Гран При Мексики

Гран При Мексики

Гран При Мексики: Пресс-конференция в воскресенье

Интервью на подиуме

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Нико Росберг (Mercedes)
3. Себастьян Феттель (Ferrari)

Интервью на подиуме

Вопрос: (Хуан Пабло Монтойя) Привет, Мехико! Льюис, поздравляем с 51 победой! Как всё прошло?
Льюис Хэмилтон: Удивительная гонка, удивительная победа, и всё благодаря мексиканским болельщикам! Viva Mexico! Здесь самые страстные болельщики, и хотя британская публика всегда меня очень здорово поддерживает, но здесь творится что-то невероятное – возможно, благодаря тому, что в Мехико построили такой стадион. Здесь всегда полные трибуны, в этой стране очень любят Формулу 1.

Вопрос: (Хуан Пабло Монтойя) Что скажете о Мексике?
Льюис Хэмилтон: Мне очень нравится в Мексике, я каждый вечер ел такос и чувствую необыкновенную лёгкость – я подумаю, не перейти ли мне на такую диету на всю жизнь!

Вопрос: (Хуан Пабло Монтойя) Нико, непростой уик-энд, но вы смогли финишировать вторым. Что скажете о ситуации в чемпионате?
Нико Росберг: Как дела, Мексика? Спасибо всем! День выдался неплохим, но Льюис на протяжении всего уик-энда был очень быстр, так что я приму это второе место. У нас было несколько сражений, на старте и чуть позднее я боролся с Максом Ферстаппеном, результат вполне устраивает.

Вопрос: (Хуан Пабло Монтойя) Себастьян, концовка гонки порадовала болельщиков – расскажите о ней…
Себастьян Феттель: По радио я использовал ненормативные выражения, но я был очень сердит! Думаю, меня можно понять – адреналин зашкаливал. Я прессинговал Макса, но это было достаточно сложно, поскольку у нас обоих шины были сильно изношены. После этого он выехал за пределы трассы, и я не смог его обогнать. Можно понять, почему я был раздражен! Я чувствовал разочарование, пересекая линию финиша, но затем всё внезапно изменилось, и я поднялся на подиум. Это фантастика!

Вопрос: (Хуан Пабло Монтойя) Льюис, что вы думаете о ситуации в чемпионате?
Льюис Хэмилтон: Если говорить о ситуации в чемпионате, то Нико прекрасно проводит гонки, финиширует на той позиции, на которой должен финишировать, но я очень благодарен команде, которая отлично работает, что позволило нам одержать очередной победный дубль. Это моя первая победа в Мексике, это здорово, но где моё сомбреро? (смеётся) Мне уже хочется вновь вернуться сюда в следующем году!

Пресс-конференция

Гран При Мексики. Пресс-конференция в воскресенье

Вопрос: Льюис, сегодняшняя победа во многом знаковая. 51-я для вас, и по этому показателю вы сравнялись с Аленом Простом. Для Mercedes это уже 17 победа по ходу сезона – такое не удавалось ни одной команде. Что скажете?
Льюис Хэмилтон: Главное достижение – командное. В этой команде я одержал более половины своих побед, что доказывает, насколько невероятные у нас люди, как здорово мы взаимодействуем друг с другом, третий год подряд оставаясь лучшими. Я горжусь тем, что выступаю за Mercedes, таким был мой первоначальный план – стать частью общего прогресса и успеха, и о большем я попросту не мог мечтать.

Вопрос: Для вас гонка прошла без каких-либо событий, если не считать заминку в первом повороте первого круга. Что там произошло?
Льюис Хэмилтон: На прогревочном круге передний правый диск засалился, и я не смог сразу восстановить его эффективность, в итоге у него была температура 150-200 градусов, а у переднего левого – все 500…

Себастьян Феттель: Как ты это понял?

Льюис Хэмилтон: Команда сообщила. В первом повороте правое переднее колесо заблокировало, в тот момент я ехал довольно быстро и, к счастью, не врезался в стену, но позже возникла сильная вибрация, из-за которой я не знал, получится ли проехать первый отрезок. Честно говоря, я даже думал, что придется сойти с дистанции – из-за вибрации я с трудом мог что-либо разглядеть. К счастью, с очередным комплектом шин ситуация изменилась к лучшему.

Вопрос: Нико, сегодня вы не раз колесо в колесо сражались с Максом Ферстаппеном – сначала на первом круге, затем на сорок девятом. Расскажите об этом...
Нико Росберг: Борьба была на пределе, но зрителям она наверняка понравилась. Из кокпита всё выглядело здорово, я рад, что мне удалось взять верх в обоих случаях и финишировать вторым.

Вопрос: Не кажется ли вам, что Макс действовал излишне агрессивно?
Нико Росберг: Я сказал – мы боролись на пределе, а об остальном судить не мне. Я не видел запись, но, как мне кажется, всё было в рамках правил.

Вопрос: Были ли еще какие-либо инциденты, или вы спокойно ехали на втором месте?
Нико Росберг: В остальном всё было в порядке, разве что Льюис оказался слишком быстр. Он сработал здорово, а я в этот раз буду довольствоваться вторым местом.

Вопрос: Себастьян, расскажите о борьбе с Максом и Даниэлем…
Себастьян Феттель: Говорить особо нечего, всем очевидно, что я был быстрее. Я сократил отставание, подобрался на дистанцию активации DRS, организовал прессинг, Макс допустил ошибку и должен был уступить позицию, однако этого не сделал.

В этой борьбе я терял время, что позволило Даниэлю Риккардо подъехать вплотную. Он был на более быстрых шинах, у нас случился инцидент в четвертом повороте – думаю, мне следует еще раз взглянуть на запись. Я знал, что в подобных случаях Даниэлю свойственно действовать несколько оптимистично, что отчасти справедливо, ведь мы сражались за подиум.

Он воспользовался преимуществом более быстрых шин, произошел контакт – мне очень повезло – сначала показалось, что я получил прокол. Правда, я снова отстал от Макса, был вынужден отыгрываться, но до финиша не смог повторно организовать прессинг. Было очевидно, что в той ситуации он должен был уступить позицию – как мне сообщили, Макс проигнорировал указания команды. Мои эмоции можно понять: адреналин зашкаливал, я был очень зол и только после того, как на связь вышел Маурицио Арривабене, немного успокоился и постарался закончить гонку.

Вопрос: Вы проехали весьма продолжительный первый отрезок. Каким мог бы быть результат, если бы вчера вы квалифицировались выше?
Себастьян Феттель: Это уже не имеет значения. Вчера у нас был неудачный день, сегодня мы смогли переломить ситуацию, воспользовавшись преимуществом более жестких шин по ходу первого отрезка. Досадно, что я уступил позицию Фелипе Массе в результате контакта во втором повороте. Мне казалось, что возник прокол – не знаю, что такого в мексиканской трассе, но меня не покидало это ощущение, так как год назад прокол всё-таки случился. В этот раз обошлось, машина не получила никаких повреждений, однако позже я никак не мог пройти Williams – они были слишком быстры на прямых. Как только Фелипе отправился в боксы, я сказал себе: «Нужно попытаться!» - и план сработал.

На свободной трассе мы в полной мере использовали возможности машины. Пожалуй, стартуй мы с более высоких позиций, могли бы без проблем ехать третьими, а то и вовсе создать прессинг для Mercedes, но кто знает. Темп был неплохим уже в пятницу, немного досадно, что не удалось задействовать его сразу, но мы всё равно сработали здорово, я доволен.

Вопросы с мест

Вопрос: (Ливио Орихио) Нико, знаю, вам не нравятся подобные вопросы, но победа в Интерлагосе автоматически сделает вас чемпионом мира. Что скажете?
Нико Росберг: Я не думал об этом, но после ваших слов понимаю ситуацию. Звучит неплохо, но сейчас я больше думаю об упущенных сегодня шансах на победу. Впрочем, уже завтра я сосредоточусь на перспективах и буду придерживаться простого плана – приехать в Бразилию и постараться победить, что решит все вопросы.

Вопрос: (Карлос Альберто) Вопрос ко всем. Есть ли что-то, что нужно улучшить в мексиканской трассе? Вы второй год выступаете здесь… Льюис, начнем с вас.
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, нам следует привозить сюда более мягкие шины. Не знаю, насколько интересно для болельщиков видеть гонку с единственным пит-стопом – нужны менее износостойкие составы, а сейчас можно проехать всю дистанцию на одном комплекте Medium. Это позволило бы проводить больше атак, осложнило бы задачу – сегодня с шинами работать было относительно просто.

Вопрос: Нико, ваше мнение?
Нико Росберг: Мы должны быть предельно благодарны мексиканцам за такую любовь к нашему спорту. На трибунах собралась огромная толпа болельщиков, атмосфера просто невероятная – спасибо! Что можно улучшить? Не знаю. Гонка получилась захватывающей, в переменах пока нет необходимости.

Вопрос: Себастьян, что скажете?
Себастьян Феттель: Да, нам следует отдать должное болельщикам за те эмоции, что испытываешь на подиуме. Здесь огромное количество людей, уже в пятницу их было очень много, а сегодня – просто невероятно! Во время парада гонщиков на автодроме стоит сильный гул – мексиканцы рады приезду Формулы 1. Гонка выдалась богатой на события, и, возможно, в возрасте 60-65 лет, когда я буду ленивым стариком, мне вспомнится…

Льюис Хэмилтон: Эй, о чем ты?

Себастьян Феттель: Я просто так чувствую! Мне вспомнится невероятная атмосфера и люди, радующиеся приезду Формулы 1. Это невероятное ощущение!

Вопрос: Можно ли что-то улучшить?
Себастьян Феттель: Ситуацию с пробками в городе! Похоже, мэр активно пытается решить эту проблему, но у меня нет своих предложений. Очевидно, пробки – часть образа Мехико.

Вопрос: (Хорхе Мендоса) Нико, я знаю, что в этот уик-энд вы ждали победу. По сравнению с прошлым годом вы как-то иначе готовились к мексиканскому этапу?
Нико Росберг: Ждал победу? Нет, я собирался её завоевать. Ожидание – хорошее слово, но оно не работает. Льюис выступил увереннее, а что касается меня, по сравнению с прошлым годом я чувствую себя заметно лучше и здорово провожу сезон. Единственное, о чем я думаю, это моя личная жизнь, в которой я счастлив, ведь у меня есть любящая семья и маленькая дочка. Это ощущение передается и в спорт: когда приезжаешь на этап с улыбкой на лице, это меняет ситуацию.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Нико, на этой неделе вы сказали, что выступаете ради побед, а не для того, чтобы кому-то нравиться. Через две недели у вас есть шанс стать чемпионом мира, но для кого вы планируете выиграть титул, ведь болельщики – особенно американские – хотят видеть чемпионом того, с кем они могут взаимодействовать?
Нико Росберг: Прошу прощения, но это заходит слишком далеко. Сейчас я не хочу думать ни о чем подобном.

Вопрос: (Михаэль Шмидт) Себастьян, в Red Bull Racing заявили, что, обороняясь от атак Даниэля Риккардо, вы сместились на торможении. Это так?
Себастьян Феттель: Я уже говорил, что нужно посмотреть запись. Я не лучшим образом вышел из третьего поворота, поскольку в первых двух активно боролся с Максом, и в тот момент Даниэль попытался меня подловить. Возможно, мне следовало лучше сработать на торможении в первом и втором поворотах, но выход в любом случае получился неоптимальным, а поведение Даниэля в таких случаях известно: он бросается в открывшийся зазор, даже если потом не сможет нормально вписаться. Мне вспомнилась ситуация в Барселоне, когда он точно так же в последний момент нырнул на внутренний радиус – я оставил ему достаточно места, но он всё-таки не вписался в поворот.

Впрочем, здесь не Барселона, Даниэль был очень расстроен неудачей и советовал мне посмотреть повтор. Я так и поступлю, но, как мне кажется, я оставил ему достаточно места, просто он атаковал слишком поздно, мы оба едва вписались. Всегда плохо, когда случается контакт – машины для этого не предназначены, мне поначалу казалось, что произошел прокол. Не знаю, были ли еще какие-нибудь повреждения, но время я точно потерял и хочу еще раз всё оценить на повторе.

Вопрос: (Йенс Наглер) Себастьян, мы слышали, как по радио вы обозвали соперника, но режиссер трансляции скрыл слово соответствующим звуком. Что это было за слово? И еще – планируете ли вы побеседовать с Максом о том, что он должен был уступить позицию?
Себастьян Феттель: На первый вопрос я отвечать не буду, а по второму – мне не о чем в данной ситуации беседовать с Максом.

Вопрос: (Бен Хант) Себастьян, одно из ваших высказываний было адресовано директору гонки – Чарли Уайтингу. Вам хотелось бы извиниться за это? Понимаю, всё было сказано в пылу борьбы, но вы использовали очень грубые слова…
Себастьян Феттель: Да, я был во власти эмоций и уже попросил встречи с Чарли. В кокпите меня переполнял адреналин, я был уверен, что Макс поступил неправильно, и на протяжении трех кругов призывал дирекцию гонки во всем разобраться. Можете представить, насколько я был расстроен…

Вопрос: (Михаэль Шмидт) Льюис, Макс Ферстаппен получил пятисекундный штраф за то, что срезал первый поворот и получил преимущество. Разве вы сами не получили преимущество, когда на первом круге тоже срезали первый поворот?
Льюис Хэмилтон: Я допустил образование проплешины на шине и точно не получил никакого преимущества. В первый поворот я вошел лидером, лидером же из него вышел – не думаю, что здесь было нарушение.

Вопрос: (Ливио Орихио) Меру воздействия на Макса Ферстаппена определяет FIA, но именно вы сражались с ним на трассе. Что вы можете сказать о его пилотаже? Он настолько агрессивен потому, что молод и продолжает учиться?
Льюис Хэмилтон: Я не видел инцидента, на меня он не повлиял, так что без комментариев.

Нико Росберг: Добавить нечего. Я всё сказал ранее.

Себастьян Феттель: Да, добавить нечего.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости