Гран При Бельгии

Гран При Бельгии

Гран При Бельгии: Пресс-конференция в воскресенье

Интервью на трассе. Мартин Брандл и Макс Ферстаппен

1. Себастьян Феттель (Ferrari)
2. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
3. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Себастьян, поздравляю с 52-й победой в карьере, по этому показателю вы обошли Алена Проста! Расскажите, как всё складывалось на суматошном первом круге...
Себастьян Феттель: Теперь у меня больше побед, чем у Алена Проста? Невероятно!

Первый круг? Я хорошо стартовал, но Льюис, похоже, не видел мою машину в зеркалах, так как сильно оттеснил меня влево. Впрочем, я понимал, что шанс атаковать представится позже, на подъеме. Год назад я поторопился провести обгон, и попытка не удалась, но на этот раз и ветер был не такой сильный, и момент я выбрал оптимальный. Соперники из Force India тоже боролись за лидерство, так что только когда я вышел вперед, удалось перевести дух.

Правда, практически сразу на трассу выехала машина безопасности. На рестарте мне уже самому пришлось обороняться, но я вовремя затормозил перед первым поворотом, несмотря на попутный ветер, затем удачно из него вышел, после чего гонка складывалась гладко. Льюис агрессивно атаковал, в конце первого отрезка он был особенно быстр, а на втором отрезке ситуация более-менее стабилизировалась, я спокойно контролировал темп.

Вопрос: (Мартин Брандл) Мне нравится, как вы отвечаете на вопросы – словно рассказываете историю!
Себастьян Феттель: А разве не этого вы от меня ждете?

Вопрос: (Мартин Брандл) Большое спасибо! Похоже, когда сегодня Льюис прибавлял в темпе, вам хватало скорости, чтобы сохранять отрыв, верно?
Себастьян Феттель: Мне повезло, что отстававших на круг гонщиков я догонял на прямых и не терял много времени, но и сам Льюис на последних пятнадцати кругах не атаковал, так что я смог немного расслабиться.

Гонка в любом случае получилась не такой уж простой, но она мне понравилась! Выступать в Бельгии всегда здорово, особенно с быстрой машиной, я уже с нетерпением жду домашний для нашей команды этап в Монце!

Вопрос: (Мартин Брандл) Льюис, для вас это уже седьмой подиум в Спа. Очевидно, вы рассчитывали на более высокий результат, но вам всё же удалось заработать восемнадцать очков...
Льюис Хэмилтон: Поздравления Себастьяну! По ходу гонки я делал всё, что в моих силах, но, по-моему, в любом случае мы неплохо сработали в этот уик-энд. Но он опередил меня на прямой, даже не заметив этого! Мы по-прежнему должны прилагать максимум усилий, чтобы догнать Ferrari.

Вопрос: (Мартин Брандл) На рестарте вы пытались атаковать Себастьяна в последней шикане – рассчитывали протиснуться вперед?
Льюис Хэмилтон: После рестарта я думал, что смогу попытаться атаковать Себастьяна, но он бы всё равно обогнал меня на прямой. У них в машине есть кое-какие хитрости, но мы сделали всё, что могли, нужно продолжать работать.

Вопрос: (Мартин Брандл) Впереди этап в Монце, и там Ferrari с их скоростью на прямых наверняка будут очень быстры.
Льюис Хэмилтон: Определенно.

Вопрос: (Мартин Брандл) Что ж, выясним уже через неделю! Макс, поздравляю с подиумом! На трибунах немало ваших болельщиков, но в гонке вы практически всё время ехали в одиночестве. Как всё прошло?
Макс Ферстаппен: Да, я провёл гонку в одиночестве, особенно после первых 10-12 кругов, но в начале было очень сложно опередить несколько машин. Мне удалось избежать неприятностей, затем я ехал один и рад подняться на подиум в Спа.

Вопрос: (Мартин Брандл) Ранее бельгийская трасса вам не благоволила, но сегодня всё сложилось неплохо. Полагаю, с нынешней скоростью машины Red Bull Racing третье место – максимум, на что вы могли рассчитывать.
Макс Ферстаппен: Да, раньше мне не везло на этой трассе, но сегодняшней гонкой я очень доволен.

Пресс-конференция

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: (Скотт Митчелл) Льюис, судя по тому, как вы говорили об обгоне со стороны Себастьяна, вас не удивило, что он вышел вперед. Но удивляет ли вас то преимущество, которое получили в Ferrari с обновленной версией силовой установки? Как, по-вашему, им удалось добиться такого прогресса? Вы намекали на технические уловки: полагаете, инженеры Ferrari просто изобретательнее инженеров Mercedes?
Льюис Хэмилтон: Мы тоже привезли сюда существенно доработанную версию силовой установки, но проблема в том, что всякий раз, когда мы прогрессируем, в Ferrari добиваются большего. Мы понимали, что они очень быстры на прямых – это особенно заметно на третьем секторе в квалификации. На протяжении уже четырех этапов у Ferrari есть нечто такое, что позволяет их машине ехать быстрее нашей на прямых – видимо, нам самим нужно сработать лучше.

Вопрос: (Кристиан Менат) В продолжение темы вопрос для Льюиса и Себастьяна. В квалификации у Mercedes было явное преимущество на втором секторе – чем оно объясняется? Всё дело в мощности, в аэродинамических настройках, при которых лобовое сопротивление больше, но прижимная сила выше? На первом и третьем секторах Mercedes уступали исключительно за счет меньшей мощности или чего-то еще?
Льюис Хэмилтон: Дело в мощности. Каким-то образом на участке от первого поворота до Eau Rouge силовая установка Ferrari явно выдавала больше мощности, после чего соперники просто уезжали от нас на прямой. То же самое наблюдалось и на завершающей части круга. Не знаю, как у них это получается, но всё примерно так, как я описал.

Вопрос: Себастьян, дело исключительно в силовой установке?
Себастьян Феттель: Хотелось бы мне верить, что у нас в самом деле больше мощности – мы очень к этому стремимся, и если это правда, тогда честь и хвала нашим инженерам! Мы много прогрессировали на протяжении последних двух лет, так что для нас это хорошие новости!

Что касается разницы на секторах, здесь всё довольно просто: у нас антикрылья настроены на меньшую прижимную силу, за счет чего мы были быстрее на первом и третьем секторах, но уступали на втором. Однако я не стану отрицать, что в этом сезоне по мощности силовой установки мы гораздо ближе к Mercedes, чем ранее. Год назад в Бельгии бороться с ними у нас не было ни единого шанса – приятно, что мы сумели добиться прогресса.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, когда вы говорили о неких хитростях в машине Ferrari, имели ли вы в виду, что соперники каким-то образом нарушают регламент?
Льюис Хэмилтон: У всех машин есть какие-нибудь хитрости. Под словом «хитрости» я подразумеваю особенности.

Вопрос: Особенности, соответствующие правилам, верно?
Льюис Хэмилтон: Просто особенности. Я не знаю, что именно используют в Ferrari, и не могу вам ответить, соответствуют их инновации правилам или нет.

Вопрос: (Джап де Грут) Макс, для вас эта гонка фактически домашняя, здесь немало голландских болельщиков – присутствовал ли дополнительный прессинг? Вчера под дождем вы рисковали по принципу «всё или ничего», сегодня поднялись на подиум – насколько вы сами довольны результатом?
Макс Ферстаппен: Мне нравится гоняться в Спа, и дополнительного прессинга от присутствия болельщиков я не ощущал – наоборот, они добавили мне мотивации, и я был рад видеть на трибунах так много одетых в оранжевое людей. Сегодня мне удалось отыграться после неудачного выступления в квалификации, так что я, конечно, рад своему подиуму. А еще мне было приятно видеть на завершающем круге, как болельщики меня приветствуют!

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, сегодня мы видели существенное преимущество Ferrari в гонке. Считаете ли вы, что это временное явление для Спа и Монцы, и что в Мехико и Остине разница в скорости будет меньше?
Льюис Хэмилтон: Нет, у Ferrari будет преимущество везде, где есть длинные прямые – то есть, и в Мехико тоже. В Сингапуре Ferrari традиционно владели инициативой, а если говорить о предстоящей гонке в Монце, с их скоростью на прямых нам будет сложно что-то противопоставить. Сегодня мы выкладывались на пределе, но если в квалификации явно были быстрее Ferrari на втором секторе, то сегодня даже на нем я едва держался в одном темпе с Себастьяном. Итоговый отрыв явно свидетельствует о хорошей скорости Ferrari, так что нам нужно работать еще эффективнее.

Вопрос: (Леннарт Блоемхоф) Макс, насколько приятно вам финишировать на подиуме в Спа спустя 24 года после того, как подобного успеха добился здесь ваш отец?
Макс Ферстаппен: Финишировать на подиуме само по себе приятно. То, что было 24 года назад, моего отца сейчас явно не заботит – значит, не заботит и меня.

Себастьян Феттель: Но в то время подиум для него наверняка был важен.

Макс Ферстаппен: 24 года назад – возможно, но сейчас отец рассуждает по принципу: «Это уже в прошлом». Повторю лишь, что финишировать в первой тройке всегда здорово.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, вернемся к вашим словам о «хитростях». Планируете ли вы лично или Mercedes обратиться по этому поводу в FIA?
Льюис Хэмилтон: Я не утверждаю, что в Ferrari используют нечто запрещенное. Я просто сказал, что у всех команд есть нечто такое, что позволяет добиваться большей скорости. Пожалуйста, не пытайтесь искать в моих словах скрытый смысл и истолковывать их таким образом, будто я сказал, что в Ferrari используют запрещенные регламентом технологии – это вовсе не так. Сегодня соперники явно выглядели сильнее, нам самим нужно работать активнее, но всегда найдется нечто такое, что есть на их машине, но отсутствует на нашей, и наоборот. Нам нужно выяснить, чего именно не хватает, и добиться прогресса.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для Льюиса и Себастьяна. В момент рестарта каждому пришлось решать разные задачи: вам, Льюис, представился шанс атаковать, а вам, Себастьян, пришлось думать об обороне позиции. Как вы настраивались на рестарт, как действовали в «шпильке» La Source и на прямой Kemmel?
Себастьян Феттель: Я хотел застать Льюиса врасплох, но в этом плане сегодняшний рестарт, очевидно, был одним из худших в моем исполнении. Льюис среагировал мгновенно, однако я знал, что опасаться мне нечего, поскольку на торможении перед восемнадцатым поворотом обгонять было нельзя. К слову, когда я понял, что застать врасплох Хэмилтона не удалось, у меня вдобавок возникла небольшая пробуксовка, но я не стал снова сбрасывать скорость в расчете еще раз попытаться подловить соперника, поскольку это было бы нечестно.

Я сосредоточился на последней связке поворотов, там обошлось без сложностей, а на стартовой прямой всю гонку дул попутный ветер, и я старался удостовериться, что его направление не изменилось. Перед «шпилькой» La Source я удачно затормозил, вышел из неё тоже здорово, а когда мне сообщили, что отрыв уже составляет девять десятых секунды, понял, что, скорее всего, сохраню позицию. Опять же, никогда не знаешь, как сложится ситуация при встречном ветре на прямой Kemmel, потому я внимательно смотрел в зеркала, стараясь разглядеть в них машину Льюиса. Вскоре я понял, что угрозы от соперника нет, и был очень рад, когда вошел в пятый поворот лидером гонки.

Льюис Хэмилтон: В момент рестарта я среагировал неплохо. Возможно, я мог бы протиснуться мимо Себастьяна в последнем повороте, но он наверняка тут же прошел бы меня на прямой, потому я остался позади и старался держаться как можно ближе. Но на выходе из последнего поворота Себастьян буквально умчался, в «шпильке» La Source и на выходе из неё Ferrari были быстрее нас на протяжении всего уик-энда, так что когда я её проехал, Феттель был уже далеко впереди.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, несмотря на предстоящее завершение сотрудничества Red Bull Racing и Renault сегодняшний результат позволяет вам рассчитывать на успешное выступление в оставшихся гонках?
Макс Ферстаппен: Мы постараемся взять максимум от каждой из оставшихся гонок. Надеюсь, на уличной трассе в Сингапуре мы сможем побороться с Ferrari и Mercedes или хотя бы будем к ним чуть ближе.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости