Гран При Бахрейна

Гран При Бахрейна

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в пятницу

Первая пресс-конференция

Участники: Отмар Сафнауэр (Racing Point), Андреас Зайдль (McLaren), Маттиа Бинотто – по видеосвязи из Маранелло (Ferrari)

Вопрос: Маттиа, в борьбе за третье место в Кубке конструкторов Ferrari уступает Racing Point двадцать четыре очка. Считаете ли вы, что у вашей команды есть реальные шансы занять третье место по итогам сезона?
Маттиа Бинотто: Я считаю, что задача очень непростая, мы должны рассматривать каждую гонку в отдельности и каждый уик-энд подтверждать прогресс, достигнутый в недавних Гран При. Будет неправильным утверждать, что наша цель – третье место. Цель – добиться прогресса и разобраться в проблемах с машиной, чтобы устранить их к началу следующего сезона. Если мы покажем хорошие результаты, как было в Турции…

Это не так уж невозможно, но задача непростая, поскольку у каждой трассы свои особенности. Не думаю, что конфигурация в Бахрейне подходит нашей машине лучше, чем машинам соперников, но от того сражение за третье место будет особенно острым и интересным. И всё-таки пятое место для нас более реальная цель.

Вопрос: Андреас, аналогичный вопрос к вам – McLaren сейчас на четвертом месте, уступая Racing Point всего 5 очков.
Андреас Зайдль: Да, за три гонки до конца сезона сражение очень плотное. Есть ощущение, что внутри команды усиливается прессинг, но для нас главное в оставшихся трёх Гран При действовать так же, как мы действовали по ходу всего сезона, и быть сосредоточенными исключительно на собственных усилиях.

У нас конкурентоспособная машина, сильная команда и два быстрых гонщика, остается взять максимум от каждого уик-энда, что нам не раз удавалось в этом году. Надеюсь, мы будем претендовать на третье место до последнего круга завершающей гонки.

Конечно, нам хочется как можно дольше сохранять шансы, но не менее важно, вне зависимости от итогового результата, добиться явного прогресса и в работе над машиной, и во взаимодействии внутри команды. Я доволен нашей динамикой, для меня особенно важно, чтобы команда прогрессировала и всё ближе подбиралась к лидерам.

Вопрос: Отмар, ваша команда сейчас занимает третье место. У Racing Point достаточно скорости, чтобы остаться впереди конкурентов?
Отмар Сафнауэр: Мы прилагаем максимум усилий, чтобы машине хватило скорости и на единственном быстром круге, и на длинной дистанции. Важно чисто провести оставшиеся гонки, во всех финишировать обеими машинами – если получится, у нас будет шанс удержать третье место.

Вопрос: Маттиа, в четверг Карлос Сайнс сказал, что полутора дней тестов будет недостаточно, чтобы адаптироваться к Ferrari. Какую подготовку вы запланировали для Карлоса? Эта подготовка включает тесты с машиной 2018 года?
Маттиа Бинотто: На адаптацию у Карлоса будет совсем мало времени, и мы, конечно, стараемся организовать для него подготовку таким образом, чтобы он смог максимально быстро интегрироваться в команду, познакомиться с машиной и нашими процедурами. В этом плане особенно важной будет работа на симуляторе, поскольку и на симуляторе он сможет поработать со своей гоночной бригадой, инженерами и техниками. В данный момент мы занимаемся организацией для Карлоса тестов в январе за рулём старой машины, чтобы он освоился в команде, выучил наши процедуры и познакомился с людьми.

Вопрос: Андреас, из McLaren уйдет Карлос Сайнс, но придёт Даниэль Риккардо. Какую подготовку вы планируете для австралийца?
Андреас Зайдль: Правила совершенно четко определяют, что мы можем делать. У нас нет возможности работать с машиной двухлетней давности, так что программа очевидна – Даниэль сможет поработать с машиной только по ходу трехдневных зимних тестов.

Конечно, с 1 января мы будем помогать Даниэлю максимально оперативно адаптироваться к команде – как заметил Маттиа, есть много вещей, которые можно делать вне кокпита, например, вместе с инженерами работать на симуляторе. Риккардо – опытный гонщик, McLaren – опытная команда, мы будем действовать постепенно и в соответствии с правилами. Уверен, к первой гонке сезона Даниэль подойдет максимально подготовленным.

Вопрос: Отмар, к вам присоединится Себастьян Феттель, каковы планы насчёт его подготовки?
Отмар Сафнауэр: У нас нет возможности поработать на трассе с двухлетней машиной, но мы сделаем всё, чтобы помочь Себастьяну освоиться в команде. Ему предстоит много работы на симуляторе. В нашем распоряжении три дня тестов, чтобы подготовить его к первой гонке.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Маттиа, с одной стороны, в Турции Шарлю Леклеру удался впечатляющий прорыв – за двадцать пять кругов он сумел отыграть у Себастьяна Феттеля более тридцати секунд и в какой-то момент прошел своего напарника. Но на заключительном круге он допустил ошибку и после финиша очень досадовал на самого себя. Что вы сказали ему о той ситуации? Как в целом вы оцениваете выступление Шарля в этом сезоне?
Маттиа Бинотто: Что касается первой части вопроса, в Турции Шарль не лучшим образом провел квалификацию и допустил ошибку на старте. Далее он практически не ошибался, но в последней связке поворотов условия были очень непростыми, и Шарль оказался за пределами трассы. Тем не менее, он впечатляюще провел гонку, был очень быстр и по ходу дистанции смог отыграть большое отставание от машин впереди.

Из-за небольших ошибок гонка для Леклера сложилась не идеально, но с учётом непростых условий он сработал фантастически. Шарль показал, что даже в сложнейших обстоятельствах может быть очень быстр – собственно, в плане скорости ему не нужно кому-либо что-то доказывать, все прекрасно знают, насколько он конкурентоспособен и в квалификациях, и в гонках. Конечно, после финиша он был очень огорчен, мы обсудили его высказывания в радиообмене, но если говорить о сезоне в целом, для Шарля он очень важный.

Да, из-за недостаточной конкурентоспособности машины сезон выдался очень непростым, но Шарль стал настоящим лидером команды. Он прекрасно понимает, когда нужно поддержать команду, когда подбодрить, призвать работать еще эффективнее. Шарль понимает, что будущие результаты во многом зависят от его вклада в общее дело. Он стал лучше не только как гонщик, но как лидер. По ходу сезона Шарль вновь прибавил в пилотаже, работе с шинами, гоночном темпе – уверен, этот прогресс продолжится и в следующем году.

Вопрос: (Люк Смит) Маттиа, в Red Bull Racing говорили, что хотели бы определиться со своими моторами к концу ноября, причём их решение во многом зависит от того, согласятся ли все команды на запрет дорабатывать силовые установки. Ранее в Ferrari заявили, что не поддержат такую инициативу. Изменилось ли мнение вашей команды? Каким вам видится дальнейший сценарий? Возможен ли вариант, при котором Ferrari согласится запретить доработку моторов?
Маттиа Бинотто: Мы обращали внимание, что в Red Bull Racing вполне могут решить вопрос без изменений в правилах и получать моторы от одного из остающихся в чемпионате поставщиков. Мы понимаем их стремление и далее использовать нынешние моторы Honda.

В конце ноября у нас будет встреча с FIA и FOM, мы в Ferrari понимаем положение дел и в какой-то степени поддерживаем идею запретить доработку моторов на один год, а также переход на новые силовые установки не в 2026 году, а на год раньше, в 2025-м. Наша команда не раз действовала ответственно и в интересах спорта, так что мы поддержим идею запретить доработку моторов на один сезон.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Маттиа, прошу прощения, очередной вопрос для вас. В свете вступления в силу лимита на расходы Ferrari предстоит сократить штат сотрудников. Для вашей команды был предусмотрен постепенный переход к новым рамкам, вдобавок недавно власти Италии ввели мораторий на увольнения. Как обстоят дела с решением этого вопроса?
Маттиа Бинотто: Вопрос о сотрудниках для нас очень важен. Механизм постепенного перехода был одобрен командами, FIA и FOM, поскольку все понимали, что в условиях пандемии будет неправильно сокращать персонал. Но пандемия еще не закончилась, до назначенного срока остается всего полгода – очевидно, механизм постепенного перехода нужно продлить до конца 2021 года. Будет бесчеловечно увольнять людей во время пандемии, так что мы обязательно обсудим с FIA и остальными командами вопрос о том, можно ли в свете исключительной ситуации скорректировать срок.

С другой стороны, многое зависит от того, как мы сами всё организуем внутри Ferrari. Сейчас мы стараемся скорректировать структуру команды, перераспределить людей в подразделение дорожных машин – у нас очень большая компания, есть определенные возможности, но задача всё равно очень непростая, очевидного решения у неё нет.

Вопрос: Андреас, с переходом на моторы Mercedes вашей команде предстоит гораздо больше изменить в машине, чем другим коллективам. Как обстоят дела с подготовкой новой машины?
Андреас Зайдль: Переход на силовые установки Mercedes – масштабная задача, но я доволен тем, как идёт работа над новой машиной. Сотрудничество со специалистами Mercedes из Бриксуорта началось очень позитивно, нам удалось наладить конструктивный диалог и обмен технической информацией, что весьма приятно.

Всё это происходит параллельно с доработкой аэродинамики, которую мы должны провести, особенно в задней части машины, чтобы помочь новым шинам Pirelli выдержать нагрузку. Мы следуем плановому графику, никаких заминок на данный момент нет – похоже, нам помогает то, что за последние годы команда несколько раз меняла поставщика моторов, у нас есть нужный опыт. Но насколько хорошо мы справились, будет ясно только на предсезонных тестах.

Вопрос: Отмар, вопрос о Серхио Пересе. Он очень ярко проводит концовку сезона, не так ли? За последние семь гонок больше очков заработали только Боттас и Хэмилтон. Вы работаете с Серхио уже семь лет, сейчас он пилотирует лучше, чем когда-либо?
Отмар Сафнауэр: Серхио всегда отлично выступал в гонках, он здорово просчитывает свои действия, и если получает конкурентоспособную машину, обогнать его очень непросто. Он здорово обороняется, а при атаке его маневр всегда безупречен. Если в гонке ты умеешь эффективно работать с шинами, твои шансы на очки заведомо выше. Серхио отлично справляется с работой.

Вопрос: Сейчас он на пике формы?
Отмар Сафнауэр: Хороший вопрос. Я наблюдал за Серхио на протяжении многих лет. Пожалуй, да, сейчас он на пике формы, но и в предыдущие годы у него были фантастические гонки.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Маттиа, в 2012-2013 годах Mercedes разрабатывали гибридную силовую установку в условиях Соглашения об ограничении ресурсов. Можно ли сказать, что сейчас у Ferrari есть шанс повторить опыт соперников? Со следующего года вступит в силу ограничение на расходы, а в 2022-м меняется технический регламент. Не кажется ли вам, эти две ситуации во многом схожи?
Маттиа Бинотто: Я не вижу какого-либо сходства. В свое время Mercedes поступили умно, приступив к разработке гибридной силовой установки задолго до перехода на новые моторы.

В 2022-м изменится, прежде всего, регламент на аэродинамику – и все команды приступят к подготовке с 1 января 2021 года – в этом разница. Притом правила меняются не последовательно, а кардинально, и у сильнейшей команды чемпионата, безусловно, больше шансов построить быстрейшую машину. Если и есть сходство, то разве что в масштабе изменений, но время на подготовку отличается очень сильно.

Вопрос: Отмар, усматриваете ли вы некие параллели между предстоящими изменениями в правилах и тем, как они менялись в 2014-м?
Отмар Сафнауэр: Маттиа всё правильно сказал. Учитывая сложившуюся ситуацию, мы все согласились не начинать подготовку к сезону 2022 года до 1 января 2021-го. Это позволит всем приступить к работе в одно и то же время.

Вопрос: Андреас?
Андреас Зайдль: Практически нечего добавить. Хорошо, что мы решили приступить к работе над обновленной аэродинамикой с 1 января 2021 года одновременно со вступлением в силу лимита на расходы. Новый регламент – это всегда в какой-то степени возможность, но нужно оставаться реалистами: у трех крупнейших команд с их инфраструктурой и технологиями есть преимущество над остальными участниками. Оно будет у них до того момента, когда за счёт новых правил и лимита на расходы расклад сил, наконец, выровняется. В любом случае, мы на верном пути и с воодушевлением ждём эту новую главу в истории чемпионата!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Маттиа, вопрос о запрете на доработку моторов и более ранний переход на силовые установки следующего поколения. Насколько сложно всё это реализовать, учитывая желание FIA перевести Формулу 1 на более экологичное топливо? Не похоже, чтобы в этой ситуации было легко прийти к компромиссу.
Маттиа Бинотто: Конечно, ситуация непростая. Прежде всего, для перехода на новые моторы с 2025 года нам нужно уже к середине следующего сезона добиться полной определенности в правилах. Думаю, новые моторы будут сильно отличаться от нынешних – в частности, мы в Ferrari считаем необходимым добиться гораздо меньших затрат на разработку и производство.

Стоимость новой силовой установки должна быть в два раза меньше текущей цены, и чтобы этого добиться, нужно определиться с технологической спецификацией, а это всегда непростая задача. Кроме того, мы должны ставить перед собой амбициозную цель в плане сокращения выбросов углекислого газа, и от того, какой будет эта цель, во многом будет зависеть выбор технологической спецификации.

Как я уже сказал, мы должны сперва определиться с целями, а далее – со спецификацией, причем сделать это нужно к середине следующего года, в этом основная сложность.

Безусловно, вопрос о топливе очень важен. В стремлении добиться углеродной нейтральности топливо играет ключевую роль, притом сейчас вопрос о нём остается открытым, нет чёткого понимания, в каком направлении нужно двигаться. Думаю, производители моторов, FIA и FOM должны действовать совместно и во многом проактивно, чтобы как можно скорее сформулировать новые правила.

Эти правила определят облик Формулы 1 на период с 2025 по 2030 годы, потому особенно важно всё сделать верно. Как вы заметили, задача непростая, но мы готовы к дискуссии и совместными усилиями наверняка добьемся цели.

Что касается запрета на доработку моторов с 2022 года, не думаю, что с этим возникнут какие-то сложности. Нужно просто определиться, что именно мы хотим сделать. Мы обсуждаем с FIA и FOM, должен ли быть некий механизм выравнивания, если силовые установки конкретного производителя будут сильно уступать остальным моторам, ведь в таком случае запрет на доработку автоматически закрепляет неравенство, причем на три года. Все эти нюансы очень важны.

Не стоит забывать, что с 2022 года мы переходим на топливо с 10% содержанием биокомпонентов. Это изменение в правилах серьезным образом скажется на разработке моторов, притом переход на новое топливо и запрет на доработку должны вступить в силу одновременно. В этом есть определенный риск, и этим риском мы, производители моторов, должны управлять, чтобы качественно выполнить свою работу.

Вопрос: (Кристиан Менат) Маттиа, вы говорили о выравнивании характеристик моторов, некоторые используют формулировку «сбалансированная конкурентоспособность». Скажите, каким образом этого можно добиться? У производителей будет возможность доработать силовую установку даже в режиме запрета? Как это должно работать?
Маттиа Бинотто: Не думаю, что мы говорим о какой-то сбалансированной конкурентоспособности, у нас нет цели сделать так, чтобы все производители были на некоем едином уровне.

Потому я предпочитаю формулировку «выравнивание характеристик», поскольку это единственный способ помочь производителю, чьи силовые установки сильно уступают остальным. Не думаю, что, помогая конкретному производителю, мы должны выводить его на уровень лучших – у него должна быть возможность разом выйти на некий уровень, на котором он будет уступать остальным, но уступать гораздо меньше, чем раньше.

Каким путем этого добиться, мы как раз и обсуждаем. Не думаю, что здесь есть очевидное решение. Пожалуй, проще всего добиться выравнивания характеристик можно за счет регулирования массового расхода топлива, но не скажу, что мы уже пришли к какому-то решению, дискуссия еще продолжается.

Вопрос: (Джулианне Серазоли) Прошло пять месяцев с тех пор, как в Формуле 1 стартовала кампания солидарности «We Race as One». Вам удалось выявить области, за счёт работы над которыми ваш коллектив может стать более разнообразным, более инклюзивным? Какими будут следующие шаги?
Андреас Зайдль: Думаю, было очень важно инициировать эту кампанию одновременно с возобновлением гонок. Тема разнообразия, равенства и инклюзивности очень важна для всего мира и, конечно, для McLaren. За последние несколько месяцев внутри коллектива мы запустили несколько инициатив, направленных на улучшение ситуации – нам хочется удостовериться, что у всех сотрудников равные возможности проявить себя, а у тех, кто хочет к нам присоединиться, равные шансы вне зависимости от пола, вероисповедания и других факторов. Мы уделили этим вопросам немало времени и в будущем наверняка добьемся прогресса по сравнению с нынешним положением дел.

Отмар Сафнауэр: Я во многом согласен с Андреасом. В Racing Point мы всегда оцениваем сотрудников по способности выполнить работу, для нас не имеет значение расовая принадлежность, пол или вероисповедание. Притом нашему отделу по работе с персоналом поставлена задача сделать так, чтобы в будущем мы стали более инклюзивными, и чтобы все, кто желает к нам присоединиться, не были заведомо дискриминированы по какому-либо признаку.

Маттиа Бинотто: Этой теме в Ferrari уделяют много внимания, и я уверен, что в будущем мы можем сделать даже больше. В этом году мы уже инициировали две программы, о которых я хотел бы сказать отдельно. Во-первых, это программа равной оплаты труда для мужчин и женщин – Ferrari стала первой компанией в Италии, которая прошла сертификацию по данному признаку. Во-вторых, это программа «Девушки на трассе», которую мы реализуем совместно с FIA. Но я не сомневаюсь, что мы в силах сделать намного больше.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Отмар, как обстоят дела с обустройством новой базы команды? Процесс приостановлен из-за пандемии, или работа продолжается?
Отмар Сафнауэр: Работа продолжается, но сроки скорректированы из-за ситуации с Covid-19. Мы сейчас в стадии проектирования, все отделы активно участвуют в процессе, чтобы инфраструктура получилась оптимальной и эффективной. Мы планируем переехать на новую базу в августе 2022 года.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вы следуете первоначальному плану, или его пришлось скорректировать из-за предстоящего лимита на расходы и ограничений на использование аэродинамической трубы?
Отмар Сафнауэр: Мы следуем первоначальному плану, осталось удостовериться, что мы правильно его масштабировали. С предстоящим лимитом на расходы мы все сейчас стараемся понять, чем можно поступиться, чтобы уложиться в заданные рамки. Мы изначально проектировали новую базу с тем расчётом, чтобы при изменении лимита на расходы её можно было соответствующим образом масштабировать, но пока что обозначенные рамки никак не повлияли на наши планы.

Вторая пресс-конференция

Участники: Саймон Робертс (Williams), Гюнтер Штайнер (Haas), Тойохару Танабе (Honda)

Вопрос: Гюнтер, как обстоят дела с выбором гонщиков на следующий сезон?
Гюнтер Штайнер: Мне давно не задавали этот вопрос, спасибо! Мы рассчитываем объявить состав до конца сезона, но пока не определились с конкретной датой. Ждать осталось недолго, максимум две недели, так что, пожалуйста, проявите терпение!

Вопрос: Выбор зависит от результатов конкретного гонщика?
Гюнтер Штайнер: Нет. Подождите, вы имели в виду результаты в Формуле 2? Вынужден вас огорчить, от этого выбор не зависит.

Вопрос: В четверг Роман и Кевин сказали, что машиной Haas относительно легко управлять, но если вы пригласите двух новичков, в какой мере команда сможет полагаться на их обратную связь при доработке машины? И насколько непросто будет новичкам на трассах вроде той, что есть в Баку?
Гюнтер Штайнер: Если мы пригласим новичков… Пожалуй, следующий сезон оптимальный для этого момент, поскольку мы не будем интенсивно дорабатывать машину, разрешена только омологация. Да, мы можем немного доработать аэродинамику, но в своей основе машины будут практически такими же, как сейчас. Кроме того, все будут готовиться к 2022 году, сам сезон будет в каком-то смысле переходным – для новичков это оптимальное время, чтобы дебютировать в чемпионате, познакомиться со всеми вокруг и научиться отвечать на вопросы по ходу пресс-конференций.

Вопрос: Господин Танабе, Гран При Турции выдался непростым для Honda. Ситуацию усугубил тот факт, что Пьеру Гасли пришлось стартовать с пит-лейн. Скажите, почему в тот уик-энд вы решили не менять мотор на машине Пьера?
Тойохару Танабе: Вы правы, тот уик-энд был для нас крайне сложным. После того, как в Португалии на машине Пьера отказала силовая установка, мы решили в Турции заменить её, если Гасли квалифицируется не лучшим образом. Мы уведомили FIA о своем намерении, замена была согласована, но вскоре мы узнали, что из-за штрафов у соперников Пьер может стартовать с более высокой позиции. Мы отказались от своих планов и уведомили об этом FIA, но, к сожалению, на тот момент отдельные компоненты уже были заменены, потому Гасли получил штраф.

Вопрос: Как обстоят дела с планами Red Bull Racing использовать ваши моторы в будущем? Хельмут Марко недавно посетил завод Honda в Японии, какое-то решение уже принято?
Тойохару Танабе: Мне известно, что переговоры между Red Bull Racing и Honda еще продолжаются, решение пока не принято. Позвольте напомнить, что я отвечаю за техническое сопровождение на трассе и не в курсе того, как развивается та дискуссия.

Вопрос: Саймон, вы пропустили этап в Турции из-за положительного теста на COVID-19. Как вы себя чувствуете?
Саймон Робертс: Очень хорошо, спасибо! Мне повезло, из всех симптомов у меня была разве что потеря вкусовых ощущений. В остальном я чувствовал себя хорошо и, похоже, легко отделался. Да, мне пришлось пропустить гонку, это досадно, но сейчас я снова с командой, что, конечно, хорошо.

Вопрос: Какова атмосфера в коллективе? Нет ли чувства огорчения от того, что Williams стабильно оказывается буквально в шаге от призовой десятки, но всё-таки вне её?
Саймон Робертс: Да, огорчение присутствует, но оно заставляет нас работать еще интенсивнее, чтобы в оставшихся трех гонках выжать из машины всё, на что она способна. Нам бы не хотелось завершить сезон с мыслью, что мы не сделали всё, что могли. Хорошо, что вся команда снова в сборе, мы можем работать в полную силу.

В Турции коллектив сработал отлично. Многим специалистам пришлось весьма оперативно прибыть с базы на трассу, чтобы заменить отсутствующих сотрудников, а те, кто остались в Великобритании, были вынуждены перераспределить нагрузку, но все среагировали отменно и справились с поставленными задачами. Как я уже сказал, сейчас коллектив снова в сборе, потому в оставшихся трех гонках мы должны выступить как можно лучше.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Гюнтер, вы планируете уже в этот уик-энд объявить состав команды на следующий сезон?
Гюнтер Штайнер: Нет, у меня нет таких планов, Кристиан.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Господин Танабе, что получит Honda, если передаст Red Bull Racing право интеллектуальной собственности на свои моторы? Вы по-прежнему будете получать всю техническую информацию и каким-то образом участвовать в процессе доработки, или же просто передадите им моторы, а сами полностью уйдете из Формулы 1?
Тойохару Танабе: Я уже говорил, что не в курсе всех нюансов и не знаю, как всё будет организовано. В Honda не принято посвящать всех вокруг в детали переговоров. Возможно, какие-то моменты будут озвучены позже, но пока мне нечего вам сообщить.

Вопрос: (Кристиан Менат) Пара вопросов для господина Танабе, оба – о Гран При Турции. На мокрой трассе многие стартовали на второй передаче, тогда как все гонщики Honda тронулись с первой. Этому есть какая-то техническая причина? Есть мнение, что у ваших клиентов были проблемы с тягой из-за вибрации силовой установки – это правда или вымысел?
Тойохару Танабе: Старт на первой передаче был обусловлен несколькими факторами, здесь дело не только в силовой установке, но и особенностях шасси. Да, наша стартовая процедура оказалась неоптимальной для дождевых условий, мы сделали выводы и внесем корректировки на будущее.

Вопрос: (Эдд Стро) Господин Танабе, Маттиа Бинотто сказал, что моторы следующего поколения должны быть на 50% дешевле нынешних. Какие изменения для этого потребуются? Что необходимо сделать, чтобы стоимость новых моторов оказалась настолько ниже? Реальна ли цель сократить её вдвое?
Тойохару Танабе: Дискуссия насчёт следующего поколения моторов началась совсем недавно, сейчас производители совместно с FIA и FOM стараются понять, какой вариант будет наилучшим для спорта. Безусловно, нам нужно повысить эффективность моторов, а это значит, что в дополнение к двигателю внутреннего сгорания нужно оставить систему восстановления энергии. Очевидного решения пока нет, но мы непременно должны учесть такие важные факторы, как эффективность и стоимость.

Вопрос: Гюнтер, Саймон, насколько важно, чтобы моторы стали более доступными для клиентских команд?
Гюнтер Штайнер: Я бы не сказал, что моторы должны стать более дешевыми, скорее их стоимость должна быть оправданной. В новом регламенте должна быть определена максимальная стоимость силовых установок, а какой она будет, не мне решать, ведь мы не изготавливаем моторы самостоятельно. Производители лучше знают, во сколько обходится разработка, но для команд цена должна быть доступной. Если стоимость моторов удастся снизить, будет больше шансов, что все команды останутся в чемпионате, ведь сейчас расходы на силовые установки составляют весомую часть нашего бюджета. Я понимаю, что производители не могут просто так раздавать моторы. Они уже приняли на себя все расходы на разработку, но не могут единолично нести расходы на производство и потому должны обозначить нам цену.

Вопрос: Гюнтер, какую часть своего бюджета команда Haas тратит на моторы?
Гюнтер Штайнер: Примерно 10%.

Вопрос: Саймон, хотелось бы услышать ваше мнение.
Саймон Робертс: Нынешние силовые установки – потрясающее творение инженерной мысли, но из-за своей технической сложности они обходятся слишком дорого. Как сказал Гюнтер, нам нужно, чтобы моторы были доступными, чтобы заложенные в них технологии были применимы в дорожном автомобилестроении. Притом необходимо сделать так, чтобы процесс был выгоден всем: то есть, не только у команд должна быть возможность купить моторы, но самим производителям должно быть выгодно разрабатывать и собирать силовые установки. Дискуссия только началась, но в целом это очень важный вопрос для нашего спорта, его нужно рассмотреть очень внимательно.

Вопрос: Саймон, раз уж речь зашла о финансах, в четверг Джордж Расселл говорил о возможностях, которые открываются перед Williams с приходом новых владельцев из Dorilton Capital. Их инвестиции помогут команде лучше подготовиться к следующему сезону?
Саймон Робертс: Сейчас мы понемногу инвестируем средства в обустройство базы. Скажем так, у нас появилась возможность починить то, что вышло из строя, а также сделать то, что мы давно планировали, но не могли себе позволить. Ничего революционного, просто постепенный прогресс. Думаю, Джордж имел в виду нашу долгосрочную стратегию, в рамках которой мы будем инвестировать в те области, за счёт которых сможем стать более конкурентоспособными.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Саймон, рассчитываете ли вы остаться руководителем команды в следующем сезоне? Если нет, как идут дела с поиском нового руководителя?
Саймон Робертс: Хороший вопрос! Я бы хотел и дальше руководить командой, но мы с владельцами еще не обсуждали этот момент. Сейчас основная задача – хорошо завершить сезон, заработав несколько очков, а там посмотрим.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Гюнтер, вы сказали, что расходы на моторы составляют 10% всего бюджета команды Haas. Насколько мне известно, FIA ограничила стоимость силовых установок на уровне 20 миллионов долларов для двух машин на весь сезон. Исходя из ваших слов, бюджет команды составляет 200 миллионов долларов – получается, у вас больше средств, чем должно быть в следующем году в рамках лимита на расходы?
Гюнтер Штайнер: Кажется, в FIA называли несколько иные цифры. Кроме того, я говорил о приблизительной оценке, а приблизительная не значит точная.

Вопрос: Господин Танабе, в Имоле Юки Цунода провел тесты с командой AlphaTauri. Какое впечатление ему удалось произвести?
Тойохару Танабе: Мне кажется, тесты прошли неплохо. Перед Юки стояла одна задача – познакомиться с машиной Формулы 1. Тот день начался на мокрой трассе, Юки выехал на дождевых шинах, а когда асфальт достаточно подсох, перешёл на слики. Юки смог оценить поведение машины в разных условиях, освоил все переключатели на руле, много общался с инженерами. Думаю, японским болельщикам было приятно видеть своего соотечественника в кокпите машины Формулы 1, ведь в чемпионате давно не было японского гонщика. Конечно, решение принимать команде, мы не знаем, как всё сложится, но нам бы хотелось, чтобы в ближайшем будущем в Формуле 1 вновь выступал представитель Японии.

Вопрос: Есть ли шанс увидеть японского гонщика в Формуле 1 уже в следующем году?
Тойохару Танабе: Не знаю, у меня нет ответа на этот вопрос.

Вопрос: (Фил Нортон) Господин Танабе, в следующем сезоне Honda планирует представить обновленную версию силовой установки. Учитывая нынешнее превосходство Mercedes, насколько оправданно полагать, что Honda и Red Bull Racing смогут бороться за титул?
Тойохару Танабе: Это непростой вопрос. Конечно, мы готовим обновленную спецификацию и работаем не только над мощностью, но и над надежностью. Но мы понимаем, что по-прежнему уступаем Mercedes, да и остальные производители в межсезонье не будут сидеть сложа руки. В этот раз перерыв между сезонами предполагается особенно коротким, все участники чемпионата прилагают максимум усилий в стремлении бороться за победы и титулы – сложно сказать, получится ли у нас оказаться сильнейшими. Конечно, было бы замечательно выиграть больше гонок, чем в этом сезоне, и претендовать на победу в личном зачете и Кубке Конструкторов. Мы продолжаем подготовку и активно работаем над новой спецификацией силовой установки.

Вопрос: Гюнтер, Саймон, какие выводы вы сделали по итогам первой тренировки, и каковы ваши ожидания в этот уик-энд?
Гюнтер Штайнер: Думаю, стоит начать с новых шин, которые мы впервые опробовали здесь, в Бахрейне. Мы проехали на них некоторое количество кругов и выяснили… Впрочем, нам нужно детально изучить собранную информацию, понять, в чем преимущество новых шин, в чем недостатки, ну а в остальном это была привычная первая пятничная тренировка. Вы получаете шины, которые всё равно не будете использовать по ходу уик-энда, потому вы проезжаете на них несколько кругов, возвращаете комплект обратно и далее работаете привычными короткими и длинными сериями. В общем, ничего примечательного за исключением самой возможности поработать с перспективными шинами, которая выпадает нам довольно редко.

Вопрос: Гюнтер, что сказали ваши гонщики о поведении новых шин?
Гюнтер Штайнер: Я как раз пришёл сюда с брифинга, на котором гонщики кратко рассказали о своих ощущениях. Похоже, поначалу им было не очень комфортно. Новые шины ведут себя не так, как нынешние, но парни впервые выезжали с ними, нужно изучить собранную информацию и, возможно, скорректировать баланс шасси, чтобы шины работали эффективнее. Рано делать выводы после всего одной попытки. На трассе не было слоя прикатанной резины, уровень сцепления улучшался с каждой минутой – во второй сессии мы снова опробуем эти шины и, возможно, узнаем о них больше. Как часто бывает с новинками, людям они поначалу не нравятся. Гонщики не всегда в восторге от изменений, но сейчас мы не можем сказать определенно, являются ли новые шины шагом вперед, или с ними стало только хуже.

Саймон Робертс: В первой тренировке с нами работал Рой Ниссани. Мы предусмотрели обширную программу проверок для обеих машин, экспериментировали с разными вариантами продольного наклона корпуса и старались собрать как можно больше информации. Конечно, мы тоже опробовали новые шины, но я покинул брифинг до того, как высказались гонщики, и не знаю их мнения. Для нас было важно собрать необходимую информацию, мы это сделали. Сессия получилась интенсивной, состояние трассы постоянно улучшалось, мы следовали своему графику и выполнили все пункты программы.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости