Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Превью этапа

Всего через неделю после гонки в Хоккенхайме пилоты выйдут на старт на Хунгароринге, что неподалеку от столицы Венгрии. Этап в Будапеште станет одиннадцатым в текущем сезоне и последним перед традиционным летним перерывом, во время которого команды закроют свои базы на две недели, а сотрудники разъедутся в отпуска.

Проблемы с тормозным диском на квалификации в Германии не позволили Льюису Хэмилтону включиться в спор за победу с Нико Росбергом на Хоккенхаймринге, где немец увеличил преимущество в чемпионате до 14 очков. В Венгрии Льюис вправе рассчитывать на реванш. Британец выигрывал здесь два года подряд и возглавляет список наиболее часто побеждавших в Будапеште пилотов. Как и Михаэль Шумахер, Хэмилтон выиграл четыре гонки на Хунгароринге.

Луис Фернандо Рамос* вспоминает Гран При Венгрии 2009 года

* – корреспондент бразильского радио Band FM

Этап в Будапеште в 2009 году – один из самых памятных в моей карьере. После аварии Фелипе Массы в квалификации уик-энд растянулся для меня до следующей пятницы после гонки.

Мое первое воспоминание о том Гран При Венгрии – телевизионная картинка: машина Фелипе в стене из отработанных покрышек. Выглядело все достаточно странно. Вторая часть квалификации уже закончилась, и сначала я подумал, что он просто допустил какую-то глупую ошибку, но затем мы увидели повтор, на котором можно было разглядеть, что произошло на самом деле.

Мы понимали, что что-то попало Фелипе в шлем. Я отчетливо помню: ровно в тот момент, когда я подумал, что последствия могут быть очень серьезными, у меня зазвонил телефон. Те же самые мысли посетили в Бразилии многих. Страна, потерявшая Сенну, боялась повторения трагедии. Звонок был с радио – буквально за пять минут из обычного гоночного репортера, работающего в Формуле 1, я превратился едва ли не в главного ньюсмейкера страны.

В ту субботу я не уезжал из пресс-центра до двух часов ночи – это был самый длинный рабочий день на трассе. В воскресенье я вернулся на Хунгароринг, но я не помню вообще ничего о той гонке, кроме того, что ее выиграл Льюис. Мы поговорили на стартовой решетке с Рубенсом Баррикелло, но его состояние не отличалось от того, в котором пребывали мы, журналисты. Он вышел гоняться только потому, что профессионал, но его мысли были не на трассе. Потом я сидел в пресс-центре и смотрел сквозь экран, а сразу после финиша отправился в госпиталь.

Я не могу назвать нас с Фелипе друзьями. Мы коллеги – не более того. Но это человек, с которым мы разговаривали каждый день по ходу Гран При на протяжении нескольких лет, он всегда был приятным собеседником, хорошим парнем, и, конечно, это была непростая неделя.

До понедельника обнадеживающих новостей практически не было. Официальные сообщения из госпиталя поступали редко – примерно раз в день с прессой делились информацией о состоянии Фелипе, но наших работодателей это, естественно, не останавливало. Я дежурил у госпиталя, выходил на связь раз в час, чтобы поделиться последними новостями. Нам, бразильским журналистам, которые остались в Будапеште, очень помог Дино Альтман, бразильский доктор, работавший с Фелипе. Он прилетел практически сразу в Венгрию.

Каждый день он разговаривал с врачами в венгерской клинике, выходил к нам и рассказывал. Это было очень важно. Соотечественники могли слышать объяснения компетентного человека на португальском. Именно Дино был первым, кто сказал нам, что Фелипе должен поправиться. В понедельник врачи сказали, что его жизнь вне опасности, а во вторник мы уже знали, что он открыл глаза, и что со зрением серьезных проблем тоже нет. Только тогда мы все смогли немного расслабиться.

До пятницы мы так и не увиделись с Фелипе, но в последние перед отъездом дни мы уже могли разговаривать с членами его семьи – ведь его жизни и здоровью уже ничего не угрожало. Они и рассказали нам: когда Фелипе пришел в сознание, они стали говорить ему об аварии, о прошедшей гонке. Как только он услышал, что выиграл Хэмилтон, он сразу сказал, что если уж победить смог Льюис, то он бы наверняка обошел его в гонке.

Гран При Венгрии с Marussia F1 Team

Главный гоночный инженер команды Дэйв Гринвуд об особенностях настройки машин в Будапеште: "Когда мы говорим о Венгрии, в первую очередь вспоминается жара, которая часто сопровождает этот уик-энд. Пока прогноз выглядит не так сурово, возможно, мы даже не доберемся до тех температурных значений, которые были в Хоккенхайме в пятницу и субботу, но в любом случае, перед отправкой в Венгрию мы должны убедиться в том, что все возможные дополнительные элементы охлаждения машины мы взяли с собой.

Главная вещь – мы возвращаемся на трассу, где нужен высокий уровень прижимной силы. В пятницу нас ждет напряженный день по поиску оптимальных настроек подвески после запрета на использование системы FRIC. Нужно будет вновь много работать над балансом машины".

Круг по трассе в Будапеште с Максом Чилтоном

Конфигурация трассы

Хунгароринг – узкая и извилистая трасса, достаточно короткая, а подходящее место для обгона по сути всего одно, в конце стартовой прямой.

Торможение перед шпилькой в конце прямой очень жесткое. В прошлом мы понижались здесь до второй передачи. На старте здесь можно многое отыграть или потерять. Затем трасса уходит вниз, разгон под уклон, который продолжается и по ходу следующего левого поворота, достаточно интересного и затяжного.

Далее – смена направления, надо забросить машину в следующий быстрый правый поворот, выход из которого очень важен, поскольку затем следует прямая, а их на Хунгароринге очень мало.

Здесь мы начинаем вновь подниматься наверх, и одновременно с этим покрытие становится кочковатым. Быстрый четвертый поворот переходит в затяжной правый. Мы подходим к высшей точке трассы – в районе медленной шиканы. Здесь надо атаковать поребрики, но делать это лучше очень осторожно, чтобы не потерять машину.

Повороты приближаются к вам один за другим, без перерыва. Две подряд быстрые эски заканчиваются быстрым правым поворотом, который выводит на ещё одну прямую.

Заключительная связка очень важна. В предпоследнем повороте снова много кочек, а последний является едва ли не самым главным на всем круге. Это очень интересный поворот, но надо убедиться, что выход из него получится чистым, так как после него начинается длинная стартовая прямая.

текст: Олег Карпов

Другие новости