Гран При России

Гран При России

Гран При России: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Нико Росберг (Mercedes), Даниил Квят (Red Bull Racing), Дженсон Баттон (McLaren), Фелипе Наср (Sauber), Серхио Перес (Force India), Эстебан Гутьеррес (Haas).

Вопрос: Даниил, для вас предстоящий этап – домашний, а на этой неделе вам исполнилось двадцать два. В 2014-м в Сочи вы стартовали пятым, в 2015-м финишировали на пятом месте, но, очевидно, недавнее выступление в Китае вселило надежду на большее?
Даниил Квят: В этом году мы конкурентоспособны на разных трассах – в Австралии, в Бахрейне, в Китае мы были в хорошей форме. И хотя прежде трасса в Сочи не очень подходила нашей команде, думаю, на этот раз мы сможем бороться с соперниками. Мы сделаем для этого всё возможное, да и машина сейчас более эффективна.

Вопрос: Наверняка у вас было время, чтобы посмотреть запись старта предыдущей гонки. Вас устроило то, как вы действовали?
Даниил Квят: Да, моя точка зрения не изменилась. Думаю, все участники уже выразили свое мнение, а я сделал то, что сделал бы любой конкурентоспособный гонщик. Теперь нужно перевернуть страницу и двигаться дальше.

Вопрос: Нико, три победы из трех возможных. В Формуле 1 любят статистику, и многие активно обсуждают ваше начало сезона – лучшее со времен выступления Михаэля Шумахера в 2004 году. Опять же, вы сами призываете рассуждать осторожно и ожидаете реванша со стороны Льюиса, но скажите, насколько реальной была угроза со стороны Ferrari в трех прошедших Гран При? Вам удалось оценить их скорость?
Нико Росберг: Я не призываю рассуждать осторожно, просто реально смотрю на вещи. В Ferrari ещё не показали, на что способны. В предыдущей гонке они столкнулись в первом повороте, испортив себе тактику. Многое для них пошло не так, но они гораздо быстрее, чем кажется, и уступают нам совсем немного.

Вопрос: На этой неделе Мика Хаккинен весьма интересно комментировал ваши результаты в нынешнем сезоне. Мика говорил о том, как становятся гонщиками мирового уровня: путь этот долгий и трудный, но всё зависит не от того, является ли твой отец чемпионом мира, или поддерживают ли тебя семья и друзья – гонщик, по сути, действует в одиночку. Это верное описание?
Нико Росберг: Я не слышал об этом.

Нико Росберг (слева) и Даниил Квят

Вопрос: Но вы согласны с тем, что гонщик действует совершенно один?
Нико Росберг: Я не один, со мной вся моя команда. В конце концов, Формула 1 – командный вид спорта, в одиночку я бы ничего не добился, а еще есть близкие мне люди – семья, друзья, менеджер, физиотерапевт. Каждый вносит свой вклад в мои успехи на трассе.

Вопрос: Чувствуете ли вы психологический прессинг? В прошлом году вы тоже претендовали на титул – можно ли сказать, что нагрузка усилилась?
Нико Росберг: Для меня это приятный опыт – здорово приезжать на трассу и знать, что машина позволяет бороться за поул и победу. Я здесь, в Сочи, с нетерпением жду возможности сравнить себя с соперниками и попытаться снова оказаться впереди.

Вопрос: Серхио, для вас это 100-й этап в карьере, притом на трассе, где в прошлом году вы финишировали на подиуме. Полагаю, это добавляет оптимизма?
Серхио Перес: Определенно! Вернувшись в Сочи, я вспомнил великолепный прошлогодний этап – это был потрясающий успех для всей команды. Как вы заметили, мне предстоит 100-й Гран При, время пролетело быстро, я надеюсь успешно выступить в воскресенье и в полной мере прочувствовать это событие. 100 Гран При – особенное достижение, надеюсь, впереди меня ждут еще сотни гонок!

Вопрос: Для вас начало сезона выдалось непростым, а инциденты мешали прогрессу. Вас устроило то, как команда реагировала на события, какие стратегические решения она принимала?
Серхио Перес: После гонки всегда делаются выводы. Да, иногда мы теряли скорее из-за позиции на трассе, но в предыдущем Гран При выступили очень здорово. Команда заметно прибавила, но нам по-прежнему нужно повышать гоночный темп – в квалификации ситуация лучше. Нужно поработать над износом шин, мы выяснили, в чем проблема, и теперь вопрос времени, насколько быстро удастся всё исправить. К этапу в Барселоне мы готовим новинки, и я уверен, что год сложится успешно, пусть сейчас у меня нет ни одного очка. Да, я должен был заработать пару-тройку очков, но сезон в этом году длинный.

Вопрос: Фелипе, была информация, что здесь вы можете получить новое шасси...
Фелипе Наср: Да, здесь я буду выступать на новом шасси. Следует помнить, что машина Формулы 1 состоит из множества элементов, шасси – один из них. Со стороны команды такой шаг вполне оправдан, мы пытаемся понять причину проблем с управляемостью – уже в Австралии машина вела себя странно и непредсказуемо. Посмотрим, как пойдут дела.

Вопрос: То есть, проблемы, определенно, были в шасси?
Фелипе Наср: Команде не удалось это выяснить абсолютно точно. Нужно оценить множество факторов, но для этого требуются ресурсы и время, а машины не возвращались на базу. Конечно, было бы здорово исследовать все детали, но команда делает всё, что в ее силах. Мы решили оценить, нет ли изъяна в шасси – что ж, посмотрим, как пройдет уик-энд. В прошлом году в Сочи я провел одну из лучших гонок в карьере, мне нравится трасса – по крайней мере, есть неплохой ориентир.

Вопрос: Эстебан, первые две гонки сложились непросто, но в Китае вам удалось добраться до финиша. Это принесло облегчение?
Эстебан Гутьеррес: Было приятно, наконец, финишировать. Начало сезона получилось разочаровывающим, по ходу этапа не раз случались проблемы, но не скажу, что я в полной мере удовлетворен самим фактом финиша – хочется большего. Трасса в Китае не вполне подходила нашей машине, в Сочи возможностей больше – надеюсь, получится отыграться.

Эстебан Гутьеррес

Вопрос: Вы говорили, что в прошлом году работа на симуляторе позволила отточить стиль пилотирования. Как это отразилось на подходе к нынешней машине?
Эстебан Гутьеррес: Тренировки на симуляторе не изменили моего подхода, но добавили знаний. Я много экспериментировал, использовал разные ориентиры – старался, чтобы время прошло с максимальной пользой, и теперь чувствую себя полностью подготовленным.

Вопрос: Дженсон, можно ли сказать, что в нынешнем сезоне форма McLaren несколько обманчива? В пятницу вы достаточно быстры, в субботу выступаете на грани выхода в финал квалификации, но вот в гонках всё идет не по плану. В чем причина?
Дженсон Баттон: Возможно, мы сработали недостаточно хорошо. Прошлая гонка получилась сложной – мы финишировали двенадцатым и тринадцатым, но это не те позиции, которые вы, как гонщик, хотите занимать. Однако в гонке финишировали все машины, так что по сравнению с прошлым годом мы сделали большой шаг вперед.

Наш квалификационный темп был неплохим, однако я не думаю, что мы полностью раскрыли потенциал. Мы были близки к выходу в финал квалификации, но на этой трассе добиться этого будет непросто. С началом европейской части сезона, полагаю, нам будет проще раскрыть скорость в квалификации и в гонке.

Вы всегда хотите большего. Мы получаем новинки в каждой гонке, движемся в верном направлении, но важно начать регулярно зарабатывать очки, а этого пока не произошло.

Вопрос: В Honda говорили, что практически вышли на целевые показатели силовой установки – ваши ощущения это подтверждают?
Дженсон Баттон: Сложно сказать, что на самом деле значит «практически». По сравнению с прошлым годом мы заметно подтянулись к соперникам в части эффективности силовой установки, но об абсолютной мощности говорить сложнее. Вряд ли кто-то знает точные цифры – впрочем, нам в любом случае предстоит еще проделать большую работу.

Вопросы с мест

Вопрос: (Анжелика Белокопытова) Дженсон, вы выступаете в Формуле 1 более пятнадцати лет и управляли разными машинами. Машины какого типа вам нравятся больше? Нынешние – технически сложные, или те, что были раньше?
Дженсон Баттон: Ответ прост – все, кто выступал в 2004-м, вспомнят машины с десятицилиндровыми моторами, невероятную прижимную силу, противостояние шинников, но это не то, что есть сейчас. Всегда легко оглядываться назад и говорить, что гонки были лучше, гоняться было веселее – возможно, это правда, но времена изменились. В Формуле 1 многое решают технологии, из-за них производители заинтересованы в чемпионате – я знаю это на примере Honda. Мы постепенно движемся в определенном направлении, Формуле 1 вполне по силам стать такой же захватывающей, какой она была в 2004-м – надеюсь, это произойдет очень скоро.

Вопрос: (Андрей Корташа) Даниил, насколько важно для вас финишировать впереди напарника в домашней гонке?
Даниил Квят: Вполне логично ответить, что в Формуле 1 важно опередить как можно больше гонщиков, а поскольку напарник один из них, разумеется, стараешься одолеть и его. Вы знаете, что моего напарника обойти непросто – он очень талантлив и всегда служит для меня хорошим ориентиром. Чтобы оказаться впереди, нужно идеально сработать и в квалификации, и в гонке – когда это получается, я понимаю: день по-настоящему удался. Позади всего три этапа, ситуация складывается не так плохо – думаю, дальше может быть только лучше. Посмотрим, каким окажется итог сезона.

Вопрос: (Ливио Орихио) В Китае по ходу гонки было более 150 обгонов, тогда как в Сочи исторически ожидается всего один пит-стоп. Каким, по-вашему, будет сценарий Гран При? Таким же, как в Шанхае, или совершенно иным – скажем, более спокойным?
Эстебан Гутьеррес: Здесь совершенно иная трасса. В Сочи, как правило, среднее число обгонов, но хочется верить, что стратегия может быть более разнообразной, и что мы увидим больше пит-стопов. Не возьмусь прогнозировать, но надеюсь, что у нас получится интересная гонка.

Вопрос: Нико, возможны ли какие-то варианты стратегии? Обычно в Сочи один пит-стоп…
Нико Росберг: В плане стратегии этап вряд ли будет таким же захватывающим, как в Китае, но в первом повороте здесь можно обгонять, а в прошлые годы мы видели интересные сражения. Не так много, как в Шанхае, но отдельные атаки удавались – надеюсь, будет здорово.

Вопрос: Фелипе, с предложенными на уик-энд составами ситуация может измениться?
Фелипе Наср: Думаю, и с ними всё ясно. В прошлом году составы были практически те же, а на этой трассе можно атаковать буквально на каждом круге. Соглашусь с Нико, вряд ли будет настолько же захватывающе, как в Шанхае, но это тоже гонка, и предстоит решать, когда отправиться в боксы, на каких шинах проезжать первый отрезок. Одна машина может лучше ехать на одном составе, другая – на другом, и нам нужно разобраться, кому какие шины подходят больше, и как это использовать по ходу дистанции. В прошлом году мне понравилось, что я мог атаковать на протяжении практически всей гонки.

Вопрос: Серхио, трасса в Сочи благоволит обгонам?
Серхио Перес: Если сравнивать с Китаем – нет, поскольку, как заметил Фелипе, шины здесь изнашиваются заметно меньше. Впрочем, даже при стандартном сценарии могут быть разные варианты, ведь у нас теперь три состава, что может создать интересную ситуацию в конце гонки, когда кто-то окажется на Medium, а кто-то – на SuperSoft и за счет более мягкой резины получит шанс на атаку.

Вряд ли обгонов будет так же много, как в Китае, но в плане стратегии этап может оказаться интересным. В прошлом году гонка получилась вполне зрелищной, а в нынешних условиях даже при отсутствии каких-либо инцидентов – не думаю, что все останутся верны варианту с единственным пит-стопом.

Дженсон Баттон

Вопрос: Дженсон, в прошлом году Фернандо Алонсо проехал здесь сорок кругов на одном комплекте шин SuperSoft. Возможны ли иные варианты стратегии?
Дженсон Баттон: Никто из нас не питает иллюзий – мы прекрасно представляем, какая гонка предстоит! В это время года температура трассы будет на 20 градусов выше, вряд ли стратегия с одним пит-стопом окажется единственно верной – вариантов больше, и это здорово. Не каждая гонка будет такой, как в Шанхае – это невозможно. Тем не менее, как мне кажется, будет весьма интересно.

Вопрос: Даниил, что скажете о домашней трассе? В Red Bull Racing выбрали очень агрессивный подход, подготовив для вас и Даниэля по 10 комплектов SuperSoft…
Даниил Квят: Сами составы те же, что год назад, когда большинству удалось проехать гонку с одним пит-стопом. Возможно, следовало уже здесь опробовать резину UltraSoft… В любом случае, ситуация одинакова для всех, а трасса оставляет неплохие шансы для атаки на длинных прямых, так что этап вполне может получиться интересным.

Вопрос: (Кирилл Зайцев) Даниил, расскажите о ваших взаимоотношениях с напарником. У вас и Даниэля Риккардо равный статус в команде?
Даниил Квят: У нас нормальные рабочие отношения, мы давно знаем друг друга и вне трассы можем свободно обмениваться шутками. Но когда дело доходит до работы, мы оба полностью сосредоточены на поставленной задаче, так как и я, и Даниэль – профессионалы, и нам многое нужно сделать по ходу уик-энда. Что касается второй части вопроса – не лучший выбор темы. В Формуле 1 всё решает то, насколько ты быстр, и насколько интенсивно работаешь – именно это приводит к результату.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Нико, после шести побед подряд можно ли сказать, что вы находитесь в лучшей форме? Можете ли вы сказать, в какой момент поймали кураж? Сказалось рождение дочки, или команда что-то поменяла в машине?
Нико Росберг: Прежде всего, борьба за титул в предыдущие два года добавила мне опыта. Я очень доволен тем, как пилотировал в первых трех гонках нынешнего сезона, и для меня нет шести побед подряд – три из них были в прошлом году, и в 2016-м они ничего не значат. Я больше рад недавним успехам в Австралии, Бахрейне и Китае.

Да, я выступил здорово, но у моих соперников дела шли не лучшим образом. Уверен, они ещё отыграются – особенно Льюис, борьба, как всегда, будет предельно острой. Пусть сейчас у меня есть некоторое преимущество, три гонки – лишь одна седьмая длинного сезона. Предстоит разыграть еще 450 очков, у меня запас всего в 30 – до финала еще далеко, так что задачи не меняются.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Даниил, насколько нынешняя машина Red Bull Racing отличается от прошлогодней, если она позволяет вам выступать заметно лучше? В чем ее сильные стороны?
Даниил Квят: Уже в конце предыдущего сезона машина ехала очень неплохо. Зимой мы не внедряли революционные идеи, просто дорабатывали шасси, добились прогресса с мотором – приятно видеть позитивную динамику. Надеюсь, вскоре мы сделаем ещё один шаг вперед и сможем навязать более плотную борьбу соперникам. Год назад команда активно прогрессировала по ходу сезона, и если у нас получится повторить тот темп, мы станем реальной угрозой отдельным участникам чемпионата.

Вопрос: (Ливио Орихио) В этом году мы наблюдаем интересные гонки, но в 2017-м правила меняются кардинальным образом – будет больше прижимной силы, шины станут шире… По-вашему, эти изменения повысят зрелищность?
Нико Росберг: В Mercedes изначально считали всё это не лучшим вариантом и надеялись, что правила будут пересмотрены. Но ситуация такая, какая есть, остается смириться, взять от нее максимум и рассчитывать на отдельные сюрпризы. Возможно, новые машины понравятся нам больше нынешних, возможно, у них будет больше сцепления с трассой… Просто примем всё, как есть, и постараемся добиться максимума.

Вопрос: Дженсон, может, стоило подождать большего единства во мнениях?
Дженсон Баттон: Согласен с вами.

Даниил Квят: Не знаю, к чему всё это приведет, но, возможно, чемпионат станет интереснее. При смене регламента в 2014 году команды заранее знали, какими будут правила, и кое-кто смог подготовиться лучше прочих, но в этот раз времени на подготовку относительно мало, и все могут начать новый сезон в равных условиях, что приведет к более плотному соперничеству. Прижимная сила и хорошее механическое сцепление могут стать залогом интересной борьбы, а для нас, гонщиков, более высокие скорости только в радость.

Серхио Перес

Вопрос: Серхио, можно ли сказать, что в данном случае вы просто принимаете предписанные правила, что вы управляете той машиной, которую вам предоставляют?
Серхио Перес: Да, иного варианта нет. Надеюсь, Формула 1 на правильном пути, и соперничество станет таким же плотным, как раньше. Еще недавно разница в скорости внутри пелотона была огромной – хочется верить, что новые правила будут способствовать уменьшению отрывов, а не их увеличению. Чемпионату нужно не больше прижимной силы, а больше конкуренции.

Вопрос: Эстебан, можно ли сказать, что смена правил может сыграть против дебютантов вроде Haas?
Эстебан Гутьеррес: Вряд ли. По-моему, идея перейти на более широкие машины и более широкие шины правильная, поскольку нужно повышать механическое сцепление с трассой – это позволяет лучше чувствовать предел скорости. В чем я не совсем уверен, так это в необходимости увеличения прижимной силы – будет сложнее обгонять или просто преследовать соперника. Впрочем, изменения такие, какие есть, и задача гонщика – выжать из техники максимум. Полагаю, машины будут выглядеть впечатляюще – что ж, уже неплохо!

Вопрос: Фелипе, действительно ли важно провести столь серьезные изменения, чтобы повысить зрелищность? Чемпионату в самом деле это нужно?
Фелипе Наср: Думаю, да. Изменения всегда приносят неожиданности, многое зависит от того, как сработают участники, но командам вроде Sauber сейчас и без того приходится непросто, а столь серьезные перемены лишь осложняют ситуацию. Нужно правильно распределить ресурсы и время, успевать справляться с проблемами, но, с позиции гонщика, будет здорово иметь больше механического сцепления – к этому мы вполне готовы. Что касается прижимной силы, соглашусь с присутствующими – не уверен, повлияет ли она на зрелищность. Будем надеяться на лучшее – каждый гонщик старается добиться максимума с тем, что имеет, только и всего.

Вопрос: (Анжелика Белокопытова) Вопрос ко всем. Нико сказал, что гонщикам следует принять изменения и постараться взять от них максимум. Вас устраивает то, что у вас нет возможности высказать своё мнение? Вы участвуете в гонке – так почему бы вам не поучаствовать и в принятии решений?
Нико Росберг: Мы пытались активнее участвовать в решении вопросов, и сейчас ситуация постепенно меняется к лучшему, так как в FIA ждут от нас большего. Они хотят слышать наше мнение, призывают действовать сообща – время покажет, к чему это приведет. Думаю, мы можем повлиять на направление развития спорта, поскольку знаем, что может пойти ему на пользу – в конце концов, именно мы ведем машины по трассе.

Вопрос: Дженсон, вы снова согласны?
Дженсон Баттон: Да.

Серхио Перес: Я тоже разделяю мнение Нико.

Вопрос: Вопрос в другом: когда вы ведете машину, представляете ли вы, что будет лучше для зрителей? Гонщики всегда хотят того, что лучше для гонщиков – можете ли вы рассуждать взвешенно?
Дженсон Баттон: Вы могли бы задать такой же вопрос любому, кто участвует в принятии решения, не так ли?

Нико Росберг: Я хотел сказать, что мы любим Формулу 1 и не хотим говорить лишь о том, что помогает нам вести машину. Мы мыслим шире и думаем о тех, кто смотрит чемпионат по телевизору и активно поддерживает нас. Вместе у нас достаточно опыта и мудрости, чтобы придать решениям больше обоснованности и ценности.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости