Гран При США

Гран При США

Гран При США: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Нико Хюлкенберг (Force India), Кевин Магнуссен (Renault), Валттери Боттас (Williams), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Себастьян Феттель (Ferrari), Роман Грожан (Haas)

Вопрос: Нико, наши поздравления – в следующем году вы будете выступать в составе заводской команды Renault! Почему вы сочли этот шаг своевременным, и что подтолкнуло вас к такому решению?
Нико Хюлкенберг: Уверен, в нынешней фазе карьеры это верный шаг. Я прошел долгий путь с Force India, для меня этот сезон уже пятый с командой, вместе мы добивались успехов, но пришло время принять новый вызов. С дебюта в Формуле 1 я хотел выступать за заводскую команду, для меня это шанс, и вполне своевременный. Думаю, я поступил верно.

Вопрос: В девяти предыдущих гонках подряд вы квалифицировались в первой десятке – в чем секрет такой стабильности?
Нико Хюлкенберг: Отличная машина! Это всегда помогает. Команда очень хорошо поработала над VJM09, это целостный проект. Требовательна ли трасса к высокой или низкой прижимной силе, мы неизменно квалифицируемся в первой десятке и стали серьезным соперником за спинами трех ведущих команд, благодаря напряженной работе.

Вопрос: Кевин, что обещает вам контракт с Нико? Вы станете его напарником или ищете другие варианты?
Кевин Магнуссен: Надеюсь, мы с Нико будем напарниками – такова цель. Пройдет совсем немного времени, прежде чем я смогу объявить о своих перспективах, а пока нужно сосредоточиться на предстоящем Гран При США, думать о пилотировании, а там посмотрим.

Вопрос: Вы начали свою карьеру в Формуле 1 с подиума, затем пропустили сезон 2015 года, а в нынешнем сезоне вернулись вместе с Renault. Форма Renault оправдала ваши ожидания?
Кевин Магнуссен: Я бы сказал, да. Мы понимали, что сезон предстоит непростой – машина, полученная в наследство от Lotus, оказалась непроработанной. В начале года силовой установке заметно не хватало мощности – в этом плане переход от Mercedes к Renault тоже стал шагом назад, но французские мотористы сработали очень здорово, сумев доработать мотор. Мы научились выжимать из машины больше скорости, но почти не прибавили в прижимной силе, так как всё внимание команды было в большей степени сосредоточено на подготовке к следующему сезону. Нынешний год изначально планировался как переходный с ориентиром на будущее, а не на текущие результаты, и мы взяли от него всё, что могли.

Вопрос: Валттери, каковы ваши планы? Думаю, вам известно, что вы превзошли рекорд Джима Кларка по длительности выступлений за одну команду. Вы готовы остаться, или ждете перемен?
Валттери Боттас: Насколько я понял, вас интересует, останусь ли я в Williams. Нужно подождать подтверждения планов на следующий сезон, а что касается рекорда – что ж, приятный факт. Период выступления за Williams был замечательным, мы добились хороших результатов, но мне кажется, что можем добиться и большего. Поживем – увидим.

Вопрос: В двух предыдущих гонках вы заработали очки, хотя квалифицировались за пределами первой десятки. Вас это удивило?
Валттери Боттас: Определенно. В двух предыдущих гонках нам не хватало темпа на дистанции – команда работает на следующий сезон, и если соперникам удавалось прибавить, у нас на отдельных трассах возникали сложности. Надеюсь, здесь дела пойдут лучше, до конца сезона у нас еще будут удачные гонки, главное – всё сделать правильно.

Вопрос: Переходим к Льюису Хэмилтону – действующему чемпиону мира и четырехкратному победителю Гран При США. Перед этапом вы участвовали в шоу на американском ТВ, были новости, что вы появитесь в новой версии игры Call of Duty. Расскажите об этом. Что значит для вас, гонщика Формулы 1, возможность привлекать новую аудиторию за пределами автоспорта?
Льюис Хэмилтон: Всем доброе утро! Да, мне посчастливилось принять участие в шоу Эллен ДеДженерес – это был фантастический опыт. Мне нравится бывать в Штатах, для меня это была возможность встретиться с совершенно новой аудиторией – полагаю, большинство присутствовавших на шоу и не слышали о Формуле 1, они буквально замерли на своих местах, узнавая нечто новое! Не думаю, что кому-либо из гонщиков Формулы 1 доводилось бывать на этом шоу, так что я очень горжусь самим фактом.

Вопрос: Что скажете об игре Call of Duty?
Льюис Хэмилтон: Я играю в нее каждую зиму! Собственно, удается поиграть и по ходу сезона, но в основном все-таки во время зимнего перерыва. Когда я получил приглашение принять участие в проекте, мне это очень понравилось, я буквально подпрыгнул от восторга и теперь не могу дождаться зимы! Мой друг по игре не представляет… Впрочем, он мог кое-где прочитать… В любом случае, я не говорил ему, что принял участие в проекте, так что когда зимой он увидит меня в игре, то наверняка будет очень удивлен!

Вопрос: Вернемся к привычным темам. В оставшихся гонках будет разыграно 100 очков, а вы сейчас уступаете лидеру 33 очка. Чтобы отыграться, вам нужны победы, а Остин – идеальное место, учитывая ваши достижения: вы выиграли три из четырех прошедших здесь Гран При!
Льюис Хэмилтон: В Америке я всегда выступал неплохо. Я здесь уже неделю и с нетерпением жду продолжения борьбы. Трасса в Остине фантастическая, организаторы очень хорошо над ней поработали. Это один из немногих современных автодромов, позволяющих преследовать соперника и проводить атаки, с чем в Формуле 1 всегда сложности. Ожидается, что уик-энд пройдет при чуть лучшей погоде, что здорово для болельщиков – ждем начала!

Вопрос: Вряд ли погода может оказаться хуже, чем год назад! Спасибо, переходим к триумфатору Гран При США 2013 года Себастьяну Феттелю. Сложилось впечатление, что гонка в Сузуке стала для Ferrari отражением сезона в целом: машина была быстра, но в силу разных причин команде не удалось конвертировать эту скорость в подиум или победу. Может ли Ferrari рассчитывать на победу в какой-либо из четырех оставшихся гонок?
Себастьян Феттель: Шанс есть всегда. В Японии мы добились прогресса, однако, как вы заметили, этап стал отражением сезона в целом. Впрочем, главное, что мы продолжаем отдавать борьбе все силы. Да, в Японии всё могло сложиться гораздо лучше, этого не получилось – продолжим в Остине.

Вопрос: На пресс-конференции в Монце вы говорили об ощущениях гонщика Ferrari перед многочисленными болельщиками. Ferrari на протяжении многих лет представлена в США, для компании это крупнейший рынок, да и количество поклонников здесь невероятное. Каково это – быть гонщиком Ferrari в Америке?
Себастьян Феттель: В прошлом году в Остине я выступил весьма неплохо. Да, пришлось стартовать далеко не из первых рядов, но погодные условия помогли пробиться через пелотон и финишировать на подиуме, так что дебютный Гран При США за Ferrari явно удался.

Как вы заметили, здесь у команды немало болельщиков – да, основной их костяк все-таки живет в Италии, но в каком бы уголке планеты мы ни были, мы везде ощущаем колоссальную поддержку. На трибунах всегда немало флагов Ferrari и людей, одетых в красное – приятно быть частью этой большой семьи!

Вопрос: Роман, для вас это 100-й Гран При в карьере, он совпал с первым домашним этапом Haas F1! Команда подготовилась каким-то особенным образом – возможно, пригласила на трассу сотрудников и членов их семей?
Роман Грожан: В понедельник мы прибыли в Шарлотту, а затем отправились на базу в Северной Каролине, чтобы посмотреть машины NASCAR и участвовать в мероприятиях для СМИ. Многие сотрудники базы в Северной Каролине будут в этот уик-энд на трибунах – им редко удается видеть нас, так как база команды расположена в Европе. Впереди мой 100-й Гран При, первая домашняя гонка для команды – замечательно!

Вопрос: Ранее в Остине вы выступали очень неплохо. Две недели назад в Японии обе машины Haas впервые вышли в финал квалификации – есть ли шанс повторить это достижение здесь, в Остине, и на этот раз заработать несколько очков?
Роман Грожан: Если не получится выйти в финал квалификации, но в гонке мы заработаем очки, меня это устроит! В Японии мы отлично выступили в квалификации, добились прогресса в работе над машиной: новое антикрыло неплохо себя зарекомендовало. Команде всякий раз приходится непросто, так как на любой трассе у нас нет прежних данных, мы не знаем, с чего начинать подбор настроек, и на поиск нам требуется больше времени. Но мы, определенно, постараемся квалифицироваться уверенно, а затем было бы неплохо заработать несколько очков, поскольку этого не случалось уже довольно давно.

Вопросы с мест

Вопрос: (Сефф Хардинг) Льюис, в свое время вы активно сотрудничали с UNICEF и недавно разместили в Facebook фото со своего путешествия на Гаити два года назад, заметив, что сейчас региону требуется помощь после разрушительного урагана. Планируете ли еще одну поездку на Гаити в пострадавшие от стихии районы?
Льюис Хэмилтон: Рад снова вас видеть, спасибо за вопрос! У меня не было планов снова посетить Гаити, но я бы не отказался. Предыдущая поездка во многом изменила мою жизнь – увидеть столь прекрасную и, в то же время, очень бедную страну было по-своему отрезвляющим и печальным. Но я видел улыбки на лицах людей, довольствующихся гораздо меньшим, чем мы с вами. Сейчас регион сильно разрушен, у этих людей нет средств, чтобы выйти из непростой ситуации, и у нас, гонщиков, при нашей зрительской аудитории есть возможность им помочь. Нам не обязательно призывать кого-либо к действию – многие просто не знают, как оказать поддержку. Люди постоянно пользуются мобильными телефонами, но не представляют, что нажав пару кнопок могут изменить чью-то жизнь – на это я пытался указать.

Мы с UNICEF прорабатываем варианты дальнейшего сотрудничества, я не знаю, будет ли моя роль как-то связана с Гаити – если у меня будут время и возможность оказаться там и чем-то помочь… Впрочем, не знаю, что я могу сделать – разве что разместить фотографию в социальных сетях, что не особенно помогает… В любом случае, в мыслях и молитвах я со всеми семьями Гаити.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Себастьян, ваш контракт с Ferrari заканчивается в конце 2017 года. Планируете ли вы в ближайшее время начать с командой переговоры о продлении нынешних соглашений?
Себастьян Феттель: Сейчас мы сосредоточены на четырех оставшихся гонках и подготовке к следующему сезону, не думаю, что настолько важно вдаваться в детали… Знаете, с моим контрактом на следующий год полный порядок, на базе в Маранелло продолжается серьезная работа – в команде все очень заняты, этим задачам и должно быть уделено основное внимание.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, в нынешнем сезоне у вас было немало успешных гонок, но случались и неудачные уик-энды. Как вы оцениваете свое выступление, если не говорить о проблемах с надежностью?
Льюис Хэмилтон: Я не привык оглядываться назад – смотреть нужно только вперед. Впереди еще четыре гонки, в Остине я всегда выступал очень здорово. Понимаю, нельзя всё время быть на высоте, сезон достаточно длинный, но идеальных гонщиков не бывает, и всё, что мне остается – это на пределе работать с командой. У нас отличная машина и замечательный коллектив – нет никаких причин не ждать успешных уик-эндов.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Льюис, ранее вы говорили, что вопросы должны задавать не журналисты, а болельщики. Один из болельщиков спросил в Twitter: «Как вы будете себя чувствовать, если в нынешнем сезоне титул достанется Нико Росбергу?» И еще один вопрос – есть ли у вас понимание, когда вам захочется завершить карьеру или взять годичный отпуск?
Льюис Хэмилтон: Спасибо за вопрос! Я не планирую брать отпуск, и если решу поставить точку, это будет точка. Каким был второй вопрос? Что ж, постараюсь отреагировать мужественно – нельзя выиграть все титулы. Все великие чемпионы и побеждали, и проигрывали – таков спорт. В оставшихся гонках будет разыграно немало очков, я выложусь по максимуму и по-прежнему верю, что шансы есть, но когда вопрос будет решен, сосредоточусь на следующем сезоне. Жизнь будет идти своим чередом, мы вступим в следующий год и, хочется верить, в нем будем еще сильнее.

Вопрос: (Ливио Орихио) Льюис, прошу прощения, что возвращаюсь к этой теме, но вы сделали несколько снимков с помощью своего мобильного телефона, что по ходу предыдущего этапа вызвало немалую дискуссию. Возможно, вы сумеете пояснить такое поведение. И еще один вопрос: по-вашему, справедливо, если во время парада пилотов участники используют наушники? Это создает искусственный барьер в ситуации, когда поклонники хотят, чтобы их поддерживающий клич был услышан…
Льюис Хэмилтон: Что касается парада пилотов, еще в начале карьеры я мог… Знаете, я с большим уважением отношусь ко всем участникам, но во время парада мы фотографируемся, беседуем на общие темы и зачастую не видим тех, кто потратил практически все сбережения, чтобы приехать на гонку. Потому, когда я стою возле моторхоума, одно моё ухо свободно от наушника, чтобы я мог слышать людей, прибывших поболеть за меня. Иногда у них можно заметить флаг Гренады, но чаще они, вне зависимости от национальности, размахивают британскими флагами, однако мы упускаем это из вида.

Если бы я пришел на трибуну поддержать кого-то, махал ему, а он вовсе не обратил внимания, я был бы крайне огорчен. Потому я сам стараюсь отметить каждого и даю понять, что ценю такую поддержку, поскольку никогда не думал, что у меня в принципе будут поклонники – те, кто предпочтут стабильно следить за мной, а не моим соперником. Важно взаимодействовать с болельщиками.

Ну а сейчас я хотел бы сделать фотографию – я ждал, когда все закончат с вопросами и ответами. Неплохой кадр, вы все в него вошли, спасибо!

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Льюис, вернемся к вопросу болельщика о соперничестве с Нико. Вы соревнуетесь с ним всю жизнь и чаще выходили победителем – сначала в картинге, потом в Формуле 1. Можно ли сказать, что из-за этого вам сложнее принять нынешнюю ситуацию, ведь такого ранее не случалось?
Льюис Хэмилтон: Сложнее? Вряд ли. Мы с Нико всегда вплотную боролись друг с другом, и при абсолютно равных условиях результаты были практически идентичными. В нынешнем сезоне наши выступления сложились по-разному, особенно в части надежности машины – с этим ничего нельзя поделать. Впрочем, зачастую W07 была невероятно хороша, я не раз неплохо с ней управлялся, но в ряде случаев первые несколько секунд гонки складывались для меня не лучшим образом – что ж, таков спорт.

Вопрос: (Тони Ди Зимо) Льюис, в Японии Mercedes в третий раз подряд завоевала Кубок конструкторов. Какой была атмосфера на базе команды во время празднования, насколько сложно было добиться такого успеха?
Льюис Хэмилтон: Хороший вопрос! Знаете, поездка на обе наши базы по-своему впечатляет. Помнится, когда я только пришел в команду, мне сказали: «Мы хотим представить тебя коллективу» - после чего на первой базе я встретил 800 человек, на второй – еще 500, и мне предстояло им что-то сказать! Поначалу это непросто, но после того, как я познакомился с каждым сотрудником и вместе с командой добился немалых успехов, я всякий раз испытываю невероятную гордость, когда встречаюсь с коллективом и могу выразить им свою признательность. Эти парни не путешествуют с нами, но работают изо всех сил, чтобы мы оставались впереди и выигрывали чемпионаты, и им потребовалось немало стараний, чтобы стать сплоченной группой, в которой каждый выкладывается по максимуму.

Когда я присоединился к Mercedes, многие считали моё решение ошибочным, но я верил, что команда кое-чего добьется, стал частью этой истории и очень ей горжусь. Сотрудники были очень рады третьей победе в Кубке Конструкторов, теперь всё внимание – подготовке к следующему сезону.

Вопрос: (Луиджи Перна) Себастьян, учитывая недавнюю доработку машины, насколько вы уверены в том, что в Ferrari определились с направлением дальнейшего развития? И вопрос о стратегии – возможно, следует кое-что поменять?
Себастьян Феттель: Что касается стратегии – не думаю. Полагаю, вы намекаете на предыдущую гонку – да, всегда проще анализировать постфактум, но тогда мы заметно уступали в скорости Льюису и не особо следили за ним. Основной задачей было побороться за второе место с Максом Ферстаппеном, мы попытались иначе сыграть на тактике – если бы сработало, мы оказались бы героями, но не получилось – что ж, можно жить дальше.

Что касается первого вопроса о доработках, мне и Кими они сразу понравились, с ними в Японии мы показали хорошую скорость. Сузука – настоящая проверка общей эффективности машины, но автодром в Остине во многом схожий – здесь на первом секторе немало быстрых поворотов, последний отрезок относительно медленный… Этап в Японии стал отражением сезона в целом, однако всегда есть возможность сделать выводы и извлечь уроки. Да, в 2017-м правила изменятся, но всё, что ты узнаешь о работе машины, так или иначе пригодится в будущем.

Вопрос: (Фрэнк Шнайдер) Льюис, на минувшей неделе у вас были какие-то проблемы с ногой, из-за которых вы не приняли участие в тестах в Барселоне. Сейчас вы в полном порядке? Что произошло?
Льюис Хэмилтон: Да, я в полном порядке. У меня была травма обеих ног, полученная во время занятий бегом и напоминающая о себе с самого начала сезона. К сожалению, физиотерапевт сказал, что необходима немалая растяжка, и что на заживление потребуется существенный период. Просыпаясь по утрам, я чувствовал боль с предыдущего дня, притом она не ослабевала. Главным было поправить ситуацию к нынешнему этапу – по сути, это первая неделя, когда я чувствую себя по-настоящему хорошо.

Вопрос: (Уилл Бакстон) В Японии Льюис заметил, что нынешний формат пресс-конференций нужно пересмотреть, поскольку их продолжительность увеличилась. Вопрос к тем, кто не отвечал в течение последних 25 минут – для сидящих во втором ряду и Нико Хюлкенберга: насколько вы заскучали, и не кажется ли вам, что день можно было бы провести с большей пользой? Роман, вы улыбаетесь шире прочих, с вас и начнем…
Роман Грожан: Спасибо! Нет, здесь весело! Правда, я фотографировал с брендом, с которым мне нельзя взаимодействовать, ведь я остаюсь послом Microsoft…

Льюис Хэмилтон: Простите его!

Роман Грожан: На самом деле, у меня могут быть неприятности! Впрочем, можно списать на длительный перелет и разницу в часовых поясах. Да, нехорошо, когда сидишь во втором ряду и не получаешь вопросов, но такова ситуация. Возможно, кое-что можно улучшить, давайте сохранять спокойствие.

Вопрос: Нико, вы сидите в первом ряду, что скажете?
Нико Хюлкенберг: Сегодня тут спокойно, Льюису достается большая часть вопросов.

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: В любом случае, все ждут завтрашнего дня, а сегодняшний вряд ли прошел бы сколь-нибудь быстрее, так что порядок.

Вопрос: Кевин?
Кевин Магнуссен: Могло бы быть лучше, но ситуация такая, какая есть.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, вернемся к теме социальных сетей. Вы стали исключать журналистов из Twitter, хотя мы поддерживали вас с начала карьеры. Почему?
Льюис Хэмилтон: Это произошло не из-за меня. Я не контролирую всё свое присутствие в социальных сетях – для этого есть пара специалистов, и наш подход таков: если кто-то выражается некорректно, мы этот эпизод вырезаем. После перелета из Азии я получил сообщение, но не представляю, кого именно заблокировали, и у меня нет на этот счет каких-то эмоций, как нет времени на то, чтобы самостоятельно выходить в сеть и блокировать доступ для отдельных лиц. Думаю, дело касается не только журналистов – многие получили блокировку, но если взглянуть на мой телефон, на нем даже нет этого приложения, лично я почти не пишу в Twitter.

Вопрос: Валттери, вы обмолвились, что в предыдущих гонках машине не хватало скорости. Полагаете, в перспективе у Williams достаточная инфраструктура и ресурсы, чтобы стабильно бороться с заводскими командами?
Валттери Боттас: Я не раз говорил, что Williams по силам выступать увереннее, чем в нынешнем сезоне. Два года назад ситуация была лучше, но мы не максимизировали все факторы, потенциал есть. Многое зависит от инфраструктуры – скажем, в Haas сумели навязать борьбу заводским командам, но это непросто: конкуренция очень острая, все работают на пределе, инвестируют всё больше средств. В Williams мы тоже стараемся пригласить интересных специалистов, чтобы с ними добиться прогресса. Смена правил – всегда возможность отыграться: думаю, нам по силам выступить лучше, чем в 2016-м, но посмотрим.

Вопрос: (Джонатан Грин) Льюис, еще вопросы от болельщиков. В этом году в Штатах ушли из жизни две иконы современности: Мохаммед Али и Принц. Насколько эти люди повлияли на вашу жизнь?
Льюис Хэмилтон: Насколько я помню, мой папа всегда слушал Принца, я вырос на этой музыке. Еще до смерти певца я в некоторых гонках, которые впоследствии выиграл, слушал его композиции.

Себастьян Феттель: То есть, по ходу гонки?

Льюис Хэмилтон: Нет, перед ней! Прелесть музыки в том, что она остается – Принц оставил нам бессмертное наследие. А что касается Мохаммеда Али, это спортсмен, который до конца отстаивал то, во что верил. Мне посчастливилось встретиться с ним, но, к сожалению, к тому моменту его болезнь зашла слишком далеко, у нас не было возможности побеседовать. Я надеялся, что мы сможем обменяться шутками, что я услышу слова, которые он обычно не произносит – впрочем, встреча всё равно получилась особенной, мне будет очень не хватать Мохаммеда Али. Пару гонок назад я смотрел фильм «Разборка в джунглях» исключительно из-за него… Достижения Али помогают справляться со многими повседневными трудностями.

Вопрос: (Джим Вертуно) Себастьян, Льюис надеется, что за четыре оставшиеся гонки ему удастся достать Нико. По-вашему, этот план реалистичен?
Себастьян Феттель: Конечно, поскольку Льюис достаточно быстр. Кроме того, предстоит разыграть немало очков, было бы ошибкой заранее опускать руки. Если бы я мог поменяться с Льюисом местами, сделал бы это немедленно – уверен, Хэмилтон будет атаковать. В четырех оставшихся гонках может случиться всякое, до конца сезона еще ничего не ясно.

Вопрос: (Ральф Бах) Нико, когда в Японии вы обогнали Валттери, сказав: «Увидимся позже!» Что это значило? Увидимся по ходу гонки, или в следующем году в Renault?
Нико Хюлкенберг: Нет, я не имел в виду Renault. Всё произошло через пару секунд после обгона, я был им доволен, а фраза просто вырвалась.

Себастьян Феттель: В самом деле, с чего тебе хотеть снова видеть Валттери?

Нико Хюлкенберг: Действительно, с чего бы?

Вопрос: (Сильвия Ариас) Нико, поздравляю с подписанием контракта. Что вы рассчитываете получить в Renault из того, чего вам не хватало в Force India?
Нико Хюлкенберг: Renault – производитель машин, от них в какой-то момент ждут борьбы за победы, а это как раз то, что мне нужно. Да, сезон выдался непростым, после покупки Lotus ситуация была сложной – на возвращение потребуется время, но перспективы мне видятся неплохими. Согласен, вызов серьезный, но я к нему готов – в конце концов, почему бы не написать с Renault свою историю успеха?

Вопрос: (Лей Диффи) Роман, NBC Sports обладает самой широкой сетью вещания в Соединенных Штатах, и в предыдущие две недели мы немало говорили о вас и команде Haas, всегда называя ее американской командой Формулы 1. Расскажите болельщикам, какова обстановка в первой за тридцать лет американской команде...
Роман Грожан: Здорово оказаться в Штатах, вся команда с нетерпением ждала этого момента. Предмет особой гордости – американский флаг и названия Haas и Stewart-Haas: за этими именами славная история. Для нас предстоящий этап – особенный: надеюсь, получится выступить уверенно и добиться неплохого результата.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Льюис, вы говорили о социальных сетях и о том, что не контролируете свое присутствие в них. Как так получается? Это мой вопрос, а не вопрос болельщиков, но им, уверен, хотелось бы знать ответ…
Льюис Хэмилтон: Есть несколько платформ, я не работаю с каждой из них постоянно, потому у меня есть люди, которые помогают выполнять эту объемную работу.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Есть ли вероятность, что в таком случае в сети звучат далеко не ваши мнения?
Льюис Хэмилтон: Исключено, там только мои слова. Если момент для размещения не подходящий, я могу записать мнение, отправить одному из своих специалистов, и он разместит его в нужное время.

Вопрос: (Ливио Орихио) Себастьян, одной из причин недавнего улучшения результатов Ferrari можно считать то, что команда продолжает доработку нынешней машины, хотя соперники уже переключились на 2017-й. Какие цели вы преследуете? Можно ли, учитывая имеющиеся знания о нынешней машине, уделить больше времени перспективному шасси? Сейчас на тесты в аэродинамической трубе и расчёты CFD отводится суммарно сорок четыре часа – получается, вы используете ресурс новинки в пользу SF16-T?
Себастьян Феттель: Мне кажется, я и команда неплохо знаем правила. Всё, что устанавливалось на машину в нынешнем сезоне, всегда заранее планировалось и имело свои причины. Не думаю, что Ferrari – единственные, кто продолжает готовить новинки. Конечно, когда вы не сражаетесь за титул, акцент смещается на следующий сезон – особенно в свете серьёзности перемен в правилах, но я всё равно уверен, что нужно ехать на оставшиеся четыре гонки не только для того, чтобы продолжить борьбу и попытаться добиться успеха, но также для получения знаний о машине, которые помогут и на следующий год. Команда старается разумно использовать каждый пройденный круг, чтобы сработать максимально эффективно, но в остальном мы уже ждем следующего сезона. Да, я прекрасно помню, сколько часов отводится на испытания, и как эти часы распределены – уверен, мы поступаем верно.

Вопрос: (Самуэль Райман) Льюис, до первого поворота здесь весьма продолжительный отрезок. В этом сезоне у вас не раз возникали сложности на старте. Есть ли опасения в этот уик-энд?
Льюис Хэмилтон: Мы работали над стартом с самого начала года и потратили на этот аспект едва ли не больше сил, чем на что-либо еще. На прошлой неделе я был на базе команды, мы прорабатывали все факторы, чтобы в этот уик-энд старт прошел удачно. Не получится здесь – попробуем еще через семь дней, но мне кажется, что ситуация стала немного лучше. Скрестим пальцы и будем ждать воскресенья.

Вопрос: (Кевин Лайттл) Кевин и Валттери, автодром в Остине пострадал из-за урагана и испытывал финансовые трудности. Насколько трасса и город подходят в качестве места для проведения этапа Формулы 1? И еще – что было вашим самым интересным занятием в Остине?
Кевин Магнуссен: Самой интересной была гонка в 2014 году. Сам город с его ресторанами весьма хорош для празднования воскресной ночью, здесь приятно остановиться и еще приятнее видеть американских болельщиков – на прочих автодромах их встретишь нечасто. Отличный этап, заслуживающий свое место в календаре.

Валттери Боттас: Мне американский этап очень нравится. Здешняя трасса по вкусу всем гонщикам, мы получаем колоссальную поддержку со стороны болельщиков, а неподалеку находится город Остин, где есть, чем заняться. По-моему, это один из лучших Гран При.

Самое интересное занятие? В прошлом году я посетил офис полиции в расположенном неподалеку Джорджтауне, провел целый день с сотрудниками, которые рассказали мне о своей работе. Мне повезло прокатиться на полицейской машине по их тренировочной трассе и побить лучший результат – в общем, было весело!

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости