Гран При Монако

Гран При Монако

Гран При Монако: Пресс-конференция в субботу

Перед интервью на трассе

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, мы слышали, как вы радовались результату. Говорят, в Монако поул – это 95% победы, вам удался фантастический круг!
Льюис Хэмилтон: Потрясающий результат! Спасибо болельщикам за поддержку на домашней для меня трассе! Об успехе в Монако каждый гонщик мечтает с детства, и не важно, сколько раз ты здесь выступал – приходится снова и снова выкладываться на пределе.

Сотрудники на базе команды неустанно работали, подготовив замечательную машину, а сражение с Валттери получилось невероятно напряженным. Мой напарник был быстр во всех предыдущих гонках, с начала уик-энда он демонстрировал отличную скорость, но мне очень хотелось выиграть этот поул, я упирался изо всех сил и сейчас очень рад и благодарен команде! Мой быстрый круг получился просто великолепным, я на седьмом небе от счастья!

Вопрос: (Пол ди Реста) Валттери сегодня был по-настоящему быстр, насколько агрессивно вам пришлось атаковать?
Льюис Хэмилтон: Знаете, у нас очень хорошая машина, но важно понимать: гонщик всегда старается выжать максимум из любой машины, как очень быстрой, так и медленной. А когда мчишься на пределе, это напоминает сражение с быком – машина всё время старается выйти из-под контроля, приходится постоянно балансировать на грани и успевать реагировать.

На решающем круге мне было очень непросто: на торможении перед Rascasse возникла избыточная поворачиваемость, но я каким-то образом сумел направить машину в поворот! Еще немного времени я потерял на выходе из последнего поворота, но мчался к финишной черте с надеждой на то, что всё решат тысячные доли секунды. Не знаю, сколько я в итоге отыграл, но это не имеет значения!

Вопрос: (Пол ди Реста) В любом случае, отрыва оказалось достаточно, успешной вам гонки! Валттери, в финальной сессии в первой попытке вы проехали впечатляющий круг, но во второй не сумели улучшить результат. Что скажете?
Валттери Боттас: Я расстроен, поскольку после первого круга чувствовал, что на многих участках трассы ещё смогу прибавить, и собирался сделать это во время заключительной попытки.

Но когда я выехал из боксов, мне сильно помешал трафик, я не смог прогреть шины для быстрого круга, вот и всё. У меня было ощущение, что я смогу завоевать поул, но не получилось…

Вопрос: (Пол ди Реста) Вы с самого начала уик-энда демонстрируете отличную скорость. Льюис в этом сезоне выигрывал гонки, стартуя со второй позиции – рассчитываете ли вы, что завтра у вас получится нечто подобное?
Валттери Боттас: В завтрашней гонке может произойти всё, что угодно, хотя, конечно, в Монако лучше стартовать с первой позиции. Разумеется, после такой субботы нет смысла отказываться от борьбы, нас ждёт долгая гонка, и, разумеется, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы выйти вперёд.

Вопрос: (Пол ди Реста) Макс, во второй сессии казалось, что вы сумеете вклиниться между гонщиками Mercedes, но в итоге отставание оказалось довольно большим...
Макс Ферстаппен: Да, гонщики Mercedes сегодня немного быстрее. Мой круг во второй части квалификации получился хорошим. В финале на первом круге я потерял немного времени в первом повороте из-за холодных шин. Тем не менее, мне удалось проехать неплохой круг.

Второй быстрый круг в финале получился медленным. Я вновь подъехал к первому повороту на холодных шинах. Как только ты видишь, что проигрываешь уже две десятых, нет смысла рисковать, поэтому я прервал попытку. Тем не менее, третье место – хороший результат, ведь ещё за десять минут до начала квалификации машина стояла в боксах без днища! Механики отлично поработали, вовремя собрав машину.

Вопрос: По сравнению с прошлогодним субботним результатом вы явно сработали лучше. Получается, больше шансов на хороший результат, не так ли?
Макс Ферстаппен: Я провел не так много квалификаций в Монако, так что третьим местом вполне доволен.

Пресс-конференция

Гран При Монако: Пресс-конференция в субботу

Вопрос: Льюис, для вас это всего второй поул в нынешнем сезоне, но вы сказали, что для него вам пришлось упираться изо всех сил. Расскажите об этом подробнее.
Льюис Хэмилтон: Этот поул – один из лучших на моей памяти. За годы выступлений я много раз выигрывал квалификацию, но не припомню, чтобы какой-то из них значил столько же, сколько значит сегодняшний, ведь этот уик-энд очень непростой для меня и команды.

В Монако цель всегда остается неизменной, на этой невероятно сложной трассе исключительно важно стартовать первым. Поразительно, что нам снова удалось собраться с силами и продолжить успешную серию, я горжусь работой каждого сотрудника. В этот уик-энд мы скорбим по ушедшему от нас Ники Лауде, стараемся поддержать друг друга и почтить память Ники хорошим результатом.

Валттери на этой трассе выглядит очень уверенно, а для меня четверговые тренировки прошли успешно, но сегодня ощущения от пилотажа оказались намного хуже, пришлось приложить немало усилий, чтобы справиться с машиной. В финале Валттери сразу показал отличное время, мне же не удавалось подготовить шины уже к первому быстрому кругу – я попробовал показать результат на втором, но он оказался недостаточно хорош.

В решающей попытке я старался выжать максимум уже на первом быстром круге, так как требовалось отыграть не меньше двух десятых, и буквально бросал машину из поворота в поворот. Уверен, я пару раз зацепил защитный барьер, но иначе показать впечатляющий результат на здешних улочках просто невозможно!

За предыдущие несколько лет я нечасто добивался успеха в Монако. Да, здесь я всегда был быстр, но проехать идеальный круг никак не удавалось. Сегодня я был к этому максимально близок, этот поул я посвящаю Ники Лауде.

Вопрос: Вы сказали, что этот уик-энд очень непростой для вас и команды. Насколько сложно в таких условиях на время забывать о горестных новостях и в кокпите выкладываться на пределе?
Льюис Хэмилтон: Мы профессионалы и должны выполнять свою работу, да и Ники хотел бы, чтобы мы вернулись в кокпит и, как он нередко говорил: "утерли нос соперникам". Потому мы сохраняем улыбку на лице, поддерживаем друг друга и стараемся показать результат, которым Лауда мог гордиться. Пока нам это удается, но нужно выступить здорово и в предстоящей гонке. Макс в этот уик-энд невероятно быстр, на дистанции может случиться всякое – в общем, придется постараться, но поул, определенно, лучшая позиция для старта!

Вопрос: Валттери, после первой попытки у вас был лучший результат. Считаете ли вы, что сегодня упустили поул?
Валттери Боттас: Прежде всего, мои поздравления Льюису – он сработал здорово, а вместе мы снова обеспечили команде весь первый ряд. Что касается моих эмоций, я очень огорчен результатом. Я чувствовал, что мне хватает скорости, что я могу проехать на две-три десятые быстрее. Видимо, следовало лучше постараться в первой попытке, так как при подготовке ко второй я попал в трафик, несколько раз съехал с траектории, и шины в итоге сработали менее эффективно.

Вопрос: В Монако все решает позиция в пелотоне. Как вы планируете действовать в момент старта и на узком участке до первого поворота?
Валттери Боттас: Конечно, мы всегда рассчитываем на безупречный старт, но до первого поворота здесь совсем короткий участок, так что обмен позициями происходит редко. Я постараюсь стартовать как можно лучше, но нам хочется обеспечить команде очередной победный дубль. Если после старта останусь вторым, буду ждать иных возможностей отыграть позицию.

Вопрос: Макс, вы были быстрейшим во второй сессии. На какой результат вы рассчитывали в финале и насколько довольны третьим местом?
Макс Ферстаппен: В целом, доволен. По ходу уик-энда нам постоянно не хватало именно двух-трех десятых. Да, во второй сессии мне удался отличный круг, но тогда я смог заставить шины работать максимально эффективно, что в Монако очень важно, а в финале в первой попытке я влетел в первый поворот и почувствовал, что сцепления не хватает. Я потерял какое-то время, но в целом тот круг тоже оказался неплохим. При подготовке к заключительной попытке я попал в трафик, шины остыли, и когда я увидел, что уступаю уже две десятых, перестал упираться.

Как мне кажется, мы всё же сработали неплохо. Еще до начала уик-энда у меня было ощущение, что мы вряд ли окажемся здесь настолько конкурентоспособны, как были в 2018-м, но результат вполне приемлемый. Я третий год выступаю в Монако, но, пожалуй, впервые по-настоящему боролся за высокую стартовую позицию, что само по себе хорошо.

Вопрос: В гонке вы сможете прессинговать парней из Mercedes?
Макс Ферстаппен: Шансов не так много, но забавно, что две тренировки старта в этот уик-энд я провел именно с третьей позиции и сам для себя накатал там слой резины. Посмотрим, что получится, но в этой гонке, как правило, требуется везение.

Вопрос: Льюис, поул – лучшая позиция для старта, но что будет для вас главной угрозой в предстоящей гонке?
Льюис Хэмилтон: Надеюсь, погода останется такой же, как сегодня. Слышал, есть вероятность дождя, непогода может добавить интриги. Конечно, условия будут одинаковыми для всех, но когда стартуешь с поула, всё же рассчитываешь на спокойную гонку на сухом асфальте. С нынешними шинами нам наверняка предстоит всего один пит-стоп, соответственно, нужно сохранять сосредоточенность и довести начатое дело до конца.

Правда, как показывает опыт предыдущих лет, на дистанции возможно всякое, приходится постоянно быть начеку. Наша команда отлично подготовлена, у нас за плечами немало опыта – это не означает, что ничего неожиданного для нас нет, но мы готовы среагировать сообща. Мы побеждаем и проигрываем вместе и в гонке сделаем всё от нас зависящее.

Вопросы с мест

Вопрос: (Оливер Браун) Льюис, Ники Лауда во многом способствовал вашему переходу в Mercedes, где вы выиграли четыре из своих пяти титулов. Также Лауда был известен своими прямыми советами гонщикам – он не выбирал выражений. В какое мере Ники повлиял на ваше становление как гонщика?
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, я был абсолютно не готов к тому, что Ники внезапно покинет нас. Полагаю, не были к этому готовы и Валттери, и Тото Вольфф. Нам потребовалось время, чтобы осознать утрату, поскольку еще живы воспоминания о многих моментах, которые мы пережили вместе с Лаудой.

На этой неделе я много разговаривал с Тото, с Биргит Лаудой. Я был на связи с Ники на протяжении последних восьми месяцев, мы часто обменивались сообщениями, присылали друг другу видео, и подчас это было очень трудно в эмоциональном плане, так как временами Ники выглядел отлично и говорил «я скоро вернусь!», а затем его состояние резко ухудшалось, и он сильно терял в весе.

Мне по-настоящему повезло встретить такого человека. Помню тот день в 2012 году, когда у себя дома в Монако я спустился к бассейну, и мне позвонил Ники. До этого мы практически не разговаривали, но он сказал: «Тебе следует перейти в Mercedes, в этой команде ты должен выступать». Так началось наше общение. Я часто говорил, какую роль в моем переходе сыграл Росс Браун, ведь именно он рассказал мне о команде и её планах, но Ники был тем, кто посеял саму мысль о новом контракте и помог всё реализовать.

Все эти годы Лауда был моим, скажем так, соучастником во многих делах. На брифингах, где мы обсуждали доработку машины, он выступал на стороне гонщиков, и хотя сам не управлял машиной, мог запросто спросить: «Что нужно сделать, чтобы повысить скорость?» Мы могли указать на переднюю подвеску, мотор или прижимную силу, после чего Лауда кивал головой и отправлялся на базу команды, где всячески подгонял сотрудников!

Он был одним из тех, кто изменил всю мою жизнь. Если бы он тогда не позвонил мне, у меня на счету был бы единственный чемпионский титул и, кажется, 22 победы – не помню, сколько их было с McLaren. Сейчас я пятикратный чемпион мира и своими достижениями во многом обязан Ники, потому в начале недели мне было особенно нелегко.

Когда пришла печальная новость, все стали размещать фотографии, что-то писать, но я не ощущал необходимости поступать, как все. Мне нужно было время, и когда в среду я приехал в Монако, я всё еще не был готов говорить о смерти Лауды. Мне будет очень его не хватать. Когда кто-то умирает, трудно смириться с мыслью, что ты больше не увидишь этого человека, не поговоришь с ним, но я уверен, что в памяти людей Ники Лауда останется навсегда.

Вопрос: (Джованни Месси) Льюис, этому поулу вы рады больше, чем любому из предыдущих? Возможно, видя скорость Валттери, вы сомневались, что сумеете оказаться первым?

Льюис Хэмилтон: Нет, но дело в сочетании факторов. В Монако очень сложно взять поул. Зачастую многое решается на первом быстром круге, так как уже на втором все рискуют больше, появляются желтые флаги, возникает трафик, и шансов улучшить результат остается немного. Но эта неделя выдалась для нас чрезвычайно трудной, потому особенно хотелось выступить успешно.

Закончив попытку, я знал, что показал лучший результат – я видел это на экране, когда проехал первый поворот. Но я понятия не имел, на какое время едет Валттери. Я успел заметить, как кто-то из Red Bull Racing закончил круг, затем возникла пауза, и лишь на выходе из туннеля команда сообщила мне, что я на поуле. До того момента я мог лишь ждать и надеяться на лучшее.

Здорово, что несмотря на многочисленные поулы мне по-прежнему хочется выигрывать квалификации и чувствовать эйфорию от успеха! Я хотел бы продолжать в том же духе, если получится!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для гонщиков Mercedes. Валттери, очевидно, вы очень огорчены вторым местом. Вы считаете, что неоптимальный прогрев шин стоил вам поула, или есть ощущение, что можно было в чем-то сработать иначе? Льюис, вам пришлось какое-то время ждать результатов соперников. Что вы почувствовали, когда команда подтвердила, что вы на поуле? Мы видели, как в порыве эмоций вы даже запрыгнули на защитную сетку – расскажите об этом...
Валттери Боттас: Для меня проблемой стал траффик на круге подготовки – я упирался в соперников, уходил с траектории, из-за чего резина покрывалась пылью и плохо прогревалась. В Монако эффективность шин – ключевой фактор, и уже в первом повороте я почувствовал, что с ними что-то не то. С каждым поворотом машина теряла скорость, а в восьмом её вовсе сорвало с траектории. При прохождении связки «Бассейн» я успел заметить на большом экране, что Льюис улучшил результат, и понял, что борьба на этом окончена.

Льюис Хэмилтон: По ходу тренировок и первых двух сессий квалификации мне не удавалось уже на первом круге показать достаточно хороший результат, потому финал я начал с мыслью, что нужно как можно лучше подготовить попытку. Я неплохо проехал прогревочный круг, но далее уже на первом секторе показал плохое время – расчет не оправдался.

Когда первая попытка получается неудачной, во второй приходится выкладываться сильнее. Конечно, когда сразу показываешь хорошие секунды, необходимости рисковать нет – чтобы удержать позицию, зачастую достаточно немного прибавить. Но это был не мой случай, так как я уже проигрывал две десятые, а Валттери мог проехать еще быстрее, ведь состояние трассы улучшалось. Мне пришлось действовать наугад и атаковать на пределе, но, пожалуй, именно таким должно быть сражение в квалификации!

Закончив попытку, я не знал, хватит ли результата для поула. Кажется, на выходе из связки «Бассейн» я опережал график на 0,39 секунды, но к последнему повороту преимущество сократилось до 0,33 секунды. Всё могли решить какие-то сотые, я ждал и думал: «Где же Валттери?» Бывает и так, что команда выходит на связь и говорит, что результата не хватило - в такой ситуации ты рассыпаешься в проклятиях, а затем начинаешь вспоминать свой круг и думать, где мог бы сработать лучше. К счастью, в этот раз новости оказались хорошими! Мой гоночный инженер со мной уже семь лет, всегда приятно слышать его восторженный и радостный голос!

Вопрос: Что скажете о спонтанном решении запрыгнуть на защитную сетку?
Льюис Хэмилтон: Меня переполняли эмоции, я пытался их сдержать, но не смог! В Монако замечательные болельщики, я видел много британских флагов и воспользовался моментом. Мне показалось, что сетка вот-вот обрушится – хорошо, что она меня выдержала!

В жизни у каждого из нас бывают замечательные моменты, но мы почему-то не всегда их празднуем. Случалось так, что я выигрывал гонку, сразу шел на пресс-конференцию, а затем отправлялся домой смотреть телевизор и заниматься бытовыми вещами – в итоге момент успеха не отпечатывался в памяти. Потому сегодня мне было очень важно по-настоящему насладиться результатом, ведь никогда не знаешь, когда удастся снова завоевать поул.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Льюис, ранее вы говорили о том, насколько хорошо на протяжении уже нескольких сезонов в Mercedes готовятся к каждой гонке. Насколько в такой ситуации вас удивляют подчас нелепые ошибки, которые раз за разом допускают ваши соперники из Ferrari?
Льюис Хэмилтон: Сегодня я не следил за Ferrari и не знаю, о каких ошибках идет речь. Да, Себастьян Феттель на тренировке повредил машину, но в Монако допустить такую оплошность не составляет труда. Red Bull Racing на здешних улочках всегда были быстры, Макс сегодня сработал здорово, но я не знаю, на каких позициях оказались Ferrari.

У них неплохая машина, они быстры на прямых, но уступают в поворотах, где мы сами и Red Bull Racing выглядим увереннее. Похоже, в этом сезоне в Ferrari выбрали несколько иной подход при постройке машины, и она конкурентоспособна не на всех трассах, но я уверен, что будут этапы, где соперники из Маранелло окажутся очень сильны.

Сражение очень напряженное, и как бы ни была хороша машина, вы всё равно пытаетесь выжать из неё максимум, а в такой ситуации возможны ошибки. Ну а если машине не хватает скорости, гонщик тем более рассчитывает, что за счет собственных усилий сможет сбросить две-три десятые, но иногда переступает предел и попадает в неприятности. Видимо, трудности у Ferrari объясняются тем, что в команде просто работают на пределе возможностей.

Вопрос: Поводом для вопроса стал тот факт, что Шарль Леклер сегодня выбыл из борьбы уже в первой части квалификации.
Льюис Хэмилтон: Я об этом не знал. Что произошло? Ему не удалось достаточно хорошо проехать круг?

Вопрос: Шарль не выехал на попытку в конце сессии.
Льюис Хэмилтон: Понятно.

Вопрос: Притом Себастьян последним завершал попытку и оказался тем, кто выбил Шарля из числа участников второй сессии...
Льюис Хэмилтон: И об этом я не знал. Что ж, всё дело в подготовке. Мы в Mercedes очень подробно планируем свои действия, притом даже перед финальной сессией мы обсуждали отрывы и проговаривали, что будем делать. Коммуникации должны быть непрерывными, потому хорошие отношения в коллективе исключительно важны. У нас работают замечательные люди, которые выполняют то, о чем с ними договаривались, и потому не допускают ошибок.

Вопрос: (Жером Пагмайр) Льюис, позвольте уточнить ранее заданный вопрос. Шарль Леклер назвал ошибку в первой части квалификации неприемлемой, он сказал, что команда просто не выпустила его на трассу, а причины такого решения никто не объяснил. Что вы об этом думаете?
Льюис Хэмилтон: Иногда такое случается. Команда видит, какие секунды минимально необходимы, прикидывает, насколько улучшится состояние трассы, и после попытки сообщает гонщику, достаточно ли его результата. После первого круга мне тоже сказали, что результата должно хватить, но я мог проехать еще пару кругов и предпочел остаться на трассе, чтобы проверить, улучшится ли её состояние, и смогу ли я добиться прогресса. Когда-то давно мне доводилось бывать в ситуации, когда я находился в боксах, а команда рассуждала: «Похоже, мы на грани вылета, не стоит ли выехать снова? А вдруг не стоит?» Сегодня в Ferrari решили рискнуть, в Mercedes мы подобный риск себе не позволяем.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Вопрос для гонщиков Mercedes. В предыдущие два года в Монако вашей машине не хватало скорости, но теперь вы доминируете. Остались ли области, в которых машине необходим прогресс?
Валттери Боттас: Приятно, что по сравнению с предыдущим сезоном машина позволяет нам чувствовать себя увереннее. Она более послушна, что дает мне и Льюису возможность атаковать на пределе, едва не задевая защитные барьеры. Команде удалось добиться впечатляющего прогресса, но всегда найдется что-то такое, что можно улучшить – например, можно еще поработать над управляемостью, в некоторых поворотах баланс недостаточно оптимален, да и больше мощности и сцепления с трассой нам не помешает.

Льюис Хэмилтон: Согласен. Прелесть Формулы 1 в том, что всегда можно добиться большего – за это мы любим свою работу. Мы постоянно прогрессируем и ищем резервы. Да, сегодня мы снова завоевали весь первый ряд, но после этой пресс-конференции у нас будет командный брифинг, на котором мы за счёт конструктивной критики попытаемся понять, что можно улучшить. Я и Валттери скажем: «Вот здесь что-то не так, над этой областью нужно поработать», - а в команде ответят: «Проклятье, когда же вас всё устроит?» Видимо, никогда, и потому этот спорт настолько замечателен.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Макс, вы уступили Mercedes почти полсекунды. Такое отставание обескураживает, или вы по-прежнему считаете, что у Red Bull Racing есть время, чтобы подобраться к фаворитам и навязать им борьбу?
Макс Ферстаппен: Не думаю, что по чистой скорости мы уступаем пять десятых, просто в финале мне не удалось прогреть шины, а в Монако это решающий фактор. Вспомните, во второй сессии мы были очень быстры. Да, предстоит проделать большую работу, чтобы отыграться, но мы прилагаем максимум усилий и стараемся как можно скорее выйти на один уровень с Mercedes.

Вопрос: (Эндрю Фрэнкель) Льюис, Валттери, вы снова стартуете первым и вторым. В Монако участок до первого поворота очень короткий – можно ли ожидать, что в Mercedes используют командную тактику?
Льюис Хэмилтон: В Монако отрезок до первого поворота мы проезжаем буквально за пару секунд, здесь он действительно очень короткий. Но приказов из боксов в Mercedes нет, ведь мы оба сражаемся за чемпионский титул, и хорошо, что Тото Вольфф позволяет нам открыто соперничать друг с другом. Мы оба ответственные люди и всегда обсуждаем, как будем действовать в первом повороте, допустимы ли агрессивные маневры. В конечном итоге команде нужен победный дубль, так что границы дозволенного я и Валттери прекрасно понимаем.

Вопрос: (Люк Смит) Макс, прошлогоднюю квалификацию перед Гран При Монако многие называют поворотным моментом в вашей карьере. Кристиан Хорнер сказал, что тот день, пожалуй, был для вас наихудшим, но спустя двенадцать месяцев вы сражаетесь с гонщиками Mercedes и квалифицируетесь в первой тройке. Есть ли у вас ощущение реванша и удовлетворения?
Макс Ферстаппен: Нет, ведь лично я не считаю тот уик-энд худшим в карьере. К сожалению, неприятности иногда случаются, у нас тогда были реальные шансы на победу, но иногда горький опыт нужен, чтобы стать лучше. Именно это произошло со мной в 2018-м.

Валттери Боттас: Кто-нибудь знает счёт в хоккейном матче между сборными Финляндии и России в полуфинале чемпионата мира?
Ответ из зала: Пока счёт ноль-ноль, игра еще продолжается.

Вопрос: (Даниэль Хорват) Валттери, в Барселоне вы говорили, что упустили победу из-за странной работы сцепления. Если я правильно понял, перед этим уик-эндом в Mercedes заменили сцепление на вашей машине, но удалось ли разобраться в причинах проблемы?
Валттери Боттас: В минувшую среду мне задали много вопросов по поводу сцепления, кто-то об этом точно уже написал. Да, мы разобрались с проблемой и полностью её устранили, никаких опасений у меня нет.

Вопрос: (Кристиан Менат) Вопрос для гонщиков Mercedes. Один из вас сегодня в управляемом заносе прошел «шпильку» Lowes. Со стороны это выглядело очень здорово – расскажите, как так получилось? Ничего подобного с нынешними машинами Формулы 1 мы ранее не наблюдали.
Валттери Боттас: На прошлой неделе я тестировал раллийную машину во Франции, и сегодня мой мозг на какое-то время переключился в режим раллийной гонки! На самом деле, я излишне сместил баланс тормозов в сторону задней оси, из-за чего возник занос. В Формуле 1 это далеко не оптимальный способ для прохождения поворотов.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, вы упомянули какие-то проблемы с днищем перед квалификацией. Не могли бы рассказать подробнее?
Макс Ферстаппен: Легко – мы пытались собрать всё воедино!

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, я помню, как в 2005 году в Монако вы радовались своей победе в гонке Формулы 3, а сегодня вы точно так же радовались успеху в квалификации. Не могли бы сравнить свои ощущения в 2005-м и 2019-м? Думали ли вы тогда, что сумеете достичь таких высот в Формуле 1?
Льюис Хэмилтон: У меня всегда было хорошее воображение, но я предпочитал представлять себе всякие космические аппараты! На самом деле, то, чего я добился, превзошло мои самые смелые ожидания. Да, в 2005-м я выступал в Формуле 3 при поддержке McLaren и Mercedes, и для меня это была отличная возможность заявить о себе. Я провел две фантастические гонки, но если первая получилась довольно простой, то во второй я зацепил защитный барьер, сломал одну из тяг в задней подвеске, однако всё же сумел финишировать первым, доказав, что могу сохранять концентрацию, даже если допустил ошибку.

На следующий год мне повезло познакомиться с Фелипе Массой, мы нередко вместе проводили время в Монако. У меня был успешный сезон в GP2, и я чувствовал, что всё ближе и ближе подбираюсь к Формуле 1. Правда, я понятия не имел, когда мне представится такой шанс, но не сомневался, что буду конкурентоспособен.

С тех пор прошло немало времени, но я по-прежнему с теплотой вспоминаю те годы. Знаете, старые машины мне нравятся больше нынешних. Гоночный карт, на котором я гонялся, намного интереснее тех, на которых сейчас выступают мальчишки, а машины Формулы 3 тогда звучали гораздо лучше многих современных машин. В 2005-м в Формуле 1 машины быстрее срывались с места, чем нынешние, но, впрочем, наш спорт по-прежнему остается фантастически привлекательным. Я пишу свою историю, но кто бы мог подумать много лет назад, что она окажется настолько успешной!

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости