Гран При Бельгии: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, похоже, в этот уик-энд вы полностью контролировали ситуацию, два впечатляюще быстрых круга в квалификации и уверенная победа в гонке! Правда, ближе к финишу вам всё-таки пришлось беречь шины, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Не самая простая гонка. Я пару раз блокировал колёса – сначала в пятом повороте, что вызвало вибрацию, а позже на входе в последний поворот. Вне зависимости от того, насколько агрессивно я атаковал, температура шин постепенно падала, в этом плане было непросто.

Я беспокоился насчёт правой передней шины, опасался, что всё может закончиться так же, как в Сильверстоуне, и старался максимально беречь резину. Выбравшись из кокпита, я увидел, что состояние шин не такое уж плохое – похоже, я напрасно нервничал.

Вопрос: (Мартин Брандл) Для вас это 89-я победа в карьере, до рекорда Михаэля Шумахера осталось выиграть две гонки! Притом в Спа вы в четвертый раз финишировали первым, повторив достижение Джима Кларка!
Льюис Хэмилтон: Уверен, далеко не всем хочется наблюдать, как Mercedes выигрывает гонку за гонкой, но мы, независимо от количества побед, продолжаем работать на пределе сил. Уверен, когда я вернусь к команде, никто не будет праздновать – мне скажут: «Отлично, давай подумаем, как выиграть следующую гонку!»

У Mercedes потрясающий подход, мы с каждым уик-эндом больше узнаем о себе, о машине, оцениваем прогресс и пытаемся понять, как добиться большего. Мне 35 лет, однако я чувствую себя как никогда здорово! Спасибо всем нашим сотрудникам!

Вопрос: (Мартин Брандл) Вам удалось выиграть стартовый рывок до пятого поворота, после этого вы вздохнули спокойнее?
Льюис Хэмилтон: Старт стал настоящим кошмаром. Отрезок до первого поворота здесь очень короткий, притом на выходе из поворота я допустил небольшой занос, так как очень рано начал разгон, рассчитывая создать отрыв. Без этой помарки расстояние между мной и Валттери было бы не больше корпуса машины, и он наверняка атаковал бы меня на прямой, но ошибка, как ни странно, сработала в мою пользу: Валттери едва не уперся в мою машину и, я уверен, был вынужден приподнять ногу с педали газа. Когда мы подлетели к пятом повороту, для атаки Валттери не хватило дистанции – момент был напряженный, но я рад, что у меня всё получилось!

Вопрос: (Мартин Брандл) Валттери, сегодня вы финишировали вторым, как прошла гонка? В какой-то момент вы сказали команде: «Позвольте мне задействовать всю мощность и атаковать Льюиса!»
Валттери Боттас: На старте у меня был отличный шанс побороться с Льюисом, но он великолепно стартовал, а мне не хватило скорости на выходе из первого поворота. Я не мог его догнать. Кроме того, из-за попутного ветра на подходе к пятому повороту я не мог воспользоваться слипстримом. То же самое произошло на рестарте – я не мог догнать Хэмилтона на прямых. Я упустил оба шанса. Очень сложно опередить Льюиса за рулём такой же машины, ведь он не допускает ошибок. Но, по крайней мере, я попробовал.

Вопрос: (Мартин Брандл) Еще был момент, когда вы сказали команде: «Я не слышал, что нам не позволено бороться между собой!»
Валттери Боттас: Возможно, мне нечто такое говорили, но я не запомнил.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы заработали немало очков. Чему научил вас этот уик-энд?
Валттери Боттас: Льюис был быстр в квалификации и безупречно провёл гонку, заработав много очков. Для меня этот уик-энд хотя бы обошёлся без серьёзных проблем. Но я хочу выигрывать гонки и рад, что на следующей неделе снова получу шанс.

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, вы в очередной раз финишировали третьим, насколько вы довольны тем, как прошла гонка?
Макс Ферстаппен: Если честно, моя гонка прошла скучновато, работы было не так уж много, ведь когда Mercedes прибавили, я уже не мог держаться за ними, а под конец дистанции у меня уже были изношены шины. На последних восьми кругах пришлось просто беречь переднюю резину.

На комплекте Medium сцепление было неважным, но получив жёсткие шины, я сначала попытался прессинговать Валттери Боттаса, но его попросили прибавить, и я уже не смог ехать в темпе Mercedes. Так что гонку я провёл в одиночестве.

Вопрос: (Мартин Брандл) Нам было интересно, отправитесь вы на дополнительный пит-стоп, чтобы со свежими шинами создать прессинг для Mercedes и показать быстрейший круг, но, очевидно, этим планам мешал Даниэль Риккардо, верно?
Макс Ферстаппен: Да, у Renault такая скорость на прямых, что они вполне могли нас обогнать, поэтому я был вынужден остаться на трассе. Мои шины были на грани разрушения, но я всё-таки сумел финишировать третьим. Подняться выше было невозможно, хотя сегодня третье место не особо радует. Впрочем, это лучше, чем ничего.

Вопрос: (Мартин Брандл) Похоже, решение остаться на трассе оказалось правильным. Даниэль Риккардо показал быстрейший круг на последнем круге гонки, у Renault в самом деле была отличная скорость.
Макс Ферстаппен: Да, а у меня шины износились совершенно, и я старался вовсе не рисковать. В Renault в этот уик-энд сработали здорово, ну а мы добились максимально возможного результата.

Вопрос: (Мартин Брандл) Следующая гонка пройдет в Монце – ждёте с нетерпением?
Макс Ферстаппен: Да, в Монце предпримем следующую попытку. Посмотрим, что получится.

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Вы и Mercedes впечатляюще провели уик-энд!
Льюис Хэмилтон: Спасибо! Здорово наблюдать, как наша команда добивается великолепных результатов от уик-энда к уик-энду. Мы постоянно учимся и продолжаем прогрессировать, я не устаю удивляться, как нам это удаётся! Мы много вынесли для себя из предыдущей гонки в Барселоне, которая тоже сложилась удачно, подготовили модификации, сумели лучше разобраться в поведении шин.

В квалификации я сработал здорово, а в гонке держал стабильно высокий темп – всё это очень приятно! Пусть большую часть дистанции у меня был достаточный отрыв от соперников, в плане работы с шинами гонка выдалась непростой – после единственного пит-стопа второй отрезок получился очень продолжительным, и на последних кругах мне даже пришлось сбросить темп, чтобы дотянуть на этом комплекте до финиша.

Вопрос: Впечатляющая скорость в квалификации, великолепный пилотаж в гонке – это ваша пятая в сезоне победа. Можно ли сказать, что бельгийский уик-энд прошёл максимально гладко?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, наиболее гладко для меня сложилась предыдущая гонка в Барселоне. Здесь тоже всё получилось, но старт прошёл напряженно – в Барселоне тоже пришлось понервничать, но здесь на первых метрах гонки было особенно непросто, как и на рестарте. В целом уик-энд прошёл хорошо, но всегда есть моменты, в которых можно прибавить.

Вопрос: Валттери, сегодня вы финишировали вторым с большим преимуществом над Максом. Насколько хорошо ехала машина? Было ли у вас ощущение, что вы способны мчаться быстрее Льюиса?
Валттери Боттас: Сложно сказать. Перед лидером всегда свободная трасса, ему проще контролировать темп, а когда ты находишься позади и пытаешься подобраться ближе, твои шины изнашиваются быстрее. Невозможно утверждать наверняка, мог ли я ехать быстрее Льюиса, но в целом мой темп был неплохим.

Всё прошло довольно гладко: машина оказалась очень конкурентоспособна, наша команда добилась очередного отличного результата. Я пробовал атаковать на старте, мне удалось лучше выйти из первого поворота, но затем пришлось приподнять ногу с педали газа, чтобы не врезаться в Льюиса. Далее я старался воспользоваться слипстримом, однако сегодня эффект от него оказался незначительным – видимо, сыграл свою роль попутный ветер на прямой к пятому повороту. Позднее я надеялся переиграть Льюиса на рестарте, но это тоже не удалось.

Вопрос: В какой-то момент вы сообщили команде, что левая нога теряет чувствительность. Насколько это помешало вам в гонке? Сейчас вы в порядке?
Валттери Боттас: Да, в порядке. Я просто почувствовал, что левая нога понемногу немеет. Видимо, дело в расположении педали тормоза, с чем-то подобным я уже сталкивался. Не знаю, насколько это сказалось сегодня, в подобных ситуациях риск ошибки возрастает, но я не припоминаю ничего сколь-нибудь серьезного, разве что одну небольшую блокировку колёс.

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, переходим к вам…
Макс Ферстаппен: Не подумайте, я просто качаю ногой в такт музыке, что доносится снаружи – она более динамичная, чем была для меня сегодняшняя гонка!

Вопрос: Да, гонка прошла для вас очень спокойно, однако вы на протяжении всей дистанции держались достаточно близко к Mercedes. Насколько вы довольны результатом?
Макс Ферстаппен: Я бы не сказал, что всю гонку ехал достаточно близко к Mercedes. На шинах Hard я пытался удержаться за Валттери, но потом ему, очевидно, посоветовали взвинтить темп, и он быстро создал отрыв. За десять кругов до финиша я почувствовал сильную вибрацию шин, возникла недостаточная поворачиваемость – мы с командой обсуждали вариант провести пит-стоп, но в таком случае Даниэль Риккардо вышел бы вперед, потому я решил ехать на этом комплекте до финиша.

Досадно, когда на такой замечательной трассе у тебя нет возможности атаковать в полную силу! Это было откровенно скучно. Мне нравится гоняться в Спа, но сегодня из сорока четырёх кругов дистанции на протяжении тридцати восьми я был вынужден в той или иной степени сдерживать темп.

Вопрос: На первом круге у вас было захватывающее сражение с вашим бывшим напарником – Даниэлем Риккардо. Как вам кажется, вы оба действовали корректно?
Макс Ферстаппен: Да, мы оставили друг другу достаточно места. Честно говоря, на выходе из седьмого поворота я не видел Даниэля, но понимал, что он находится где-то справа. В следующее мгновение я заметил в зеркалах машину Renault, однако это был Эстебан Окон. Я понятия не имел, куда делся Даниэль, и в восьмом повороте оставил даже больше места, чем требовалось. Это было здорово, с Даниэлем всегда интересно бороться!

Вопросы по видеосвязи

Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, перед стартом вы говорили, что после предыдущего сезона старались прибавить в квалификациях. Как вам удалось добиться этого, не потеряв в других областях?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос. В прошлом году Валттери, как обычно, здорово проводил квалификации, а я выступал ниже собственных возможностей, хотя до этого скорость в квалификации считалась моей сильной стороной. Мне требовалось понять поведение шин и то, как оптимально сочетать их с моим стилем пилотирования.

К этому сезону я немного скорректировал свой пилотаж, а вдобавок с нынешней машиной шины явно работают лучше, благодаря чему я смог проезжать быстрые круги настолько же здорово, как до 2019-го года, притом каждый уик-энд. Это стало возможным благодаря работе с инженерами, тренировкам на симуляторе, тщательному подбору настроек, притом прогресс в квалификациях оказался не в ущерб скорости в гонках. В прошлом году я здорово выступал в воскресенье, в нынешнем сезоне с этим тоже нет проблем.

Вопрос: (Алекс Калинаускас) Льюис, сегодня ваше лидерство было под угрозой всего один раз, а именно – на первом круге при разгоне к пятому повороту. В предыдущие годы вы прибегали к определенным уловкам, например, на мгновение ослабляли усилие на педали газа на подходе к Eau Rouge. Делали ли вы нечто подобное сегодня на первом круге и на рестарте?
Льюис Хэмилтон: На выходе из первого поворота я неоптимально переключил передачи, возникла пробуксовка, за ней последовал небольшой занос, и Валттери сразу подобрался вплотную – мне пришлось блокировать его маневр. Изначальной задачей было сохранить лидерство в первом повороте и создать некоторый отрыв от второго места, однако тот промах – вернее, не промах, а просто занос, так как причиной было состояние шин – сработал в мою пользу. Валттери пришлось замедлиться, и далее он оказался недостаточно близко, чтобы поравняться со мной перед пятым поворотом, но момент был по-настоящему напряженный.

Всегда нервничаешь, когда появляется машина безопасности – я рад, что в сегодняшней аварии никто не пострадал. Для тех, кто едет позади, рестарт – возможность попытаться выйти вперед за счёт слипстрима, а лидеру уловить момент и создать достаточный отрыв всегда непросто. В предыдущие годы на прямой к пятому повороту дул встречный ветер, из-за чего эффект слипстрима для преследователя был более значительным, но в этот раз ветер оказался попутным, что помогло мне остаться впереди Валттери.

Вопрос: Валттери, насколько непросто вам было преследовать Льюиса в Eau Rouge на первых кругах? Вы проезжали его с педалью газа в пол?
Валттери Боттас: Да, на полной скорости, с этим не было никаких сложностей. Несколько лет назад, когда прижимная сила у машин была намного меньше, пройти Eau Rouge с педалью газа в пол было заметно труднее. Сегодня мне помешало то, что из-за заминки, которая случилась у Льюиса на выходе из первого поворота, я не смог оптимально организовать атаку и вдобавок был вынужден следить за соперниками позади.

Льюис Хэмилтон и Макс Ферстаппен

Вопрос: (Кристиан Менат) Вопрос для Макса, но если гонщики Mercedes согласятся ответить, было бы интересно узнать и их мнение. Макс, вы сказали, что на протяжении 38 из 44 кругов были вынуждены сдерживать темп. Это объяснялось исключительно необходимостью беречь шины, или были еще какие-то причины? Если дело только в шинах, спровоцировал ли ситуацию тот факт, что вам пришлось довольно рано провести пит-стоп из-за выезда машины безопасности?
Макс Ферстаппен: Да, пит-стоп пришлось провести слишком рано, это был далеко не оптимальный сценарий, и гонка получилась очень скучной – особенно на последних восьми кругах, когда пришлось иметь дело с сильной вибрацией и ощутимой недостаточной поворачиваемостью. Не знаю, что еще вам сказать! Это был не самый захватывающий день.

Вопрос: Льюис, в продолжение темы, на протяжении какого количества кругов вам пришлось экономить ресурс шин?
Льюис Хэмилтон: Столько же кругов, как в случае с Максом. Это не так уж весело, но бельгийская трасса довольно скоростная, шины испытывают серьезную нагрузку. С ними можно ограничиться всего одним пит-стопом, потери времени на дополнительный пит-стоп слишком велики – соответственно, приходится беречь ресурс резины, чтобы как-то дотянуть до финиша.

Это совсем не то, что мне нравится, я предпочел бы атаковать в полную силу, провести пит-стоп, а затем снова мчаться на пределе.

Макс Ферстаппен: Помимо того, что сама резина позволяет ограничиться одним пит-стопом, с нынешними машинами очень непросто подобраться к сопернику на дистанцию атаки, в такой ситуации все стараются менять шины только один раз.

Вопрос: Валттери, у вас ситуация была аналогичной?
Валттери Боттас: Да.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, вы сами удивлены, насколько удачно складывается лично для вас этот сезон? Валттери, каким образом вы можете помешать напарнику опережать вас каждый уик-энд?
Льюис Хэмилтон: Каждый гонщик старается как можно лучше подготовиться к сезону, чтобы обеспечить себе хорошие шансы на победу. Я много работал над собой – в частности, над скоростью в квалификации, стараясь добиться прогресса, не потеряв в чем-то другом. Конечно, я не мог заранее знать, что в квалификации привезу всем полсекунды, а в гонке буду намного быстрее соперников, но я рад, что всё складывается настолько здорово.

Приятно знать, на что ты способен, и выступать на соответствующем уровне. Но как бы хорошо ни шли наши дела, работа не останавливается. Нужно продолжать выкладываться на пределе и прогрессировать, ведь и соперники не сидят сложа руки.

По итогам уик-энда у нас в команде состоится брифинг, и вместо радостных улыбок там будут звучать фразы вроде: «Хорошо, парни, вот здесь следовало сработать лучше, у машины вот такие слабые стороны, на них нужно сосредоточиться». Идет ли речь о настройках, уровне прижимной силы или параметрах работы силовой установки – давайте искать прогресс во всех областях, всем вернуться на рабочие места. Именно так мы раз за разом превосходим самих себя.

Валттери Боттас

Валттери Боттас: Конечно, я стараюсь изо всех сил, борьба еще не окончена, впереди десять гонок. Да, у меня была неудача в Сильверстоуне, я потерял из-за неё немало очков, но если бы предпочел сдаться, то остался бы дома.

Я приложу максимум усилий, чтобы найти в себе скрытые резервы и выступать безупречно. В квалификации мне это не удалось, Льюис завоевал поул и смог превратить его в победу.

По сути, сражение за победу начинается уже в квалификации, где очень важно взять поул. Ну а если уик-энд складывается не в твою пользу, необходимо заработать как можно больше очков. Впервые за долгое время я провел этап без каких-либо явных сложностей, разве что квалификация могла сложиться удачнее, но я работаю над всеми аспектами и стараюсь концентрироваться на позитивных моментах.

В этом сезоне в гонках я выгляжу увереннее, чем когда-либо ранее, я способен каждый уик-энд претендовать на победу, главное – стабильно хорошо выступать в квалификациях.

Вопрос: Валттери, вы заметили прогресс Льюиса в квалификациях в этом сезоне?
Валттери Боттас: Вчера мне было сложно проехать так же быстро, как Льюис. В квалификации результат зависит от множества факторов: насколько хорошо ты успел прогреть шины, насколько удачные у тебя настройки, в оптимальный ли момент ты выехал на попытку. Льюис выступает очень стабильно и не допускает ошибок, в квалификациях счёт в этом сезоне в его пользу, что меня, конечно, не радует, но мне нравится наше противостояние, в следующий уик-энд я постараюсь оказаться впереди.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, после финиша вы сказали, что далеко не всем нравится, как Mercedes побеждают от уик-энда к уик-энду, а Макс назвал гонку откровенно скучной. Нет ли у вас опасений, что болельщики перестанут следить за Формулой 1, если Mercedes и далее будет иметь столь подавляющее преимущество над соперниками?
Льюис Хэмилтон: Я не могу говорить за болельщиков, но в своё время я наблюдал за превосходством Михаэля Шумахера и понимаю, что они чувствуют. После старта я сам и другие гонщики редко допускаем ошибки, обгонять в Спа не так просто – могу себе представить, гонка получилась не такой уж зрелищной.

У меня те же ощущения, что у Макса, этот Гран При был далеко не самым захватывающим… Но знаете, я всё равно наслаждаюсь пилотажем, ведь если не испытываешь удовольствия, какой смысл выезжать на трассу? Раз за разом проезжая пятнадцатый поворот, я смотрел в зеркала и пытался понять, насколько далеко позади едет Валттери, сокращается или увеличивается отрыв. Я спрашивал команду о его темпе, об отрыве между ним и Максом и старался безупречно проезжать каждый круг, что само по себе непросто. Возможно, со стороны наблюдать за этим было не так уж интересно, но изнутри всё воспринимается иначе.

Конечно, я бы предпочел острое сражение на трассе. Помнится, ранее у нас были гонки, в которых борьба получалась особенно плотной, мы пытались угнаться за Ferrari, но они всё равно уезжали от нас за счёт преимущества в мощности. Хочется верить, в следующих Гран При… В Red Bull Racing явно добились прогресса, и я надеюсь, что у нас будет с ними сражение колесо в колесо, ведь именно этого хотят болельщики.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Вы упомянули эпоху доминирования Михаэля Шумахера и Ferrari. Будучи в те годы болельщиком, как вы относились к такому преимуществу одного гонщика и одной команды?
Льюис Хэмилтон: Не помню. Я тогда был подростком и мог проснуться, позавтракать сэндвичем с беконом, посмотреть старт и снова отправиться спать, чтобы проснуться через полтора часа и посмотреть финиш. Если бы я смотрел сегодняшнюю гонку, то наверняка поступил бы так же и ограничился только самыми яркими моментами – так тратится меньше времени, если, конечно, друзья не скажут, что гонка была невероятно зрелищной – тогда захочется посмотреть её целиком.

Конечно, это не то, что хотят видеть болельщики, но я надеюсь, они понимают, что в таком положении дел вины гонщиков нет. Каждый из нас приложил немало усилий, чтобы своими результатами в младших гоночных сериях заслужить место в Формуле 1, мы каждый уик-энд целиком отдаем себя борьбе и стараемся выступать на пределе возможностей.

Общую ситуацию определяют те, кто разрабатывают правила и строят машины – от них вам нужно требовать большего, если это, конечно, возможно. Надеюсь, с новыми машинами, что появятся в 2022 году, мы сможем вплотную преследовать соперника, и гонки станут более зрелищными.

Вопрос: (Эдд Стро) Льюис, вам и Mercedes обычно удается справляться с любыми препятствиями. В следующий уик-энд одним препятствием станет больше – вступит в силу запрет на использование квалификационного режима работы моторов. Сама по себе адаптация к новым требованиям потребует немалых усилий вне зависимости от того, насколько сильно или слабо этот запрет отразится на скорости машины. Можно ли сказать, что вы не так уж опасаетесь всех этих нововведений, поскольку знаете, что команда наверняка вновь сработает безупречно и сумеет выйти из ситуации с минимальными потерями, а то и вовсе без таковых?
Льюис Хэмилтон: Я беседовал с нашими мотористами и понимаю, что этот запрет преследует цель замедлить Mercedes, но не думаю, что он всерьез скажется на раскладе сил. Как в случае с любыми изменениями в правилах, мы всё тщательно проанализируем, обсудим возможные варианты и реализуем лучший. Сложности нас не пугают, мы сделаем всё возможное, чтобы остаться максимально конкурентоспособными.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, в субботу вы говорили, что хотели выехать на трассу и сотворить нечто особенное, однако вы не могли просто пожелать себе промчаться на полсекунды быстрее всех, иначе поступали бы так каждый уик-энд. Что это был за настрой, с которым вы оказались настолько быстры в квалификации? Можно ли сказать, что в этом сезоне вы выступаете на более высоком уровне, чем раньше?
Льюис Хэмилтон: Предыдущий сезон был для меня едва ли не лучшим в карьере, но в квалификациях я выступал ниже своих возможностей. Каждый год я стараюсь добиться прогресса – и в физическом, и в психологическом плане. С теми методами, которые я для себя выбрал, в этом сезоне удалось осуществить задуманное. Я действительно ощущаю себя на пике формы.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Невозможно за счёт одного лишь желания опередить всех на полсекунды, как вам это удалось?
Льюис Хэмилтон: Знаете, у нас было две недели перерыва между гонками, я хорошо потренировался дома и, приехав Бельгию, чувствовал себя спокойно. Но, проснувшись в субботу утром…

Знаете, мне очень нелегко на сердце от того, что сейчас происходит в мире. Когда пару лет назад Чедвик Боузман сыграл главную роль в фильме «Черная пантера», для меня это был поистине знаменательный момент, ведь ребенком я мечтал быть похожим на супергероев, а в этом фильме впервые увидел супергероя с таким же цветом кожи, как у меня. Этот фильм стал знаковым для многих людей с темным цветом кожи, и когда в субботу утром я получил от одного из моих друзей сообщение со словами: «Я пишу тебе о Чедвике и не могу сдержать слёз», а следом узнал из новостей о том, что Чедвика с нами больше нет, у меня внутри словно что-то оборвалось.

Помню, я старался собраться с силами, чтобы непременно добиться впечатляющего результата. Конечно, никогда не знаешь наверняка, сумеешь ли проехать по-настоящему быстро, но когда у тебя есть цель, когда понимаешь, почему тебе так важен результат, это подчас помогает сотворить нечто невероятное. Наши инженеры отлично поработали над настройками, машина ехала ровно так, как мне хотелось, но, конечно, отчасти своим результатом я обязан особенному психологическому состоянию. Простите, что мой ответ получился таким долгим!

Макс Ферстаппен: Всё в порядке.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости