Гран При Штирии

Гран При Штирии

Гран При Штирии: Пресс-конференция в субботу

Гран При Штирии: Пресс-конференция в субботу

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Карлос Сайнс (McLaren)

Интервью на трассе

Вопрос: (Пол ди Реста) Макс, вряд ли вы довольны вторым местом, но это всё равно старт из первого ряда! Расскажите, как прошла квалификация. В финальной попытке вам помешала машина соперника?
Макс Ферстаппен: В целом квалификация прошла хорошо, но в третьей сессии дождь лил намного сильнее, и в таких условиях, когда воды на трассе стало больше, нам было сложнее. Аквапланирование усилилось, и в поворотах, которые следовали один за другим, я не мог нормально прибавлять газ.

В общем, пришлось непросто, и я пытался поближе подобраться к машине, которая была впереди, стараясь ехать по её следам, чтобы под колёсами было поменьше воды. В любом случае, вторая позиция всё-таки неплохой результат. Результат на последнем круге мог быть лучше, хотя я не уверен, что этого бы хватило, чтобы опередить Льюиса. Но в целом у нас довольно хороший темп.

Вопрос: (Пол ди Реста) Вы жаловались на плохую видимость – была какая-то проблема в визоре, или настолько мешали брызги? И еще, на сухой трассе вы сможете побороться с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Видимость ужасная, прежде всего из-за брызг, летящих от других машин, почти ничего не было видно. Даже если едешь в шести секундах позади кого-то, зон торможения не видно, так что ездить по такой трассе – невелико удовольствие. Но все в равных условиях.

На сухой трассе мы можем побороться с Mercedes – посмотрим, как всё получится. Думаю, наша машина едет лучше, чем неделю назад, так что я с нетерпением жду гонку.

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, своим завершающим быстрым кругом вы не оставили соперникам ни единого шанса! Вы сражались на пределе во всех трёх сессиях и, должно быть, довольны результатом?
Льюис Хэмилтон: Думаю, я могу быть доволен своим быстрым кругом? Так и есть! День выдался очень непростым, погодные условия оставляли желать лучшего – временами я просто не видел, куда едет машина! На предпоследнем круге возник опасный момент, началось сильное аквапланирование – сердце ушло в пятки! К счастью, на финальном круге я сумел улучшить результат, проехал очень чисто.

Мне нравится гоняться в дождь! Помню, как в юности под дождем наматывал круги на картинговой трассе в Ларкхолле – впрочем, в случае с машиной Формулы 1 в дождь в 100 раз сложнее!

Вопрос: (Пол ди Реста) Первый этап сезона был для вас непростым – штрафы, сложности на последних кругах гонки. Насколько вы уверены в своих шансах в этот раз? Похоже, в пятницу тренировки на сухой трассе не прошли гладко.
Льюис Хэмилтон: Пятница сложилась для меня непросто. Я неплохо провел первую тренировку, но во второй на моей машине были проблемы – мы выяснили это уже после сессии, к счастью, ничего серьезного.

Если бы сегодня обошлось без непогоды, мы были бы достаточно быстры, но я никогда не имел ничего против дождя, всегда ему рад! Кажется, в воскресенье нас ждет солнечный день. Мы готовы к любым условиям – и к сухим, и к дождевым.

Поул – та позиция, с которой я хотел стартовать. Хорошо, что сессия прошла без неприятностей, я не допустил ни единой ошибки – это всегда воодушевляет!

Вопрос: (Пол ди Реста) Карлос, поздравляю! Полагаю, вы очень рады квалифицироваться третьим. Первый этап сезона вы провели очень уверенно, а сегодня доказали, что машина McLaren быстра и в дождевых условиях!
Карлос Сайнс: Я очень рад, что мы добиваемся отличных результатов второй уик-энд подряд. Третье место – мой лучший результат в квалификации. Здорово стартовать со второго ряда, тем более что квалификация оказалась одной из самых сложных в моей карьере в Формуле 1.

На финальном круге я отлично проехал все три сектора. На прямой было много проблем с аквапланированием – это какое-то безумие. Надо было держать ногу на педали газа, хотя машина скользила на прямых. Но мне понравилось. Я разговаривал с Максом и Льюисом – они тоже в восторге.

Вопрос: (Пол ди Реста) Насколько вы уверены в своих шансах на высокий результат в гонке? В предыдущее воскресенье машина McLaren выглядела очень конкурентоспособно...
Карлос Сайнс: В гонке машина эффективнее, чем мы думали после тестов в Барселоне, так что мы уверены в успехе. Мы видели гоночный темп Ferrari и Racing Point в пятницу…

Я не знаю, с каких позиций они стартуют. Хорошо, если они далеко. Но позади меня на решетке Элбон и Боттас, так что на первых кругах мне придется нелегко, а затем, надеюсь, можно будет сосредоточиться на своём темпе.

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Со стороны квалификация выглядела невероятно захватывающей, но насколько непросто вам было в кокпите?
Льюис Хэмилтон: Спасибо! Пожалуй, это были максимально непростые условия, в которых мы в принципе могли ехать по трассе. Было в самом деле сложно, но я рад, что после отмены утренней тренировки мы всё-таки провели квалификацию. Она стала настоящим вызовом для всех без исключения, видимость была минимальной.

Я старался обеспечить себе свободное пространство впереди и проезжать круги стабильно быстро, без ошибок. Команда очень помогла, я получал всю необходимую информацию и в дождь чувствовал себя очень комфортно – спасибо всем!

Вопрос: Макс, как прошла квалификация для вас, насколько хорошо ехала машина? В какой мере Себастьян Феттель, замедлившийся на апексе девятого поворота, испортил вам завершающую попытку?
Макс Ферстаппен: В целом квалификация прошла неплохо, разве что первая сессия получилась хаотичной. Было сложно что-либо рассмотреть, приходилось сбрасывать скорость и отпускать машины впереди, чтобы иметь возможность проехать круг. По сути, в первой сессии у меня не было ни одного круга без трафика, но это не стало проблемой.

В целом состояние трассы было не таким уж плохим для пилотажа, просто у нынешних машин очень широкие шины, и когда в дождь едешь за кем-либо даже в пяти-шести секундах, сильная пелена не позволяет что-либо разглядеть.

Во второй сессии всё тоже складывалось неплохо. Ближе к её завершению дождь чуть усилился, проезжать второй сектор стало немного сложнее, и на последних трёх кругах я не смог улучшить собственный результат, но всё же прошел дальше.

Ну а в финале квалификации стало по-настоящему трудно – по крайней мере, мне. На трассе образовались лужи, уровень сцепления с асфальтом сильно упал. Я чувствовал себя не так комфортно, как в первой и второй сессиях, в этих обстоятельствах второе место – хороший результат.

Вопрос: Что скажете про завершающую попытку?
Макс Ферстаппен: Кажется, там был Себастьян Феттель, который направлялся на пит-лейн – не знаю, в таких условиях невозможно рассмотреть цвет машины. На моей машине возникла недостаточная поворачиваемость, я чуть шире вышел из поворота, зацепил поребрик на выходе и в неконтролируемом заносе влетел в последний поворот. В любом случае, даже без этого инцидента моего результата вряд ли бы хватило, чтобы опередить Льюиса.

Вопрос: Карлос, для вас это лучший квалификационный результат в Формуле 1! Насколько вы довольны?
Карлос Сайнс: Очень доволен, замечательный день! Здорово, что свой лучший квалификационный результат я показал именно в этих условиях, ведь мне нравится гоняться в дождь, на мокрой трассе я по-настоящему наслаждаюсь пилотажем.

Сегодня я тоже получил удовольствие, однако квалификация выдалась напряженной – уверен, вам понравилось наблюдать, как в финале квалификации мы мчались в сплошных потоках воды, сражались с аквапланированием, не видели практически ничего, но всё же выжимали педаль газа в пол, рассчитывая, что шинам хватит сцепления, и что удастся чисто проехать круг. Мы в самом деле очень рисковали, напряжение было колоссальным, но сейчас я рад результату и с нетерпением жду старта с третьей позиции!

Вопросы с мест

Вопрос: (Алекс Калинаукас) Льюис, после второй пятничной тренировки в Mercedes сказали, что не знают, почему ваша машина ехала недостаточно быстро. Были ли выявлены какие-либо проблемы? Если да, удалось ли их устранить, и насколько вы уверены в скорости машины на сухой трассе?
Льюис Хэмилтон: Парни здорово сработали минувшей ночью, дважды проверили всё в моей машине, проанализировали информацию и разобрались, что могло быть причиной сложностей. Перед квалификацией я чувствовал себя заметно увереннее и знал, что проблемы, скорее всего, не повторятся. Каких-то серьезных трудностей у нас, к счастью, нет.

Вопрос: (Люк Смит) Каждый из вас говорил о том, насколько сложными были условия в квалификации. Не кажется ли вам, что следует отдать должное дирекции гонки за то, что квалификация всё-таки состоялась? В какой мере вам доставило удовольствие то, что именно от вашего мастерства во многом зависел результат? Когда приходится пилотировать в сложных условиях, вы выглядите как супергерои!
Льюис Хэмилтон: Работа дирекции гонки в целом непростая, но особенно сложна она в ситуации вроде сегодняшней, когда приходится принимать решение, отправлять ли машины на трассу. Я очень благодарен этим людям за то, что они всё-таки решили провести квалификацию. Незадолго до её начала трасса постепенно подсыхала, но когда гонщики уже заняли места в кокпитах, дождь зарядил снова. Пришлось какое-то время подождать, но когда нам разрешили выехать, состояние трассы позволяло вести борьбу. Да, потом условия стали ухудшаться, но хорошо, что квалификацию не прервали. Ситуация была на пределе, но ведь это гонки!

Здорово, что в дирекции гонки не лишили нас возможности побороться, ведь под дождем сражение получилось по-настоящему особенным и невероятно сложным. Не знаю, как всё выглядело на экране телевизора, но по мне это были самые сложные условия, в которых мы когда-либо выступали. Стоит на мгновение утратить концентрацию – и ты уже за пределами трассы, а последствия могут быть самыми разными – и серьезными, и не очень. Притом гораздо больше шансов, что всё-таки серьезными. Спасибо, что квалификация состоялась!

Вопрос: Макс?
Макс Ферстаппен: Мне нечего добавить.

Вопрос: Карлос?
Карлос Сайнс: Я согласен с Льюисом и Максом. К финальной сессии условия стали предельно непростыми, но я рад, что нам позволили продолжить сражение. Нынешние машины поднимают так много брызг, шины отводят так много воды, что образовалась очень узкая траектория, на которой требовалось держаться. Сцепления едва хватало для того, чтобы в принципе ехать, но если бы квалификацию остановили, состояние трассы ухудшилось бы настолько, что мы просто не смогли бы продолжить.

Я доволен, но было в самом деле трудно. Блокировались то передние, то задние колеса, приходилось постоянно адаптироваться и, если хотите, импровизировать. Такие условия больше всего нравятся гонщикам, ведь в них приходится пилотировать, опираясь на собственные инстинкты.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, вы и ранее демонстрировали впечатляющий пилотаж в дождь. Какое место займет эта квалификация в списке ваших достижений?
Льюис Хэмилтон: Что ж, я выступаю уже очень давно, и… Знаете, тот завершающий круг получился фантастическим. Было важно выбрать момент, обеспечить необходимый заряд батарей, знать, когда именно проехать несколько кругов в квалификационном режиме, обеспечить себе свободную трассу, не допустить ошибок. Круг правда удался. Собственно, и предыдущий казался неплохим, но финальный я проехал настолько безупречно, насколько это в принципе было возможно в тех условиях. И если вспомнить, что дождь усиливался, я еще больше рад тому, что сумел проехать быстрее.

Это напомнило мне Гран При Великобритании 2008 года. Когда ты и машина работаешь, как единое целое, когда тебя заботит лишь то, как адаптировать свой стиль от поворота к повороту, поскольку состояние трассы везде разное, когда лужи меняют своё положение из-за машин, что мчатся впереди… Вам не видно, но за маской я улыбаюсь, поскольку очень доволен!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем. Льюис дал понять, что команда помогала ему сориентироваться в ситуации. Можно ли сказать, что сегодня радиообмен с инженерами был максимально интенсивным? В какой момент этот радиообмен становится избыточным? Как вы добиваетесь баланса между необходимостью иметь достаточно информации и желанием действовать самостоятельно?
Макс Ферстаппен: Обычно радиообмен становится более интенсивным за круг до попытки или в конце сессии. По ходу круга инженер хранит молчание, но если на третьем секторе образуется трафик, он об этом сообщит. Лично я не имею ничего против радиообмена – да, условия бывают непростыми, но полезно знать, что происходит вокруг, каковы результаты соперников, насколько далеко машины впереди, насколько далеко позади – сам всего не увидишь. Скажем, зеркала в дождь бесполезны – в них всё равно ничего не рассмотреть. В таких условиях связь с инженером, безусловно, очень важна.

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Практически нечего добавить. Да, радиообмен исключительно важен, притом гонщику и инженеру просто необходимо хорошо понимать друг друга. Я не раз говорил о том, что мы с Боно (Питер Боннингтон, гоночный инженер Льюиса – прим. ред.) за годы совместной работы поняли, в какие моменты следует доверять чужому мнению, а в какие – решать самому. В квалификации радиообмен был идеальным, я не смог бы показать такой результат без Боно. Как сказал Макс, в дождь на трассе ощущаешь себя одиноким – вокруг ничего, кроме сплошной пелены из брызг. Ты не знаешь, где едут соперники, каковы их результаты – тебе лишь известно, что сам ты мчишься очень быстро.

Вопрос: Мы слышали, как вы сказали что-то вроде: «Боно, предоставь это мне».
Льюис Хэмилтон: На одном из кругов Боно сказал: «Этот круг нужно проехать в спокойном режиме». Я как раз начал очередной круг, притом Боно уже начал инструктировать меня насчет следующего, и я попросил: «Подожди немного». Нелегко внимательно слушать кого-то, когда атакуешь на пределе или направляешь машину в поворот – ты сосредоточен на пилотаже, а радиообмен может отвлечь. Впрочем, никаких проблем сегодня не возникло.

Вопрос: Карлос, ваше мнение?
Карлос Сайнс: Почти нечего добавить. Я говорил с Томом (Том Сталлард, гоночный инженер Карлоса Сайна, прим. ред.) перед началом квалификации, а позже сказал ему, что это была одна из самых напряженных квалификаций во моей карьере. Он согласился со мной, ведь именно в квалификации нагрузка на инженера максимальная – причём сам Том сегодня сработал безупречно.

Как сказал Льюис, в машине мы словно слепые котята – мы не видим, что позади, что впереди, не знаем, кто атакует, кто сбросил темп. Не хочется помешать кому-либо, но притом нужно и себе обеспечить оптимальную позицию на трассе – потому в непростых условиях помощь инженера особенно важна. Думаю, каждый из нас квалифицировался в первой тройке как раз потому, что наши инженеры сработали великолепно.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, не знаю, в курсе ли вы, но для уик-энда в Венгрии требования к соблюдению мер изоляции заметно ужесточили, притом в случае нарушения членам команды грозит штраф в 15000 евро или тюремное заключение. Что вы об этом думаете? Вы говорили об этом со своим инженером?
Льюис Хэмилтон: Я узнал об этом незадолго до начала квалификации. Собственно, меня эти меры не должны затронуть, я в любом случае остаюсь на трассе, но наверняка будут некие предписания для команды. Наши сотрудники вели себя ответственно и в эти две недели соблюдали изоляцию от остальных команд, но я не знаю, будут ли для них какие-либо иные правила. В отличие от гонщиков, у сотрудников нет возможности постоянно находиться на трассе, но времена сейчас непростые, нужно отнестись к этому с пониманием и удостовериться, что все относятся к требованиям максимально серьезно. Уверен, так оно и есть.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис…
Льюис Хэмилтон: Эй, а почему вы не в маске?

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, за счет чего в финале квалификации вы оказались быстрее всех на 1.2 секунды? И еще один вопрос: планируете ли вы преклонить колено на подиуме, если выиграете предстоящую гонку?
Льюис Хэмилтон: Я не думал настолько далеко вперед. Эти парни – Макс и Карлос – не намерены отступать без боя, для победы я и команда должны сработать идеально, иного варианта нет.

Любому спортсмену сложно объяснить, за счёт чего ему удается выступать здорово. Наверное, каждому человеку необходимо… Я знаю, насколько я хорош, и точно такая же вера в собственные силы должна быть в каждом спортсмене, в каждом человеке. Нужно стараться быть лучшим и верить, что можешь им стать, и тогда, возможно, в какой-то момент так и случится. Многое зависит от сосредоточенности, от того, как ты изучаешь трассу, насколько быстро способен адаптироваться и как справляешься с непростыми условиями и прессингом. Примерно так ощущают себя лучшие игроки NBA на последних секундах игры – скажем, когда Рэй Аллен делает трехочковый бросок, от которого зависит, пройдет команда дальше или нет. Способность справляться с прессингом делает из хороших спортсменов выдающихся.

Вопрос: Льюис, как навыки гонщика меняются на влажной трассе?
Льюис Хэмилтон: Меняются? Я не знаю, как ответить на такой вопрос. Конечно, на сухой трассе проще избежать ошибок, проще оставаться на траектории. Да, риск всё равно присутствует, но в дождь он во много раз выше. И здесь, как я уже говорил, вопрос в том, на какой риск ты готов пойти. На сухой трассе можно атаковать предельно агрессивно, многие ошибки останутся без последствий, но в дождь всё иначе – наказание за просчёт практически неминуемо. Чем больше я гоняюсь в дождь, тем сильнее уважаю гонщиков, которые сталкиваются с точно таким же сложностями, как я сам, и притом успешно с ними справляются.

Вопрос: (Алекс Калинаукас) Карлос, после предыдущей гонки Андреас Зайдль сказал, что машина McLaren была очень конкурентоспособна в квалификации, но не настолько быстра в гонке. За неделю команде удалось добиться прогресса в работе над гоночным темпом? В гонке вам по силам удержаться за Mercedes и Red Bull Racing?
Карлос Сайнс: Хороший вопрос. Не представляю, как всё сложится в гонке. Во время второй пятничной тренировки мы активно работали длинными сериями, чтобы понять, как ведут себя составы смеси, и выбрать верную стратегию. Это довольно сложно, так как никогда не знаешь, с каким количеством топлива выезжают соперники, какие режимы работы мотора они задействуют.

Не думаю, что в первой гонке сезона мы слишком много уступили лидерам. Скорее мы вернулись на те позиции, на которых должны были быть, так как в квалификации превзошли ожидания – по крайней мере. Ландо тогда удался какой-то невероятный круг. Посмотрим, что получится в этот раз, лично я с оптимизмом жду гонку.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости