Гран При 70-летия

Гран При 70-летия

Гран При 70-летия: Пресс-конференция в воскресенье

1. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
2. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, вы одержали девятую победу в карьере! Наверняка вы очень рады, не так ли?
Макс Ферстаппен: Не было похоже, что удастся выиграть гонку, но после первого отрезка я почувствовал, что нам удаётся отлично работать с резиной. Разумеется, ещё было неясно, как Mercedes поедут на жёстких шинах, но машина позволяла мне держать очень высокий темп, а проблем с резиной не было вообще. Мы просто продолжали атаковать, так что, конечно, победить в Сильверстоуне – это невероятный результат! День сложился успешно, у нас всё получалось, мы выбрали правильную стратегию и очень рады победе!

Вопрос: (Мартин Брандл) Похоже, Red Bull Racing вернулись в борьбу! Пожалуй, ключевым моментом гонки была ситуация, когда команда довольно рано попросила вас беречь шины, а вы ответили: «Нет, я не намерен плестись, как старушка, я должен создать прессинг для Mercedes!»
Макс Ферстаппен: Если до этого у нас не было возможности прессинговать Mercedes, то сегодня я видел, что нам это удаётся. Я постарался прибавить, вынудил Mercedes провести пит-стоп, а после этого уже просто ехал в нужном темпе и старался наращивать преимущество.

Вопрос: (Мартин Брандл) Через неделю нас ждёт этап в Барселоне. Можно ли сказать, что ваша машина теперь позволяет стабильно соперничать с Mercedes?
Макс Ферстаппен: Что нас ждёт в Испании, я пока не знаю, но думаю, что нам надо будет использовать более мягкую резину, похоже, что она больше подходит нашей машине, но это мы выясним в Барселоне, а пока я просто очень рад нашей победе!

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, в плане поведения шин гонка выдалась для вас очень непростой, но вы сумели финишировать вторым.
Льюис Хэмилтон: Гонка получилась невероятно сложной. Мои поздравления Максу Ферстаппену и Red Bull Racing – у них не возникло тех сложностей с шинами, что были у нас. Мы не ожидали, что проблемы с пузырением окажутся настолько серьезными, но я рад, что мне удалось взять ситуацию под контроль и добраться до финиша. На последних кругах резина вновь начала пузыриться, но это потому, что я атаковал очень агрессивно, когда догонял Макса и Валттери.

Вопрос: (Мартин Брандл) Есть ли ответ, почему шины у Mercedes пузырились интенсивнее, чем у Red Bull Racing?
Льюис Хэмилтон: Я не знаю, почему шины у нас пузырились сильнее, чем у Red Bull Racing, но не сомневаюсь, что команда выяснит причины. Скорее всего, это потому, что после проблем с разрушением резины в предыдущей гонке в этот уик-энд в Pirelli постоянно повышали давление в шинах. Сегодня шины были накачаны сильнее, чем когда-либо. Я не удивлюсь, если именно это спровоцировало пузырение, но не знаю, были ли подобные сложности у других команд.

Вопрос: (Мартин Брандл) Шины выглядели ужасно, однако от вас требовалось продолжать ехать на них до планового пит-стопа. Было очевидно, что вы обеспокоены состоянием резины, а при въезде на пит-лейн едва успели сбросить скорость до заданного лимита. Та фаза гонки была наиболее сложной?
Льюис Хэмилтон: Да, второй отрезок получился напряженным, но сложно было уже на первом, когда я начал уступать Максу в темпе. На втором отрезке я берёг резину на пределе возможностей, но проблема с пузырением продолжала усугубляться. К концу отрезка задняя левая шина работала фактически наполовину, так как с одной стороны её поверхность была в порядке, а с другой сильно изношена. Да, в этот раз шина выдержала нагрузку, но я правда опасался, что в какой-то момент она может взорваться.

Вопрос: (Мартин Брандл) Валттери, третье место, очередной подиум, но вы, очевидно, огорчены тем, как сложилась гонка.
Валттери Боттас: Я очень расстроен. Стартовать с поула и финишировать третьим – не лучший результат. Команда что-то упустила – и в какой-то момент Макс нас опередил. Наша стратегия оказалась неудачной, нужно сделать выводы.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы провели пит-стоп на десять кругов раньше Льюиса и в конце гонки были вынуждены беречь и без того непростые в поведении шины.
Валттери Боттас: Я старался по возможности поддерживать темп Макса, но когда взвинтил темп под конец гонки, шины перестали работать. Сегодня у нас сильно пузырилась резина, а у Red Bull Racing таких проблем, судя по всему, не было. В этом их преимущество.

Вопрос: (Мартин Брандл) Расскажите, как ведет себя машина, если шины пузырятся.
Валттери Боттас: Шина перегревается, буквально начинает закипать – на поверхности появляются пузыри, и уровень сцепления снижается. Когда шина начинает пузыриться, она теряет сцепление в поворотах, и темп постепенно падает.

Вопрос: (Мартин Брандл) Возможно, в Барселоне вам повезет больше.
Валттери Боттас: Сегодня не мой день, но будем двигаться дальше.

Пресс-конференция

Вопрос: Макс, примите поздравления! Вас удивило, насколько бережно ваша машина расходовала ресурс шин по ходу гонки?
Макс Ферстаппен: Я этого совершенно не ожидал. Мне удался отличный старт, я сразу пробился на третье место, что очень помогло. На первых кругах держаться за Mercedes было непросто, но потом я заметил, что у них начались сложности с шинами – в случае с более мягкими составами это было неизбежно.

Мне удалось сократить отставание, а когда Льюис и Валттери отправились на пит-стоп, я смог проходить круги в более быстром темпе. Шины у меня сохраняли эффективность вплоть до пит-стопа, с ними не было никаких сложностей, благодаря чему я смог проехать очень продолжительный первый отрезок – это был один из ключевых факторов.

Первый пит-стоп прошел не идеально, возникла заминка с одним из колёс. Я вернулся на трассу позади Валттери, но у меня были более мягкие шины и, соответственно, выше уровень сцепления. Я обогнал Валттери, после чего держал отрыв на уровне 2.5-3 секунд. На второй пит-стоп мы отправились вместе, ну а далее всё зависело от того, кто быстрее доберется до финиша. К счастью, шины оставались стабильными и не доставили мне никаких проблем, благодаря им мы и выиграли эту гонку!

Вопрос: Можно ли утверждать, что впервые с начала сезона мы наблюдали, на что действительно способны вы и RB16?
Макс Ферстаппен: Мы же выиграли гонку, так что ответ – да!

Вопрос: Льюис, в середине гонки были подозрения, что вы можете ограничиться одним пит-стопом. В команде рассматривали такой вариант?
Льюис Хэмилтон: Я старался проехать с одним пит-стопом, но возникла сильная вибрация, и я не знал, выдержит ли резина. Взрыв задней шины в скоростном повороте – слишком большой риск, это наверняка привело бы к сходу, так что в команде приняли верное решение. В противном случае до финиша пришлось бы ехать ещё много кругов, Макс в конце гонки держал темп 1:28 – 1:29, я просто не смог бы ему ответить, так что мои поздравления, он сработал фантастически. Для меня с учетом всех сложностей гонка получилась интересной, я сумел удержать машину на трассе, ни на секунду не терял концентрацию и заработал немало очков, чем вполне доволен.

Вопрос: Если бы в финал квалификации вы вышли не с Medium, а с Hard, результат был бы иным?
Льюис Хэмилтон: Это лишь догадки, всегда легко рассуждать после. Возможно, мы бы не подпустили Макса, но сегодня даже самые жесткие шины у нас сильно пузырились, их тоже приходилось беречь. На шинах Макса пузырей я не заметил, значит, мы в чём-то ошиблись. Нужно всё проанализировать и к следующему этапу найти решение.

Вопрос: Валттери, что необходимо сделать Mercedes, чтобы добиться лучшей работы мягких шин при более высоком давлении в них?
Валттери Боттас: Не знаю, но в этом плане на фоне Red Bull Racing нам точно нужно прибавить. После финиша шины у Макса выглядели идеально, а у меня и Льюиса были полностью покрыты пузырями. В общем, разница очевидна, а чем она объясняется, мне не известно. Сегодня нам приходилось беречь шины в скоростных поворотах, а Макс чувствовал себя абсолютно комфортно.

Вопрос: В какой момент вы поняли, что победа ускользает?
Валттери Боттас: Когда меня обогнал Макс. Я спрашивал команду, можно ли мне ехать быстрее, так как ранее я активно берёг шины, но мне ответили, что важнее сохранить резину в хорошем состоянии. Со своего первого пит-стопа Макс выехал едва ли не бок о бок со мной, а затем провел обгон между шестым и седьмым поворотами.

Я понимал, что одолеть его будет непросто, но всё же надеялся, что такой шанс у меня будет. Второй отрезок получился довольно коротким, на очередной пит-стоп мы отправились одновременно с Максом. В середине заключительного отрезка я взвинтил темп, чтобы подобраться к Red Bull Racing, но вскоре шины совсем потеряли эффективность. Похоже, мне следовало проехать на втором комплекте шин больше кругов, а так последний отрезок получился слишком продолжительным, на нём я и уступил позицию Льюису.

Вопросы с мест

Макс Ферстаппен

Вопрос: Макс, эта победа объясняется тем, что Red Bull Racing удалось подобраться к Mercedes, или всё-таки тем, что сами Mercedes столкнулись с проблемами и оказались не настолько быстры?
Макс Ферстаппен: Мне сложно говорить за соперников. У нас самих шины работали отлично, да и баланс машины был очень неплохим. С более мягкими составами смеси и высокой нагрузкой на шины отсутствие проблем может стать решающим фактором, особенно если вспомнить, что на фоне Mercedes нам в целом не хватает скорости. По ходу гонки я видел, что у Mercedes пузырятся шины, но у нас таких сложностей не было, машина ехала отлично. У Льюиса и Валттери резина работала явно хуже, что не позволяло им атаковать в полную силу.

Вопрос: Вопрос для гонщиков Mercedes. В начале первого отрезка гонки насколько агрессивно вы атаковали? Вы изначально ехали медленнее, чем рассчитывали, или темп стал падать как раз в тот момент, когда Макс стал подбираться к вам на более жестких шинах?
Валттери Боттас: Мы оба с первого круга берегли шины, поскольку знали, что с Medium должны проехать как можно больше кругов и провести пит-стоп не слишком рано относительно Макса. Пусть проблемы с пузырением начались довольно рано, мы держали неплохой темп. По сути, беречь шины приходилось на протяжении всей гонки, а когда на последних кругах я попытался взвинтить темп, шины Hard практически мгновенно потеряли эффективность.

Вопрос: Льюис, насколько агрессивно вы атаковали по ходу первого отрезка?
Льюис Хэмилтон: Я старался беречь резину, но не хотел отстать от Валттери. Уже на третьем круге начались сложности с шинами, я стал проезжать круги ещё аккуратнее, но это ничуть не помогло, расстояние между мной и напарником только увеличивалось. С этим нужно разобраться, крайне редко приходится иметь дело со столь серьёзными сложностями. Обычно мне удается как-то адаптироваться, компенсировать негативный эффект, но сегодня было намного труднее.

Вопрос: В гонке шины теряли эффективность быстрее, чем на длинной серии кругов в пятницу?
Льюис Хэмилтон: Да, с подобным мы ранее не сталкивались. Не знаю, что именно случилось с нами сегодня. В этот уик-энд у нас более мягкие шины, с ними гонка получилась более зрелищной, так как все провели в среднем по два пит-стопа. Мне отчасти не хочется, чтобы мы и дальше выступали на более мягких составах, так как рискуем снова оказаться в такой же неприятной ситуации, но гоняться с одним пит-стопом откровенно скучно. Гонок с одним пит-стопом не должно быть в Формуле 1, болельщикам они не интересны.

Вопрос: Макс, по ходу первого отрезка гонки на просьбу команды поберечь шины вы ответили, что не намерены плестись за Mercedes, словно старушка. В тот момент вам хотелось подобраться к ним и посмотреть, что будет дальше, или вы уже тогда понимали, что претендуете на победу?
Макс Ферстаппен: Когда команда попросила беречь шины, я уже экономил их ресурс, а вот у Mercedes к тому моменту резина оказалась совершенно изношена – с более мягким составом и большим количеством топлива это было вполне ожидаемо. Но мне не хотелось, как в предыдущих гонках, отсиживаться позади. Раз уж представилась возможность создать прессинг, я старался ею воспользоваться.

В тринадцатом повороте я едва не вылетел с трассы, когда вплотную подобрался к Льюису – с этими машинами сложно преследовать соперника, даже если у тебя преимущество в сцеплении с трассой. Но вскоре для Mercedes стало невозможным продолжать, они поочередно отправились в боксы, а для меня гонка началась по-настоящему. Ненавижу отсиживаться позади, особенно если машина едет здорово. Иногда, конечно, можно навредить самому себе и буквально уничтожить шины, стараясь во что бы то ни стало ехать как можно ближе к соперникам, но сегодня был не тот случай.

Вопрос: Вопрос для гонщиков Mercedes. Льюис, вы сказали, что проблемы с пузырением шин оказались совершенно неожиданными. По сравнению с пятницей вы сильно меняли настройки машины?
Льюис Хэмилтон: Нет, настройки были практически такими же, как неделю назад. Мы разве что немного улучшили баланс шасси.

Вопрос: Валттери, как обстояли дела с вашей машиной?
Валттери Боттас: По сравнению с предыдущей неделей мы, конечно, скорректировали настройки, но с пятницы ничего не меняли, ведь на тренировках машина ехала здорово. Похоже, основным фактором сегодня стало изменение температуры трассы.

Вопрос: Вопрос для гонщиков Mercedes. Как правило, вы очень уверенно выглядите на трассе в Барселоне, но в этот раз гонка пройдет в августе, когда будет заметно жарче, чем в мае. Учитывая ситуацию в сегодняшней гонке, опасаетесь ли вы жаркой погоды? Макс, планируете ли вы попросить Pirelli и FOM привозить на гонки более мягкие составы смеси?
Льюис Хэмилтон: Думаю, в Барселоне у нас будут такие же сложности, как сегодня. Возможно, ситуация будет менее критичной, но всё-таки непростой. Распределение шин на Барселону такое же, как на предыдущий уик-энд в Сильверстоуне, не так ли? Что ж, значит, будет не настолько сложно, но всё равно непросто.

Валттери Боттас: Согласен, уик-энд в Барселоне будет непростым вызовом. Я не смотрел прогноз погоды, но предполагаю, что там будет довольно жарко, а сегодня в условиях высоких температур Red Bull Racing оказались очень быстры.

Макс Ферстаппен: Не мне поднимать вопрос о том, какие составы на какой уик-энд привозить. Сегодня наша команда выступила здорово, но только ли в шинах дело? Мы добились хорошего результата и можем быть довольны, однако нужно оставаться реалистами: нам по-прежнему не хватает скорости в квалификации, эту проблему необходимо решить в первую очередь.

Да, в Барселоне мы вновь будем гоняться на более жестких шинах, на которых неделю назад уступали Mercedes, так что я не жду каких-то чудес. Знаю, испанская трасса беспощадна к шинам, но и с сегодняшним составом Hard можно атаковать даже агрессивнее, чем атаковал я по ходу гонки. Проблема в том, что один пит-стоп никому не интересен, и если можно каким-то способом вынудить всех менять шины два и более раз… Никому не нравится беречь шины по ходу дистанции, все гонщики хотят атаковать!

Вопрос: Льюис, ранее вы выражали надежду, что в Red Bull Racing сумеют прибавить в скорости и навязать вам борьбу. Уверен, вам не хочется уступать соперникам, но согласны ли вы, что эта победа Макса возвращает интригу в чемпионат? Считаете ли вы Макса своим конкурентом в битве за титул?
Льюис Хэмилтон: Да, я говорил, что хочу такой борьбы в гонках, как была сегодня, мне самому это нравится. В воскресенье Red Bull Racing, как правило, подбираются к нам ближе, а в этот раз и вовсе оказались сильнее – похоже, их машина не настолько плоха, как говорили о ней раньше. Посмотрим, как будет складываться ситуация дальше, лично я не намерен сбрасывать их со счетов. Мы сами должны продолжать прилагать усилия, поскольку легких побед ждать не приходится. Впрочем, в Mercedes никогда не считали успех чем-то гарантированным, мы по-прежнему будем придерживаться именно такого подхода. Сегодня я рассчитывал побороться с Максом на последних кругах гонки, этого не случилось – что ж, возможно, получится в другой раз.

Вопрос: Макс, вы сказали, что Red Bull Racing должны оставаться реалистами и непременно прибавить в скорости. Вы наверняка знаете, над чем работает команда, и какие новинки можно ожидать. Можно ли рассчитывать, что через какое-то время вы будете стабильно демонстрировать такой же темп, как сегодня, или для борьбы за победу вам всё же придется полагаться на несколько необычные обстоятельства?
Макс Ферстаппен: Полностью ликвидировать отставание будет невероятно сложно. Сегодня мы здорово сработали с шинами, но когда вернемся к более жестким составам смеси, соперники смогут атаковать агрессивнее. На большинстве трасс гонки проходят с единственным пит-стопом, проблем с пузырением практически не наблюдается, и не приходится беречь резину настолько, как было в этот уик-энд. Посмотрим, как всё получится, а сегодня просто насладимся победой.

Вопрос: Пара вопросов. Льюис, по ходу гонки вы усомнились, что давление в шинах у Макса такое же, как у вас. Вы по-прежнему так считаете, или согласны с тем, что в Red Bull Racing просто сработали лучше. Второй вопрос уже для всех: правительство Великобритании не советует выезжать в Испанию из-за ситуации с коронавирусом в этой стране – какие меры предосторожности вы намерены предпринять? Намерены ли вы всё время оставаться на автодроме, чтобы не заразиться так же, как Серхио Перес?
Льюис Хэмилтон: Что касается первого вопроса, в момент старта давление в шинах у нас всегда на минимально допустимом уровне, а по ходу гонки оно постепенно возрастает. Чем больше кругов на одном комплекте, тем выше давление, и я лишь предположил, что у нас оно растет быстрее, чем у Red Bull Racing.

Чтобы сохранить эффективность шин, очень важно держать их в оптимальном температурном режиме и не допускать увеличения давления. Очевидно, в Red Bull Racing сумели удержать давление на более низком уровне, чем мы, поэтому у нас шины пузырились сильнее – лично у меня только такое объяснение.

Я не пытался сказать, что у соперников иные регулировки, минимально допустимое давление одинаково для всех. Но если тебе удается не допускать интенсивного роста давления, ты можешь проехать на одном комплекте гораздо больше кругов. Возможно, именно с этим у нас сегодня возникли сложности.

Я не в курсе ситуации с коронавирусом в Испании, но по ходу уик-энда я всегда остаюсь на автодроме, так что для меня ничего не меняется. Я контактирую с ограниченным кругом лиц, после прибытия в аэропорт сразу отправляюсь на трассу и остаюсь там на протяжении всего уик-энда.

Макс Ферстаппен: Я буду действовать так же, как обычно – сведу контакты к минимуму. Я не ожидаю каких-либо сложностей. Коронавирус сейчас не только в Испании, нужно везде и всюду соблюдать осторожность.

Валттери Боттас: В этом плане уик-энд будет таким же, как обычно. Приеду в Испанию и тут же отправлюсь в свой моторхоум на трассе. Я буду контактировать только с теми, кто прошел тест на вирус и допущен на трассу, а после уик-энда с ними же отправлюсь на следующую гонку. Думаю, так мы все будем в безопасности.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости