Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в четверг

Участники: Лэнс Стролл (Racing Point), Кевин Магнуссен (Haas), Даниил Квят (Toro Rosso), Роман Грожан (Haas), Роберт Кубица (Williams)

Вопрос: Даниил, начнем с вас. Минувший уик-энд был невероятным для вас: финиш на подиуме, рождение дочки – вы до сих пор на седьмом небе от счастья?
Даниил Квят: Сейчас эмоции немного улеглись, но те 24 часа были особенными. В ночь с субботы на воскресенье я узнал, что стал отцом, у нас с Келли родилась дочь – это было потрясающее чувство, но далее мне предстояло провести гонку, нужно было оставаться сосредоточенным на работе. Гонка тоже выдалась потрясающей, за 24 часа я пережил массу позитивных эмоций! Далее у меня было несколько замечательных дней, после чего я отправился сюда, в Венгрию.

Вопрос: Чем вы занимались эти несколько дней после уик-энда?
Даниил Квят: Сразу после гонки я отправился в больницу к Келли и дочке и практически не спал ту ночь! Потом я немного побыл дома, старался восстановиться после гонки, немного тренировался, несколько раз навещал Келли и дочку, а уже в среду приехал в Будапешт.

Вопрос: Как в паддоке отреагировали на ваш подиум? Был ли традиционный звонок от Хельмута Марко в понедельник в 7 утра?
Даниил Квят: Не знаю, какой была реакция – наверное, вы, журналисты, мне расскажете! В команде все были очень рады первому за одиннадцать лет подиуму, для Toro Rosso это невероятное достижение. Мне было безумно приятно видеть, как счастливы наши сотрудники! Когда я пересек линию финиша, меня буквально захлестнули эмоции, а несколько часов после гонки получились очень радостными и незабываемыми!

Вопрос: Роберт, поздним вечером в минувшее воскресенье и у Williams появился повод для радости, когда стало известно, что гонщики Alfa Romeo оштрафованы, и вы заработали одно очко. За годы карьеры вы заработали немало очков, если быть точными – 274, но насколько этот результат отличается от всех, что были ранее, учитывая его значимость для Williams?
Роберт Кубица: Знаете, эмоции смешанные. Приятно заработать одно очко, но мы никак не ожидали, что оно будет добыто таким образом. Гонка выдалась хаотичной, многие допускали ошибки, но у нас получилось удержать машину на трассе. Да, темп оставлял желать лучшего, однако мы сумели добраться до финиша, а когда Alfa Romeo оштрафовали, я поднялся на пару позиций и оказался десятым. Результат, конечно, приятный, но мы должны продолжать работать над машиной. Десятое место – хорошая награда всем нашим сотрудникам за их усилия. У команды не так много поводов для радости, но мы продолжаем выкладываться на пределе.

Вопрос: Как вы оцениваете доработки, представленные командой в Хоккенхайме?
Роберт Кубица: Всегда здорово, когда есть новинки. Команда много над ними работала, мы заметили некоторый прогресс, хотя сравнивать темп в Сильверстоуне и Хоккенхайме было довольно сложно из-за разной конфигурации трасс и разных погодных условий. По данным телеметрии наши инженеры отметили некоторое улучшение, но соперники тоже не стоят на месте, и чтобы подобраться к ним, необходимо прогрессировать более быстрыми темпами. Команда старается изо всех сил, на базе наши сотрудники работают на пределе, но отыграть отставание очень непросто.

Вопрос: Лэнс, в Хоккенхайме вы финишировали четвертым и заработали немало очков. Есть ли у вас ощущение, что дальше дела будут идти очень хорошо?
Лэнс Стролл: Да, в Хоккенхайме мы добились замечательного результата, заработали много очков и были очень этому рады. Мы явно добились прогресса и были стабильно быстры во все дни уик-энда, выглядели гораздо конкурентоспособнее, чем в прошлых гонках. Борьба в середине пелотона очень плотная, важна каждая десятая секунды – уверен, до конца сезона расклад сил будет меняться от трассы к трассе, и посмотрим, какие из них лучше подойдут нашей машине. В Хоккенхайме мы не только здорово сработали в воскресенье, но и в целом по ходу уик-энда смотрелись увереннее.

Вопрос: В Хоккенхайме прогресс был очевиден, а что вы можете сказать о сезоне в целом? Как он складывается на фоне двух предыдущих?
Лэнс Стролл: Каждый сезон по-своему уникален, в этом году конкуренция острее, чем в двух предыдущих. Когда в 2017-м году я дебютировал в Williams, отрывы между командами были больше, и перед началом уик-энда мы более-менее точно представляли, как будем выглядеть относительно соперников. В гонке несколько очков нам были практически гарантированы, тогда как сейчас отрывы между командами минимальны, и борьба в середине пелотона намного более плотная. Прошлый сезон выдался для меня очень непростым, скорость Williams уже не позволяла бороться за очки, но в этом году конкуренция острее, и я надеюсь, что далее мы каждый уик-энд будем на равных сражаться с соперниками.

Вопрос: Кевин, Роман, переходим к вам. Прежде всего, примите поздравления с двойным призовым финишем в Хоккенхайме! Правда, в гонке вы третий раз по ходу сезона – после Барселоны и Сильверстоуна – допустили контакт между собой. Почему это происходит настолько часто? Кевин?
Кевин Магнуссен: Не знаю. Да, это произошло уже несколько раз, в Сильверстоуне для нас обоих инцидент закончился проколом – досадно, когда это случается даже после малейшего контакта. Никто из нас не пытался действовать некорректно, наши машины зацепили друг друга, и произошел прокол, тогда как соперники по ходу гонки врезались друг в друга, выезжали за пределы трассы, и у них обходилось без последствий! Нам просто не повезло.

Роман Грожан: Мы настолько обожаем друг друга, что на трассе наши машины притягивает, как магнитом! А если серьезно, как сказал Кевин, дело в невезении. После Сильверстоуна могло показаться, что отношения внутри команды оставляют желать лучшего, но мы с Кевином хорошо ладим между собой, звоним друг другу раз в неделю и вместе пытаемся понять, как не допустить подобных столкновений.

У нас двоих одинаковые машины, на трассе мы чаще оказываемся рядом друг с другом, чем с гонщиками Mercedes, и инциденты иногда случаются, но главное, каждый из нас старается по максимуму сработать на команду. Да, нам не повезло несколько раз столкнуться между собой, но гораздо важнее, чтобы далее мы действовали лучше. Мне нравится работать с Кевином – не знаю, такого ли он мнения обо мне, но в целом мы неплохо ладим.

Вопрос: Кевин, вам нравится работать с Романом?
Кевин Магнуссен: Вполне. Да, в пылу борьбы мы можем жаловаться друг на друга команде, но многие не знают, что мы нередко встречаемся, обсуждаем разные моменты и ищем наиболее конструктивное решение. Несмотря на инциденты на трассе, мы в целом неплохо ладим между собой, и нам нравится вместе работать на команду. Знаю, журналисты обожают разные конфликты, но всё не настолько плохо, как может казаться со стороны.

Вопросы с мест

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в четверг

Вопрос: (Петер Вамози) Роберт, за годы выступлений вы заработали немало очков в Венгрии. Эта трасса не требовательна к мощности мотора, по силам ли вам и в этом сезоне финишировать на Хунгароринге в призовой десятке?
Роберт Кубица: На самом деле, венгерская трасса никогда не была ко мне благосклонна. Силовая установка Mercedes – самая эффективная часть нашей машины, но на Хунгароринге она не имеет ключевого значения. Конфигурация здесь сложная, на многих участках нужно хорошее механическое и аэродинамическое сцепление, поэтому я не могу сказать, что здесь мы будем ближе к лидерам, чем на других трассах.

Вопрос: (Люк Смит) Роман, Кевин, вопрос для вас. Гюнтер Штайнер сказал, что намерен действовать более жестко, чтобы прекратить столкновения между вами на трассе, и готов ввести некие правила. Что вы об этом думаете? Вам действительно необходимы предписания, как бороться между собой?
Роман Грожан: Мы здесь для того, чтобы по максимуму сработать на команду, и если подобные меры необходимо ввести на некоторое время, то почему бы и нет. Мы не сражаемся за первое и второе места в личном зачете, и для меня нет особой разницы, финиширую я четырнадцатым или шестнадцатым.

Сейчас нашей машине не хватает скорости, главная задача – заставить её ехать достаточно быстро. Предыдущие три уик-энда я провел с той спецификацией VF-19, какая была у нас в Мельбурне, чтобы вместе с инженерами вникнуть во все нюансы и выяснить, как вернуться в сражение за позиции в Кубке конструкторов и сделать так, чтобы в будущем сложности с пониманием поведения машины не повторились.

Вопрос: Кевин, что скажете о возможных указаниях со стороны команды?
Кевин Магнуссен: Мнение гонщиков не имеет значения – мы обязаны выполнять требования команды. Я понимаю позицию руководства, им не хочется повторять тот негативный опыт, что был в Сильверстоуне, а мы должны действовать так, как нам скажут, и делать для команды максимум.

Вопрос: (Ева Вандор) Даниил, примите поздравления с рождением дочки и возвращением на подиум! Расскажите, как вы изменились в психологическом плане за последние несколько лет. В какой-то момент вам не нашлось места в пелотоне, но затем вы вернулись и поднялись на подиум...
Даниил Квят: Перед возвращением в Формулу 1 мне было важно выявить моменты, в которых я могу добиться прогресса как гонщик и как личность. Я был очень огорчен тем, что лишился контракта, иногда мне казалось, что вернуться в пелотон уже не получится, но когда меня снова позвали в Toro Rosso, я старался подготовиться как можно лучше – физически и психологически.

Сейчас те усилия начинают постепенно себя оправдывать, я очень доволен тем, как всё складывается. Мне нравятся люди, с которыми я взаимодействую, нравится команда и то, как мы вместе работаем над разными вещами. Сейчас я ощущаю себя более конкурентоспособным гонщиком, чем был раньше, и хорошо, что удается подтверждать это неплохими результатами. Нынешний сезон мы проводим довольно уверенно, надеюсь, так будет и дальше!

Вопрос: (Дэвид Крофт) Роман, Кевин, приятно слышать, что вы отлично ладите между собой. Однако складывается впечатление, что в случае инцидента на трассе каждый из вас тут же пытается спихнуть вину на напарника. Вы по-прежнему считаете, что в любой неприятности в большей степени повинен напарник, или готовы признать, что в равной степени ответственны за недавние неудачи команды?
Кевин Магнуссен: В пылу борьбы всегда есть ощущение собственной правоты, но когда позднее всё анализируешь, понимаешь, что ответственность равная, и что сама ситуация была не настолько драматичной, как казалось на трассе. Не думаю, что для нашей команды эта такая уж серьезная проблема, но мы сделаем всё возможное, чтобы неприятности больше не повторялись.

Да, в Сильверстоуне контакт имел серьезные последствия, мы оба прокололи колёса, но мы с уважением относимся друг к другу и хотим для команды лучшего результата. Теперь нам предложат некие инструкции, которым мы просто будем следовать.

Роман Грожан: Хорошо, что вы не слышите слова футболистов во время игры! Даже внутри одной команды они могут быть очень недовольны друг другом, но никто не пытается делать из этого вывод, что в коллективе явные проблемы. Хорошо, что в Формуле 1 переговоры между гонщиками и командой транслируются в эфир, однако это иногда позволяет раздувать историю буквально из ничего. Как я уже говорил, у нас с Кевином весьма неплохие отношения.

Роман Грожан

Когда мчишься на скорости в 300 км/ч, вряд ли удастся сказать: «Прошу прощения, но мне кажется, что в той ситуации я был прав, а мой напарник несколько заблуждался – не могли бы проявить любезность и вернуть мне позицию?» Вместо этого ты просто прокричишь: «Какого черта, пусть он меня пропустит!» Если вам хочется, чтобы мы высказывались долго и корректно, я просто уберу микрофон из шлема. Гонщики всегда будут обвинять друг друга, притом далеко не всегда справедливо, но в целом это не так уж важно.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Роман, Кевин, опасаетесь ли вы, что из-за подобных инцидентов ваши перспективы в команде окажутся под вопросом?
Роман Грожан: Я больше беспокоился об этом в прошлом году, когда было немало причин, по которым я мог остаться без контракта. Я допускал много ошибок, не свойственных гонщику с моим опытом, но сейчас выступаю намного лучше.

Я просил команду вернуться к старой спецификации машины, со мной, наконец согласились, и это буквально открыло нам глаза на истинную ситуацию. Наш подход полностью изменился, мы стали уделять внимание разным областям и стараемся убедиться в достигнутом прогрессе, тогда как раньше просто устанавливали модификации и не понимали, какой эффект они обеспечивают. Я доволен своими выступлениями в гонках, а в квалификациях, пожалуй, мог бы сработать лучше в начале сезона, но сейчас и в них выгляжу неплохо. Год назад у меня было гораздо больше причин оказаться без контракта, сейчас их намного меньше.

Кевин Магнуссен: У меня нет никаких опасений.

Вопрос: (Даниэль Хорват) Звучали предположения о возможном возвращении дозаправок в Формулу 1. По-вашему, это хорошая идея?
Роман Грожан: Можно я озвучу мнение GPDA, иначе мне придется повторить то, что я всегда говорил! Собственно, идея возвращения дозаправок была выдвинута GPDA, так как мы выявили четыре области, в которых нужно добиться прогресса, чтобы в целом повысить зрелищность спорта, а именно: шины, чувствительность аэродинамики, масса машины и распределение призовых.

Роберт Кубица вернулся в Формулу 1 пару лет назад и сразу сказал, что машины стали намного тяжелее, притом из-за изменений в правилах год от года их масса только увеличивается, и с нынешними силовыми установками нет никаких вариантов её снизить. Так появилась идея вернуть дозаправки, чтобы в краткосрочной перспективе решить проблему с перегревом шин и помочь гонщикам плотнее преследовать друг друга в начале гонки.

Всё это нужно тщательно проанализировать, но поймите правильно: мы хотим не сами дозаправки, а всего лишь как-то снизить массу машин, чтобы они бережнее работали с шинами, и гонки от этого стали интереснее.

Роберт Кубица: Точно такой же ответ.

Даниил Квят: Речь не идет о каком-то одном решении, за счет которого всё изменится самым чудодейственным образом, и мы внезапно станем проводить одну зрелищную гонку за другой. Нужно собрать воедино несколько факторов и внедрить всё волевым решением одного человека, который, выслушав мнение всех, скажет: «Мы поступим вот так и не иначе».

Возвращение дозаправок не кажется такой уж плохой идеей, притом мы анализируем более глобальные вещи вроде аэродинамики, шин, эффективности тормозов, возможности перехода на унифицированные компоненты. Например, запрет на радиообмен никак не скажется на качестве гонок, равно как не скажется на нём уменьшение количества переключателей на руле. Пока что все идеи, которые обсуждались внутри GPDA, были весьма конструктивными, притом между гонщиками есть общее согласие насчет того, в каком направлении следует двигаться дальше.

Кевин Магнуссен: Думаю, возвращение дозаправок повлияло бы не только на проблему с массой машин, которые должны стать легче в любом случае, с дозаправками или без. Стратегии в таком случае стали бы более разнообразными, так что я не вижу никаких минусов. Но если дозаправки всё же вернутся, это не должно быть оправданием для последующего увеличения массы машины – они просто не должны становиться тяжелее.

Лэнс Стролл: Мне кажется, есть иные меры, о которых следует подумать в стремлении повысить качество гонок. Я не считаю, что снижение массы машин разом решит всё. Да, с дозаправками, возможно, будет интереснее, но есть и другие важные темы вроде аэродинамики или, как заметил Роман, распределения призовых – на это нужно обратить внимание, чтобы в целом сделать все команды более конкурентоспособными. Даже если масса машин не изменится, за счёт более-менее равной конкурентоспособности команд гонки будут интереснее.

Вопрос: (Истван Саймон) Роберт, организаторы Гран При Венгрии ожидают увидеть 35-40 тысяч болельщиков из Польши в предстоящий уик-энд, а это треть от общей вместимости Хунгароринга! Насколько мотивирует вас такая поддержка, причем не только на этот этап, но и в целом с момента дебюта в Формуле 1? К слову, сам дебют состоялся именно в Венгрии в 2006 году...
Роберт Кубица: Для меня это почти домашняя гонка, поскольку венгерская трасса расположена ближе других к Польше – неудивительно, что сюда всегда приезжает немало поляков. Конечно, мне хотелось бы отблагодарить болельщиков хорошим результатом, но судя по тому, как складывается сезон, сделать это будет очень непросто. Тем не менее, приятно чувствовать колоссальную поддержку, причем не только в Формуле 1 – эти люди горячо болели за меня, когда я выступал в ралли и других гоночных сериях. Надеюсь, им всем понравится предстоящий уик-энд!

Вопрос: (Том Рихтер) Роман, Гран При Германии стал непростой проверкой для нового директора гонок Майкла Маси. Он принял смелое решение назначить старт с места под дождем, очень корректно прокомментировал разворот Льюиса Хэмилтона за машиной безопасности. Что вы думаете о его размеренном, вдумчивом подходе? Каково вам было взаимодействовать с Майклом Маси в первой половине сезона?
Роман Грожан: Майкл унаследовал эту должность от Чарли Уайтинга, который на протяжении долгого времени был одной из ключевых фигур в Формуле 1. Заменить такого человека – очень непростая задача, но Майкл, как мне кажется, справляется весьма неплохо. Идея стартовать с места в Германии была правильной: здорово видеть погодные условия, и когда понимаешь, что готов, бросаться в бой!

Правда, я не слышал его комментарии насчёт разворота Льюиса за машиной безопасности. Условия тогда были очень непростыми, у нынешних шин очень узкий диапазон эффективности, и когда начинается дождь, а ты всё еще едешь на сликах, о соблюдении этого самого диапазона речи точно не идет. Меня развернуло, когда я просто менял регулировки на руле! Думаю, всех по ходу той гонки развернуло хотя бы один раз, настолько было непросто.

Не знаю, что скажут остальные, но мне кажется, что Майкл Маси хорошо справляется со своей работой и внимательно прислушивается к гонщикам. У него свежий взгляд на Формулу 1, так как он пришел в чемпионат совсем недавно – иногда это очень помогает.

Вопрос: (Барт ван Дуджвеерт) В Германии команда Red Bull Racing провела пит-стоп за рекордные 1,88 секунды. Насколько интенсивно ваши команды тренируют пит-стопы, и есть ли шанс, что когда-нибудь шины смогут сменить быстрее, чем за 1,88 секунды?
Лэнс Стролл: Это впечатляюще быстро! Да, наша команда тоже уделяет большое внимание пит-стопам, они крайне важны для стратегии, и парни всегда стараются проводить их как можно быстрее. Уверен, им по силам сработать быстрее 1,88 секунды.

Кевин Магнуссен: Согласен, результат Red Bull Racing впечатляет. Я бы сказал, что механики Haas смогли бы уложиться в 1,8 секунды, но главное, чего ждешь от них – это стабильности. И если парни будут каждый раз менять шины за 2,5 секунды, меня это вполне устроит.

Даниил Квят: Кажется, механики Red Bull Racing стабильно проводят пит-стоп быстрее двух секунд. Это удивительное сочетание безупречной техники и отточенных процедур, причем оно достигается ценой колоссальных усилий. Все команды много работают над тем, чтобы проводить пит-стопы как можно быстрее, но то, на каком уровне их проводят в Red Bull Racing, по-настоящему восхищает.

Роман Грожан: Согласен. Результат Red Bull Racing – новый ориентир для всех команд, которые будут стараться менять шины столь же быстро. Как-никак, пять десятых, отыгранные за счёт пит-стопа, могут позволить отыграть позицию.

Роберт Кубица: В Williams очень оперативно проводят пит-стопы – пожалуй, это наш второй сильный фактор после силовой установки Mercedes. Если бы нас оценивали по скорости смены шин, мы бы состязались за первенство с Red Bull Racing, но, к сожалению, на трассе они сражаются за победы, а мы в большинстве гонок проигрываем лидерам круг. Как заметил Кевин, на пит-стопах все стараются добиться баланса между оперативностью и риском ошибки, наши механики меняют шины стабильно быстро – похоже, с пит-стопами у Williams проблем нет, нужно сосредоточиться на других факторах.

Вопрос: (Люк Смит) Даниил, финишировав на подиуме в Хоккенхайме, вы выразили надежду на регулярную борьбу в числе лидеров в недалёком будущем. Если вам представится шанс в 2020-м году выступать за Red Bull Racing, вы будете готовы к возвращению в тот коллектив?
Даниил Квят: Решения о переходах принимают в руководстве Red Bull, поэтому лучше у них спрашивать о моих шансах. В данный момент я выступаю за Toro Rosso, но не секрет, что в долгосрочной перспективе я хочу получить возможность бороться за подиумы и победы.

Перевод: Валерий Карташев.

Другие новости