Гран При Канады: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Канады: Пресс-конференция в воскресенье

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Себастьян Феттель (Ferrari)
3. Шарль Леклер (Ferrari)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, примите поздравления! Сражение на дистанции было бескомпромиссным, расскажите об инциденте между вами и Себастьяном на выходе из четвертого поворота...
Льюис Хэмилтон: Прежде всего, спасибо команде – без усилий наших парней я не смог бы бороться в сегодняшней гонке. Утром на моей машине обнаружились проблемы, в пятницу была авария – механикам в этот уик-энд пришлось непросто, но они очень постарались, чтобы я смог выйти на старт, и я безмерно им благодарен.

Конечно, совсем не так нам хотелось победить. Я атаковал на пределе, стараясь провести атаку, и спровоцировал Себастьяна на ошибку. Он оказался за пределами трассы, я попытался выйти вперед, и мы едва не столкнулись. Досадный инцидент, но таковы гонки.

Вопрос: (Мартин Брандл) Себастьян сразу после финиша направился к стюардам, чтобы обсудить с ними назначенный штраф. Он говорил, что старался сохранить контроль над машиной и не мог иначе вернуться на трассу.
Льюис Хэмилтон: Что ж, таково его мнение. Я вошел в поворот так же, как на всех предыдущих кругах, а если гонщик возвращается на трассу, он не должен сразу занимать траекторию, нужно действовать осторожно. Видимо, по этой причине стюарды назначили Себастьяну штраф.

Вопрос: (Мартин Брандл) День выдался для вас непростым, механики до последнего работали над вашей машиной...
Льюис Хэмилтон: В гонке погода была очень жаркой, что сказывалось на работе тормозов. Машины Ferrari невероятно быстры, мне стоило немалых усилий держаться за Себастьяном, но для нашей команды результат очень хороший, мы заработали много очков.

Вопрос: (Мартин Брандл) Если бы не штраф, вы сумели бы обогнать Себастьяна на последних кругах?
Льюис Хэмилтон: Вряд ли я попытался бы атаковать на последних кругах – у всех уже перегрелись тормоза. Когда Себастьян допустил ошибку, мои шины еще оставались в хорошем состоянии, я подобрался максимально близко, но Себастьян меня заблокировал, и отрыв снова вырос.

Бороться сегодня было очень сложно. На этой трассе трудно вплотную преследовать соперника, но всё же она замечательная, а благодаря болельщикам уик-энд в Монреале всегда получается невероятным. Спасибо всем, кто сегодня пришел на трибуны!

Вопрос: (Мартин Брандл) Поздравляю, Шарль, вы едва не перехватили второе место на последнем круге!
Шарль Леклер: Я доволен своим результатом, сегодня мы были очень быстры, но жаль, что вчера я допустил ошибки в квалификации. Я должен над этим поработать, но сегодня у нас был отличный гоночный темп, и это хороший признак на будущее.

Разумеется, я переживаю за команду. Мы все работали с максимальным напряжением сил, чтобы добыть победу. Я не знаю, что там произошло у Себастьяна, но однозначно, команда сегодня её заслуживала. Очень жаль, что так получилось, но мы вернёмся ещё более сильными и продолжим атаковать, как это было в первых гонках сезона, и я надеюсь, что победы не придётся долго ждать.

Вопрос: (Мартин Брандл) На протяжении всей дистанции вы демонстрировали отличный темп, но команда довольно поздно позвала вас в боксы, из-за чего вы отстали от Льюиса и Себастьяна...
Шарль Леклер: Да, команда поздно позвала меня на пит-стоп, на это были причины. В начале гонки было очень сложно держаться за двумя лидерами, поэтому мы постарались максимально оттянуть момент пит-стопа в надежде на автомобиль безопасности, но этого не произошло.

Вопрос: (Мартин Брандл) Себастьян, спасибо что пришли, нам вас не хватало. На двоих у вас с Льюисом девять чемпионских титулов, вы – один из лучших гонщиков в истории Формулы 1. Полагаю, вы уверены, что сегодня у вас попросту украли победу, не так ли?
Себастьян Феттель: Прежде всего, мне понравилась эта гонка. Я наслаждался реакцией болельщиков, было здорово наблюдать, как активно они меня поддерживают!

Сражение получилось очень напряженным. Льюис на дистанции был быстрее, но я смог финишировать впереди, а остальное вы знаете сами. Можете спросить зрителей, что они обо всем этом думают. Мы устроили отличное зрелище, Льюис боролся очень корректно, если вам еще что-то интересно, спросите болельщиков.

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, в свое время вы в схожих обстоятельствах лишились победы в Спа и наверняка понимаете, что чувствует сейчас Себастьян. Подобные инциденты осложняют ваши с ним взаимоотношения?
Льюис Хэмилтон: Знаете, я не назначал штраф Себастьяну и не понимаю, почему болельщики сейчас меня освистывают. Видимо, им не нравится вердикт стюардов.

Себастьян Феттель: Люди не должны освистывать Льюиса. Он видел, что происходило впереди, а я не пытался его оттеснить, просто у меня возникли сложности с возращением на траекторию. Если уж выражать негодование, то не в адрес Хэмилтона, а по поводу весьма нелепого решения.

Пресс-конференция

Вопрос: Поразительно, как за 24 часа эйфория от поула может смениться огорчением от результата в гонке! Себастьян, расскажите об инциденте в связке третьего и четвертого поворотов. Почему вы оказались за пределами трассы и могли ли как-то иначе вернуться на траекторию?
Себастьян Феттель: Я потерял контроль над задней частью машины, это не было умышленной попыткой срезать поворот без какого-либо понимания, как вернуться на траекторию. Я с самого старта атаковал на пределе, но в итоге оказался на траве. Думаю, все согласны, что на траве уровень сцепления очень низкий, не так ли? Возвращаясь на трассу, я старался сохранить контроль над машиной, а в следующий момент увидел в зеркалах Mercedes Льюиса.

Как вы сказали, в субботу у нас была эйфория от поула – знаете, в целом ощущения те же. Мы отлично провели гонку, команда сработала безупречно, просто я недоволен решением стюардов, и это можно понять. Странно не выиграть гонку, когда первым пересек линию финиша. Не думаю, что я поступил неправильно, да и вряд ли я мог в той ситуации среагировать иначе. Не знаю, в чем там усмотрели нарушение. Полагаю, зрители разделяют мою точку зрения.

Себастьян Феттель

Вопрос: Возвращаясь на трассу, вы понимали, где в тот момент находился Льюис?
Себастьян Феттель: Нет, да и откуда мне было знать! Я обеими руками вцепился в руль, стараясь сохранить контроль над машиной. Да, мы привыкли к многозадачности, но если вы попросите меня одной рукой поймать занос при выезде с травы на асфальт, а другой в этот момент сорвать защитную пленку с визора шлема или нажать на руле кнопку радиосвязи с командой, вряд ли я разом со всем этим справлюсь. Я изо всех сил пытался вернуть контроль над SF90. Я знал, что Льюис где-то рядом, поскольку до этого он уступал мне всего секунду, но когда посмотрел в зеркала, понял, что Хэмилтон подъехал вплотную.

Вопрос: Что скажете о скорости машины в гонке?
Себастьян Феттель: В плане чистой скорости уик-энд выдался неплохим, да и результат в целом хороший, мы с Шарлем финишировали на подиуме. Конечно, у меня сейчас странные ощущения, но в гонке наш темп был вполне конкурентоспособным. Думаю, всем очевидно, что на дистанции Mercedes немного быстрее, но мы смогли на равных с ними бороться.

Вопрос: Шарль, в гонке вы были больше довольны машиной, чем в квалификации?
Шарль Леклер: Намного больше. На дистанции у нас был хороший темп, что меня очень обрадовало. В момент старта я пробовал пройти Льюиса, но предпочел не рисковать. Следующие восемь-девять кругов были откровенно скучными, я старался беречь шины, а далее начал атаковать.

Я чувствовал, что машина конкурентоспособна, на втором отрезке она ехала особенно здорово. Команда попросила меня проехать быстрый круг, я это сделал и попросил разрешения продолжить в том же темпе, так как постепенно догонял лидеров. Я понимал, что подобраться вплотную будет сложно, но мне не хотелось отказываться даже от малейшего шанса. Правда, мои усилия в итоге не оправдались.

Я финишировал третьим, это хороший результат, но наша команда явно заслуживала большего. Досадно за Себастьяна: победа была практически гарантирована, обидно вот так её лишиться. Надеюсь, в последующих гонках результаты будут выше.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кристиан Менат) Себастьян, прошу прощения, что снова спрашиваю о том инциденте, но скажите, о чем вы подумали, когда оказались за пределами трассы? Вам хотелось вернуть контроль над машиной, или вы рассчитывали максимально быстро оказаться на траектории? Вы отпустили педаль газа или продолжали давить на неё?
Себастьян Феттель: Думаю, всем очевидно, что произошло в связке третьего и четвертого поворотов. Какой смысл в том, что мы уже почти час пытаемся разобрать тот инцидент буквально по секундам? При всем уважении к вам мне нечего добавить к тому, что я уже сказал.

Да, я потерял контроль над машиной, но не делал это намеренно, а последствия всегда непредсказуемы. Я понял, что не смогу вписаться в поворот, сбросил скорость и осторожно проехал по траве, теряя на этом время. Я вернулся на трассу с грязными шинами, и как только убедился, что машина снова меня слушается, бросил взгляд в зеркала, чтобы не оказаться на пути Льюиса, однако он уже успел поравняться.

В общем, что случилось, то случилось, я далеко не первый гонщик в истории Формулы 1, который ошибся на входе в поворот и, оказавшись на траве, был вынужден «ловить» собственную машину.

Вопрос: (Микеланджело Чоппи) Себастьян, вы сделали всё возможное, чтобы выиграть эту гонку, но получили пятисекундный штраф. Что вы скажете местным болельщикам, которые на протяжении всего уик-энда активно поддерживали Ferrari? Шарль, чем отличается прошлогоднее выступление в Монреале за Alfa Romeo от нынешнего выступления здесь же, но уже за Ferrari?
Себастьян Феттель: В Монреале у нас колоссальная поддержка. Утром я выехал прокатиться на велосипеде и увидел огромную очередь болельщиков, направляющихся на трассу. Атмосфера на трибунах была просто фантастической, у нашей команды здесь действительно много поклонников!

По ходу гонки я наслаждался реакцией зрителей и думал: «Какой замечательный день, вот ради чего я выступаю в гонках!» Конечно, когда позади едет Льюис, приходится атаковать на пределе, но в «шпильке» я всё же успевал заметить, как болельщики нас приветствуют. Они приветствовали нас и во время парада гонщиков, улыбались. Я понимаю их недоумение по поводу результатов гонки и очень признателен им за поддержку.

Вопрос: Шарль?
Шарль Леклер: Конечно, нынешняя ситуация очень отличается от прошлогодней. Сейчас я иначе подхожу к уик-энду, поскольку знаю, что машина позволяет бороться за подиум и победу, тогда как в 2018-м я мог рассчитывать разве что на несколько очков.

Себастьян говорил о поддержке, она превосходит все мои ожидания! В этом году болельщиков у меня явно больше, чем в предыдущем, это очень здорово!

Вопрос: (Фил Дункан) Себастьян, вы и команда планируете оспорить решение стюардов? Льюис в гонке не сделал ничего предосудительного, одобряете ли вы негативную реакцию зрителей в его адрес?
Себастьян Феттель: Я уже сказал, что зрителям не следует освистывать Льюиса. Понимаю, эти люди, как и я, недовольны решением стюардов, но вины соперника в этом нет. Неприятно, когда тебя освистывают, потому я вступился за Льюиса. Жаль, что для этого пришлось прервать его на полуслове, но я просто не мог не сказать: «Перестаньте, он не сделал ничего плохого».

Льюис здорово провел гонку, создал серьезный прессинг – мне понравилось наше сражение. Мы с большим уважением относимся друг к другу, вины Льюиса в назначенном мне штрафе нет.

Вопрос: Льюис, 78-я победа в карьере и уже пятая по ходу нынешнего сезона. Мы как раз говорили об инциденте в связке третьего и четвертого поворотов – расскажите, насколько резко вам пришлось среагировать, чтобы избежать контакта с машиной Себастьяна.
Льюис Хэмилтон: Знаете, я ощущаю некоторое опустошение, что довольно странно, ведь мы выступаем в очень красивом месте. У нас было захватывающее сражение двух команд, но закончилось оно с каким-то негативным оттенком.

Помню, в тот момент я ехал быстрее и старался создать прессинг для Себастьяна, чтобы, с одной стороны, подобраться ближе, а с другой – вынудить его совершить ошибку. Нечасто удается спровоцировать четырехкратного чемпиона мира на какую-нибудь оплошность, но когда это случилось, я подумал: «Отлично, вот мой шанс» - и попытался пройти поворот по привычной траектории, однако Себастьян вернулся на трассу прямо передо мной, и мне пришлось сбросить скорость, чтобы избежать столкновения. К счастью, обошлось без контакта, но отрыв снова вырос.

Когда команда сообщила, что Себастьяну назначен штраф, я продолжал атаковать изо всех сил, надеясь, что мы всё-таки сможем побороться, но преследовать соперника в Канаде слишком сложно. Здешняя трасса выжимает всё возможное из машины и гонщика, допустить ошибку не составляет ни малейшего труда, однако я всё же старался подобраться – правда, Ferrari оказались слишком быстры на прямых. Похоже, у них теперь есть особый режим работы мотора, которым мы похвастаться не можем – Себастьян легко уезжал от меня на прямых, даже если я использовал DRS.

Впрочем, лучше думать о позитивном. Я рисковал вовсе не выйти на старт гонки из-за проблем с силовой установкой, но утром механики успели всё починить. В этот уик-энд им пришлось нелегко, ведь в пятницу я повредил машину, что случается редко, а в ночь на воскресенье обнаружилась утечка в гидравлике. Нужно было полностью перебрать мотор, риск ошибки в такой ситуации всегда велик, но парни сработали безупречно, и мне хотелось отплатить им максимально возможным результатом. Не думаю, что в гонке я что-то сделал неправильно. Я выложился по максимуму и вряд ли мог выступить сколь-нибудь лучше.

Вопрос: (Максим Саразен) Льюис, вы сравнялись с Михаэлем Шумахером по числу побед в Монреале – у вас обоих их по семь. Что это значит для вас?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я об этом не думал. Как уже было сказано, есть ощущение, что сегодняшнюю победу искусственно обесценили. Надеюсь, к 2021 году правила изменят таким образом, что у нас будет больше возможностей открыто сражаться на трассе.

В Канаде я всегда выступал очень здорово. Мне нравится это место – да, в Монреале много болельщиков Ferrari, но и меня самого здесь очень поддерживают. Лично я считаю этот Гран При одним из трех лучших в сезоне – первое место, конечно же, принадлежит моей домашней гонке в Великобритании, где на трибунах собирается еще больше зрителей.

Когда в Монреале царит такая же погода, как в это воскресенье, уик-энд становится одним из самых приятных. Сюда часто приезжают мои родные, здесь я одержал свою дебютную победу, заработал немало поулов – мне по-настоящему нравится гоняться на автодроме имени Жиля Вильнева! Странно, что сегодня меня освистали, но я не первый раз наблюдаю подобную реакцию и не держу на людей зла.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Себастьян, планируете ли вы побеседовать со стюардами? Льюис, что вы чувствовали в Спа в 2008 году, когда оказались в той же ситуации, что Себастьян в минувшей гонке?
Себастьян Феттель: Не знаю, какие сейчас приняты процедуры. Я как раз думал о том, что люблю гонки, что мне нравится машины прошлых лет и гонщики, которые тогда на них выступали. Это большая честь, если удается побеседовать с кем-то из гонщиков старшего поколения, они были и остаются настоящими героями своего времени. Хотелось бы мне оказаться в их эпохе и выступать конкурентоспособно.

Дело не только в принятом сегодня решении. Просто вслушайтесь, как люди переговариваются по радиосвязи – мы используем какой-то официальный стиль, хотя это неправильно, у нас должна быть возможность выразить словами то, что мы думаем. Вы повторяете формулировки «получил преимущество», «не получил преимущество», «уходил от столкновения», но это не то, чем мы заняты в кокпите.

Мы гоняемся, и если на трассе появляется угроза, сбрасываем скорость, иначе будет странно с педалью газа в пол влететь в чужую машину, а после сказать: «Это неправильно, что в том месте была другая машина!» В гонке я вернулся на трассу, а Льюису пришлось на это среагировать. Не знаю, насколько близко он в тот момент находился. Когда я посмотрел в зеркала, его машина оказалась совсем рядом, но это было сражение в гонке, многие спортсмены предыдущих лет и зрители на трибунах согласились бы со мной, что получился чисто гоночный инцидент. Но вместо этого мы рассуждаем, как юристы, и используем официальные формулировки, хотя это ничего не дает ни спорту, ни зрителям.

Не такую Формулу 1 я полюбил ещё в детстве. Сегодня штраф сказался на моем результате, но есть вещи поважнее, притом уже в понедельник я не буду испытывать чувство досады. Мы с Льюисом с уважением относимся друг к другу, мы оба многого добились в Формуле 1 и остаемся конкурентоспособными, а одна победа или поражение ничего кардинально не меняет. Но мне не нравится то, что в пелотоне становится традицией жаловаться на действия соперника.

Льюис Хэмилтон: Я готов повторить слова Себастьяна о том, что мы с уважением относимся друг к другу. Нет такого гонщика, соперничество с которым было бы для меня приятнее, чем соперничество с Себастьяном – меня всегда радует возможность побороться с ним так, как мы сражались в этой гонке. Надеюсь, у нас впереди еще немало ярких моментов.

Вряд ли можно проводить параллели с моей собственной ситуацией в Спа в 2008 году, ведь там я сам допустил ошибку – обогнал соперника, выехав за пределы трассы, вернул позицию, а затем снова провел атаку. Команда тогда спросила Чарли Уайтинга, считается ли мой маневр корректным, и Чарли ответил – да. Если бы он сказал «нет», я снова вернул бы позицию и продолжил сражение. Концовка той гонки выдалась суматошной: я соскользнул с траектории, соперник вышел вперед, потом его самого развернуло, я вернул позицию, а далее он разбил машину, а я финишировал первым. Правда, вскоре меня оштрафовали, так что я знаю, каково это – лишаться первого места. Совсем не так хочется выигрывать гонки, и совсем не так хочется уступать в борьбе, особенно если пилотировал практически безупречно.

Вопрос: (Майк Дудсон) Прошу извинить, что продолжаю тему с инцидентом. Никому из нас не доводилось управлять машиной мощностью под 1000 лошадиных сил на скоростях, на которых вы выступаете. Понимаю, в той ситуации у вас было крайне мало времени, но если бы вы просто сбросили скорость, как среагировала бы машина? Её могло просто развернуть на скользкой траве?
Себастьян Феттель: Конечно, я сбросил скорость и потерял на этом время – думаю, вы согласитесь, что отыграть его за счёт той ошибки было невозможно. Я старался сохранить контроль над машиной, и когда из-за заноса задней части промахнулся мимо апекса и оказался на траве, сразу отпустил педаль газа. Я не пытался промчаться там, иначе просто врезался бы в стену. В тот момент для меня было главным «поймать» машину, а не отыграть какие-то доли секунды.

Вопрос: (Пино Азаро) Себастьян, что творилось в вашей голове, когда вы выбрались из кокпита и направились в расположение команды? Мы все задавались вопросом, идете ли вы в комнату стюардов…
Льюис Хэмилтон: Мне показалось, что твоя машина заглохла – я даже остановился в начале пит-лейн, чтобы подвезти тебя.

Себастьян Феттель: Я оставил машину там, где оставляют свои машины все, кто финишировал за пределами первой тройки, и отправился на взвешивание. Мне не хотелось принимать участие в интервью – я не был разъярен, просто озлоблен и огорчен, и причины, надеюсь, понятны. Однако я должен был проявить уважение к Льюису, Шарлю и представителю команды Mercedes, потому вернулся на церемонию награждения. Мне не хотелось присутствовать на подиуме, в такие моменты хочется просто уехать подальше. На этой пресс-конференции я тоже нахожусь не по своей воле, просто обязан тут быть, раз уж финишировал в первой тройке.

Вопрос: (Пино Азаро) Шарль, вы уступили Себастьяну всего шесть секунд. На последних кругах вам пришлось сбросить темп, чтобы напарник остался хотя бы вторым?
Шарль Леклер: Я не знал, что Себастьяну назначили штраф, и продолжал атаковать на случай, если у соперников впереди возникнут какие-то сложности. У меня не было информации о пяти секундах, я вел гонку в своем темпе.

Вопрос: (Михаэль Шмидт) Льюис, если бы вы были стюардом гонки, стали бы вы расследовать такой инцидент, назначили бы штраф?
Льюис Хэмилтон: Хорошо, что я не стюард, так этот вопрос чисто гипотетический.

Вопрос: (Ребекка Клэнси) Себастьян, вы говорили о том, что предпочли бы гоняться в предыдущих эпохах. Вы давно выступаете в Формуле 1, спорные решения вроде того, что было принято в минувшей гонке, заставляют вас задуматься о возможном уходе из спорта?
Себастьян Феттель: Не знаю, я не готов ответить на этот вопрос. Мне просто кажется, что ранее мы не обращали внимания на многие вещи, поскольку никто не пытался поднять шум из ничего, тогда как сейчас выгодно жаловаться на любую мелочь, ведь стюарды могут назначить сопернику штраф.

Я с уважением отношусь к стюардам, они внимательно просматривают каждый эпизод гонки и руководствуются правилами. Но притом они сами не раз подходили ко мне со словами: «Знаешь, мы с тобой согласны, но должны поступить вот таким образом». Получается, сам подход к принятию решению не вполне верный, но в такое время мы живем – правила прописаны буквально для всего.

Если вы гуляете пешком, а посреди дороги большая яма, идёт ремонт, то рядом должен находиться человек, который направит вас на другую сторону, иначе строительной компании придется нести ответственность, если вы упадете в яму и сломаете ногу. Но если вы сами прыгнули в яму и сломали ногу, не нужно жаловаться, виноваты только вы. Чувствуете разницу?

Вопрос: (Абхишек Аггарваль) Себастьян, когда стюарды назначили вам штраф, до финиша оставалось еще пятнадцать кругов, притом вы были в двух секундах впереди Льюиса. Была ли у вас возможность увеличить отрыв еще на три секунды?
Себастьян Феттель: В какой-то момент я довел преимущество до трех секунд, но Льюис наверняка контролировал ситуацию. Когда мне назначили штраф, Хэмилтон ослабил прессинг, так как не было смысла атаковать на пределе, но позднее он, похоже, усомнился в решении стюардов и снова подобрался вплотную.

Льюис Хэмилтон: Я не сбрасывал темп из-за решения стюардов. Ты сам поехал быстрее, а я подумал: «Эй, так он сумеет оторваться на пять секунд!» В тот момент у меня были сложности с шинами, но затем я сказал себе, что должен во что бы то ни стало удержаться за тобой.

Себастьян Феттель: Я пытался оторваться на пять секунд. Мне удалось проехать несколько быстрых кругов – видимо, как раз тогда, когда у Льюиса возникли сложности, но позднее у меня самого упал темп, а вдобавок пришлось экономить топливо, чтобы дотянуть до финиша. К счастью, я сумел остаться впереди и очень этим горжусь.

Спасибо команде! Несмотря на инцидент, в целом в Монреале мы выглядели конкурентоспособно и будем дальше дорабатывать нашу машину. На дистанции Льюис и Mercedes вновь выглядели немного быстрее, мы по-прежнему в роли догоняющих, но в целом эта гонка сложилась для нас неплохо.

Вопрос: (Аудас Ружинов) Льюис, история ваших побед началась на этой трассе в 2007 году. Не могли бы вы сравнить тогдашнего себя с собой нынешним? Что было наиболее ценным из того, чему научила вас Формула 1 за 12 лет выступлений?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос! Тогда я был 22-летним юношей и с тех пор стал гораздо более зрелой личностью. Я сразу с головой окунулся в мир Формулы 1, но если к гонкам я был готов, то ко всему, что их окружает – нет. Сложно сказать, чему именно научил меня этот спорт. Побывав во многих ситуациях, я многое узнал о себе самом, научился адаптироваться к различным обстоятельствам. Я всё познавал методом проб и ошибок, притом ошибок было немало. Многие из вас наблюдали за моей карьерой с первого дня и видели те ошибки, сложно найти нечто такое, чего бы вы обо мне не знали.

Я не идеален, но я стал лучше благодаря автоспорту, он наполнил мою жизнь смыслом, и за это я всегда буду безмерно признателен. Сейчас мне 34 года, я состоявшийся человек, но я пилотирую с той же страстью и энтузиазмом, что были у меня в 22 года, а накопленный опыт и знания позволяют еще лучше справляться с машиной.

Мы путешествуем по всему миру, видим разные страны, разные культуры. В этих поездках я усвоил для себя простую истину: нужно наслаждаться жизнью и не обращать внимания на то, что думают о тебе другие. Мнения всегда будут разными, но если ты в гармонии с самим собой, если рядом люди, которые по-настоящему тебя любят – я говорю о семье – тогда всё, что тебе нужно, это наслаждаться любимым делом и жить на пределе, ведь наши дни не вечны. Сегодня я буду засыпать с мыслью, что в этот уик-энд выложился по максимуму, но уже в следующей гонке я буду стремиться сработать лучше и постараюсь не повторить тех ошибок, что допустил в минувшую пятницу.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости