Гран При Японии

Гран При Японии

Гран При Японии: Пресс-конференция в четверг

Участники: Валттери Боттас (Williams), Дженсон Баттон (McLaren), Нико Хюлкенберг (Force India), Уилл Стивенс (Manor), Макс Ферстаппен (Toro Rosso), Себастьян Феттель (Ferrari).

Вопрос: Себастьян, прошло всего несколько дней после вашей победы в Сингапуре. Сможете ли вы выступить на столь же высоком уровне здесь, в Сузуке?
Себастьян Феттель: Здесь совершенно иная трасса, но я всё-таки на это надеюсь. Впрочем, нужно оставаться реалистами. Было странно наблюдать сложности у Mercedes, и вряд ли они повторятся в Сузуке. Это стало бы ещё большей неожиданностью, но если представится такой шанс, мы должны им воспользоваться. Как я уже говорил, характер трассы совсем другой, но запасемся терпением. Погода тоже может преподнести сюрприз, так что уик-энд обещает быть очень непростым.

Вопрос: Мы знаем, что вам нравится Сузука – вы побеждали здесь в четырех из шести проведенных вами гонок, а в 2011-м году здесь выиграли чемпионат. Чего вы ждете от предстоящего уик-энда?
Себастьян Феттель: Судя по тому, что вы сказали, многого! Да, мне нравится Сузука, это по-настоящему пилотажная трасса. Думаю, её обожают все гонщики. Это один из классических автодромов, и если вы хотите оценить возможности машины Формулы 1, то первый сектор вам всё расскажет. По-моему, Сузука – лучшая трасса в мире, гоняться здесь очень здорово.

Вопрос: Валттери, неплохая гонка в Сингапуре, пятое место. Полагаете, вы сможете претендовать на такой же результат в Сузуке?
Валттери Боттас: Да, предыдущий уик-энд сложился неплохо, хотя мы предполагали, что этап в Сингапуре, возможно, будет самым непростым в сезоне. Приятно приехать в Сузуку, здесь мы должны быть более конкурентоспособны. Как сказал Себастьян, на этой трассе здорово гоняться, в Японии потрясающие болельщики – мы рассчитываем на успешное выступление.

Вопрос: Сейчас Williams занимает третье место в Кубке конструкторов, уступая 112 очков Ferrari, но опережая Red Bull Racing на 59 очков. До конца сезона ещё шесть этапов – планирует ли команда переключиться на подготовку к следующему году?
Валттери Боттас: Мы давно работаем над новой машиной и проводим кое-какие проверки, направленные скорее на перспективу, нежели на нынешний сезон. Да, такова одна из задач до конца года – работать на следующий сезон, но мы хотим показывать высокие результаты. Если есть возможность доработать FW37, мы так и поступим – если, конечно, это не помешает работе над новой машиной. До завершения сезона еще далеко, хотелось бы удержать позиции, а еще лучше – подобраться ближе к Ferrari.

Вопрос: Уилл, у вас новый напарник, новый вызов. Каковы перспективы на концовку сезона?
Уилл Стивенс: Думаю, этот сезон складывается для меня весьма неплохо. Да, прошедший уик-энд в Сингапуре выдался непростым, но иногда это нужно для обретения опыта. Из оставшихся трасс, включая японскую, мне не знакома ни одна, кроме Абу-Даби – предстоит многому научиться. Но мне нравится приезжать на новые автодромы, особенно в Сузуку – я всегда хотел здесь выступить. Погода ожидается непредсказуемая – уверен, уик-энд получится интересным.

Вопрос: Какое будущее ждет Manor? Как изменилась ситуация за год?
Уилл Стивенс: Для команды следующие несколько лет будут очень интересными. Нынешний сезон с прошлогодней машиной и силовой установкой Ferrari предыдущего поколения изначально обещал быть непростым, что и получилось. Но для следующего сезона мы активно пытаемся создать хороший базис, и пока все выглядит позитивно. Надеюсь, скоро нам будет о чем вам рассказать.

Вопрос: Макс, ещё один хороший результат в Сингапуре, но ближе к финишу между вами и напарником возникла спорная ситуация. Как все выглядело с вашей стороны?
Макс Ферстаппен: Мне понравилась прошлая гонка. Конечно, старт был не из лучших, но потом мы демонстрировали отличный темп, я выкладывался по максимуму, догонял соперников и в итоге заработал очки. Хороший результат, я очень им доволен!

Вопрос: Не желаете ли рассказать чуть подробнее о той ситуации между вами и Карлосом Сайнсом? Что происходило после гонки? Вы обсуждали это внутри команды?
Макс Ферстаппен: В плане отношений ничего не изменилось. Я пытался обогнать Серхио Переса, ехал вплотную, но успевал смотреть в зеркала. Мне не показалось, что Карлос был достаточно близко, чтобы его пропустить, потому я решил оставить все как есть. Мы обсудили всё в команде, ситуация полностью прояснилась, мы готовы продолжить борьбу здесь, в Японии.

Вопрос: Нико, этап в Сингапуре закончился для вас досадным сходом после столкновения с Фелипе Массой. Кроме того, вы получили штраф с потерей трех мест на стартовой решетке. У вас была возможность просмотреть запись инцидента и всё проанализировать?
Нико Хюлкенберг: Конечно. Я посмотрел запись – по всей видимости, следовало оставить Фелипе больше места, так как он находился на внутренней стороне трассы, а у меня было пространство справа. Когда мчишься бок о бок, обзор оставляет желать лучшего – я думал, что нахожусь немного впереди, чего на самом деле не было, потому предстоит отбыть штраф. В любом случае, та ситуация позади, мы постараемся взять от уик-энда максимум.

Вопрос: Команда подтвердила контракт Серхио Переса – следовательно, в Force India сохранили состав. Почему продление контрактов сочли верным решением?
Нико Хюлкенберг: Мы с Серхио неплохо работаем друг с другом – мы оба вполне конкурентоспособны, уверены в команде и видим потенциал, который можно раскрыть. Каждый из нас желает продолжить прогресс вместе с Force India.

Вопрос: Дженсон, на минувшей неделе о вас много писали в СМИ. Каковы ваши планы?
Дженсон Баттон: На сегодня? Или на потом?

Вопрос: Было бы интересно понять ваши планы на будущее…
Дженсон Баттон: На самом деле, ситуация после сингапурской гонки не изменилась, мне нечего сообщить. К сожалению, вам придется подождать. Но мои переговоры с командой идут неплохо. Самое главное, сейчас мы должны сконцентрироваться на предстоящем уик-энде, ведь для McLaren и Honda он очень важен. Это наша домашняя гонка, здесь наши болельщики, и мы надеемся хорошо выступить.

Вопрос: Кажется, здесь вы во всех гонках финишировали в первой десятке, а в 2011-м, когда Себастьян взял титул, выиграли этот этап. Почему Япония всегда была для вас особенной?
Дженсон Баттон: Как заметил Себастьян, для большинства гонщиков это особенная трасса. С его слов она лучшая в мире – не потому, что он ездил на всех – но потому, что у нее очень плавная конфигурация.

Меня как-то спросили, какой из поворотов Сузуки я считаю лучшим – сложно выделить один, хороша вся трасса. От второго поворота через «эски» и излом Dunlop – там просто дух захватывает! Просто гоняться на ней – особенное чувство, а побеждать – тем более. Я приезжал сюда с 1994 года, когда гонялся еще на картодроме, что расположен здесь через дорогу. Помню, как гулял по трассе и думал: Да, она создана для Формулы 1! Так оно и есть.

Кроме того, Сузука особенная ещё и потому, что я много лет сотрудничал с Honda. Опять же, моя супруга родом из Японии, а я – большой поклонник культуры этой страны!

Вопросы с мест

Вопрос: (Дэн Натсон) Дженсон, вы сказали, нам следует подождать. Сколько? Вы сказали, что ведете переговоры с командой – можно ли сделать вывод, что вы останетесь в Формуле 1 в следующем году?
Дженсон Баттон: На следующий год возможностей множество, но кроме этого мне нечего вам сказать.

Вопрос: (Ян Паркс) Дженсон, хотел бы уточнить. В минувшее воскресенье вы признались, что в Формуле 1 вам не хватает радости побед, радости подиумов. Это индикатор вашего общего настроя? Учитывая сложности, возникшие у Honda, вряд ли эта радость вернется в следующем сезоне, если вы останетесь в команде…
Дженсон Баттон: Кажется, я говорил несколько иначе, но никто из гонщиков не рад, когда у него нет возможности бороться за победы. Мы любим сражаться в первых рядах, а финишировать на 14-м месте или на 10-м мне не нравится. Это не доставляет удовольствия, но если ты видишь перспективу, если веришь в то, что радость может вернуться, это воодушевляет. Впрочем, это тоже вызов. А после Сингапура я действительно был не в лучшем настроении.

Вопрос: (Трент Прайс) Дженсон, несмотря на непростой сезон, в прошлом вы с Honda добивались неплохих успехов – скажем, в 2004-м или второй половине 2006-го. Что вы могли бы сказать о своем сотрудничестве с ними?
Дженсон Баттон: У нас были подъёмы и спады. В 2004-м мы замечательно провели сезон, я заработал свой первый подиум – кажется, тогда мне удалось десять раз финишировать в первой тройке, стать третьим в личном зачете, а команда взяла второе место в Кубке конструкторов.

В 2006 году команда стала заводской, я выиграл свой первый Гран При с Honda – по сути, тот успех пока остается единственной победой компании в новом тысячелетии. Это был особенный день, в паддоке присутствовал президент Honda – в том сезоне он дважды приезжал на гонки и тогда стоял со мной на подиуме.

Правда, мы не добились того, ради чего создавалась команда. Да, у нас были неплохие времена, но мы ни разу всерьез не претендовали на победу в чемпионате. Потому нынешний период так важен для Honda, и они сделают всё, чтобы со временем взять титул. Я знаю, японцы работают без отдыха. Вряд ли кто-то скажет, сколь долгим будет путь, но, хочется верить, однажды я снова увижу президента компании на подиуме.

Вопрос: (Бен Эдвардс) Себастьян, когда в прошлом году в Формуле 1 дебютировали гибридные машины, вы, выступая за Red Bull Racing, были не слишком ими довольны. Минувший этап в Сингапуре показал, что вы вновь стали единым целым с машиной. Что-то изменилось в вашем стиле пилотирования?
Себастьян Феттель: В 2014-м машины сильно изменились, притом не только в части силовой установки. Стал меньше уровень сцепления, что для гонщика вовсе не в радость, так как мы хотим ехать быстрее. Приходилось адаптироваться, и в начале сезона мне это не вполне удавалось. Причин было много, но сейчас я чувствую себя в кокпите гораздо комфортнее, и дело даже не в двигателе – для нас, гонщиков, это просто двигатель, не более. Возможно, наше мнение по поводу звучания силовых установок не совпадет с мнением болельщиков… Да, в каком-то смысле это шаг назад, но в плане технологий это уникальные разработки. А нужны они или нет, пусть каждый решает сам.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Дженсон, вы говорили об удовольствии от гонок. Позади вас сидит Нико, выигравший в этом году «24-часа Ле-Мана». Вы не рассматриваете такой же вариант – выступать в Формуле 1 и гоняться где-то ещё?
Дженсон Баттон: Никогда не думал о совмещении. При двадцати двух гонках в чемпионате мира у вас почти нет свободных уик-эндов, а иногда хочется провести время вне автоспорта. Возможно, Нико и в следующем году поступит так же, но для остальных подобный график был бы слишком напряженным. Мне он точно не подошел бы.

Вопрос: (Луиджи Перна) Себастьян, если говорить о предстоящей и последующих гонках, каковы шансы Ferrari? И еще – вы привыкли напевать итальянские песни, или после квалификации в Сингапуре делали это впервые?
Себастьян Феттель: Кажется, я впервые напевал песню после победы в Малайзии! Впрочем, я плохой певец и, пожалуй, перестану это делать, раз уж все услышали.

Дженсон Баттон: Эй, никто из нас не слышал?

Себастьян Феттель: Возможно, Льюис Хэмилтон слышал. Это были особенные два дня – суббота и воскресенье в Сингапуре, я пел дважды и всякий раз одинаково плохо.

Вернемся к вашему вопросу. Сложно сказать. Судя по результатам, наша машина одинаково хороша на всех трассах – мы были конкурентоспособны и на уличных конфигурациях Сингапура, Монако, но также быстры, скажем, в Малайзии. Пожалуй, в Сильверстоуне команда оступилась, но ни в одной из гонок мы не уступали в скорости слишком много. Думаю, мы можем чувствовать себя уверенно, но нужно оставаться реалистами. Да, команда многому научилась, мы станем сильнее, но фаворитами остаются парни из Mercedes.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Дженсон, вы сказали, что переговоры с командой идут конструктивно, и что у вас есть разные варианты на следующий год. Это наводит на мысль, что вы сами не определились с планами. Ваше будущее в ваших руках, или есть какие-то контрактные обязательства?
Дженсон Баттон: Я не могу комментировать этот вопрос, но в следующем году я буду счастлив, это главное.

Вопрос: (Ян Паркс) Себастьян, гонщики приходят и уходят, одни быстрее других, другие – нет… Такова Формула 1, но если Дженсон все-таки решит уйти из чемпионата, насколько большую утрату понесет спорт?
Себастьян Феттель: Прежде всего, я считаю…

Дженсон Баттон: Постарайся сказать что-то приятное!

Себастьян Феттель: Прежде всего, мы не знаем, произойдет это или нет. Очевидно, у Дженсона свои причины это не комментировать. Когда я был еще ребенком, многие считали его очень юным дебютантом в Формуле 1 – тогда, в начале карьеры в Williams, он в самом деле выглядел слишком молодо. Правда, сейчас некоторые начинают в семнадцать лет, и с этой точки зрения и Дженсон, и я на момент прихода в чемпионат были стариками.

Безусловно, он очень заметная фигура. Мы знаем, что Дженсон по-прежнему быстр, и я не сомневаюсь, что за рулем хорошей машины он мог бы побороться за победы. Кроме того, он всегда очень корректно ведет себя на трассе, а за её пределами многие к нему хорошо относятся, и тому немало причин. Поэтому будет большой потерей, если он уйдет.

Дженсон Баттон: Спасибо, приятель! Я едва не пустил слезу!

Вопрос: (Дэн Натсон) Макс, я знаю, что вы с Карлосом и командой уладили тот инцидент в Сингапуре. Но договорились ли вы, скажем, о том, что если подобная ситуация возникнет снова, напарника нужно пропустить вперед хотя бы на несколько кругов – как поступили в Red Bull Racing в Монако в этом году?
Макс Ферстаппен: Именно. Думаю, нам нужно быть точнее в переговорах по радио. Мы обсудили ситуацию, надеюсь, больше такого не повторится, но если всем всё будет одинаково ясно – не вопрос.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости