не знаю, я не смотрел данные телеметрии. Я всё время атаковал на пределе, стараясь удержаться за Mercedes, но для этого нам по-прежнему не хватает скорости. Преимущество над соперниками позади было невероятным, но как бы я ни упирался, моих усилий было недостаточно. В общем, нужно продолжать работу.

Конечно, приятно после нулевого результата в первый уик-энд уже во второй подняться на подиум, но мы в Red Bull Racing хотим сражаться за титул, а для этого нужно выигрывать гонки. Нужно всё проанализировать, но, как мне кажется, мы уступаем и на прямых, и в поворотах. Что ж, будем работать еще интенсивнее и постараемся сократить отставание.

Вопросы с мест

Вопрос: (Алекс Калинаукас) Льюис, наблюдались ли сегодня такие же проблемы с коробкой передач, какие были у Mercedes неделю назад? На дистанции вам приходилось соблюдать осторожность, или вы атаковали в полную силу от старта до финиша?
Льюис Хэмилтон: Проблем с коробкой передач в этой гонке не было. В команде сработали здорово, сумели разобраться в причинах – сама проблема была не такой уж серьезной, но могла иметь существенные последствия. Наши специалисты с ней справились, мы с самого начала уик-энда говорили, что можем атаковать в полную силу – в гонке было точно так же.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, вы сказали, что и с поврежденным передним антикрылом продолжали атаковать в полную силу. Но изменилось ли каким-либо образом поведение машины? Заметили ли вы разницу в управляемости?
Макс Ферстаппен: Машина ехала неплохо. Конечно, когда шины стали терять эффективность, начались небольшие сложности с балансом, но это было заметно только на последних десяти-двенадцати кругах, ничего серьезного.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Макс, мы слышали, как вы спрашивали команду, не слишком ли рано для вас провели пит-стоп. Со стороны могло показаться, что на последних кругах ваши шины потеряли эффективность – можно ли сказать, что всё это не позволило побороться с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Нет, нам просто не хватило скорости. Мы могли поступать, как нам вздумается, сменить шины одновременно с Mercedes, раньше них или позже, но это никак не изменило бы итоговый результат. Команда сообщила мне, что пит-стоп будет проведен немного раньше, и я понимал, что на последних кругах мои шины будут сильно изношены. Собственно, в радиообмене я сам сказал: «Ладно, давайте продолжим гонку».

Вопрос: (Марк Хьюз) Макс, в начале гонки у вас получалось не отставать от Льюиса и сохранять отрыв от Валттери, однако позднее в Mercedes взвинтили темп, а вам не удалось ответить. Это из-за проблем с вашей машиной, или соперники изначально ехали не в полную силу?
Макс Ферстаппен: По-моему, Льюис с самого старта контролировал преимущество. Он знал мой темп, потому отрыв не уменьшался и не увеличивался. Я атаковал круг за кругом, но стоило мне прибавить, Льюис тут же отвечал. Конечно, когда требовалось ускориться на свежих шинах, я это делал, но в целом мы были недостаточно быстры.

Вопрос: Макс, насколько вы уверены в том, что через неделю в Венгрии будете более конкурентоспособны?
Макс Ферстаппен: Узнаем через неделю, не так ли? (смеется) Сейчас я об этом не думаю, и ответ простой – я не знаю. Надеюсь, в Венгрии отставание всё же будет меньше.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Валттери, мы знаем, что вы уверены в собственных силах. Но когда Льюис Хэмилтон проводит уик-энд на столь высоком уровне, насколько сложно для вас по-прежнему верить в то, что вам по силам одолеть напарника в схватке за титул?
Валттери Боттас: В любом спорте, особенно в Формуле 1, легко начать сомневаться в собственных силах. Но на данный момент у меня нет причин для таких сомнений. За годы выступлений ты всё больше веришь в себя, находишь эффективные для себя способы эту веру поддерживать.

Повторюсь, у меня нет причин сомневаться в собственных возможностях. Да, Льюис сработал здорово, но в предыдущий уик-энд я сумел его опередить. Я чувствую, что в сравнении с предыдущим сезоном добился прогресса, и уверен, что смогу в этом сезоне побороться за титул. Я не позволю одному или даже нескольким непростым уик-эндам сбить меня с цели. Для себя я уяснил, что главное – продолжать уделять всё внимание работе и прогрессировать от гонки к гонке.

Вопрос: (Матиас Брюннер) Макс, в какой момент вы повредили переднее антикрыло, и насколько это сказалось на балансе машины?
Макс Ферстаппен: Не знаю, в какой момент антикрыло получило повреждения. Команда внезапно о них сообщила, не думаю, что я где-то перестарался. Ситуация была неидеальной, кроме того, я обнаружил, что и у заднего антикрыла повреждены торцевые пластины. Баланс оставался неплохим, просто не хватало скорости. Нужно поработать над мощностью на прямых и общим уровнем сцепления с трассой.

Вопрос: Повреждения на переднем антикрыле были столь же серьезными, как в Испании в 2018-м?
Макс Ферстаппен: Да, ситуация была не такой уж приятной, но на пилотаже это не сказалось. От торцевой пластины откололся кусок, команда внезапно сообщила мне, что антикрыло повреждено, но машина, однако же, вела себя вполне приемлемо.

Вопрос: (Алекс Калинаукас) Макс, вы сказали, что вас удивило преимущество над соперниками позади. Ваш напарник тоже уступил вам довольно много, отсюда вопрос: насколько вам было сложнее из-за того, что Александера не было поблизости? Особенно в тот момент, когда в Mercedes сумели ответить на ваш относительно ранний пит-стоп.
Макс Ферстаппен: На результат это бы не повлияло. Конечно, приятно, когда напарник едет где-то неподалеку, но не думаю, что сегодня это сыграло бы какую-то роль. Вот в Венгрии в прошлом году сыграло бы.

Вопрос: (Марк Хьюз) Валттери, после своего пит-стопа, будучи на более свежих шинах, вы стремительно догоняли Макса, однако вскоре отрыв стабилизировался. Нам казалось, что атака не состоится, но вы словно обрели второе дыхание и отыграли позицию. Как так получилось?
Валттери Боттас: После пит-стопа поначалу всё складывалось неплохо, но затем – не знаю, попало ли это в трансляцию – мне пришлось обгонять круговых. Притом за некоторыми приходилось ехать довольно долго – им показывали синий флаг, а они не торопились меня пропустить, поскольку боролись между собой. Надеюсь, стюарды обратят на это внимание.

Собственно, по этой причине я потерял немало времени, но когда снова оказался на свободной трассе, быстро вошел в привычный ритм. Темп был стабильным, машина ехала здорово – в итоге мне удалось подобраться и опередить Макса.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, мы видели, как вы продемонстрировали жест «black power» - сперва выбравшись из кокпита, а затем на подиуме. Перед стартом гонщики вновь выразили своё неприятие расизма, однако в этот раз всё прошло не настолько гладко, как неделю назад – не все приняли участие. Вы думали о том, как продолжать эту инициативу в дальнейшем, и как привлечь к ней всех гонщиков?
Льюис Хэмилтон: Знаете, мы учимся на собственном опыте. В этот раз после брифинга гонщики сами обсуждали, что следует предпринять. Вопрос был скорее в том, как долго…

Многие интересовались, каким образом нужно вновь и вновь выражать мнение. Некоторым казалось, что одного раза вполне достаточно, и я старался убедить их, что расизм по-прежнему имеет место быть, что он будет и после того, как мы завершим карьеру, притом люди, которые от него страдают, не могут вечно ждать возможности заявить о проблеме.

Мы должны и далее бороться за равные права и делать так, чтобы как можно больше людей знало о существующей проблеме. Не знаю, что еще мы можем предпринять, но для меня очень важно, что Валттери и все в нашей команде признали существование проблемы и преклонили колено перед стартом гонки. Я безмерно благодарен им за понимание и вклад в общее дело.

Для всех в Формуле 1 пришло время задуматься, что мы можем предпринять. Символические жесты, безусловно, важны, но нужно внимание, нужны действия. Здорово, что Чейз Кери счёл возможным пожертвовать 1 миллион долларов на инициативу #WeRaceAsOne, и здорово, что в FIA решили внести такую же сумму. Но если не осознавать проблему, её невозможно решить, и одного миллиона долларов здесь недостаточно – нужно продолжать работу, и в ней крайне важно участие FIA и всех гонщиков, ведь к каждому из нас и Формуле 1 в целом приковано огромное внимание.

В этом году наша машина останется чёрной, мы в команде будем поддерживать движение за равные права на протяжении всего сезона, ну а лично меня, очевидно, эта тема будет заботить всю мою жизнь.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем. Впервые в истории Формулы 1 сдвоенные этапы прошли на одной и той же трассе. Как вам такой опыт? Вас удивило, что формат уик-энда в обоих случаях был одинаков? Не кажется ли вам, что в Формуле 1 упустили возможность попробовать нечто новое? Считаете ли вы, что использования разных составов смеси по ходу двух этапов в Сильверстоуне будет достаточно, чтобы расклад сил отличался от уик-энда к уик-энду?
Макс Ферстаппен: Неделю назад я не проехал дистанцию гонки, так что этот Гран При был для меня фактически первым. Использование разных составов смеси? Что ж, составы можно менять разве что в сторону повышения жесткости, так как более мягкие использовать вряд ли возможно – всё закончится образованием пузырей и другими проблемами с резиной. Не думаю, что в этой ситуации есть много вариантов, в силу требований безопасности нам вряд ли разрешат ездить на более мягких шинах.

И я не знаю, что еще можно предпринять. Знаю, что дискуссия насчёт обратной стартовой решетки прекращена, но это и правильно: было бы странно сойти с дистанции в первой гонке, а во второй стартовать с поула. Мне кажется, всё и так нормально. Главное, что мы всё-таки продолжаем гоняться.

Льюис Хэмилтон: Я не видел эти две гонки так, как видели их вы, и мне сложно составить схожее мнение – с позиции гонщика всё воспринимается иначе. Думаю, мы должны проявить изобретательность, но не знаю, как именно. Смена составов смеси ни к чему не приведет – по крайней мере, для самих участников чемпионата. Вопрос скорее к формату уик-энда: если мы проводим две гонки на одной и той же трассе, досадно, что во второй мы не можем ехать в обратном направлении. Впрочем, такая возможность изначально не рассматривалась при строительстве трасс.

Обратная стартовая решетка? Это обернулось бы сущим хаосом, ведь если бы тот, кто завоевал поул, в итоге стартовал последним, все вокруг изо всех сил старались бы не оказаться на первой строчке протокола. Возможно, нам следует поискать ответы в других гоночных сериях. У нас будет две гонки в Сильверстоуне, и во второй вполне можно организовать нечто такое, что обострило бы борьбу.

Валттери Боттас: Мы наблюдали две совершенно разные гонки, хотя прошли они на одной и той же трассе. Конечно, погода сыграла свою роль, в результате чего второй уик-энд оказался не похож на первый, хотя формат и трасса ничуть не изменились. В этом и прелесть нашего спорта: всегда есть нечто неизвестное, всякое может случиться, так что для меня стабильность формата не проблема. Да, я согласен с Льюисом в том, что мы могли бы быть более изобретательными, однако всё нужно сделать правильно. Впрочем, не знаю, что именно будет правильным. В Сильверстоуне можно проводить гонки на разных конфигурациях трассы – возможно, имеет смысл подумать над этим?

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. Во время интервью на трассе Льюис сказал, что обожает совмещенные этапы. Сколько гонок подряд способны выдержать ваши команды? Следующая гонка состоится всего через неделю, сколько Гран При подряд вам по силам?
Льюис Хэмилтон: Лично я как гонщик мог бы проехать много гонок подряд, трех дней перерыва вполне хватило бы, но дело ведь не только во мне. Речь идёт о сотнях людей, которые постоянно перемещаются от трассы к трассе, находясь вдали от своих семей. Очень сложно оставаться в режиме изоляции и не видеться с родными, для сотрудников гонки каждую неделю стали бы слишком тяжелым испытанием. Да, они обожают гонки, но у них есть родные, которых хочется повидать. Надеюсь, вскоре общемировая ситуация с коронавирусом улучшится, а с прочим мы справимся. Не думаю, что есть нечто такое, чего мы не сможем добиться сообща.

Валттери Боттас: У меня такое же мнение, как у Льюиса. Мы, гонщики, целиком отдаем себя спорту, как и любой сотрудник команды, и для нас предельного числа гонок фактически не существует. Мы остаемся в Европе, переезд от трассы к трассе не занимает много времени, и в таких условиях гораздо проще проводить этап за этапом – в этом плане лично для меня строенные гонки не представляют проблему, даже если таковых будет много. Но, конечно, у сотрудников есть семьи, есть дети, и для них было бы неправильным долгое время находиться вдали от дома. Впрочем, ситуация такая, какая есть.

Макс Ферстаппен: Я согласен с Льюисом и Валттери. Хорошо, что гонки сейчас проходят в Европе – проще перемещаться от трассы к трассе. Но всё же после нескольких недель работы хорошо бы отправиться домой и немного отдохнуть – не только для гонщиков, но и для механиков, чтобы парни смогли провести время с семьей. В противном случае будет много разводов, а этого бы не хотелось! Всегда приятно навестить родных и друзей. Иногда просто необходимо расслабиться и подумать о чем-то еще, кроме Формулы 1, ведь она не может составлять всю твою жизнь. Спорт – всего лишь часть жизни, должно быть что-то еще.

Вопрос: Макс, в свободный уик-энд после Гран При Венгрии вы будете участвовать в виртуальных гонках?
Макс Ферстаппен: Нет! Я посвятил им достаточно времени и надеюсь как можно дольше к ним не возвращаться!

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости