Гран При Мексики

Гран При Мексики

Гран При Мексики: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Мексики: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Роберт Фернли (Force India), Эрик Булье (McLaren), Франц Тост (Toro Rosso), Майк О'Дрисколл (Williams), Дэйв Райан (Manor)

Вопрос: Роберт, начнем с вас. Недавно стало известно, что Нико Хюлкенберг переходит в Renault. Его уход ослабит Force India?

Роберт Фернли: Совсем не обязательно. Да, нам будет не хватать Нико, он был важным фактором нашего прогресса в последние годы, но мы постараемся найти ему достойную замену.

Вопрос: Многих гонщиков сватают в вашу команду – насколько вы близки к принятию решения?
Роберт Фернли: Решение принимать не мне, а Виджею Малье. Скорее всего, мы вернемся к обсуждению на следующей неделе.

Вопрос: Есть ли крайний срок?
Роберт Фернли: Не думаю. Мы возьмем время, чтобы оценить все варианты, Виджей примет решение, а затем мы обо всем объявим.

Вопрос: В четверг на пресс-конференции Серхио Перес сказал, что остается в Force India, поскольку связывает с машиной следующего года определённые перспективы. У команды достаточно ресурсов, чтобы оправдать его надежды?
Роберт Фернли: Вполне. При подготовке к следующему сезону мы впервые работаем на вполне конкурентоспособном уровне. Да, у нас не так много ресурсов, как у заводских команд, но программа аэродинамических испытаний в целом сокращена, плюс новые шасси предстоит разрабатывать с использованием 60% моделей, а в нынешнем сезоне мы убедительно доказали, чего можем добиться, опираясь на данные подходы. Уверен, в 2017-м мы будем конкурентоспособны.

Вопрос: Дэйв, вы уже год исполняете обязанности гоночного директора Manor. Удалось ли реализовать поставленные цели?
Дэйв Райан: На момент моего прихода в Manor это была несколько разобщенная команда с большими амбициями. Вскоре стало понятно, что нам нужно привлечь специалистов с разными навыками – и с этой задачей мы справились. Команда на верном пути. Да, нам нужно прибавить во всех областях, но по сравнению с прошлым годом мы добились существенного прогресса.

Вопрос: Каких результатов можно ждать от Manor в долгосрочной перспективе?
Дэйв Райан: Мы хотим уверенно бороться в средней группе. Если сравнить прошлогодние и нынешние результаты, прогресс очевиден – нужно продолжать развиваться.

Вопрос: Насколько ваши нынешние гонщики соответствуют этим целям?
Дэйв Райан: Нас они вполне устраивают, посмотрим, как пойдут дела дальше.

Вопрос: Майк, вы впервые присутствуете на пятничной пресс-конференции – ранее эту роль в Williams исполняла Клэр Уильямс. Она не приезжала на последние несколько гонок – в чем причина, и увидим ли мы ее в паддоке до конца сезона?
Майк О’Дрисколл: Надеюсь. Как вам известно, в Монце Сэр Фрэнк Уильямс заболел – он неизменно присутствовал в паддоке на протяжении десятилетий, немного странно не наблюдать его здесь. Ему пришлось длительное время пробыть в больнице, сейчас он постепенно восстанавливается после пневмонии – мы надеемся вскоре снова увидеть его в Гроуве.

Мы также рассчитываем, что Клэр снова сможет приезжать на гонки. Она предпочла остаться дома с отцом, но в современном мире мы все находимся друг от друга на расстоянии одного телефонного звонка – Клэр остается в курсе всех событий. Надеюсь, она будет с нами в Абу Даби – не исключено, что для меня эта пресс-конференция останется единственной, так что спасибо за приглашение!

Вопрос: Рады видеть! Williams переживает непростой сезон – почему так получилось?
Майк О’Дрисколл: Мы успешно выступили в 2014-м и 2015-м, в этот раз нам заметно труднее. Прежде всего, хотелось бы отдать должное Force India – они проделали отличную работу и обострили сражение за четвертое место в Кубке конструкторов. Справедливо признать, что работа с машиной складывалась не так, как хотелось: новинки оказались не столь эффективными, как мы рассчитывали, потом мы довольно рано переключились на подготовку к следующему сезону. Можно долго рассуждать о правильности такого подхода, но мы не будем его пересматривать, продолжим борьбу за четвертое место и постараемся вернуть его себе в оставшихся трех гонках.

Вопрос: Мы не слышали вашего мнения о покупке Формулы 1 корпорацией Liberty Media...
Майк О’Дрисколл: Формула 1 – потрясающий спорт: неудивительно, что он привлекает внимание многих инвесторов, потому честь и хвала Берни Экклстоуну и его людям за то, что сделали чемпионат таким, какой он есть. Liberty – серьезный игрок, им вполне по силам вывести Формулу 1 на новые высоты, а в сотрудничестве с Берни они могут действовать очень эффективно.

Вопрос: Франц, неделю назад в Toro Rosso объявили о продлении контракта с Даниилом Квятом. Насколько его присутствие делает команду сильнее?
Франц Тост: Даниил – очень талантливый гонщик, в свое время он стал чемпионом GP3, а в нынешнем сезоне в Китае финишировал на подиуме. В его способностях нет никаких сомнений. Во-вторых, для него следующий сезон будет уже четвертым в карьере, и в свете смены правил его опыт будет весьма полезен команде. В-третьих, гонщик и команда отлично знают друг друга, что поможет совместной работе над новой машиной.

Вопрос: Если продолжать тему следующего сезона, у вас два опытных гонщика, вы получите современный мотор Renault, сохранили ключевых специалистов – с учетом всей этой стабильности, как меняются цели команды на 2017-й год?
Франц Тост: Сначала нужно понять, насколько конкурентоспособной окажется машина – сейчас это оценить невозможно. Впрочем, у нас есть всё необходимое для постройки хорошего шасси – в последние два года коллектив под руководством Джеймса Ки фантастически справляется со своей работой. В лице Renault у нас появится новый партнер, их нынешние силовые установки достаточно мощные – надеюсь, так будет и в 2017-м. Кроме того, в команде два опытных гонщика, чего прежде не случалось с Toro Rosso, вдобавок коллектив в целом прогрессирует – я многого жду от этих людей и надеюсь, что всё сложится так, как запланировано.

Вопрос: Эрик, предлагаю продолжить тему следующего сезона. Очевидно, нынешний сезон McLaren закончит на шестом месте в Кубке конструкторов. Учитывая процессы, разворачивающиеся в Уокинге и Японии, какова задача-минимум на 2017-й?
Эрик Булье:
Выступить лучше, чем в 2016-м. У нас нет конкретных задач в плане позиций – предстоит проделать большую работу, а там посмотрим, насколько конкурентоспособной окажется машина, насколько быстро мы сможем ее дорабатывать, после чего можно будет говорить об амбициях. Хочется продолжать позитивную динамику: мы были девятыми в 2015-м, в нынешнем сезоне, скорее всего, будем шестыми, в 2017-м нужно добиться большего.

Вопрос: Девятые, шестые… Получается, третьи в 2017-м?
Эрик Булье: Без комментариев!

Вопрос: В Монце Дженсон Баттон заявил, что планирует взять годичный отпуск, сохранив тесные связи с командой. Каким будет его сотрудничество с McLaren в следующем году?
Эрик Булье: Есть немало способов задействовать опыт Дженсона – даже вне кокпита гонщик его уровня может помочь ценным советом. Баттон поможет работе на симуляторе, посетит несколько гонок – его взгляд со стороны будет весьма интересен, а богатый опыт станет хорошим вкладом в общее дело.

Вопросы с мест

Вопрос: (Джо Савар) Вы все по-разному шли к своей должности. В Формуле 1 нет курсов руководителей команд – какими качествами нужно обладать, чтобы им стать? Роберт, начнем с вас…
Роберт Фернли: Очевидно, толстой кожей. Вы правы, курсов руководителей не существует – это приходит с опытом. Нужно понимание всех аспектов гонок – коммерческого, технического и т.д. Пока у вас нет всеобъемлющего знания о том, как живет Формула 1, вам лучше избегать этой должности.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Вы должны знать базовые принципы автоспорта и самой Формулы 1, поскольку ее нельзя сравнивать с обычной компанией, здесь свои правила. Требуется время, чтобы сформировать команду, найти нужных людей, помочь им сработаться – вряд ли у вас сразу будут сложности в техническом плане, но будут проблемы с недостаточным взаимодействием. В финансовом плане нужно убедить спонсоров в том, что Формула 1 – лучшая маркетинговая платформа. Наконец, важно поддерживать в людях мотивацию и убеждать их, что выполняемая ими работа – особенная, так как в мире не так уж много команд Формулы 1, и им в каком-то смысле повезло иметь в календаре 21 этап и ездить в разные страны.

Вопрос: Майк, ваше мнение? Вам довелось поработать в автомобильной отрасли…
Майк О’Дрисколл: У меня нет возражений к сказанному ранее, но я бы добавил, что, как в случае с любой организацией, в Формуле 1 многое зависит от людей, лидерства и мотивации. Нужны способность организовывать работу и блестящее чутье. Если к этому добавить хорошее знание Формулы 1 и автоспорта в целом, вы наверняка добьетесь успеха.

Вопрос: Эрик, желаете что-то добавить?
Эрик Булье: Согласен со сказанным. Впрочем, прежде всего, нужно любить гонки – иначе лично я никогда бы не появился в паддоке. Когда любишь гонки, далее всё зависит от выбранного пути. Гоночному директору или руководителю команды нужны навыки лидера, понимание, с кем ты работаешь, коммерческие, политические способности – всё это стараешься так или иначе получить и развить.

Вопрос: Дэйв?
Дэйв Райан: Если вспомнить руководителей вроде Фрэнка Уильямса, Кена Тиррелла, Рона Денниса, они являлись владельцами команд и решали самый широкий круг вопросов. Сейчас никто из нас не владеет командой, мы работаем на других людей, и в такой ситуации важно понимать свою роль. В коллективе присутствуют разные люди с разными навыками, мы работаем с сочетанием компетенций. Функция руководителя отличается от того, что было в прошлом, задача – взять нужных людей на нужные места, чтобы они работали максимально эффективно.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Господин Булье, в следующем году Йост Капито приступит к исполнению своих обязанностей. Какова будет ваша роль в команде?
Эрик Булье: Если я правильно помню, Йост приступил к работе еще 1 сентября. Моя должность остается неизменной – гоночный директор, Йост будет исполнительным директором – это разные понятия. Один отвечает за бизнес и работу на базе, второй - за гоночную составляющую. В Manor и Williams тоже есть и гоночный, и исполнительный директора, так было и в Lotus, где я работал ранее.

Вопрос: (Сефф Хардинг) Дэйв, Manor сотрудничает со многими талантливыми гонщиками – осложняет ли это выбор потенциального кандидата на место в команде? Один из этих гонщиков выиграл «500 миль Индианаполиса» – это привлекло внимание руководства Manor?
Дэйв Райан: Прежде всего, у нас замечательные действующие гонщики – нам повезло работать с Паскалем и Эстебаном, они постоянно подгоняют и друг друга, и команду в целом. Что касается Алекса, победа в гонке «500 миль Индианаполиса» стала для него фантастическим достижением – приятно, что он сотрудничает с нами.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. 2017-й станет третьим годом подряд, в котором одна из команд использует прошлогоднюю версию мотора. Первоначально эта схема была внедрена, чтобы помочь Manor, в этом сезоне ее используют в Toro Rosso, а в следующем будут использовать в Sauber. В свете майских договоренностей в части моторов, несколько необходимо, чтобы правила позволяли подобные варианты? Возможно, следует оставить только моторы одного поколения? Роберт, начнем с вас.
Роберт Фернли: Мне бы хотелось видеть силовые установки одного поколения, поскольку в таком случае все участники более-менее конкурентоспособны, но нужно понимать, по каким причинам небольшие команды выбирают иные варианты, и спрашивать об этом у них. В Формуле 1 есть проблема с распределением доходов, также могут быть сложности с наличием конкретных моторов. Нужно смотреть на ситуацию в целом, но было бы лучше, если бы все выступали на современных силовых установках.

Вопрос: Франц, ваше мнение?
Франц Тост: Мне неизвестны причины, по которым в Sauber решили использовать нынешние моторы в 2017-м, но это означает существенную потерю в характеристиках. Что касается правил, они должны предусматривать разные варианты, поскольку прошлогодний мотор всегда дешевле последней спецификации, но в мощности он всегда уступает.

Вопрос: Эрик, в Honda пока не решились на сотрудничество с еще одной командой. Что вы об этом думаете?
Эрик Булье: В какой-то момент они начнут поставлять моторы еще кому-либо, но в идеале всем хотелось бы получать самую современную версию. В целом характеристики моторов очень схожи, но далее вступают в силу факторы стоимости, доступности и т.д. Полагаю, в будущем у всех будут силовые установки одного года.

Вопрос: Дэйв?
Дэйв Райан: Полагаю, каждой команде хочется иметь мотор последней спецификации, и если она в итоге выбирает прошлогоднюю версию, значит, есть финансовые факторы, которые нужно принимать в расчет. Думаю, будет справедливо оставить свободу выбора.

Вопрос: Майк?
Майк О’Дрисколл: Не имею ничего против использования прошлогодних моторов – у команд есть вполне обоснованные финансовые причины, просто это является следствием гораздо большей проблемы, связанной с распределением доходов – в этом нужно добиться паритета.

Вопрос: (Томас Гортон) Вопрос ко всем. Кто, по-вашему, будет руководить спортом в следующем году, и кого бы вам хотелось видеть в этой роли? Эрик, начнем с вас.
Эрик Булье: Хороший вопрос. Команды не управляют чемпионатом, но, судя по комментариям в прессе, все довольны приходом Liberty. Берни Экклстоун по-прежнему исполняет свои обязанности – думаю, речь идет о совместном управлении.

Вопрос: Майк, вы уже отвечали на вопрос о Liberty, потому слово Францу…
Франц Тост: Процесс передачи полномочий занимает не один день. Полагаю, в ближайшие два года Liberty и Берни будут совместно управлять спортом, а там посмотрим.

Вопрос: Дэйв?
Дэйв Райан: Мы просто рады выступать в чемпионате. С приходом Liberty появляется возможность обсудить вероятные позитивные перемены, но лично мы просто рады участвовать в Формуле 1, независимо от того, кто ей управляет.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: Мы рады видеть Liberty в Формуле 1. У них огромный опыт в популяризации спорта, а когда я сам жил в Америке, то сделал для себя вывод, что американские подходы к маркетингу – одни из лучших в мире.

Вместе с тем следует помнить, что Формула 1 – уникальный продукт, созданный лично Берни Экклстоуном, потому Берни должен помочь процессу передачи прав новым владельцам. Крайне важно, чтобы эти новые владельцы внимательно относились к особому статусу Формулы 1 и постарались привнести в нее элементы маркетинга, а не делали ее саму частью американской маркетинговой программы.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Франц, в следующем году у вас будут те же моторы, что у Red Bull Racing, одинаковые шины и пара сильных гонщиков. С вашим сильным конструкторским штабом у Toro Rosso есть шанс навязать борьбу основной команде. Можно ли ожидать каких-то внутренних приказов? Не придется ли вам уступать дорогу Red Bull Racing?
Франц Тост: Как вы знаете, подобные вещи противоречат философии Red Bull. Red Bull Technology – один из сильнейших технических штабов в Формуле 1: было бы здорово, если бы мы смогли к ним приблизиться, но вряд ли у нас получится вступить в плотную борьбу или оказаться впереди. В любом случае, в Red Bull не стали бы прибегать к внутренним приказам.

Вопрос: (Сефф Хардинг) В продолжение предыдущего вопроса о маркетинге и Liberty Media. Считаете ли вы, что распространение трансляций Формулы 1 на гаджеты и социальные сети повысит популярность чемпионата? За пределами США этот подход не всегда работает.
Майк О’Дрисколл:
Если я правильно понял вопрос, у Формулы 1 есть большой потенциал в Северной Америке и конкретно в США. Стране нужно несколько гонок – скажем, на восточном и западном побережьях. Притом цифровой компонент позволяет привлечь молодую аудиторию – не думаю, что это работает только в Штатах.

Франц Тост: Мы понимаем, что в лице Liberty Media у нас появляется невероятная возможность заполучить столь необходимые чемпионату каналы коммуникаций – цифровые технологии и социальные сети. Их маркетинговая стратегия поможет Формуле 1 сделать шаг вперед, тогда как сейчас в этом плане ощущается определенный дефицит. Посмотрим, каким будет их предложение.

Дэйв Райан: Есть общее мнение, что нам нужно привлекать заметно большую и, возможно, несколько иную аудиторию. И какой бы вариант мы ни выбрали, он будет применим и в Америке, и в любом уголке мира.

Роберт Фернли: Цифровые технологии и социальные сети будут очень важны, но притом важно добиться соответствующей финансовой отдачи – это одна из непростых задач, которую предстоит решить Liberty Media.

Эрик Булье: Для Формулы 1 рынок США еще очень молод, мы гораздо больше можем сделать в Северной Америке. Опять же, речь идет о чемпионате мира, притом Формула 1, возможно, остается единственным по-настоящему глобальным видом спорта. Этот статус нужно сохранить, а для этого необходимо развивать её в разных направлениях. Социальные сети – важный элемент маркетинга, но прежде, чем мы задумаемся о монетизации, возможно, нам следует использовать этот инструмент для привлечения молодой аудитории, если позволят права на трансляции, а затем оценить перспективы. Но потенциал сосредоточен не только в США.

Вопрос: (Виктор Мачин) Роберт, какого гонщика вы ищете на замену Нико Хюлкенбергу? Немецкого? Мексиканского?
Роберт Фернли: Как я уже говорил, решение ожидается на следующей неделе или чуть позже. Слово за Виджеем Мальей, с моей стороны было бы неправильно сейчас рассуждать о каких-то вариантах.

Вопрос: (Виктор Мачин) Дэйв, вас беспокоят слухи о том, что Паскаль Верляйн уйдет из Manor?
Дэйв Райан: Паскаль очень талантлив, нам хотелось бы оставить его в Manor, но его карьеру целиком определяют в Mercedes.

Вопрос: (Сильвия Ариас) Не могли бы вы оценить по десятибалльной шкале выступление своей команды в нынешнем сезоне? Насколько ожидания совпали с итоговыми результатами?
Роберт Фернли: Если учесть, что мы сражаемся за самый высокий результат в истории команды, я бы оценил наше выступление на десять баллов, не меньше.

Эрик Булье: Если я правильно помню, Рон Деннис оценил нашу работу на 5 из 10, так что я останусь с его мнением.

Майк О’Дрисколл: Оценка выступлению? Пять или шесть баллов.

Франц Тост: Шесть.

Дэйв Райан: Сложный вопрос. Я бы поставил четыре или пять. Мы ставили перед собой очень высокие цели и многих из них достигли, однако к следующему сезону для желаемых результатов нам необходим серьезный прогресс. Команда сработала здорово, но предстоит сделать еще больше.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Берни Экклстоун недавно сказал, что хотел бы видеть Формулу 1 в какой-то степени более опасной. Он приводил в пример стены в поворотах, но гонщиков такая перспектива смутила. Поскольку именно вам приходится компенсировать расходы в случае аварии, что вы об этом думаете?
Франц Тост: Стен в поворотах быть не должно, поскольку в таком случае любая авария будет обходиться слишком дорого. Гораздо лучше отказаться от всех тех нелепых штрафов, которые получают гонщики за столкновения между собой. Нам нужны интересные гонки, и если парни врезаются друг в друга, это как раз то, что хотят видеть зрители.

Формула 1 – это шоу, но сейчас мы слишком заботимся о безопасности. Да, гонки опасны, но сейчас в Формуле 1 практически ничего не происходит – кое-кто из моих друзей говорил мне: «Я не слежу за чемпионатом, поскольку впереди всё время пара из Mercedes. Если они не сталкиваются между собой, итог предрешен, а я могу спать где-то еще, а не перед экраном телевизора!» Всё это очень неправильно.

Нужно равенство между участниками, чтобы за Кубок конструкторов до заключительного этапа боролись две-три команды, и все не решалось, как в последние годы, за две гонки до конца сезона. И если гонщики в сражении друг с другом сталкиваются, они не должны после этого идти к стюардам и получать штраф. Люди хотят видеть реальную борьбу, а сейчас этого нет.

Эрик Булье: Соглашусь с Францем по крайней мере в одном – мы хотим видеть плотную борьбу, за которую и любим гонки. Подобное происходит после каждой серьезной смены регламента – в частности, после недавнего перехода на гибридные силовые установки. Да, неравенство осталось, но если вы вспомните 2012-й или 2013-й год, когда в десяти первых гонках было девять разных победителей, тогда тоже все жаловались, что этого недостаточно.

Не думаю, что установка стен является решением – это тоже дорогая затея. Важнее так сформулировать правила, чтобы у каждой команды появилась возможность быть конкурентоспособной: если все участники будут достаточно быстры, нас ждут очень интересные гонки.

Роберт Фернли: В словах Берни есть определенный посыл – гонки должны быть более зрелищными. Всегда есть способ взять под контроль выезд за пределы трассы и, скажем, повысить шансы гонщика, ведущего преследование. Необходимые технологии есть, мы можем добиться большей зрелищности, не подвергая гонщиков опасности и не делая трассы предназначенными исключительно для Формулы 1 – в конце концов, на многих из них проводятся этапы Moto GP, и конфигурация должна соответствовать требованиям. Повторюсь, возможности есть, а посыл Берни прост: сделайте борьбу чуть интереснее.

Майк О’Дрисколл: Ключевой вопрос – зрелищность, верно? Нам нужно плотное соперничество – как вы сами только что слышали, этого хотят все.

Дэйв Райан: Нам нужно плотное соперничество, и если мы увидим более справедливое распределение доходов, отрывы существенно уменьшатся. Франц высказался абсолютно верно: гонщики стеснены правилами, некоторые из недавних штрафов просто абсурдны. Парни обескуражены, им не хочется вести активную борьбу, притом некоторые эпизоды я никак не могу принять – это гоночный инцидент, но теперь не позволено так поступать.

Ситуация с синими флагами тоже огорчает. Не уверен, что сами синие флаги как-то обостряют борьбу – да, они помогают лидерам, но сильно портят гонку тем, кто позади. Нужно внимательно взглянуть на действующий спортивный регламент и позволить гонщикам быть гонщиками. В пелотоне не так много парней, представляющих собой нечто большее, чем лицо компании. Им не позволяют высказывать собственное мнение – да, мне понятен такой подход, но было бы здорово видеть больше ярких личностей. Льюиса Хэмилтона критикуют за его поступки – почему? Он поступает так, как хочет, и если бы другие действовали так же, это пошло бы на пользу спорту.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости