Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в четверг

Гран При Венгрии. Пресс-конференция в четверг

Участники: Маркус Эриксон (Caterham), Камуи Кобаяши (Caterham), Серхио Перес (Force India), Пастор Мальдонадо (Lotus), Эстебан Гутьеррес (Sauber), Жан-Эрик Вернь (Toro Rosso).

Вопрос: Маркус, позади десять гонок дебютного сезона. Что вы узнали о себе в этих гонках, как оцениваете свои возможности?
Маркус Эриксон: В Формуле 1 приходится многому учиться. Из-за новых силовых установок этот сезон сам по себе особенный – нужно быстро вникать, как контролировать расход энергии, состояние шин. Это касается всех гонщиков. Как демонстрировать стабильный темп по ходу уик-энда, какие шаги предпринимать – нужна стабильность в пилотаже, в обратной связи с инженерами. Факторов множество, но я постоянно прогрессирую, а это – главное.

Вопрос: Следовательно, можно ждать от вас большего?
Маркус Эриксон: Определенно.

Вопрос: Сейчас о Caterham ходят разные слухи. Как вы оцениваете свое положение в команде? Есть шансы остаться на следующий год?
Маркус Эриксон: Я чувствую себя неплохо, а новые владельцы команды активно взялись за дело. Они хотят дорабатывать машину по ходу сезона, и это здорово. Надеюсь, в оставшихся гонках мы будем более конкурентоспособны и сможем бороться с соперниками.

Вопрос: Эстебан, вы несколько раз были в шаге от призовой десятки, в Австралии финишировали 12-м. Насколько вы близки к весомому результату, или вы уже выжимаете из машины максимум, и на большее рассчитывать не приходится?
Эстебан Гутьеррес: Сейчас вся команда работает на пределе. Без доработок ситуация вряд ли отличалась бы от того, что мы видели в Хоккенхайме, но постепенно мы сокращаем отставание, и это вселяет надежду, мотивирует. Со своей стороны я пытаюсь выступать как можно стабильнее и выжимать максимум из той машины, что есть у нас сегодня.

Вопрос: Каковы ожидания от второй половины сезона?
Эстебан Гутьеррес: Очень высокие! Я хотел бы добиться реального прогресса – этого хочет команда, для нас крайне важно закончить сезон на подъеме. Думаю, у нас неплохие шансы.

Вопрос: Камуи, в Caterham сменились владельцы, наверняка чувствуется некоторая неопределенность. Как вы можете усилить и свои позиции в команде, и саму команду? Вы давно в коллективе, знаете, что требуется от гонщика, и вполне могли бы стать лидером Caterham…
Камуи Кобаяши: Привет всем! Прежде всего, я был удивлен столь серьезным переменам по ходу сезона, но они были необходимы – иначе мы бы не закончили чемпионат. Это было верное решение, и практически сразу… Сказалось ли оно на команде? Как вы могли узнать из новостей, многие покинули команду, но мы должны сохранять позитивный настрой: чтобы остаться на плаву, нужно было что-то менять. Надеюсь, мы поступаем верно. И если что-то и менять, то глобально, а не по мелочам. К нам пришли новые специалисты, кое-кто ушел, но сейчас у нас есть ответственные за каждый процесс. Это должно помочь, а там посмотрим.

Вопрос: Вы известны атакующим стилем пилотирования. Машина позволяет атаковать в той мере, как вам хочется?
Камуи Кобаяши: Нет, но я надеюсь, что в один прекрасный день у меня будет удачная гонка, а просто езда друг за другом в пелотоне не слишком интересна зрителям. Я доволен этапом в Германии, у нас было несколько пит-стопов, в гонке присутствовала интрига. Если бы мы вернулись к варианту с единственной сменой шин, смотреть на это было бы не так интересно.

В Pirelli сделали правильный выбор, это добавило зрелищности. Даже я с моей машиной смог провести обгон, когда Пастор Мальдонадо ехал на более жестком составе, а я – на более мягком. Это немного непривычно, но хорошо, что подобные моменты случаются – они нравятся болельщикам.

Вопрос: Жан-Эрик, мы знаем, что машина Toro Rosso способна финишировать в десятке, да и со скоростью в квалификации больших проблем нет. Но есть проблемы в разных областях – не знаю, согласны ли вы. Нужно исправить что-то одно? В чём основная причина?
Жан-Эрик Вернь: Не думаю, что у нас есть серьезные проблемы, кроме одной – мы должны зарабатывать очки. В первой половине сезона команда была весьма конкурентоспособна, но я не мог добраться до финиша. Два схода с дистанции – очень много в ситуации, когда мы претендовали на очки. Но я стараюсь искать позитивные моменты, а они в том, что у нас отличные сотрудники, которые не жалея сил работают над надежностью, и хорошая машина. Всё совсем не так, как если бы из-за проблем мы всякий раз не могли бороться за очки. Нужно продолжать работу, а результат придёт.

Вопрос: Каковы ожидания от второй половины сезона?
Жан-Эрик Вернь: Как можно чаще финишировать в призовой десятке. Это вполне возможно, ведь у нас быстрая машина, мы получаем новинки… Я уверен в наших сотрудниках, им по силам предоставить нам более конкурентоспособную машину, чтобы мы смогли зарабатывать очки!

Вопрос: Уверен, что с надежностью дела пойдут лучше?
Жан-Эрик Вернь: Я об этом почти не переживаю. Волнует только скорость машины во время уик-энда, ну а далее всё, что от меня требуется, это пилотировать STR9 предельно быстро и выкладываться по максимуму, не думая о возможных проблемах.

Вопрос: Серхио, мы слышали, как в Германии расстроенный голос инженера сообщил вам: «Экономь топливо, экономь топливо». Не будем вдаваться в детали той беседы, но является ли для гонщика проблемой отсутствие индикатора? Сейчас приходится полагаться исключительно на сообщения инженеров, возможно, вы бы предпочли видеть что-то в кокпите?
Серхио Перес: У нас есть возможность наблюдать за расходом топлива – есть заданные параметры, которых мы должны придерживаться. Конечно, этап в Хоккенхайме получился очень непростым с точки зрения расхода. Было трудно поддерживать оптимальную температуру шин, а когда экономишь топливо, шины остывают ещё быстрее. Я не ожидал таких сложностей после того, как в пятницу мы продемонстрировали хороший темп.

Вопрос: То есть, вы бы предпочли наличие индикатора, или вас устраивает нынешняя ситуация?
Серхио Перес: Я вполне доволен тем, что есть. Мы всегда знаем, насколько сильно нужно экономить топливо, инженеры постоянно держат нас в курсе ситуации.

Вопрос: Думаю, теперь всем очевидно, что Гран При Мексики в следующем году вернётся в календарь. Что вы об этом думаете?
Серхио Перес: Потрясающе, я счастлив! Я в 13 лет уехал из Мексики и никогда не выступал у себя на родине. Вернуться туда на этап Формулы 1 – это фантастика. Я дебютировал в чемпионате четыре года назад, с тех пор мои соотечественники делали всё, чтобы вернуть гонку в Мексику. Поддержка болельщиков колоссальная, это замечательная новость для всех поклонников нашего спорта, и вы будете удивлены, насколько великолепным получится национальный этап. Я очень горд – здорово, что Гран При Мексики подтвержден на следующий год!

Вопрос: Вместе с тем, сделать предстоит немало, не так ли?
Серхио Перес: Да, многое нужно модернизировать. Трасса старая, последний раз она принимала гонки двадцать два года назад. Организаторы уже приступили к строительству, вы будете удивлены. Уверен, наш Гран При быстро станет популярным!

Вопрос: Эстебан, ваше мнение?
Эстебан Гутьеррес: У меня позитивные ощущения, поскольку все эти годы Мексика была представлена в Формуле 1 – сначала дебютировал Серхио, потом я. Сейчас мы оба выступаем в чемпионате, и право принять этап на родине – большое событие. Для многих это похоже на исполнение мечты!

Я однажды гонялся в Мехико в 2008 году, это был финальный этап Формулы BMW. Потрясающий опыт! По сути, это была зарисовка того, что может быть – конечно, очень скромная по сравнению с Формулой 1, но теперь у нас есть возможность провести полноценный Гран При, подарить болельщикам частичку нашего спорта.

Вопрос: Пастор, прошу прощения, что заставили вас ждать. Первый вопрос – о контракте на следующий сезон. Как обстоят дела?
Пастор Мальдонадо: Контракт был подтвержден в середине сезона, что хорошо – приятно чувствовать уверенность в своём будущем. Lotus – великая команда, в которой работают фантастические люди, которые стремятся добиться максимального прогресса. С самого начала сезона нас преследовали трудности, большинство проблем было связано с надежностью, мы едва ли не в каждой гонке сходили с дистанции… По сути, у нас не было возможности раскрыть потенциал машины, но сейчас всё выглядит лучше. Lotus была потрясающей командой в прошлом, будет одной из сильнейших и в будущем.

Вопрос: Было множество изменений в надежности и скорости. Вы заметили эти изменения, кажется ли вам, что машина по-настоящему едет лишь на конкретном типе трасс?
Пастор Мальдонадо: Сложно сказать, поскольку даже в предыдущей гонке у Романа возникли проблемы, и ему пришлось досрочно сойти с дистанции. К сожалению, сложности остаются. Многие связаны с силовой установкой, мы активно работаем с Renault, чтобы сделать машину более стабильной, добиться лучшей надежности и несколько иначе подходить к уик-энду.

Временами нам приходится выезжать на трассу с единственной мыслью добраться до финиша, о раскрытии потенциала машины думать не приходится, и это не радует. Но иногда требуется всего лишь шаг, чтобы перевернуть ситуацию – похоже, сейчас машина едет все лучше. Надеюсь, уик-энд сложится удачно, и двойной финиш в призовой десятке стал бы фантастическим результатом в преддверии летнего перерыва.

Вопросы с мест

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Серхио, Гран При Мексики уже включали в предварительное расписание сезона год назад, но тогда планы пришлось скорректировать. Насколько вы уверены в том, что в этот раз все получится, что все трудности с подготовкой трассы будут решены к требуемому сроку?
Серхио Перес: Да, никаких сомнений в том, что в следующем году мы приедем на гонку в Мексику, все подтверждено. В предыдущем сезоне была непростая ситуация со временем, но сейчас все уверены в успехе. Строительные работы ведутся, мы обязательно там будем.

Вопрос: (Грэм Кейло – F1 Plus) Эстебан, осталось ощущение, что в Германии Sauber выиграла от запрета на использование системы FRIC. Согласны ли вы и ваша команда с этим мнением?
Эстебан Гутьеррес: Да, мы постарались воспользоваться этой возможностью улучшить свои позиции. Изменения незначительные, но мы отыграли несколько десятых на круге, что может помочь в гонке. Теперь нужно их реализовать.

Вопрос: (Петер Вамози - Vas Nepe Kiadoi) Пастор, была информация, что John Player Special может снова стать спонсором Lotus. Это имеет для вас значение?
Пастор Мальдонадо: Сложно сказать, поскольку я не участвую в подобных делах, но любому спонсору мы рады. По-моему, Lotus – одна из лучших команд чемпионата с точки зрения маркетинга.

Вопрос: (Хайнц Прюллер – Honorary) Могу я спросить представителей Мексики о национальном Гран При? В 1968 году я приезжал в Magdalena Mixhuca – кажется, там будет новая трасса. Насколько изменится предыдущая конфигурация, насколько активно идут работы, и какова дата предстоящего Гран При?
Серхио Перес: Дата еще не подтверждена – очевидно, она станет известна, когда будет опубликовано расписание сезона. Полагаю, этап состоится ближе к концу года – в этот период мы, как правило, возвращаемся в Америку, и так у организаторов будет больше времени на постройку трассы и реализацию всех изменений, необходимых для Гран При Формулы 1. Мне не посчастливилось застать старую гонку в Мексике, но этот этап будет совершенно иным – уверен, вы будете приятно удивлены тому, насколько здорово мы сможем всё организовать.

Вопрос: (Хайнц Прюллер – Honorary) Трасса останется в Magdalena Mixhuca? Организаторы планируют сохранить поворот Peraltada?
Серхио Перес: Не знаю, останется ли Peraltada… Это знаменитый поворот, и все, с кем я беседовал в том парке, спрашивали, сохранят ли его. Он нравится многим, но пока его судьба не ясна, ведь организаторы планируют изменить конфигурацию.

Вопрос: (Кристобаль Розалени – Car and Driver) Эстебан, Серхио и Пастор, вы пришли в Формулу 1 из испаноязычных стран. Мексика должна принять у себя Гран При в следующем году, и это отличная новость для ваших болельщиков, но ощущаете ли вы нехватку испанцев в паддоке – среди механиков, инженеров и прочих специалистов, которые могли бы помочь развитию автоспорта в ваших странах? Может, с вашим непростым опытом переезда в Европу и постепенного прогресса до Формулы 1, вы могли бы как-то повлиять на эту ситуацию?
Пастор Мальдонадо: У Lotus есть планы привлекать моих соотечественников на разные участки работы. На базе команды уже работает несколько венесуэльцев, и я надеюсь, что их число будет расти. Было бы здорово включить в эту программу не только гонщиков, но и всех, кто желает сотрудничать с нами.

Вопрос: Серхио, как мексиканцам попасть на базу вашей команды?
Серхио Перес: Да, до Европы путь неблизкий, мне пришлось покинуть родину в 15 лет, но ситуация должна измениться к лучшему, и возвращение Гран При Мексики этому поможет. В Мексике обожают Формулу 1, ей интересуется подрастающее поколение, и я буду очень рад, если всё это откроет двери для испаноязычных инженеров, механиков, гонщиков, журналистов. Это пошло бы на пользу нашему спорту!

Эстебан Гутьеррес: Ситуация развивается – сперва мексиканские гонщики в Формуле 1, теперь национальный Гран При, для организации которого в стране будет создано более 3000 рабочих мест. Базис, заложенный в Мексике, найдет применение в Европе, в Азии. Нам приятно помочь открыть больше возможностей в Формуле 1 для испаноязычных людей.

Вопрос: (Джо Габор – Index) Фелипе Масса заявил, что Кевин Магнуссен виноват в его аварии в Хоккенхайме, что FIA допустила ошибку, не наказав датчанина. Как вы оцениваете решение FIA?
Камуи Кобаяши: Сложно сказать. По-моему, у Магнуссена практически не было возможности избежать удара, он держал свою траекторию, а Фелипе немного уже зашел в поворот. Если бы Масса оставил чуть больше места, столкновения бы не произошло, но мне сложно объяснить действия бразильца – он очень неожиданно «нырнул» в поворот. Магнуссен мог бы ударить по тормозам, но это произошло сразу после старта, и Кевин рисковал потерять немало мест. К тому же, зеркала на наших машинах очень небольшие, а угол обзора не позволяет что-либо разглядеть – думаю, в этом основная проблема.

Серхио Перес: Старт получился очень плотным, в первом повороте Хоккенхайма подобные инциденты весьма вероятны. Кевин сделал всё, чтобы увернуться от Фелипе, но машины столкнулись, и для бразильца авария получилась крайне неприятной. Пострадали оба, но сложно сказать, кто виноват.

Вопрос: (Дэвид Крофт – Sky Sports F1) К вопросу об инцидентах. В этом сезоне Эстебану и Пастору доводилось сталкиваться на трассе. Когда у вас случается авария, вы ищете виноватого? Насколько сложно признать ошибку? Вы беседуете друг с другом? Если говорить о случае Эстебана и Пастора, вам удалось поговорить после этапа в Хоккенхайме? Расскажите, как вы поступаете после аварии…
Пастор Мальдонадо: Когда допускаешь ошибку, признать её довольно легко, но ещё раньше нужно сделать выводы. Мы не всегда пилотируем идеально, в борьбе случаются промахи. Мы делаем всё возможное, чтобы отобрать позицию или защитить её, иногда, когда соперничество особенно плотное, случаются аварии.

Эстебан Гутьеррес: Все сводится к взаимному уважению. Как сказал Пастор, когда совершаешь ошибку, нужно признать её – публично – и найти компромисс, ведь конфликт никому не нужен. Столкновение портит гонку обоим, и не важно, что происходит после – негативный эффект уже есть. Нужно пытаться…

Знаете, нам нравятся захватывающие гонки, мы с Пастором столкнулись, но побеседовали друг с другом, нашли решение и сохранили дружеские отношения. Проблемы нет, мы наслаждаемся сезоном и по-прежнему обожаем соперничество.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости