Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Австралии: Пресс-конференция в четверг

Участники: Льюис Хэмилтон (Mercedes), Себастьян Феттель (Ferrari), Даниэль Риккардо (Red Bull Racing)

Вопрос: Начнем с действующего чемпиона мира и шестикратного обладателя поула в Альберт-парке. Льюис, зимой вы говорили, что в предыдущем сезоне демонстрировали лучший пилотаж в своей карьере. Рассчитываете ли вы в этом году выйти на новый уровень в соперничестве с Себастьяном и Даниэлем?
Льюис Хэмилтон: План именно такой, я над этим работал.

Вопрос: Почему предыдущий сезон вы назвали лучшим?
Льюис Хэмилтон: Всё дело в сочетании факторов, да и в плане прессинга тот сезон был одним из самых острых.

Вопрос: Благодарю вас! Себастьян, простой вопрос: вам и Ferrari по силам добиться скорости, которая позволит опередить Льюиса по итогам сезона?
Себастьян Феттель: Ответа пока нет, но мы постараемся. Сезон длинный, и если бы он состоял из одной гонки, подход был бы иным, но впереди немало этапов.

Вопрос: Даниэль, в прошлые годы в первых гонках Red Bull Racing не хватало конкурентоспособности. Похоже, на этот раз команда готова лучше – надеетесь, что предстоящий Гран При Австралии будет для вас более результативным?
Даниэль Риккардо: Я в это верю. Мы неплохо поработали зимой, пора себя показать. Во главе пелотона по-прежнему три команды – Mercedes, Ferrari и Red Bull Racing. Надеюсь, мы удержимся в лидирующей группе и сможем побороться за подиумы.

Пресс-конференция в четверг

Вопросы с мест

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, насколько важно для вас опережать Себастьяна по статистическим показателям и остаться впереди по завершению карьеры?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, никогда об этом не думал, у меня даже мнения на этот счет нет. Я буду по-прежнему выкладываться по максимуму, чтобы сражаться в первых рядах – надеюсь, это обеспечит мне хорошие результаты.

Вопрос: Если в предстоящий уик-энд вы выиграете гонку с поула, то побьете абсолютный рекорд Михаэля Шумахера. За это стоит побороться, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, да.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Льюис, вы сказали, что не гонитесь за статистикой, но наверняка осознаете, что в нынешнем сезоне можете сравняться с Хуаном-Мануэлем Фанхио по числу титулов. Ближе к старту сезона вы чаще об этом думали?
Льюис Хэмилтон: Честно, нет. Сезон длинный, вы не думаете о том, удастся ли сравняться с кем-то. Лично я думаю о том, как превзойти себя, расширить границы возможного, сопоставляю шансы со своими возможностями и стараюсь жить на полную катушку. Я не знаю, каково это, и пытаюсь выяснить.

Вопрос: (Леон Алепидис) В Renault готовы использовать четыре мотора по ходу сезона. Рассчитываете ли вы, что вам хватит трех? Возможно, ближе к концу сезона будет логичнее поставить четвертый и отделаться только штрафом, а не рисковать в случае поломки получить и сход, и штраф?
Даниэль Риккардо: Сейчас сложно рассуждать об этом. В предыдущем сезоне я несколько раз получал штраф за замену компонентов силовой установки, в этом году у нас на один мотор меньше, и вероятность каких-то проблем, конечно есть, но они не предопределены.

Многое зависит от позиции в чемпионате: если вы стараетесь минимизировать возможные потери, скорее всего, вам подойдет озвученный вариант, но пока рано об этом думать. Будем оставаться оптимистами и постараемся обойтись тремя моторами!

Вопрос: Себастьян, вы об этом думали? Использование четырех моторов может обеспечить преимущество в скорости?
Себастьян Феттель: Не сомневаюсь, команда изучала этот вопрос. Не думаю, что у нас есть такие планы, но абсолютно уверен, что в этот уик-энд нам не придется использовать четыре мотора, так что беспокоиться пока не о чем.

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Мне нечего добавить.

Даниэль Риккардо на пресс-конференции в четверг

Вопрос: (Дэн Натсон) Даниэль, вы сказали, что впервые за долгое время команда очень хорошо подготовилась к старту сезона. Это усиливает прессинг?
Даниэль Риккардо: Должно стать веселее, ведь год назад старт сезона был вовсе безрадостным. Тогда я пропустил исполнение гимна на стартовой прямой, поскольку мою машину всё ещё пытались «оживить» в боксах. Я пропустил большую часть тренировок, что вовсе не порадовало. Думаю, на этот раз настроение при подготовке будет лучше – посмотрим, чего мы сможем добиться.

Вопрос: (Ян Гордон) Льюис, вы сказали, что стараетесь расширить границы возможного. Вы уже достигли пика карьеры, или по-прежнему чему-то учитесь?
Льюис Хэмилтон: Надеюсь, пик карьеры еще впереди.

Вопрос: (Ян Гордон) Можно ли сказать, что вы уже усвоили всё необходимое?
Льюис Хэмилтон: Опять же, нет. Уверен, есть пиковое состояние, при котором сложнее добиться лучшей физической формы. А когда падает интерес и мотивация, можно сказать, что пик пройден. Впрочем, я не чувствую, что достиг максимума – я, определенно, в хорошей форме и должен стараться добиться большего.

Вопрос: Что ответят остальные? Даниэль, вы на пике карьеры?
Даниэль Риккардо: Пока нет – к тому же, я всё еще молод!

Вопрос: Себастьян?
Себастьян Феттель: Не знаю. Думаю, всё в порядке: если Льюис немного старше меня и пока не достиг пика карьеры, то и мои перспективы весьма неплохие.

Вопрос: (Андреас Хаупт) Что скажете о дополнительной зоне DRS в Мельбурне, она поможет обгонам?
Даниэль Риккардо: Уж точно не навредит, хотя в Мельбурне всегда было сложно обгонять. Машины год от года едут быстрее, на некоторых автодромах преследовать соперника становится всё труднее – здесь в FIA решили сработать на опережение. Не знаю, станет ли возможным обгон именно в том повороте, но будет больше шансов подобраться вплотную и атаковать позднее.

Льюис Хэмилтон: Даниэль отлично ответил.

Себастьян Феттель: Согласен.

Вопрос: (Луис Деккер) По-вашему, чемпион мира этого года сейчас сидит за этим столом, или где-то снаружи разговаривает на голландском?
Даниэль Риккардо: Почему вы смотрите на меня?

Льюис Хэмилтон: У меня нет ответа. Себастьян?

Себастьян Феттель: Думаю, каждый из нас рассчитывает, что следующий чемпион сидит здесь – разве это не очевидно?

Вопрос: Спрошу по-другому – считаете ли вы, что один голландец вполне готов побороться с вами за титул?
Себастьян Феттель: О ком это вы?

Льюис Хэмилтон: Сюда приехало много голландцев.

Себастьян Феттель: Особенно журналистов.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Пожалуй, мы добавим девятый титул.

Себастьян Феттель: Что?

Даниэль Риккардо: У сидящих здесь гонщиков всего восемь чемпионских титулов, будет девять.

Льюис Хэмилтон

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, на этой неделе один из ваших бывших напарников сказал, что вашим слабым местом была недостаточная стабильность. Вы с этим согласны? Себастьян, как вы планируете одолеть Льюиса? Зимой вы размышляли об этом?
Льюис Хэмилтон: Думаю, в предыдущем сезоне я доказал, что это не так. Многим нужны громкие заголовки – очевидно, в этом причина подобных слов. Моя задача на предстоящий сезон – выступать еще стабильнее, чем в 2017-м, и именно за счёт стабильности я завоевал свой четвертый титул.

Вопрос: Себастьян, у вас есть план, как обойти Льюиса?
Себастьян Феттель: Конечно, всё просчитано! Правда, план у меня не с собой, он в моем номере. Разумеется, это секретная информация, я не могу ей с вами поделиться!

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Себастьян, замечаете ли вы у Льюиса слабые места? Если да, то каковы они?
Себастьян Феттель: Слабых мест практически нет, Льюис на протяжении многих лет выступает очень сильно. К слову, всегда неудобно отвечать на подобные вопросы, когда человек, о которым ты говоришь, сидит рядом. Но, повторюсь, слабых мест не так много. Они есть у каждого – в характере, в пилотаже, но я об этом не особо думаю. У меня самого много слабых сторон, и я стараюсь добиться прогресса там, где это необходимо, а дела других людей не в моей власти.

Льюис Хэмилтон: Думаю, у меня такая же слабая черта, как у всех в этом зале – я обожаю блинчики!

Вопрос: Даниэль, а ваша слабая черта?
Даниэль Риккардо: Тоже блинчики.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, вы готовы побороться за очередной титул? Сейчас вы выглядите уставшим – возможно, сказывается смена часовых поясов – но каков ваш настрой?
Льюис Хэмилтон: Я не устал, для меня это уже двенадцатый сезон участия в пресс-конференциях! Правда, меня не очень-то воодушевляет эта часть уик-энда, но я с нетерпением жду момента, когда окажусь в кокпите.

Вопрос: Вы готовы к борьбе?
Льюис Хэмилтон: Конечно.

Вопрос: (Хейкки Культа) Себастьян, вас удивило то, что Кими Райкконен зарегистрировался в Instagram? Планируете ли вы последовать примеру напарника?
Себастьян Феттель: Отвечу: «Да» и «нет». Кратко, в финском стиле.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Себастьян, когда вас спросили, сможете ли вы одолеть Льюиса, в ответ прозвучало нечто вроде «если бы сезон состоял из одной гонки, расклад был бы иным, но по ходу года…» Означает ли это, что в данный момент вы не уверены, что Ferrari…
Себастьян Феттель: Кажется, вопрос касался того, кто в итоге возьмет верх. Mercedes и Льюис по праву считаются фаворитами, но сезон длинный, а этап в Мельбурне – лишь одна из гонок, притом весьма специфичная.

Нам всем хочется поскорее запрыгнуть в машину и начать гоняться, и у Ferrari есть причины чувствовать себя уверенно. Наша машина потрясающе быстра, команда готовит множество новинок, но в этой фазе сезона вы не знаете возможностей соперников. Потому бессмысленно, приехав на первую гонку, утверждать, что от конкурентов не останется камня на камне. Судя по тестам, мы в неплохой форме. Да, могло быть и лучше, но так говорят всегда.

Себастьян Феттель

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Себастьян, что значило бы для вас сравняться с Фанхио по количеству чемпионских титулов?
Себастьян Феттель: Мой ответ будет похож на то, что ранее сказал Льюис – правда, у меня было больше времени об этом подумать, несколько зим. Я не ставлю перед собой подобных задач и не думаю о том, что могло бы произойти. Конечно, если всё получится, этот успех будет для меня значимым, и только тогда я начну его осознавать, но сейчас нет смысла думать в стиле «а что если»…

У меня много текущих вопросов, и мне нравится заниматься ближайшими планами, а не теми, которые могут осуществиться когда-то в будущем. При идеальном раскладе повторить достижение Фанхио можно менее чем через двенадцать месяцев, но это всё равно долгий срок, и мы знаем, как много факторов нужно собрать воедино, чтобы к концу сезона претендовать на титул и в итоге его завоевать. Кроме того, нынешние времена совсем не похожи на те, в которые побеждал Фанхио, у каждой эпохи свои вызовы. В общем, сейчас я ни о чем таком не думаю.

Вопрос: (Янни Мавромустакос) Вопрос ко всем: что вы думаете о переменах, произошедших в Формуле 1 с момента перехода чемпионата к Liberty Media?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, что ответить. Я слышал новый гимн чемпионата, он напомнил мне телевизионное шоу «Гладиаторы», которые я раньше смотрел субботними вечерами. Похоже, мы будем новыми «Гладиаторами»!

За минувший год был достигнут большой прогресс в том, как мы взаимодействуем с болельщиками – чемпионат стал более открытым. Но это лишь начало долгого процесса осознания, в каком направлении следует двигаться. Вряд ли кто-нибудь в этом зале знает точно, в чем залог будущего успеха Формулы 1, это в самом деле сложный вопрос, однако новые владельцы делают всё, что в их силах, и мы стараемся им максимально помочь.

Вопрос: Даниэль?
Даниэль Риккардо: Соглашусь с Льюисом. В паддоке было реализовано немало хороших инициатив – особенно в части логистики на многих европейских этапах. По сути, каждые две недели мы просто приезжали в одни и те же условия, каждая команда отправлялась в свой моторхоум и сразу приступала к работе.

В паддоке всегда было много болельщиков, важных гостей, но они держались обособленными группами. Новые владельцы постарались создать атмосферу бара – сделали общую зону, добавили музыку. Да, в плане борьбы на трассе изменений не произошло, но зрители, по крайней мере, получили нечто приятное.

В Мельбурне организаторы всегда успешно совмещали Гран При Формулы 1 с разнообразными мероприятиями, они постоянно изучают возможности сделать этап настоящим событием, чтобы болельщики не просто сидели на своих местах – вокруг всегда много интересного!

Льюис Хэмилтон и Себастьян Феттель на пресс-конференции в четверг

Вопрос: Себастьян, ваше мнение? Вы не стали ближе к социальным сетям, но как оцениваете происходящее в чемпионате?
Льюис Хэмилтон: Я думал, ты есть в социальных сетях!

Себастьян Феттель: Нет.

Льюис Хэмилтон: Значит, я подписан не на тебя…

Себастьян Феттель: Кем бы ни был тот человек, это не я, мои поздравления!

Знаете, в плане пилотажа не изменилось практически ничего, так как регламент был принят до прихода новых владельцев, но весь прошлый год я с радостью наблюдал на трибунах множество болельщиков, на автодромах было больше мероприятий, больше веселья. Правда, я сторонник традиций и привык придерживаться определенных вещей, так что во многих моментах я не специалист и не должен им быть, но…

Знаете, меня немного смущает, почему гонки должны начинаться позднее, почему на стартовой решетке больше не будет грид-гёрлз. В остальном изменений мало, подождем, что будет дальше.

Вопрос: (Чип Ле Гран) В любом виде спорта редко встретишь двух чемпионов на пике формы. Льюис и Себастьян, многим из нас предстоящий сезон кажется решающим в вашем противостоянии, но насколько приятнее борьба, если знаешь, что соперник по-настоящему хорош?
Льюис Хэмилтон: Выступать в Формуле 1 – это привилегия. У Mercedes большое гоночное наследие, и сейчас вместе с ними бороться на самом высоком уровне, конкурировать с лучшими – это здорово.

Когда завершается ваша карьера, вы хотите быть уверены, что боролись с лучшими. Есть те, кто рано уходят в отставку, есть те, кто выиграли титул, но были не столь конкурентоспособны. Окончательная цель всегда в том, чтобы стать лучшим. А для этого нужно бороться с лучшими. Борьба с Себастьяном Феттелем, с четырёхкратным чемпионом мира, стала для меня важным опытом.

Уверен, в этом году болельщики увидят захватывающий сезон. Два четырёхкратных чемпиона мира будут бороться за титул, но и Даниэль Риккардо сейчас много улыбается. Думаю, скорость Red Bull может многих удивить в этот уик-энд. По тестам невозможно понять расстановку сил, поэтому на этот раз я с особенным нетерпением жду начала пятничных тренировок и результатов квалификации.

Себастьян Феттель: Я согласен с Льюисом. Я считаю, что оказаться в Формуле 1 – это уже честь. Но когда ты приходишь в Формулу 1, у тебя только одна цель – победить, и больше ты ни на что не обращаешь внимания. Возможно, позже, когда ты оглядываешься назад, то видишь немного больше, перед тобой открываются новые горизонты. И есть что-то особенное в том, чтобы опережать лучших.

Если посмотреть, с кем я сражался по ходу своей карьеры, то начиная с картинга, это были одни и те же люди. Я не соперничал в картинге с Льюисом, но знал о нём. Мы встретились немного позже, в Формуле 3, когда он был намного лучше меня, а теперь мы сражаемся в Формуле 1. Думаю, со временем ты начинаешь больше думать о том, с кем борешься, и это означает, что борьба приносит тебе больше удовлетворения.

Я ищу полного удовлетворения, которое заключается в том, чтобы победить за Ferrari, потому что это величайшая команда в истории и величайшая команда в паддоке. Это моя главная цель – победить с Ferrari, а также опередить лучших из лучших, и Льюис – один из них.

Вопрос: (Фил Брэнаган) Льюис и Себастьян, у Даниэля нет контракта на следующий год. Какие слова вы бы ему сказали, чтобы привлечь в свою команду?
Себастьян Феттель: Уверен, Даниэль без контракта не останется. Не знаю, чего он хочет и как много просит, но место в пелотоне ему найдется. Мы провели вместе всего один сезон, который для меня сложился не лучшим образом, а для него – вполне успешно. В любом случае, мы неплохо ладим друг с другом, и я не вижу проблем, если нам снова предстоит выступать в одной команде, но я не в курсе планов Даниэля. Полагаю, у него есть пара вариантов, и спешить нет никакой необходимости.

Вопрос: Льюис, вы тоже так считаете?
Льюис Хэмилтон: Важно помнить опыт других гонщиков, помнить то, что они говорили, и стараться не противопоставлять себя команде, в которой выступаешь. Да, можно мечтать о новом опыте с другой командой, но в коллективе работает много людей, нужно поддерживать их дух, чтобы они оставались сосредоточенными на тебе и помогали добиваться цели. В предыдущие годы некоторые гонщики от досады принимали ошибочные решения и уходили, «раскачав лодку», но Даниэль сейчас в отличной команде и в этом году имеет шанс побороться за титул – возможно, он предпочтет остаться в Red Bull Racing.

Вопрос: Хотелось бы услышать ваш ответ, Даниэль.
Даниэль Риккардо: Они оба отлично ответили! Мне кажется, я уже слишком часто отвечал на вопросы о контракте, хотя в этом сезоне мы не провели ещё ни одной гонки! Хочется придержать эту тему на некоторое время. В этот раз мы с командой неплохо подготовились, и я в самом деле надеюсь, что Льюис окажется прав, и у нас будет возможность побороться за титул – это сделает меня невероятно счастливым. Как заметил Себастьян, я не буду спешить, а там посмотрим – задайте мне этот же вопрос через шесть месяцев.

Вопрос: (Гэтан Винерон) В прошлом году в правилах было четко закреплено, где и как на машине должны размещаться номера и фамилии гонщиков, а в нынешнем сезоне с появлением системы Halo мы едва можем разглядеть шлем! Вас беспокоит то, насколько легко зрителям и комментаторам отличить одного гонщика от другого, и если да, есть ли предложения, как улучшить ситуацию?
Себастьян Феттель: Следовало позволить командам самостоятельно разрабатывать Halo.

Льюис Хэмилтон: У меня нет четкого мнения, но я хотел бы заметить, что сейчас в окраске шлема практически нет смысла – возможно, я вовсе избавлюсь от рисунка с целью снижения массы. Что касается самого вопроса – уверен, владельцы чемпионата что-нибудь придумают.

Вопрос: Когда вы сами были детьми и болели за гонщиков, вам было важно видеть их шлемы?
Себастьян Феттель: Конечно, но мы не вправе обсуждать размещение Halo – систему нельзя просто переместить в заднюю часть машины. Возможно, следовало позволить участникам самим разрабатывать конструкцию – тогда конкретный дизайн хоть немного отличался бы от прочих.

Даниэль Риккардо: Пожалуй, можно было бы поместить на Halo некий знак, позволяющий отличить гонщиков одной команды – как в случае с разной окраской камеры, когда у одного из напарников она желтого цвета. Это позволило бы болельщикам понять, кто находится в кокпите, ведь сейчас шлем разглядеть в самом деле трудно.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости