Гран При Австралии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Австралии. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Тото Вольфф (Mercedes), Эрик Булье (McLaren), Маурицио Арривабене (Ferrari), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Падди Лоу (Williams)

Вопрос: Открытый вопрос для всех. Сегодня – первый день нового сезона Формулы 1. Машины заметно изменились – как прошла эта пятница? Эрик, начнем с вас…
Эрик Булье: В целом неплохо. Да, мы не проехали столько кругов, сколько рассчитывали, но по сравнению с тестами ситуация несколько лучше. Новые машины выглядят впечатляюще, агрессивнее – это был неплохой день.

Вопрос: Кристиан, у Макса сегодня был инцидент, стоивший команде потери времени, но Даниэль на длинной серии кругов выглядел конкурентоспособно...
Кристиан Хорнер: Да, не так уж и плохо. Первая сессия оставила позитивное впечатление, однако корректировки, которые мы потом предприняли, не вполне понравились нашим гонщикам. Макс зацепил траву в двенадцатом повороте, что испортило ему вторую тренировку, однако мы собрали немало информации и в целом настроены оптимистично.

Вопрос: Падди, как прошел ваш день гоночного уик-энда в Williams?
Падди Лоу: День оставил смешанные эмоции. Первая сессия прошла потрясающе, мы продемонстрировали впечатляющий темп. Для Лэнса это была дебютная тренировка в Формуле 1, он постепенно прибавлял. У Фелипе во второй сессии возникла проблема с электроникой, из-за которой ему пришлось досрочно прервать программу. Мы не выполнили весь запланированный объем проверок, но с оптимизмом ждем завтрашнего дня.

Вопрос: Маурицио, для Ferrari день прошел так, как ожидалось?
Маурицио Арривабене: Мы работали над балансом. Утром возникло больше сложностей, чем обычно, во второй половине дня мы продолжили заниматься балансом – ничего нового по сравнению с привычной пятничной программой.

Вопрос: Тото, Льюис сегодня выглядел фаворитом…
Тото Вольфф: Да, он здорово провел день, а для команды это была одна из лучших пятниц. Тесты в Барселоне оставили ряд вопросов, потому нам приятно вот так подтвердить свою форму. Впрочем, результаты в пятницу, как правило, ничего не значат.

Вопрос: Эрик, возвращаемся к вам. Мы слышали, что вы преодолели немало миль по ходу перелётов в Японию и обратно. Насколько серьезны проблемы, какие шаги вы предпринимаете вместе с Honda, чтобы эти проблемы решить?
Эрик Булье: Мы крайне неудачно провели зимние тесты. Множество проблем, малая пройденная дистанция, отсутствие симуляции гонки – как вы заметили, у нас с Honda было немало встреч, обе компании со всей серьезностью относятся к ситуации. Вариантов множество, сегодня мы обсуждали возможные решения.

Вопрос: Тото, говорят, в чемпионской команде не нужно ничего менять, однако после доминирования в трех сезонах подряд в Mercedes новый технический директор и новый гонщик. Как изменилась динамика внутри команды?
Тото Вольфф: У нас очень большой коллектив, в Бриксуорте и Брэкли работает почти 1500 человек, и динамика позитивная. Каждый год мы стараемся реструктурировать себя без потерь для результатов, в команде хорошая атмосфера.

Вопрос: Кристиан, на тестах Red Bull Racing выглядела скромнее Ferrari и Mercedes, однако сегодня команда представила немало модификаций. Расскажите, как процесс доработки скажется на раскладе по ходу сезона. Станет ли он решающим фактором, и намерены ли вы сыграть именно на нем?
Кристиан Хорнер: Думаю, прогресс станет существенным фактором. Новые правила еще не полностью проработаны, можно многое отыграть за короткий промежуток времени, вопрос в том, кто сумеет наиболее эффективно совершенствовать машину и добавлять детали, повышающие ее скорость. Не будет преувеличением ожидать, что к этапу в Абу Даби мы будем на 1,5 секунды с круга быстрее, чем сегодня. По ходу сезона ситуация будет меняться, но, хочется верить, мы окажемся ближе к гонщикам Тото, и нас ждет более плотная борьба.

Вопрос: Падди, вы вернулись в команду, с которой побеждали в начале 1990-х в эпоху Мэнселла и Проста. Почему переход в Williams вы сочли правильным шагом на данном этапе карьеры?
Падди Лоу: С предыдущей командой у меня были три потрясающих года, невероятный успех, но вызов в Williams я счёл отличной возможностью. Как вы заметили, я вернулся в команду, с которой начинал свой путь в Формуле 1 – когда неделю назад я увидел людей, с которыми не встречался 24 года, это был очень эмоциональный момент. У нас фантастический коллектив, мы рассчитываем на серьезный прогресс в ближайшие годы.

Вопрос: Маурицио, вы преуменьшали ожидания от предстоящего сезона, но скажите, насколько сложно было команде построить, судя по всему, весьма конкурентоспособную машину несмотря на кадровые перестановки во второй половине предыдущего года и все технические изменения?
Маурицио Арривабене: Когда вы что-то меняете, вы делаете это для улучшения, а не для ухудшения ситуации. Мы произвели перестановки, коллектив работает очень слаженно. Зимой парни активно обменивались информацией, поскольку цель у нас единая. За счет совместной работы, единой цели и обмена информацией машина стала не продуктом одного подразделения, но результатом общего труда – это мотивировало нас до сегодняшнего дня и продолжит мотивировать в будущем.

Вопросы с мест

Вопрос: (Джон МакЭвой) Маурицио, люди из Liberty Media стали владельцами чемпионата, и одной из идей, которые им хотелось реализовать как можно раньше, была идея сделать участников чемпионата более открытыми для СМИ, но вчера один из ваших гонщиков был недоступен для журналистов – и это представитель Ferrari перед началом сезона. В чем причина, и будет ли так продолжаться и дальше?
Маурицио Арривабене: Поясните, что вы подразумеваете под СМИ? Это слишком широкое понятие, к которому, в том числе, можно отнести и социальные сети. Вчера Себастьян беседовал с журналистами, а в социальных сетях мы размещали информацию о Кими. В Liberty также заявили, что в настоящий момент в Формуле 1 цифровые платформы задействованы лишь на 1% от их потенциала, так что будет правильным найти баланс.

Вместо того, чтобы в четверг оба гонщика практически одинаково отвечали на одни и те же вопросы, мы сделали так, чтобы Себастьян общался одним способом, а Кими – другим. По сути, мы охватили все возможные коммуникационные платформы, чем порадовали и представителей поколения Z.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Развивая эту тему, вопрос ко всем – считаете ли вы, что в плане доступности гонщиков для журналистов нужны перемены, что интервью, возможно, следует проводить в Facebook Live и Instagram, чтобы открыть новую аудиторию и новые рынки?
Кристиан Хорнер: Предпринятые в этом году изменения были весьма позитивными. Как мне кажется, послабления в правилах, касающихся цифровых платформ, согласие на то, чтобы контент создавался…

Контент, создаваемый вне трассы, позволяет болельщикам заглянуть за кулисы и ближе взглянуть на личные качества гонщиков, когда те готовятся к старту сезона или отдельной гонке – это, определенно, хорошо. В конце концов, Формула 1 – это информационный бизнес, мы должны взаимодействовать с новыми каналами. Потому важно предоставить доступ к гонщикам и делать иные вещи, направленные на продвижение спорта.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Как заметил Маурицио, мы должны работать с тремя поколениями зрителей: во-первых, с давними болельщиками среднего возраста, во-вторых, с теми, кто родился на рубеже тысячелетий, и, наконец, с представителями поколения Z.

Нужно действовать максимально широко. Например, презентация новой машины всегда требует времени, а это риск в плане графика разработки – в итоге мы представили новинку в Facebook Live, собрав почти миллион просмотров за 24 часа. Мы должны охватить все группы, не забыв ни об одной – в этом плане более открытый подход Liberty Media пока работает верно.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Вопрос ко всем. В этом сезоне произошли существенные изменения в правилах. Полагаете, нас ждут более интересные гонки, и если да, то почему? Эрик, начнем с вас…
Эрик Булье: Тема машин весьма актуальна, все только и говорят о количестве обгонов. С момента дебюта DRS в 90% случаев обгоном мы обязаны именно этой системе, а пока она остается в чемпионате, вряд ли число успешных атак сильно изменится. У нынешнего поколения машин философия такая же, как у предыдущего, и пока она во многом опирается на эффективность переднего антикрыла, в поворотах мы по-прежнему будем сталкиваться с эффектом снижения прижимной силы. Из положительного – гонщики давно просили нас сделать машины более быстрыми в поворотах, и мы, определенно, этого добились. Увеличенные шины, более высокая прижимная сила, возросшая скорость помогут самым смелым участникам решиться на попытку атаки, но не думаю, что по сравнению с предыдущими годами разница окажется существенной.

Лично я уже чувствую – я могу говорить только за McLaren – что Фернандо, который очень жаловался на предыдущее поколение машин, сейчас доволен намного больше. Ему нравится пилотировать машину, и сегодня – в пятницу – вы уже могли наблюдать, как в некоторых скоростных поворотах гонщики не снимают ногу с педали газа, и это подтверждение того, чего мы хотели добиться. То, что гонщики довольны, должно положительно сказаться и на зрелищности.

Вопрос: Падди?
Падди Лоу: Соглашусь с Эриком. Еще один фактор, с которым предстоит иметь дело, это гораздо большие нагрузки в кокпите. При возросших скоростях в поворотах требования к выносливости гонщика тоже выше – вероятно, мы увидим больше ошибок по ходу гонок, так как участникам предстоит сражаться на пределе человеческих возможностей, и это станет еще одним интересным фактором.

Вопрос: Кристиан, желаете что-нибудь добавить?
Кристиан Хорнер: Мои коллеги отлично всё охарактеризовали. Машины будут выжимать из гонщиков максимум – мы не знаем, станут ли гонки зрелищнее, но парням, определенно, придется работать больше, мы, возможно, заметим большую разницу между ними. Им теперь придется активнее выкладываться ради успешной атаки, тогда как для некоторых из них в последние годы эта задача была слишком легкой.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Судя по сегодняшним высказываниям Росса Брауна, держатель коммерческих прав может играть более активную роль в регуляторном процессе, а это означает, что развлекательная составляющая может возобладать над технологической. Что вы думаете о большем участии держателя коммерческих прав в регуляторном процессе? Тото?
Тото Вольфф: Мы говорим о развлекательной платформе, которая должна строиться вокруг интересов болельщиков – в лице Росса Брауна у нас есть для этого нужный специалист. Он хорошо знает, что важно командам, и сейчас пытается добиться баланса между сохранением за Формулой 1 статуса вершины автоспорта для гонщиков и инженеров и ключевым приоритетом – обеспечить болельщикам самое захватывающее шоу. Мы живем в интересное время, и пока всё выглядит неплохо.

Вопрос: Маурицио?
Маурицио Арривабене: Если говорить о будущем, ключевыми факторами станут снижение расходов и рост скоростей. Конечно, всё, что мы здесь делаем, это часть шоу, часть индустрии развлечений. Все вокруг готовы обсуждать новые идеи и направления. Сейчас у нас есть структура управления, и пока мы все её придерживаемся, можно вести беседы, направленные на помощь спорту и его рост. Но если нам хочется что-то изменить, мы должны собраться вместе и всё обсудить.

Вопрос: Падди?
Падди Лоу: Мы приветствуем ориентацию на развлечение, именно таким должен быть спорт. То, что Росс формирует команду, которая тщательно изучит все предложения, по-настоящему воодушевляет – думаю, у нас есть все основания с оптимизмом смотреть в будущее.

Кристиан Хорнер: Лично я считаю, что сейчас основной акцент сделан на технологии, и мы крайне скудно о них говорим. Среднестатистический болельщик слабо понимает технологии, заложенные в машину Формулы 1, которая сама по себе, как намекнул Маурицио, обходится очень недешево. В конце концов, чемпионат – это дело держателей коммерческих прав, им решать, каким они хотят видеть спорт. Если всё нацелено на привлекательность для болельщиков и создание по-настоящему захватывающего продукта – в конечном итоге, держателям коммерческих прав хочется получить отменный телевизионный контент, потому крайне важно, чтобы они представили своё видение того, какой должна быть Формула 1. Затем у FIA есть полномочия определять правила, но команды должны быть вовлечены в этот процесс. Целей можно достичь, если две или три стороны договорятся между собой.

Эрик Булье: Думаю, всё уже сказали.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Маурицио, опираясь на результаты тестов и сегодняшних свободных заездов, есть ли у вас четкое представление о позициях, которые Ferrari занимает в пелотоне?
Маурицио Арривабене: В Барселоне мы следовали своей программе, точно так же действовали сегодня. В эту пятницу мы работали над балансом машины, в Барселоне день за днем старались без какой-либо паники и лишнего прессинга добиться оптимальной скорости. Мы были целиком сосредоточены на своей работе.

Вопрос: (Луиджи Перна) Маурицио, в недавнем интервью Даниэль Риккардо сказал, что Себастьян Феттель становится более конкурентоспособным и мотивированным, когда получает быструю машину. В нынешнем сезоне вы ждете от Себастьяна еще большей скорости? Что необходимо, чтобы Ferrari и Себастьян подписали контракт на 2018 год?
Маурицио Арривабене: Я начну со второй части вопроса. Говорить о контрактах сейчас – только отвлекать гонщиков, так что я не готов обсуждать эту тему. В остальном мне бы хотелось по ходу сезона видеть Себастьяна счастливым, поскольку если он счастлив – значит, наша машина очень быстра.

Вопрос: (Джон МакЭвой) Маурицио, сейчас вы настолько же уверены в шансах на победу в Австралии, как были уверены в них сегодня утром? Мы слышали, как вы говорили о проделанной работе – уверенность на том же уровне?
Маурицио Арривабене: Хочется оставаться реалистами. Это всего лишь пятница, вечером нам предстоит поработать, завтра процесс продолжится, а затем и в воскресенье у нас будет много задач. Не хочу давать никаких прогнозов.

Вопрос: (Луис Деккер) Кристиан, это только пятница, но можете ли вы представить Даниэля победителем воскресной гонки, или отставание слишком велико?
Кристиан Хорнер: Если рассуждать реалистично, Льюис – абсолютный фаворит, судя по продемонстрированной им сегодня скорости. Он считался таковым до приезда в Австралию и на протяжении всей пятницы только подтверждал этот статус. Впрочем, в гонках бывает всякое. В предыдущие годы мы наблюдали неожиданные результаты первых Гран При, и победа австралийца стала бы невероятным событием, но если судить по текущему раскладу сил, до этого еще очень далеко.

Вопрос: (Андре Лесли) Господин Вольфф, уход Нико Росберга стал большой потерей для команды, однако заменивший его Валттери Боттас демонстрирует отличный темп – в этом мы сегодня дважды убедились. Какой вам видится роль Валттери в нынешнем сезоне?
Тото Вольфф: Перед Валттери стоит непростая задача – заменить действующего чемпиона мира. За плечами Боттаса несколько дней успешных тестов, его работа с инженерами тоже складывалась неплохо, а сегодня у него был первый полноценный день гоночного уик-энда. В плане эмоционального настроя он отлично интегрировался в коллектив, и теперь ему предстоит сравнивать себя с, возможно, лучшим гонщиком Формулы 1. Уверен, Валттери найдет свой темп и полностью освоится в команде.

Вопрос: (Хит МакЭлпайн) Вопрос ко всем. Сегодня в первой тренировке команды мало работали на трассе, опасаясь за ресурс моторов. Вы бы поддержали изменения в регламенте на моторы, чтобы по пятницам команды проезжали больше километров?
Эрик Булье: Хороший вопрос. Если мы не выезжаем на трассу, это может быть как в силу технических ограничений, так и в силу отсутствия интереса к сбору данных. То есть, если гонщик за сессию проезжает от 18 до 30 кругов – значит, такова его программа по мотору. Можно скорректировать правила и проезжать больше, но команды могли бы и сейчас делать это, будь у них соответствующий интерес.

Падди Лоу: Не могу с тобой полностью согласиться. На протяжении обеих сессий команды работают в полную силу, и если что-то ограничивает их больше, чем ресурс мотора, так это эффективность шин.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Это первый Гран При, который проходит без контроля со стороны Берни Экклстоуна. Думали ли вы сегодня о том, что уже не можете в случае каких-либо проблем просто позвонить Берни?
Кристиан Хорнер: Откуда вы знаете, что он уже ничего не контролирует и ни за что не отвечает? То, что Берни сделал для Формулы 1 – это невероятно, спорт в нынешнем его обличии – его детище. В своей новой роли Берни тоже может внести вклад, у него огромный багаж исторических знаний, уважения и связей по всему миру – это можно использовать как ценный актив. Уверен, он появится на ближайших гонках, и новые владельцы чемпионата смогут конструктивно привлечь его к делам, чтобы успешно продолжить ту работу, которую он выполнял.

Маурицио Арривабене: Берни заслуживает нашего всеобщего уважения, ведь благодаря его усилиям мы выступаем в чемпионате, и наш спорт развивается. Новые владельцы хотят для Формулы 1 еще больших перспектив, однако нет будущего без хорошего исторического наследия. С таким базисом новые владельцы могут рассчитывать на дальнейший рост – спасибо Берни за всё, что он сделал, будем смотреть дальше!

Вопрос: (Мэт Кох) Чуть ранее был задан вопрос о том, что машины практически не выезжали на трассу. В плане зрелищности каким образом можно сделать пятничные заезды более интересными? Сейчас они проходят относительно спокойно, все работают по своим программам и готовятся к уик-энду…
Падди Лоу: Не знаю. В прошлом у нас была и пятничная, и субботняя квалификации – возможно, следует рассмотреть такой вариант. Здорово, что сейчас у нас есть процесс, позволяющий тщательно изучить правила и разработать вариант, включающий в себя новые идеи.

Тото Вольфф: Нужно разделять сессии, поскольку во второй половине дня мы активно работали на трассе. Утренняя тренировка прошла в привычном режиме и на чистом асфальте – нет смысла в условиях лимита на шины и моторы активно тестировать машину на трассе, чье состояние заметно улучшится. Попытка что-либо изменить в этом плане напоминает идею открыть ящик Пандоры, ведь мы всё-таки стараемся снизить издержки. Вопрос в том, насколько необходима постоянная зрелищность на трассе – думаю, сейчас у нас неплохой компромисс.

Вопрос: (Сэм Тикелл) Смена внешнего вида машин получила широкое одобрение, притом ранее было обозначено, что в Liberty Media продолжают заниматься этим вопросом на перспективу. Насколько радикальные изменения в облике машин вам хотелось бы видеть?
Маурицио Арривабене: Новые правила привнесли радикальные корректировки, все команды уже изменили внешний облик машин, притом нынешний регламент предоставляет дизайнерам и специалистам по аэродинамике возможность быть изобретательными. Это только первый шаг, и в будущем можно ожидать большего. Впрочем, нужно убедиться, что машины по-прежнему выглядят, как машины, а не как нечто странное.

Кристиан Хорнер: Сейчас машины выглядят потрясающе, далее – вопрос эволюции. Чем думать о внешнем облике, я лучше сосредоточился бы на звучании мотора. Пожалуй, в этот уик-энд лучший звук мотора – у двенадцатилетней машины Minardi, которая в свое время имела худший по звучанию двигатель и безнадежно уступала конкурентам. Когда слышишь звук десятицилиндрового мотора, достаточно взглянуть на лица болельщиков на трассе, чтобы понять, какие эмоции этот звук вселяет в поклонников Формулы 1. И я бы лучше занялся этим аспектом, нежели эстетикой.

Тото Вольфф: Мы уже поработали над эстетикой, и рассуждать о том, что еще можно сделать в этом направлении, будет лишним. Как заметил Кристиан, если есть возможность поработать над звучанием машин и очередным поколением моторов, её следует рассмотреть. Ранее звуку уделялось недостаточно внимания, и если мы сможем совместить доступную технологию с хорошей мощностью и достойным звучанием, это будет весьма своевременно и полезно.

Вопрос: (Луиджи Перна) Маурицио, в прошлом году во второй половине сезона Ferrari потеряла в темпе относительно Red Bull Racing. Сейчас вы уверены в том, что на этот раз команда сможет эффективнее дорабатывать машину по ходу сезона?
Маурицио Арривабене: Могу лишь сказать, что мы прилагаем максимум усилий, чтобы сработать как можно лучше и избежать повторения прошлогодней ситуации.

Вопрос: (Леон Алепидис) Если говорить о новых владельцах и дискуссии, которая развернется в ближайшем будущем – мы слышали, что в Liberty Media планируют отказаться от исторического статуса команд и отменить соответствующие выплаты. Вы бы поддержали эту инициативу, чтобы иметь более равномерное распределение призовых и чуть большую конкурентоспособность по всему пелотону?
Маурицио Арривабене: Подобные вопросы нужно обсуждать с теми, с кем заключен контракт, а никак не публично.

Эрик Булье: Если вы попросите у людей больше денег, они ополчатся против вас, попросите меньше – поддержат, однако такая дискуссия должна проходить за закрытыми дверями.

Кристиан Хорнер: Во всем паддоке нет такого руководителя, который бы сказал, что его команда рада иметь меньше денег. Если таковые найдутся – они сумасшедшие, потому вопрос скорее сводится к тому, чтобы поднять тех, кто находится у нижней границы, нежели принизить верхушку. Надеюсь, эта цель вполне достижима.

Падди Лоу: Звучит неплохо, мы бы такую идею поддержали.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости