Гран При США

Гран При США

Гран При США: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Сирил Абитебул (Renault), Тото Вольфф (Mercedes), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Мониша Кальтенборн (Sauber), Маурицио Арривабене (Ferrari), Джин Хаас (Haas F1)

Вопрос: Сирил, вы подписали контракт с Нико Хюлкенбергом – похоже, в Renault решили вложить немало средств в гонщиков. Какие выводы о планах команды на следующий год можно сделать из всего этого?
Сирил Абитебул: Мы всегда говорили, что у нас долгосрочный проект, но в нем должны быть очевидные шаги, и этот шаг – первый. Будут еще новости, решения, доработки – в Энстоуне есть специальный план инвестиций. Мы успешно дорабатываем силовую установку, структура команды постепенно приходит к целевой – пока что прогресс есть.

Вопрос: Теперь всё внимание второй вакансии. Чего вы ждете от кандидата, и хотелось бы вам видеть в команде французского гонщика?
Сирил Абитебул: Нам бы не хотелось делать акцент на национальности – гонщик должен быть быстрым и приносить пользу команде, как будет приносить ее Нико с его опытом. У Хюлкенберга высокий боевой дух, он способен сплотить команду – такие же требования и ко второму гонщику. Для принятия решения у нас есть время и пара вариантов – приятно, что многих привлекает наш проект.

Вопрос: Джин, ваша первая домашняя гонка в статусе владельца команды Формулы 1. Насколько вы этим горды?
Джин Хаас: Вчера на подъезде к паддоку собралось немало болельщиков – приятно видеть, с каким энтузиазмом они ждут возможности получить автограф, пожать нам руку и пожелать удачи. Остин – гостеприимный город, жители доброжелательны, кухня – отличная. Здорово находиться в Техасе и ощущать себя американцем в истинно американском городе – спасибо за это! Уверен, этап будет замечательным, мне хочется пригласить всех прийти на трибуны. Отличная гонка, великолепный город, отменная погода – всё обещает интересный уик-энд!

Вопрос: Вы довольны тем, как идут дела? Двадцать восемь очков в дебютном сезоне – звучит впечатляюще, или все-таки есть разочарование от того, что после уверенного старта не удалось сохранить заданный уровень?
Джин Хаас: Вы совершенно точно подметили – нам очень повезло с дебютом. У команды был практически год на подготовку, после тестов в Барселоне мы выглядели вполне уверенно, и пусть в первых гонках практически всё для нас было в новинку, нам явно везло.

В дебюте нам не приходилось думать, успеем ли мы подготовить модификации, но по ходу сезона этот момент стал вызывать всё большее беспокойство: как правило, у вас есть всего неделя на подготовку к очередному этапу, время предельно ограничено, что усиливает прессинг. Как раз в такие моменты проявляют себя по-настоящему сильные команды, и мы активно работаем в данном направлении. Да, сейчас у нас есть сложности, когда гонки сменяют одна другую, нужно правильно отвечать на вызовы – в этом плане более опытные коллективы пока справляются лучше.

Вопрос: Кристиан, в этот уик-энд в паддоке присутствует Эдриан Ньюи. Учитывая тот факт, что в регламенте 2017 года основной акцент сделан на аэродинамику, насколько Эдриан вовлечен в процесс постройки новой машины? Его участие больше, чем в работе над нынешней RB12?
Кристиан Хорнер: Степень вовлеченности аналогичная – Эдриан распределяет время в пропорции 50/50 между Red Bull Advanced Technologies и проектом с Aston Martin. По сути, половину рабочей недели он занимается разработкой дорожной машины, другую половину – созданием машины Формулы 1. Сюда он приехал, чтобы оставаться в ритме работы на трассе и быть в курсе событий – всегда приятно видеть его с нами в паддоке.

Вопрос: Результаты сегодняшней второй тренировки выглядят интересно. Похоже, в сравнении с Mercedes на длинной серии кругов Red Bull Racing вполне конкурентоспособны – особенно на SuperSoft, да и на быстром круге разница была небольшой. Вы настроены оптимистично?
Кристиан Хорнер: Даниэль Риккардо сегодня сработал очень здорово, он был быстр и на одном круге, и на длинной серии, а сам доволен балансом машины. Макса Ферстаппена, напротив, во второй половине дня баланс устраивал меньше, чем в первой.

Команда собрала немало информации, но, как часто бывает в пятницу, сложно понять, с каким режимом мотора и каким количеством топлива работали соперники. Mercedes по-прежнему остаются фаворитами, но если нам удастся оказаться от них в паре десятых, мы постараемся создать прессинг.

Вопрос: Мониша, не могли бы вы рассказать о подходе Sauber к использованию моторов с 2017 году? Почему вы считаете его верным?
Мониша Кальтенборн: Подход продиктован мнением технических специалистов. Грядут серьезные изменения, и с нашими возможностями мы обязаны концентрировать усилия в отдельных областях. Нам бы не хотелось слишком долго ждать конкретных изменений в части моторов – уже сейчас очевидно, что поставщик готов дорабатывать силовую установку до исчерпания соответствующих возможностей. У нас достаточно информации о планах в отношении моторов, и мы соответствующим образом выстраиваем свою работу – сейчас команда может целиком сосредоточиться на шасси и общем прогрессе.

Вопрос: Есть ли у вас причины заменить кого-либо из ваших нынешних гонщиков в преддверии следующего сезона?
Мониша Кальтенборн: Посмотрим. Мы внутри команды оцениваем различные варианты и в определенный момент обо всем объявим.

Вопрос: Тото, поздравляем с третьей подряд победой в Кубке конструкторов! А ещё мы слышали, что вы с супругой – равно как и ваша семья, Кристиан – ждете ребенка! Похоже, в паддоке вскоре потребуются ясли…
Тото Вольфф: Неплохая идея!

Вопрос: Исполнительный директор Liberty Media говорил о возможности проведения нескольких этапов на территории США и называл, в частности, Лас-Вегас и Майами. Что вы об этом думаете? Какое количество гонок было бы приемлемым для США?
Тото Вольфф: Прежде всего, нам приятно находиться в таком замечательном месте, как Остин. Каждый год мы видим эту фантастическую трассу, а появление большего количества гонок на столь важном для Mercedes рынке стало бы неплохим вариантом. Если мы каким-то образом можем этому помочь, сделаем незамедлительно.

Вопрос: У Mercedes два молодых подопечных в пелотоне – Эстебан Окон и Паскаль Верляйн. Раз уж мы обсуждаем контракты на следующий год, каковы планы в отношении этих двоих?
Тото Вольфф: Вопрос еще в работе. Парни устроили интересное соперничество в Manor, мы по-прежнему оцениваем варианты, ведем переговоры с командами, но пока рано говорить об итогах.

Вопрос: Маурицио, в четверг мы беседовали с Себастьяном Феттелем о том, как это – выступать за Ferrari в Америке, где у итальянской марки давняя история. Североамериканский континент по-прежнему настолько важен для Ferrari, как во времена Энцо Феррари?
Маурицио Арривабене: Для Ferrari рынок США очень важен, поэтому важен и хороший результат в Остине. Главное, что мы в целом представлены на североамериканском рынке – я счастлив находиться здесь, и мы сделаем всё возможное, чтобы оправдать поддержку со стороны местных болельщиков.

Вопрос: Кими Райкконен в нынешнем сезоне выступает увереннее, чем в двух предыдущих. В чем причина?
Маурицио Арривабене: Похоже, многие удивляются, говоря о результатах Кими, но для меня в них нет никакого сюрприза. Этот парень стал с нами чемпионом мира – да, в последние несколько лет ему было непросто, но сейчас его окружает верный ему коллектив, он отлично ладит с Себастьяном Феттелем, и это помогает. Чтобы сработать по максимуму, Кими достаточно ощутить поддержку окружающих: когда нужно атаковать, он атакует на пределе.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дитер Ренкен) Мониша, вы говорили о том, что команда будет использовать нынешние моторы в 2017 году. Однако год назад в Сингапуре вы озвучили, что система с одновременным наличием в пелотоне прошлогодних и доработанных силовых установок создает опасный прецедент, которого следует избегать. Не могли бы пояснить, что заставило вас изменить мнение? И вопрос для Маурицио – поставка двух спецификаций не ударит по процессу производства моторов? Да, в нынешнем сезоне вы работаете как раз по такой схеме, но в 2017-м Toro Rosso будет выступать на моторах Renault – получается, проблем с ресурсами нет?
Маурицио Арривабене: Ответ прост – для нас это не проблема.

Мониша Кальтенборн: Об изменении мнения речи не идет, так как вы пытаетесь сравнить яблоки с апельсинами. Сказанное ранее относилось к вопросу о снижении стоимости моторов в целом – за это выступали небольшие команды, и такую задачу поставили FIA и держатель коммерческих прав. Со стороны производителей ответ был следующий: если вы не можете позволить себе конкретный мотор, ищите другое решение. Притом небольшие команды выразили единодушное мнение, что не хотят видеть процесс именно таким – разумеется, если кто-то соглашается добровольно, это отдельная история. Нам не хотелось, чтобы система изначально выстраивалась именно так, а что касается нашего подхода, он не основан исключительно на финансовых выкладках, а имеет техническое обоснование, и мы не сомневаемся в его правильности.

Вопрос: (Луиджи Перна) Маурицио, в Сузуке Ferrari удалось добиться прогресса. Может ли тот пакет модификаций задать направление и для работы над новой машиной?
Маурицио Арривабене: Хороший вопрос, поскольку идеи, которые испытывались в Сузуке, были разработаны с прицелом и на следующий сезон. Скоростная японская трасса была идеальным местом для проверки отдельных элементов и оценки поведения машины в определенных условиях – могу сказать, мы получили нужные ответы.

Вопрос: (Алан Болдуин) Маурицио, на прошлой неделе в итальянских газетах появилось интервью с Лукой Балдиссьери, в котором он сказал, что в Ferrari ощущается атмосфера страха. Можете прокомментировать?
Маурицио Арривабене: Старая история. В Италии к Ferrari относятся так же, как к сборной страны по футболу: прессинг и критика – в порядке вещей, с этим нужно смириться. Да, иногда критика заходит слишком далеко, но мы должны следовать своим путем и концентрироваться на собственных действиях. Когда работаешь в Ferrari, подобную ситуацию нужно принимать как данность, нравится она вам или нет. На самом деле, атмосфера совсем иная, чем то, о чем вы иногда читаете в газетах.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Господин Хаас, вы с Гюнтером Штайнером создали команду Haas F1, следующим шагом планируете снизить расходы – вас устраивает то, как работает выбранная бизнес-модель, особенно если учесть позицию в Кубке конструкторов?
Джин Хаас: Вполне. Впервые мы задумались о создании команды почти пять лет назад, когда шли разговоры о клиентских шасси, тогда как сейчас ситуация совсем иная. Это тоже своего рода гонка: нужно быстро менять стратегию и действия, чтобы достичь желаемого результата. Приходилось решать, будем ли мы строить машину самостоятельно, ограничимся ли покупкой только мотора и трансмиссии, или дебютируем с клиентским шасси. Клиентские шасси были запрещены соглашением между участниками, а как только мы более-менее вникли в суть, стало очевидно: нынешние машины настолько технически сложны, что нам вряд ли удастся что-либо построить самостоятельно даже за 5-10 лет.

Гюнтер смог договориться с Ferrari и Dallara, для нас эта модель сработала. Что касается бюджета, мы весьма экономно ведем дела, как и все участники стараемся вникнуть в регламент и понять, можно ли построить машину, полностью соответствующую правилам, и притом получить преимущество над конкурентами. С нашей бизнес-моделью мы работаем несколько иначе, чем многие соперники, но она оставляет нам определенную свободу действий.

Вопрос: (Питер Хэбихт) Джин, что больше всего удивило вас в дебютном сезоне? И вопрос к остальным руководителям – как вы оцениваете выступление Haas F1?
Джин Хаас: В начале сезона меня больше всего удивлял тот факт, насколько легко мы заработали свои двадцать восемь очков. Теперь, по прошествии времени, я начинаю понимать, насколько нам тогда повезло, поскольку эти очки обеспечили нам определенный задел на следующий год. Вряд ли нам удалось бы нечто подобное в нынешней фазе сезона, этот момент меня по-настоящему поразил.

Вопрос: Переходим к остальным – как вы оцениваете дебютный сезон Haas F1? Кристиан?
Кристиан Хорнер: Им удался потрясающий дебют, приятно видеть в пелотоне сильную команду. У Haas славная история в американском автоспорте, но дебют в Формуле 1 – серьезный вызов. Тем не менее, они вступили в борьбу, действовали уверенно и эффективно, заработали немало очков и выглядели вполне конкурентоспособно, что весьма неплохо. Для Формулы 1 наличие американской команды – приятное дополнение к пелотону, и я надеюсь, что когда-нибудь они найдут американского гонщика. В целом в Haas могут быть довольны своими достижениями, ну а всем участникам чемпионата по нраву видеть их среди конкурентов.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Послужной список Джина в Штатах говорит сам за себя, а дебют его команды в Формуле 1 получился впечатляющим. Мы выступаем не первый год, ему пришлось бороться с теми, кто десятилетиями выстраивал необходимую инфраструктуру – здорово, что уже в первый сезон результаты оказались настолько хороши. Очевидно, пригласить австрийца в качестве руководителя было правильным решением – австро-американская комбинация сработала верно.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Соглашусь с Кристианом. Все мы знаем, насколько сложно дебютировать в Формуле 1, по сравнению с прошлыми периодами уровень заметно вырос. В Haas F1 сработали очень здорово, а когда мы говорим, что в США должно быть больше гонок, важно иметь определенное национальное представительство в лице команд или гонщиков – для спорта это только во благо.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Они сработали здорово уже потому, что опережают нас в чемпионате. В Haas F1 еще раз убедительно продемонстрировали, что очки, заработанные в начале сезона, крайне ценны, и что в Формуле 1 важны процесс планирования и время на подготовку. Сравните с нашей ситуацией в Renault, когда мы в панике приехали в Мельбурн совершенно неподготовленными, хотя у нас было заметно больше ресурсов. Честь и хвала Джину и его команде, за счет планирования, разумной бизнес-модели и сотрудничества с Ferrari им удалось компенсировать относительную нехватку возможностей. Сложнее сделать команду устойчивой в долгосрочной перспективе – желаю им успеха в этом!

Вопрос: Маурицио?
Маурицио Арривабене: Разумеется, я доволен сотрудничеством с Джином и даже, в какой-то степени, считаю для себя честью работать с Haas F1. То, как они пришли в чемпионат, как инвестировали средства и то, с какой преданностью относятся к делу, можно считать примером. Они подписали долгосрочное соглашение, а это как раз то, о чем я говорил всякий раз, когда речь заходила о дебюте новой команды или попытке определить, что считается небольшой командой: сперва нужно убедиться, что эти люди преданы Формуле 1. За годы работы я видел людей, которые приходили в чемпионат, зарабатывали несколько очков, получали деньги и уходили. Haas F1 не из их числа – у них есть цель, к которой они стремятся, и долгосрочные планы. Я горжусь тем, что работаю с ними, Формуле 1 нужны серьезные люди.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Тото, в начале сезона Ferrari заметно вам уступала, но в недавних гонках конкуренция обострилась. Всё потому, что в Mercedes уже достигли максимума, или соперники просто сработали успешно?
Тото Вольфф: Чем дольше правила остаются стабильными, тем меньше разница между участниками. Кроме того, в нынешнем сезоне все готовятся к предстоящей смене регламента, потому к концу сезона отрывы уменьшились – такова природа спорта, сейчас между Red Bull Racing, Ferrari и Mercedes нет пяти-шести десятых, остались одна-две. Это вполне ожидаемо, а в следующем году всё начнется заново – посмотрим, кто лучше себя проявит.

Вопрос: (Алан Болдуин) Вопрос ко всем, но, возможно, Кристиан и Тото смогут лучше прокомментировать. Как обстоят дела с вопросом о предсезонных тестах? Они пройдут в Барселоне или Бахрейне? И верно ли, что тесты по ходу сезона могут быть перенесены из Барселоны в Бахрейн?
Кристиан Хорнер: На эту тему было немало споров. Сегодня команды обсуждали с Берни Экклстоуном зимние тесты, ранее на неделе были консультации с FIA. В правилах прописано, что тесты за пределами Европы требуют единогласного одобрения всех участников чемпионата, а поскольку этого согласия нет, мы проведем предсезонные тесты в Барселоне. Ну а чтобы помочь Pirelli, было принято решение, что первые тесты по ходу сезона должны пройти в Бахрейне – Ники Лауда, наконец, воспользуется своим домиком для отпуска! К счастью, здравый смысл возобладал.

Тото Вольфф: Не знаю, как насчет домика, но в отношении тестов все именно так, как сказал Кристиан.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, в четверг на пресс-конференции FIA Льюис Хэмилтон вёл себя совсем не так, как две недели назад в Японии. Вы и Ники Лауда беседовали с ним по поводу его действий в Малайзии и Японии? Если нет, чем вы всё это объясните?
Тото Вольфф: Думаю, все мы недооцениваем прессинг, с которым приходится иметь дело гонщикам. До конца сезона осталось считанное количество гонок, можно либо победить, либо потерять все шансы, притом в Малайзии, где Льюис лидировал и рассчитывал взять двадцать пять очков, у него взорвался мотор. Справиться с ситуацией ему было очень непросто: со стороны он мог казаться спокойным, но внутри себя он раз за разом прокручивал события, и, возможно, потому уик-энд в Сузуке выдался для него эмоционально сложным. Хэмилтон понимает, что есть задачи в кокпите, а есть – вне его, просто иногда требуется небольшой импульс, что и случилось…

Вопрос: (Дитер Ренкен) Я спросил, беседовали ли вы или Ники Лауда с Льюисом…
Тото Вольфф: Мы пару раз беседовали, но речь шла о том, как улучшить ситуацию в целом, а не о сеансе психоанализа.

Вопрос: (Ральф Бах) Тото, что произошло после гонки в Сузуке? Команда сначала подала протест, потом отозвала…
Тото Вольфф: Возникло недопонимание. Уже покидая автодром, я заметил, что маневр Ферстаппена пусть и был жестким, это как раз то, что мы хотим видеть в Формуле 1. Подобные моменты освежают спорт, гонщики должны сами разбираться между собой на трассе, потому мы решили не вмешиваться. Можно сказать, это досадное стечение обстоятельств, что мы сперва подали протест, а потом его отозвали. У команды были считанные минуты для обращения к стюардам, а когда спустя полчаса у нас появилась возможность спокойно всё обсудить, мы решили отозвать протест.

Вопрос: (Жан-Луи Дубле) Вопрос к Джину Хаасу. Сирил Абитебул говорил, что национальность гонщика не имеет значения, но насколько важно для вас в ближайшем будущем привести в Формулу 1 американского гонщика?
Джин Хаас: Я слышал этот вопрос много раз, но для меня национальность гонщика не имеет значения, так как в мировой экономике и особенно в Америке все привыкли искать лучший продукт и лучшего гонщика со всего мира. Мы нанимаем специалистов в Каннаполисе, Бэнбери, у нас работают люди из разных уголков планеты, и это делает Haas F1 такой, какая она есть. Моя команда – словно Организация Объединенных Наций.

Конечно, было бы здорово видеть американского гонщика, но для нас, молодой команды, нужен гонщик с опытом выступлений в Формуле 1 – проблема в том, что среди таковых американцев нет. Возможно, по мере накопления опыта мы пригласим молодого гонщика, поскольку к тому моменту машина и работа команды будут полностью изучены, и мы сумеем помочь новичку, но до той поры нам следует проявлять осторожность в подобных вопросах. С позиции маркетинга такой шаг мог бы показаться выгодным, но сейчас нас больше беспокоит то, как от гонки к гонке на равных соперничать с нынешними конкурентами.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости