Гран При Японии: Пресс-конференция в воскресенье

Интервью на подиуме. Льюис Хэмилтон и Такума Сато

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Даниэль Риккардо (Red Bull Racing)

Интервью на подиуме

Вопрос: (Такума Сато) Льюис, потрясающая победа! Что вы чувствуете?
Льюис Хэмилтон: Какой красивый у вас перстень, откуда он?

Вопрос: (Такума Сато) Это перстень победителя «500 миль Индианаполиса».
Льюис Хэмилтон: Мне он нравится, хочу себе такой же! В этот уик-энд на трибунах невероятное множество болельщиков – спасибо всем за тёплую поддержку! Отличный день, сегодня я впервые увидел море на горизонте, стоя на верхней ступеньке подиума. Фантастическая трасса, наша команда сработала потрясающе, но Макс выступил очень здорово, и гонка получилась непростой.

Вопрос: (Такума Сато) В субботу вы установили новый абсолютный рекорд круга, но сегодня вам было сложнее. В какой-то момент Макс подобрался вплотную – как вам удалось справиться? Вы контролировали ситуацию?
Льюис Хэмилтон: В гонке машины Red Bull Racing оказались невероятно быстры. Мы оказались сильнее в квалификации, сегодня я смог удержать их позади, но пару раз ситуация была очень острой – особенно на последних кругах, когда сначала объявили режим виртуального автомобиля безопасности, а затем пришлось заново начинать борьбу. Шины успели остыть, мы попали в трафик – соперничество получилось очень плотным.

Вопрос: (Такума Сато) Макс, фантастический прессинг! В Малайзии вы добились победы, а сегодня были близки к тому, чтобы финишировать первым. Как ощущения?
Макс Ферстаппен: Ещё один отличный день! Я хорошо выступаю в Сузуке, мне нравится эта трасса. Темп в гонке был многообещающим, но на первом отрезке на шинах SuperSoft возникли проблемы с передним левым колесом. После перехода на Soft всё наладилось.

Я боролся с Льюисом, на последних кругах у меня был отличный темп, но на этой трассе действительно сложно обгонять. На последних двух-трех кругах я сделал все возможное, чтобы сократить отставание, но… В любом случае, отличный день для команды. Нет сомнений, что с каждой гонкой машина становится все лучше, я очень этому рад.

Вопрос: (Такума Сато) Даниэль, вы выглядите очень довольным. Возможно, найдется пара слов для японских болельщиков?
Даниэль Риккардо: Для меня это первый подиум в Сузуке – такова была цель на уик-энд, и я её добился, так что спасибо, Япония!

Вопрос: (Такума Сато) Вы сказали, что впервые финишировали здесь на подиуме, но для вас это уже девятый подиум в нынешнем сезоне. В конце гонки вас атаковал Валттери Боттас – какими были последние несколько кругов?
Даниэль Риккардо: Мне всегда нравилась эта трасса, гоняться здесь на машинах нового поколения – настоящее удовольствие! После старта пелотон начал растягиваться, и не могу сказать, что для меня гонка была такой уж захватывающей, но ближе к финишу Валттери начал меня догонять. Когда я почувствовал прессинг, уже стало интереснее! Но в целом было весело!

Вопрос: (Такума Сато) Потрясающе, оба гонщика Red Bull Racing снова на подиуме! Льюис…
Льюис Хэмилтон: Могу я примерить этот перстень? Хочу понять, стоит ли мне пытаться выступить в Индианаполисе.

Вопрос: (Такума Сато) Всё, что пожелаете! Дамы и господа, Льюис Хэмилтон с перстнем победителя гонки «500 миль Индианаполиса»!
Льюис Хэмилтон: Отличный перстень, мои поздравления! Я уже хотел убежать с ним!

Вопрос: (Такума Сато) В личном зачете ваше преимущество достигло 59 очков. Вашим соперникам из Ferrari не сопутствует удача, но впереди еще четыре гонки – каким будет ваш подход?
Льюис Хэмилтон: Знаете, я мог только мечтать о таком преимуществе в личном зачете. Мы ведём борьбу с Ferrari с начала сезона, но наша команда сработала здорово – надежность была на высоте, что позволило добиться таких результатов. Спасибо сотрудникам, многие из них уже вернулись в боксы и начали упаковывать оборудование. Своей победой я обязан нашим парням здесь и на базе команды, а еще нам очень помогла поддержка болельщиков – спасибо всем!

Пресс-конференция

Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Красивая победа, Льюис! Расскажите, как всё прошло: кто лучше стартовал – вы или Себастьян? Когда вы узнали, что у соперника проблемы?
Льюис Хэмилтон: Старт получился неплохим, хотя поначалу ощущения были не идеальными. Возникла небольшая пробуксовка, но затем разгон был достаточно уверенным – впрочем, у соперников, по крайней мере, у Себастьяна, всё прошло точно так же. Феттель смог пристроиться за моей машиной, а затем я увидел, как Макс Ферстаппен провел атаку в одиннадцатом повороте. Потом соперники немного отстали, я старался контролировать темп и состояние шин – до финиша было очень далеко, трасса прогрелась сильнее, чем ранее по ходу уик-энда, а в такой ситуации, зная возможности Ferrari и Red Bull Racing, было крайне важно следить за эффективностью резины.

Вопрос: Вы не думали о переходе на два пит-стопа?
Льюис Хэмилтон: Мы следовали сценарию с единственным пит-стопом. У нас не было возможности эффективно реализовать стратегию с двумя сменами шин, а если бы соперники предпочли останавливаться дважды, за счёт одного пит-стопа мы могли получить преимущество.

Тем не менее, мы ехали на пределе ресурса резины. Похоже, антикрылья Red Bull Racing были настроены на существенно большую прижимную силу: их машины были медленнее на прямых, но очень быстры в поворотах, особенно на первом и втором секторах. Это позволяло им вплотную меня преследовать, а если я сам ехал за кем-то, у меня начинались сложности. Похоже, нам не хватало прижимной силы на втором секторе, но мы были быстры на прямых.

Ближе к финишу Макс подъехал очень близко. Перед пит-стопом у меня был комфортный отрыв, но Макс чуть раньше сменил шины и частично отыграл отставание. На круге возвращения я старался не нагружать резину, Макс подобрался на дистанцию в полторы секунды, затем я довёл отрыв до 2,5-3 секунд и контролировал темп. Но позднее во время режима виртуального сейфти-кара шины остыли, и вернуть их в рабочий диапазон оказалось непросто. Мы попали в трафик, впереди ехали Алонсо и Масса, я терял за ними время… При взгляде в зеркала казалось, что машина Макса совсем рядом, но стоило пройти круговых, отрыв стабилизировался.

Гонка не напоминала легкую прогулку, за результат пришлось побороться. Макс выступил отлично, мне понравилось наше соперничество!

Вопрос: В личном зачете у вас преимущество в 59 очков, в оставшихся гонках будет разыграно 100. Похоже, на 50% титул уже ваш, вы с этим согласны?
Льюис Хэмилтон: Невероятно осознавать, что отрыв настолько велик. Я рассчитывал на славное сражение с Себастьяном, но ему очень не повезло. В Формуле 1 многое зависит от надежности и эффективной работы всей команды, а не только от чистой скорости – в этом смысле у нас отличный базис, в последние годы мы убедительно это доказали. Парни работают феноменально, Mercedes можно считать лидерами по надежности, и сегодняшним успехом я обязан сотрудникам, предоставившим мне машину, с которой я могу полностью себя проявить. Спасибо всем, кто трудится на базе команды!

До конца сезона ещё далеко, сто очков – это немало. Всякое может случиться, нужно сохранять концентрацию и стараться выступать на таком же уровне. Похоже, сейчас удача на моей стороне, я наслаждаюсь тем, как всё складывается.

Вопрос: Макс, концовка гонки получилась захватывающей. У вас были реальные шансы на победу? О чем вы думали, находясь в кокпите?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать. Я видел, как Льюис старается беречь шины, и что в трафике ему, в отличие от меня, сложнее следовать за другими машинами. Я подобрался ближе, но при минимальной дистанции сразу теряешь в прижимной силе – реальной возможности атаковать не было, хотя я всё-таки пытался.

Сегодня старт был очень важен, а затем я ехал в своем темпе. Пройдя Себастьяна Феттеля в «шпильке», я быстро понял, что у него возникли проблемы – хорошо, что маневр удался вовремя, после чего первый отрезок я провел очень уверенно. Но Льюис в целом ехал чуть быстрее, после пит-стопа у моей машины на шинах Soft был отличный баланс, и я держался в 2,5-3 секундах от Mercedes. Мне не хотелось подъезжать ближе и рисковать «убить» шины – их ресурс вполне мог пригодиться позднее. Так и вышло: в конце гонки машина была очень конкурентоспособна.

Льюис сказал, что, возможно, у нас сильнее загружены антикрылья – да, в поворотах мы были весьма быстры. Правда, из-за этого мы больше, чем обычно, уступали на прямых, но в гонке эти настройки сработали, я рад снова подняться на подиум. Похоже, трасса в Сузуке ко мне благосклонна!

Вопрос: Кажется, вы волновались по поводу состояния левой передней шины…
Макс Ферстаппен: Да, резина работала на пределе – как, впрочем, у многих гонщиков.

Вопрос: Даниэль, для вас это первый подиум в Сузуке. В конце гонки у вас в зеркалах появился Валттери Боттас, что, как вы сами заметили, сделало гонку интереснее...
Даниэль Риккардо: Именно так. Уступив соперникам на старте, я практически всю гонку ехал в одиночестве. Всё это напомнило события недельной давности в Малайзии: там я тоже отстал от Макса и Льюиса, а затем старался ехать в своем темпе. Но когда ближе к финишу меня догнал Валттери, стало интереснее, и пришлось атаковать до клетчатого флага!

В целом по ходу гонки время от времени у нас была отличная скорость, но на этой трассе после старта сложно обгонять – для этого нужно иметь серьезное преимущество в скорости. Передняя левая шина сильно изнашивалась, резина начинала пузыриться… В целом день выдался не таким уж захватывающим, но я рад оказаться на подиуме. С начала уик-энда я говорил, что хочу финишировать в Сузуке в первой тройке, и сегодня этого добился.

Вопросы с мест

Вопрос: (Грэм Харрис) Макс, на последних пяти кругах вы прессинговали Льюиса и в тот самый момент догнали сражающихся между собой Алонсо и Массу. Как это повлияло на ситуацию? Алонсо пропустил Льюиса, но перекрыл вам траекторию, из-за чего вы отстали от Mercedes. Именно этот момент поставил крест на дальнейших попытках?
Макс Ферстаппен: Это точно не помогло. Впрочем, на последнем круге мне больше помешал Фелипе Масса, но я в любом случае вряд ли смог бы пройти Льюиса, когда он оказался на свободной трассе. Когда Хэмилтона сдерживали круговые, мне удалось подобраться, но стоило ему пробиться через трафик, шансов уже не осталось. Конечно, ситуация не идеальная, но она практически не повлияла на результат.

Вопрос: (Дэн Натсон) Макс, Даниэль, в момент старта вы обменялись позициями. Расскажите об этом моменте.
Даниэль Риккардо: Я частично посмотрел запись старта. Знаете, в тот момент я не видел… У нынешних машин «слепая зона» несколько шире, я стартовал не лучшим образом и рассчитывал увидеть Макса рядом, но он не появлялся довольно долго, и мне показалось, что он тоже стартовал плохо. Я думал, что могу сместиться к внутренней кромке трассы, но хотел оставить достаточно места на случай, если Макс всё-таки окажется справа, а уже на апексе он вышел вперед. Вряд ли я мог поступить как-то иначе: если бы я сразу сместился вправо, то непременно врезался бы в напарника. Всему виной неудачный рывок с места.

Я оказался на внешней стороне трассы, не лучшим образом вышел из второго поворота, и здесь Эстебан Окон сработал эффективнее. Думаю, причина в рывке с места – постараюсь всё внимательно проанализировать, чтобы понять, можно ли было среагировать лучше.

Макс Ферстаппен: Я хорошо стартовал. Как заметил Даниэль, в зеркалах сложно что-либо рассмотреть, но, к счастью, нам обоим хватило места на трассе.

Вопрос: (Леннарт Блоемхоф) Льюис, вы сказали, что вам понравилось бороться с Максом. Это происходит уже вторую гонку подряд, чем замечательно такое сражение?
Льюис Хэмилтон: Собственно, на трассе борьбы было немного, но мы знаем, насколько быстр Макс, и насколько стабильно он может ехать. В Малайзии он был недосягаем, сегодня, пожалуй, имел небольшое преимущество в скорости, но мне удавалось держать сопоставимый темп. Мы быстрее Red Bull Racing в квалификации, но в гонке они уступают нам не более десятой.

Сегодня у меня была мысль: «Макс выиграл предыдущую гонку, я не позволю ему выиграть еще и эту!» Было крайне важно не допустить ошибку. В какой-то момент, проезжая по прямой, я подумал: «Эй, мой преследователь намного моложе меня, я должен продемонстрировать свою зрелость и удержать позицию, должен доказать, что в душе я далеко не ветеран!»

Макс Ферстаппен: Ага, а я думал: «Это парень впереди меня уже совсем старый!»

Льюис Хэмилтон: Да, я не собирался позволять этому мелкому… В общем, мысли были примерно такими. На самом деле, мне нравится, что в чемпионат приходят настолько юные ребята. Макс будет выступать еще много лет после того, как я завершу карьеру, но до того момента я постараюсь не уступить ему слишком много поулов и побед.

Вопрос: (Луиджи Перна) Льюис, у вас гигантское преимущество над Себастьяном Феттелем в личном зачете. Изменятся ли ваши приоритеты?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, нет необходимости менять нынешний подход. Мы сражаемся за очки, но притом стараемся сберечь машину. Вряд ли нужны какие-то коррективы, я не рисковал сверх меры, чтобы обеспечить себе нынешнее преимущество – думаю, следует продолжать в том же духе. Конечно, хочется сберечь машину и силовую установку, но мне по ходу гонок это уже удавалось, и вряд ли я могу сделать большее. Если едешь заметно медленнее, временами ситуация только осложняется.

Вопрос: (Грэм Харрис) Льюис, в нынешнем сезоне многое зависит от надежности. На круге возвращения на пит-лейн вы обсуждали с инженером возникшую вибрацию. Возможно, дело касается мотора, и в Остине потребуется замена каких-либо компонентов?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что с мотором что-то не так. Я просто почувствовал… Знаете, иногда обращаешь внимание инженеров на вещи, о которых можешь забыть сообщить им на брифинге. В кокпите мы постоянно задействуем всевозможные переключатели, турбина производит странный шум, ощущается вибрация – надеюсь, ничего проблемного нет. Возможно, я просто немного раньше переключил передачу, что силовой установке не очень-то нравится.

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, очередной отличный результат. Насколько вы сейчас уверены в машине? Череда неудач осталась позади?
Макс Ферстаппен: Уверенность всегда присутствовала. Мне, наконец, начало везти в гонках, и это хорошо.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости