Гран При России

Гран При России

Гран При России: Пресс-конференция в субботу

Гран При России. Пресс-конференция в субботу

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Нико Росберг (Mercedes)
3. Валттери Боттас (Williams)

Вопрос: Льюис, поздравляем с блестящим результатом! Что вы чувствуете, завоевав первый в истории поул Гран При России, и насколько он здесь важен?
Льюис Хэмилтон: Не представляю, насколько, но поул – отличная позиция для старта. Прежде всего, надо отметить прекрасную работу нашей команды, мы стабильно прогрессируем в течение всего сезона. Благодаря этому нам удаётся так часто занимать весь первый стартовый ряд.

Сочи – очень красивое место, здесь прекрасная погода, и мне очень нравится пилотировать на этой трассе. Квалификация оказалась не самой простой, соперники сильны, и по какой-то причине проехать хороший круг оказалось труднее, чем на тренировках. Так что я очень рад, что впервые буду стартовать с поула на этой трассе. Но предвижу, что старт будет сложным, ведь к первому повороту ведёт очень длинная прямая. Посмотрим, как всё сложится.

Вопрос: Что скажете о трассе? Многие называют её потрясающей…
Льюис Хэмилтон: Трасса просто отличная. Здесь очень ровный асфальт, но при этом он обеспечивает хорошее сцепление. Кроме того, поребрики сделаны очень правильно. И, конечно, здесь живописные окрестности, горы, Олимпийский парк – всё выглядит изумительно. На трибунах много зрителей, надеюсь, завтра их будет ещё больше, и мы порадуем их хорошей гонкой.

Вопрос: Нико, второе место. Впереди важная гонка, нужно зарабатывать очки…
Нико Росберг: Сейчас важна каждая гонка, а их осталось всего четыре. Льюис с начала уик-энда был быстрее, я старался подтянуться, но не хватило двух десятых – что ж, такова ситуация, нужно её принять. Кроме того, моему результату угрожал Валттери – приходилось следить и за ним.

Позиция в первом ряду – достойный результат, с ней есть все шансы. Гонка обещает быть интересной: этап уникален практически нулевым износом шин, трасса очень гладкая или есть какие-то иные причины… В этом она не похожа ни на какой другой автодром. Нам было нелегко подобрать настройки и адаптироваться к конфигурации, но завтра день будет интересным.

Вопрос: Валттери, вы подобрались почти вплотную! Кажется, все зрители на главной трибуне вскрикнули от эмоций, когда вы выехали в последнем повороте, хотя кроме вас там, собственно, никто не ошибался…
Валттери Боттас: В тот момент я не знал, что претендую на поул, мог сравнивать время лишь со своим предыдущим кругом, который сам по себе был неплохим. Тогда я понимал, что мне предстоит проехать ещё один, но, очевидно, слишком нагрузил шины в самом начале круга, и потому с финальным сектором возникли сложности. На первых двух я мчался с превышением графика, однако в заключительных поворотах столкнулся с трудностями. Я рисковал, съехал с траектории, а за ее пределами очень скользко, как все могли убедиться на моем примере.

Вопрос: Вы огорчены?
Валттери Боттас: Конечно, всегда неприятно допускать ошибки. Думаю, всё это стоило мне максимум одного места, было неправильно максимально использовать резину в самом начале круга, что к его концу привело к сложностям. Кругом ранее я был всем доволен.

Вопрос: Льюис, некоторые повороты в Сочи провоцируют ошибки. Какой вам видится завтрашняя гонка?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что дело в какой-то особой конфигурации поворотов – просто мы атакуем на пределе. Но в целом, если ошибёшься, то вернуться на трассу несложно. Конфигурация весьма органичная, скорости – выше средних, и я искренне надеюсь, что завтра публика увидит интересную гонку.

Длинная прямая позволит эффективно использовать DRS, а трасса довольно широкая: надеюсь, можно будет активно преследовать соперников. Возможно, завтра нас ждёт одна из лучших гонок за последнее время.

Вопрос: Льюис, интересный момент: ваш инженер сообщил, что трасса становится «медленнее», однако вы покинули боксы и взяли поул!
Льюис Хэмилтон: Разве к тому моменту я не был на поуле?

Вопрос: Были, но смогли еще прибавить.
Льюис Хэмилтон: Верно, смог. Мой инженер сказал, что, по всей видимости, результаты будут падать – я едва расслышал это сообщение, но понял, о чем идет речь. В любом случае, мне предстояло проехать еще круг, он получился не идеальным – явно оставался резерв скорости, но эта грань очень тонкая, мы все здесь атакуем по максимуму. Как я уже говорил, машина ехала не настолько здорово, как в утренней тренировке, но, надеюсь, завтра все будет в норме.

Вопрос: Утром у вас был странный инцидент. Что там произошло?
Льюис Хэмилтон: Я допустил ошибку, неверно скорректировал баланс тормозов, сместив его в сторону задних колес, и забыл вернуться к нужному варианту. Стоило нажать на педаль, задние колеса заблокировались. К счастью, я смог продолжить сессию, не повредив машину.

Вопрос: Мы уже намекали, что конфигурация располагает к ошибкам – в частности, в 17-м повороте многие выезжали за пределы трассы, как и во втором и четвертом. Что вы на это скажете?
Льюис Хэмилтон: Вход в четвертый поворот довольно широкий, а к выходу трасса резко сужается, и там легко допустить ошибку. В семнадцатом повороте трудно найти точку торможения: это концовка круга, шины к тому моменту уже перегреты, и ты не знаешь, с какой скоростью можешь его пройти. Ну а если вдобавок попытка получается неплохой, не хочется терять там время – в общем, в тех двух поворотах грань ошибки очень тонкая.

Вопрос: Нико, насколько важным будет завтра фактор DRS?
Нико Росберг: Надеюсь, очень важным! Многое будет зависеть от старта, там есть неплохой шанс для атаки. В предыдущих гонках у меня получалось уверенно стартовать, так что я чувствую себя уверенно. Ну а далее все решит темп.

Вопрос: Что является ключевым элементом трассы? Что скажете о затяжном левом повороте?
Нико Росберг: Он по-настоящему уникален – затяжной, с невероятной боковой перегрузкой. На машине Формулы 1 ездить там очень здорово!

Вопрос: Ещё какие-то комментарии по трассе?
Нико Росберг: Это действительно отличная трасса, поскольку проехать хороший круг здесь очень непросто. Среднескоростные повороты, асфальт, на котором шины практически не изнашиваются – все это совсем не похоже на то, что мы могли видеть в предыдущих гонках. Пришлось адаптироваться, для инженеров это стало серьезным вызовом, да и с точки зрения пилотажа конфигурация довольно сложная.

Вопрос: Благодарю вас! Валттери, вы сможете завтра побороться с Mercedes?
Валттери Боттас: Я очень на это надеюсь, но задача трудная. Они по-настоящему быстры, и никогда не знаешь, какой резерв скорости остался у них по сравнению с тем, что они продемонстрировали на длинной серии кругов в пятницу. Выясним завтра.

Наша команда сработала неплохо, сумев подобрать настройки для этой уникальной трассы и её не менее уникального асфальта. Машина едет отлично, а на длинной дистанции она должна быть еще конкурентоспособнее, чем в квалификации.

Вопрос: В очередной раз Williams удалось обрести темп. Мы не раз видели, как в пятницу дела команды шли не лучшим образом, но в субботу вы прибавляли…
Валттери Боттас: В пятницу мы всегда работаем по программе тестов и не думаем о результатах на круге. Мы выполняем необходимые проверки, стараемся улучшить поведение машины, выжать максимум из шин. Суббота – самое время показать скорость, но самым важным днем остается воскресенье. С оптимизмом жду завтрашнего дня.

Вопросы с мест

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Валттери, говорят, когда вам удается подобраться вплотную к поулу, вы очень критично относитесь к своим действиям. Насколько критично вы относитесь к себе сегодня?
Валттери Боттас: Предельно критично. Не знаю, оставался ли у нас реальный шанс зацепиться за поул – Mercedes на протяжении всего уик-энда были очень быстры на третьем секторе, и сложно сказать, сколько я там потерял. Возможно, мне удалось бы отыграть одну позицию. Да, когда ты сработал неидеально, ты огорчен, но гонка только завтра, я стартую из второго ряда и с чистой стороны трассы, что не так уж и плохо. Сделаем выводы и будем двигаться дальше.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto, Motor und Sport) Валттери, по итогам двух секторов вы ехали с превышением графика поула. Где именно на третьем секторе вы упустили преимущество? Только в последнем повороте или несколько ранее?
Валттери Боттас: По сравнению с предыдущим кругом я начал терять еще в начале третьего сектора и на нем упустил всё преимущество. Но я уже говорил, что на протяжении всего уик-энда и по ходу всей квалификации Mercedes были очень быстры именно на третьем секторе, в поворотах они конкурентоспособнее, так что даже с очень удачным кругом мне было бы сложно зацепиться за поул. Да, я неудачно завершил попытку, перед последними двумя поворотами явно вез себе более двух десятых, но такова жизнь. Посмотрим, что получится завтра.

Вопрос: (Владимир Роговец – СБ Беларусь Сегодня) Мой вопрос для Льюиса. В этот уик-энд Формула 1 впервые приехала в Сочи, сегодня вы взяли поул – возможно, вы начинаете любить Россию?
Льюис Хэмилтон: Результат соответствует моей любви к России. Я уже отмечал в интервью, что часто видел Россию в кино и на фотографиях. Мы постоянно путешествуем, открываем для себя новые места. Мы здесь уже четыре дня, и мне приятно наслаждаться красотой этого места. Москва – очень красивый город, мне понравились старинные здания, а визит сюда сродни визиту на курорт.

Я слышал, здесь есть горы, где зимой можно кататься на лыжах – не мог представить себе ничего подобного! Надеюсь, это только начало замечательной истории Формулы 1 в России. Поскольку я живу всего в паре часов полёта от этого места, возможно, буду чаще заглядывать сюда на уик-энд!

Вопрос: (Балазс Вайта – Autosport es Formula Magazin) Вопрос для Льюиса. Трасса абсолютно новая, но несколько лет назад мы точно так же приезжали на новую трассу в Валенсии, и пусть они отличаются друг от друга, у них есть нечто общее. Завтра все ожидают захватывающую гонку, но почему вы считаете, что она получится таковой, ведь в Валенсии этапы получались откровенно скучными? Почему в этот раз вы все настроены иначе?
Льюис Хэмилтон: Лично я не был поклонником трассы в Валенсии. Мне нравился автодром за пределами города, а уличная конфигурация не впечатляла. Здесь всё гораздо лучше, а получится ли преследовать соперника… кто знает. Здесь среднескоростные и высокоскоростные повороты, нужна высокая прижимная сила, а завтра мы поймем, насколько реально здесь вплотную прессинговать.

Опять же, на этой трассе есть длинные прямые. Например, в десятом повороте вполне реально удержаться за машиной впереди, а затем начинается зона DRS. Относительно медленный третий сектор также переходит в длинную прямую, на которой можно подобраться и атаковать. В Валенсии было трудно удержаться за соперником, а когда дело доходило до прямых, мы не могли подъехать достаточно близко. Посмотрим, как будет здесь.

Вопрос: (Андреа Кремонези – La Gazzetta dello Sport) Вопрос для Льюиса и Нико. Завтра Mercedes может выиграть Кубок конструкторов. Меняет ли это подход к гонке, или вы не думаете об этом?
Льюис Хэмилтон: На моем подходе к гонке это не скажется, но момент может стать историческим для нас и меня самого. Быть частью команды, видеть ее успех и быть к нему причастным… День, когда это произойдёт, будет особенным.

Нико Росберг: Для команды Кубок конструкторов – одна из двух ключевых целей, к которым она стремится уже пять лет. Я был с ней с первого дня, и замечательно, что мы так быстро подошли к осуществлению задуманного – это стало бы фантастическим достижением! Надеюсь, получится сделать это уже завтра – тогда у нас будет время отпраздновать.

Вопрос: (Хаоран Жу – F1 Express) Пара вопросов. Нико, что вы думаете о зоне DRS в районе пит-лейн? Она напоминает зону DRS в Шанхае тем, что начинается посередине прямой, а в Китае при таком сценарии DRS оказывалась недостаточно эффективной… Что показали данные, полученные на симуляторе? И вопрос для Льюиса или для вас обоих. У вас есть шанс принести Mercedes еще одну победу в России спустя столетие после того, как в 1914 году организованная в этой стране гонка Гран При была выиграна на автомобиле Benz, пусть тогда это была совсем не Формула 1. Это входит в ваши планы?
Льюис Хэмилтон: Где проводилась та гонка?

Вопрос: Это было в 1914 году, Гран При России. Их провели всего два – в 1913-м и 1914-м, в обоих победа была одержана на автомобилях Benz – тогда Mercedes-Benz еще не существовало…
Нико Росберг: Интересная статистика, было бы здорово повторить успех спустя сто лет. Всегда приятно слышать легенды о «Серебряных стрелах»! А что касается DRS, в FIA всегда тщательно просчитывают зоны активации, чтобы обгоны не были излишне простыми или слишком затрудненными. Уверен, они качественно выполняли свою работу и всё предусмотрели.

Льюис Хэмилтон: Это особенный факт, доказывающий, что Mercedes – лучшие. Надеюсь, завтра мы подтвердим это в дебютном Гран При России.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости