Гран При Венгрии

Гран При Венгрии

Гран При Венгрии: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Мониша Кальтенборн (Sauber), Клэр Уильямс (Williams), Виджей Малья (Force India), Эрик Булье (McLaren), Марко Маттиаччи (Ferrari)

Вопрос: Клэр, после феноменальных результатов Williams в недавних гонках многие задаются вопросом, по силам ли команде выиграть гонку? Возможно, успех придет на скоростных трассах, которые ждут нас после летнего перерыва?
Клэр Уильямс: Надеюсь. Williams выступает ради побед, в этом году команда проделала огромную работу, чтобы переломить ситуацию, и мы движемся к цели. Но сделать предстоит немало, ведь Mercedes далеко впереди. В Германии нам удалось сократить отставание – посмотрим, что получится здесь, а также в Спа и Монце.

Вопрос: Полагаете, на скоростных автодромах с длинными прямыми у Williams будет преимущество? Ваша машина очень быстра на прямых…
Клэр Уильямс: Хотелось бы в это верить. Силовая установка Mercedes – один из факторов нашей конкурентоспособности в нынешнем сезоне.

Вопрос: Сьюзи Вольфф участвовала в свободных заездах в Сильверстоуне и Хоккенхайме. По-вашему, это шаг вперед для женщин в автоспорте?
Клэр Уильямс: Думаю, да. В Сильверстоуне Сьюзи провела на трассе совсем немного времени, однако это было первое появление женщины за рулём Формулы 1 в официальной сессии за последние 22 года. Сьюзи задала стандарты: было бы здорово видеть в автоспорте больше пилотесс, в этом плане она стала примером для подражания. Кроме того, она помогла команде выполнить часть программы.

Вопрос: Виджей, Force India демонстрирует неплохие результаты, но McLaren удалось добиться прогресса, сейчас между командами всего два очка. Вы в чем-то оступились? Что произошло?
Виджей Малья: Не думаю, что мы оступились. Команда выкладывается по максимуму, зарабатывает очки в каждой гонке. В Williams проделали фантастическую работу, это было очевидно ещё на предсезонных тестах, и сейчас они подтверждают свою скорость. Но между ними, McLaren, Force India и Ferrari отрывы минимальны, ситуация может измениться за одну гонку.

Конечно, двойные очки на последнем этапе могут изменить ситуацию, и никто не скажет, в чью пользу. Мы не сомневаемся, что можем остаться на текущих позициях или добиться большего. Пока у вас есть уверенность в своих подходах, машина достаточно быстра, и нет откровенного невезения, можно с оптимизмом смотреть в будущее.

Вопрос: Полагаете, вы сможете сохранить темп доработки машины и остаться впереди более крупной во всех смыслах команды McLaren?
Виджей Малья: Мне бы не хотелось концентрироваться исключительно на McLaren – команде, выигравшей немало титулов. Сейчас мы заслуженно впереди, у них есть все возможности, чтобы отыграться, но и у нас есть возможности для дальнейшего прогресса. Как я уже говорил, между тремя-четырьмя командами борьба очень плотная, всё решит финальная гонка.

Вопрос: Мы зададим этот же вопрос Эрику, а вы, Виджей, скорее всего, довольны своими гонщиками – они выступают очень здорово. Вы планируете оставить их в команде?
Виджей Малья: У нас есть опцион на продление контракта с ними обоими. Я доволен результатами Нико и Серхио и не вижу причин искать замену.

Вопрос: Эрик, что позволяет вам приближаться к Force India?
Эрик Булье: Прежде всего, активная работа на базе в Уокинге. Все выкладываются, стремясь переломить ситуацию, эти старания начинают приносить результаты. Мы привозим новинки на каждую гонку и уже имеем возможность бороться за более высокие позиции.

Вопрос: Вы будете продолжать доработку этой машины? В какой момент команда переключится на машину для следующего года, особенно в свете смены поставщика моторов?
Эрик Булье: Мы планируем как можно дольше дорабатывать MP4-29 и максимально использовать все удачные идеи на машине следующего года. И мы уже готовимся к смене поставщика моторов.

Вопрос: Кристиан, в прошлом году Red Bull Racing прибавила именно после летнего перерыва, выиграв все последующие гонки. В нынешнем сезоне команде по силам компенсировать проблемы с силовой установкой и сделать заметный шаг вперед?
Кристиан Хорнер: Честно говоря, вряд ли. Сейчас отставание слишком велико, а в прошлом году все моторы были примерно равны по эффективности. Смена регламента сказалась на расстановке сил, в Mercedes сработали здорово, заслужив право занимать доминирующие позиции – подобного преимущества мы давно не наблюдали, команда постоянно финиширует на первом-втором, первом-третьем местах, и отыграть подобное отставание в скорости очень сложно.

Мы продолжаем выкладываться по максимуму и надеемся, что после летнего перерыва на отдельных трассах сможем подтянуться к лидерам. Но вряд ли вы увидите повторение предыдущего сезона.

Вопрос: Насчет перспектив Себастьяна Феттеля стали появляться самые разные слухи. Они обоснованы, или это типичные сплетни середины сезона?
Кристиан Хорнер: Как правило, по слухам в середине сезона Себастьян либо планирует перейти в Ferrari, либо Эрик делает ему заманчивое предложение от McLaren, либо им интересуются в Mercedes. Посмотрим, какой вариант он выберет.

На самом деле, Себастьян абсолютно предан Red Bull Racing, нет никаких сомнений в том, что он останется с нами в следующем году. Вместе мы добились впечатляющих успехов, он доволен командой, команда довольна им. Да, мы понимаем, что впереди много работы, никого не устраивает нынешняя ситуация, но мы остаемся вместе и пытаемся отыграться.

Вопрос: Мониша, в прошлом году Sauber тоже добилась прогресса именно во второй половине сезона, есть шансы повторить этот сценарий?
Мониша Кальтенборн: Нельзя сравнивать между собой предыдущий и нынешний сезоны. Мы понимаем причины своего текущего положения, во многом всё объясняется сменой регламента. Год назад мы пошли на риск: команда понимала возможные последствия, но если вы распределяете ресурсы в пользу машины текущего года, это неизбежно скажется на перспективном проекте. Хорошо, что причины понятны, но нам нужно перестать допускать ошибки вроде тех, что были в недавних гонках. Надеюсь, мы добьемся прогресса, но лично я не жду большого шага вперёд.

Вопрос: Подтверждена гонка в Мексике, должен появиться этап в Азербайджане. Что значит для руководителя команды расширение географии чемпионата?
Мониша Кальтенборн: Новость об этапе в Мексике очень обрадовала, поскольку наши партнеры – Telmex и Карлос Слим – имеют долгосрочное видение перспектив развития автоспорта в Мексике. С проектом Escuderia Telmex они вывели Серхио Переса в Формулу 1 и активно работали над возрождением национального этапа, который важен и для других наших партнеров. Фантастика, что эта историческая гонка вернётся в календарь – не сомневаюсь, там мы убедимся в том, как много у нас болельщиков. Пару лет назад мы приезжали в Мексику с показательными заездами и не могли поверить, когда собралось двести тысяч зрителей! Замечательное подтверждение невероятной аудитории и очень хороший знак!

Число гонок вот-вот перевалит за отметку 20 – знаете, мы обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что не стоит «перенасыщать» сезон. Мы понимаем, чем это обернется для наших сотрудников – придется снова менять организационную структуру. Нужно внимательно оценивать последствия подобных шагов, а также то, где именно следует проводить Гран При, ведь мы хотим привести Формулу 1 в новые страны, не потеряв исторические гонки. Это очень непростой выбор.

Вопрос: Марко, предыдущие две гонки Фернандо Алонсо провел в феноменальном стиле. Классическая Формула 1, борьба колесо в колесо! Как меняется настроение в коллективе, когда сотрудники видят подобное?
Марко Маттиаччи: Это очень мотивирует.

Вопрос: Только мотивация, или нечто большее?
Марко Маттиаччи: Когда ваш гонщик пилотирует в таком стиле, это мотивирует всю команду.

Вопрос: И команде хочется, чтобы Кими показывал что-то в таком духе?
Марко Маттиаччи: Именно.

Вопрос: Недавно в адрес вашей машины звучала жесткая критика. Какова реакция?
Марко Маттиаччи: О какой критике вы говорите? О внешней?

Вопрос: Да, о внешней.
Марко Маттиаччи: У каждого есть право комментировать, и я рад, что у кого-то есть время думать о чужих машинах, поскольку лично у меня думать о других времени нет. Я понимаю, на что вы намекаете – уверен, фраза была вырвана из контекста. Я с большим уважением отношусь к Ники Лауде, он кумир моего детства и икона для Ferrari. Сегодня он зашел к нам в боксы и извинился – честно говоря, мне и моим сотрудникам было несколько неловко слышать извинения от великого чемпиона, это странная ситуация, но мы с уважением относимся к Ники, а он остается другом команды. Тема закрыта.

Вопросы с мест

Вопрос: (Петер Фаркас – Auto-Motor) Вопрос ко всем. Несколько удивительно то, что FIA позволила менять компоненты тормозной системы в условиях закрытого парка. Вы получили объяснения? Считаете ли решение оправданным? Нет ли здесь риска того, что команды пожелают менять компоненты тормозов и, возможно, что-либо еще непосредственно перед гонкой?
Кристиан Хорнер: Интересно посмотреть, как FIA будет контролировать ситуацию, ведь теоретически речь идет об изменении спецификации машины. Прецедент создан, и наверняка еще будет обсуждаться вопрос возможных границ. Например, нам хотелось бы заменить мотор в условиях закрытого парка, но это запрещено правилами. Дискуссия будет, но решение интересное.

Вопрос: Эрик?
Эрик Булье: Наше мнение совпадает с позицией Кристиана. Решение FIA о возможности менять компоненты тормозов было несколько неожиданным, и даже если речь идет об одной и той же спецификации, режим закрытого парка предельно жесткий. Как заметил Кристиан, прецедент серьезный – посмотрим, как будет развиваться ситуация.

Вопрос: Марко?
Марко Маттиаччи: Мое мнение отличается от мнения коллег, хотя я понимаю, какими доводами они руководствуются. По-моему в современной Формуле 1, где все только и говорят о зрелищности, просто фантастика наблюдать, как гонщик с двадцатого места прорывается на подиум. Замена тормозов на аналогичные не влияет на скорость, потому мы не видели смысла в том, чтобы подавать протест и портить день Льюису Хэмилтону. Совершенно очевидно, что подход FIA должен быть последовательным, однако мы наблюдали потрясающую гонку в исполнении одного из гонщиков, и нам не хотелось все это свести на нет.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Мне нечего добавить.

Вопрос: Виджей?
Виджей Малья: А меня настораживает подобный прецедент. Кажется, правила допускают замену компонентов на компоненты с такой же массой, инерцией и функцией. Кто-то может решить, что тогда в условиях закрытого парка можно менять и, скажем, настройки заднего антикрыла, поскольку параметры массы и инерции сохраняются, как и функция всего элемента. Главное, чтобы все это не стало нездоровым прецедентом.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: В FIA приняли неожиданное решение, но главное – они поняли, что должны предоставить разъяснения. Я в меньшей степени обеспокоена обсуждавшимся здесь прецедентом, поскольку если вы вспомните все случаи, прошедшие через FIA и различные апелляции, вы вряд ли обнаружите там какую-либо стабильность. Никто не вспоминает прецеденты, каждая ситуация рассматривается индивидуально. Потому я склонна согласиться с Марко: недавний случай лишь подтверждает, что вне зависимости от штрафа гонщик может прорваться на высокие позиции – это важный элемент шоу и очередное доказательство доминирующей формы одной из команд.

Вопрос: (Пабло Горонди – AP) Первый вопрос о предстоящем Гран При России. Есть ли у вас какие-либо опасения насчет этого этапа, особенно в свете конфликта на Украине? Второй вопрос – мы услышали о новых гонках в Мексике и Азербайджане. Их объединяет то, что обе они пройдут по уличным конфигурациям, а не на стационарных автодромах. Это создает дополнительный вызов? Начнем с первого вопроса – о России. Кто-либо желает высказаться? Клэр?
Клэр Уильямс: Разумеется, все мы обеспокоены событиями в той части света, но всегда говорили, что стараемся дистанцироваться от политики. Есть FIA – руководящий орган спорта, они определяют расписание сезона, и мы будем следовать их решению. В настоящий момент этап остается в календаре.

Вопрос: Виджей?
Виджей Малья: Нечто подобное происходило в Бахрейне, и тогда мы руководствовались рекомендациями FIA. Соглашусь с Клэр: FIA должна вести нас, а мы будем следовать их предписаниям.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Полностью согласна. Нужно полагаться на мнение руководящего органа и держателя коммерческих прав – они ответственны за принятие подобных решений, и мы поступим так, как они скажут.

Вопрос: Перейдем ко второму вопросу. Этап в Мексике, скорее всего, пройдет на стационарном автодроме, но вот в Азербайджане речь идет скорее об уличной трассе. Ваше мнение об этих двух гонках? Марко?
Марко Маттиаччи: Мексика – страна с давней гоночной историей, она дала Формуле 1 немало хороших гонщиков. Это одна из растущих экономик на американском континенте, третья по размеру после США и Канады, и хорошо, что мы сможем продвигать там свой бренд.

Как на этой неделе заметила Мониша, чтобы привить стране культуру автоспорта, предстоит сделать очень много, но это хорошая инициатива. Формула 1 должна находить новую зрительскую аудиторию, так что придется приложить усилия. Посмотрим, каким будет характер гонки, но лично я настроен оптимистично. Да, расширение географии сезона требует от нас несколько больших финансовых вложений, и это повод для дискуссии, но я в целом позитивно смотрю на подобные вещи.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Будет приятно вернуться в Мексику. У меня с этой страной связаны воспоминания о том, как Найджел Мэнселл прошел Герхарда Бергера по внешнему радиусу в последнем повороте – надеюсь, его оставят без изменений. Фантастика, что мы снова приедем туда!

Азербайджан – новая для нас страна. В чемпионате ровно столько гонок, сколько по силам провести командам в течение года, и конкуренция за право принять этап – вполне здоровое явление. Для команд и спорта в целом новые рынки представляют значительный интерес.

Вопрос: Эрик, имеет ли значение, что этап пройдет на уличной трассе?
Эрик Булье: Да, но в Баку уже проходил этап серии FIA GT, там знают, как прокладывать трассу по улицам города. В проекте участвует Герман Тильке – уверен, он отлично сработает. Этап может получиться очень интересным, уличные гонки всегда зрелищные, там больше риск аварии, но и безопасность сегодня на достаточно высоком уровне. Мы целиком полагаемся на организаторов и верим, что у них получится отличный Гран При.

Вопрос: Виджей, ваше мнение?
Виджей Малья: Мы должны выступать на любых трассах при любых погодных условиях – это атрибут зрелищности и конкуренции. Уличные гонки отличаются уникальным характером – мы наблюдаем это в Монако, Сингапуре. Уверен, никто из нас не откажется от такой перспективы.

Что касается новых стран – Мексики и Азербайджана – это фантастическая новость! Чем больше стран посещает Формула 1, тем лучше для спорта, команд и спонсоров – потому я постоянно досаждаю Берни, убеждая его вернуть Гран При Индии в календарь.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Думаю, всё уже сказали. Два новых этапа – замечательная перспектива.

Вопрос: Мониша, желаете что-либо добавить?
Мониша Кальтенборн: По-моему, оптимально проводить уличные гонки именно в странах с небогатой автоспортивной историей. Там можно привлечь больше зрителей, совместить этап с иными туристическими мероприятиями – как в Сингапуре, заручиться поддержкой правительства. Это отличная идея.

Вопрос: (Кейт Уолкер – crash.net) Виджей, в 2015-м Force India почти гарантировано сменит Lotus в составе Стратегической группы. Вы несколько лет оставались в стороне от процесса принятия решений – в какой мере это повлияет на вашу работу?
Виджей Малья: Да, мы были в стороне от принятия решений на протяжении нескольких лет. Если все сложится удачно, у нас неплохие шансы попасть в состав Стратегической группы, но в целом наши подходы и мнения останутся прежними. Мы представим свои соображения членам группы, а затем большинством голосов будет принято решение, в каком направлении двигаться. Пожалуй, на этом я закончу свой ответ и не стану больше рассуждать о группе и нашей возможной роли.

Вопрос: (Луиджи Перна – La Gazzetta dello Sport) Вопрос для Маттиаччи. Учитывая серьезное отставание от Mercedes и глобальные изменения в вашей команде, сможет ли Ferrari бороться за титул уже в 2015 году, или более реальный срок – 2016 год?
Марко Маттиаччи: Гораздо реальнее не брать на себя подобных обязательств. Нужно работать в каждой гонке, мы следуем среднесрочной стратегии, которая должна вернуть нас на вершину, но в данный момент у меня нет оснований озвучивать какие-либо сроки.

Вопрос: (Фредерик А Петерсенс – Honorary) Вы говорили о том, как замечательно отправиться в новое место – Азербайджан. А стоит ли поездка на новый этап того, чтобы терять классические гонки, вроде Монцы?
Кристиан Хорнер: Нужно соблюдать баланс – сохранять исторические этапы и добавлять новые. Гонка в Монце – одна из самых популярных в сезоне и наверняка останется таковой еще много лет, но, повторюсь, нужен баланс. В этом плане в последние годы Формула 1 действует весьма эффективно, и если где-то интерес к чемпионату невысок – как мы видели в Хоккенхайме, почему бы не отправиться на новый рынок.

Вопрос: Виджей?
Виджей Малья: Я всегда говорил, что расширение географии чемпионата – это хорошо. В Азербайджане нет истории автоспорта? Не вопрос, необходимый интерес можно создать, но будет обидно, если все это будет делаться ценой потери классических этапов.

Вопрос: Марко?
Марко Маттиаччи: Соглашусь с Кристианом и Виджеем, нужно искать правильный баланс. У Формулы 1 есть традиции, и гонки вроде Монцы крайне важны. Вместе с тем, нужно двигаться дальше и прививать культуру автоспорта там, где это возможно. Баланс очень важен, но мы должны развиваться.

Вопрос: (Доминик Шареф – Motorsport-Total.com) Предыдущий этап в Хоккенхайме посетило всего 50.000 человек. Сегодня трибуны тоже были по большей части пустыми. Насколько вас это беспокоит?
Эрик Булье: Хороший вопрос. Мы не можем делать выводы по двум гонкам. Вспомните Сильверстоун, где трибуны были заполнены, хотя на тот уик-энд в мире пришлось сразу три крупных спортивных события. В Австрии этап тоже прошел на ура, просто в Германии число зрителей оказалось несколько меньше, чем раньше. Причин множество, но я не специалист в данном вопросе и не могу комментировать ситуацию.

Нас спрашивали про новые автодромы – да, нужно соблюдать баланс, но притом нам необходимо больше гонок, так как интерес к Формуле 1 сосредоточен в других странах. У меня нет точного ответа, но я и не вижу причин для беспокойства, поскольку на отдельных этапах количество зрителей зашкаливает.

Мониша Кальтенборн: Ситуация беспокоит, поскольку у Германии богатая автоспортивная история, страна дала миру немало отличных гонщиков, и это важный рынок для всех участников. Все это еще раз доказывает, что нам следует обратить внимание на наш спорт как на продукт – а он сам по себе фантастический даже на фоне футбола или Олимпийских игр – и задуматься, как привлечь зрителей. Притом дело не в самом продукте: у нас бывают фантастические этапы и весьма посредственные гонки, как бывают интересные и неинтересные теннисные матчи. Главное – как мы работаем с болельщиками и клиентами, в этом аспекте нам необходим качественный сдвиг.

Виджей Малья: Не уверен, что можно считать поводом для беспокойства то, что посещаемость одной конкретной гонки оказалась ниже, чем раньше. Как справедливо заметил Эрик, этап в Сильверстоуне прошел с большим успехом, хотя в то же время шел Уимблдонский теннисный турнир. Для англичан это два равнозначных события, но покуда зрительский интерес высок, и спонсоры довольны, мы должны сохранять подобные гонки. Мониша напомнила, что Германия дала Формуле 1 нескольких чемпионов мира, у нас и сейчас выступают замечательные немецкие гонщики, и я уверен, что интерес к гонкам в Германии еще далек до тревожного уровня.

Клэр Уильямс: Соглашусь со всем сказанным ранее. Возможно, этап в Германии несколько выбился из общего ряда, но лично я считаю, что мы должны обратить внимание на наш продукт и удостовериться, что это лучшее, что мы можем предложить болельщикам. У нас потрясающая аудитория, однако следует подумать о том, как привлечь новое поколение. Формула 1 – фантастический спорт, люди хотят приходить на трибуны и смотреть гонки, и если мы сможем предложить тем, кто платит огромные суммы за то, чтобы быть с нами каждый уик-энд, более качественное зрелище, и сумеем поработать над этим как единая группа команд, это могло бы стать неплохим базисом для будущего развития.

Марко Маттиаччи: Этот вопрос задают чаще всего. Мы по-прежнему уверены в том, что Формула 1 – феноменальный спорт, но нельзя отрицать, что есть поводы для беспокойства. Мы пытаемся призвать все заинтересованные стороны собраться за одним столом, обсудить конкретные мероприятия и добиться более четкого понимания дальнейшего пути развития. Не вижу ничего хорошего в том, что едва ли не на каждой пресс-конференции мы обсуждаем проблемы Формулы 1. Мы здесь для того, чтобы продвигать наш спорт, так давайте делать это правильно. Как я уже сказал, поводы задуматься есть, и нам нужно сделать следующий шаг – организовать дискуссию и найти решения.

Кристиан Хорнер: По-моему, здесь все очевидно: немцы настолько масштабно отметили потрясающий результат предыдущей недели, что немногие из них смогли добраться до Хоккенхайма. Если вспомнить три гонки, предшествовавшие Гран При Германии, в Монреале, Австрии и Сильверстоуне все билеты были проданы. Огромная толпа болельщиков, потрясающая борьба на трассе. Видимо, что-то не так в самом Хоккенхайме, если пришли всего 50 тысяч человек.

Взгляните на цену билета и то, как они распространялись. До родного города Себастьяна от автодрома всего 45 километров, и удивительно, что на домашнюю гонку лидеров чемпионата – Mercedes – пришла всего половина ожидавшейся аудитории. Конечно, в такой ситуации возникает вопрос: «В чем дело?» Кое-кто даже обвинил во всем Себастьяна, хотя это полная ерунда. Когда за билет просят такую большую сумму, нужно понимать реальный эффект. С этим этапом есть явные проблемы, требующие решения, и нам несколько тревожно наблюдать так мало болельщиков на трибунах Хоккенхайма как раз в тот период, когда Германия настолько успешна в мировом спорте.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) В то время как вы осуждаете пустые трибуны Хоккенхайма, стало известно, что держатель коммерческих прав намерен увеличить долговую нагрузку на спорт. Вас, руководителей команд и бизнесменов, беспокоит такая перспектива, ведь наличие кредита отразится на уровне доходов?
Виджей Малья: У холдинга CVC и прочих акционеров Формулы 1 есть все основания быть довольными объемом прибыли и уровнем возврата инвестиций, а мы как относительно небольшая команда ждем от них, чтобы распределение доходов было более равномерным, чтобы все участники чемпионата сохраняли финансовую устойчивость. Однако это требование никак не связано с высокой прибылью CVC. Если этой прибыли достаточно, чтобы обслуживать долги, нас это дело не касается.

Не думаю, что участников чемпионата должны заботить финансы держателя коммерческих прав – мы с этими деньгами никак не связаны. Сам факт, что держатель коммерческих прав сейчас имеет солидные доходы, нас никак не касается, а если говорить о возможном кредите – пока с его обслуживанием не возникает проблем, нас это тоже не касается. Приятно осознавать, что кто-то готов предоставить Формуле 1 миллиард долларов – это лишь подчеркивает финансовую состоятельность спорта.

Клэр Уильямс: Согласна с Виджеем. Не хотела бы комментировать коммерческую деятельность CVC – Williams здесь ради гонок, так что я бы предпочла поговорить о них.

Марко Маттиаччи: Я уже отвечал на подобный вопрос. Не думаю, что это правильное направление для дискуссии, и я не хочу комментировать проблемы CVC и их инвестиционную политику.

Кристиан Хорнер: Разделяю точку зрения Клэр.

Эрик Булье: Нечего добавить.

Мониша Кальтенборн: Мне тоже нечего сказать.

Вопрос: (Ральф Бах – Sport Bild) Итак, Формула 1 в скором времени отправится в Азербайджан. Мы уже были в Бахрейне, хотя там стреляют в собственных граждан. Нас ждет гонка в России – без комментариев. Мы проводили этап в Китае, хотя эта страна не славится демократией. Вопрос простой: вы часто говорите, что Формула 1 должна быть примером для подрастающего поколения – считаете ли вы, что это правильно – следовать за господином Экклстоуном всюду, куда он только пожелает? Если он захочет провести гонку в Северной Корее, вы и туда поедете?
Виджей Малья: Мы – фанаты гонок, мы приезжаем на этап, чтобы насладиться борьбой и добиться победы, а функции управления переданы международной организации – FIA, и пусть она решает, где проводить Гран При. Не думаю, что команды или отдельные индивидуумы от Формулы 1 должны на основании каких-то личных критериев оценивать все те политические проблемы, которых вы коснулись. FIA достаточно компетентна, чтобы определить, где следует организовывать гонку, а где – нет.

Вопрос: Кто-либо желает добавить? Вы все согласны с этой точкой зрения? Тогда конкретизируем вопрос: вы бы отправились за Экклстоуном в Северную Корею?
Виджей Малья: Знаете, это не вопрос следования за Берни, изначальная формулировка не вполне корректная. Есть держатель коммерческих прав, и есть FIA, а мы гоняемся там, где они решают провести этап.

Вопрос: (Кристоф Беккер – Frankfurter Allgemeine Zeitung) Хорошо, зададим вопрос иначе. Вы стремитесь предложить болельщикам максимально качественный продукт, но пойдет ли на пользу этому продукту визит в Баку, особенно если учесть, что Азербайджан занимает 160-е место среди стран мира в рейтинге «Репортеры без границ»?
Кристиан Хорнер: Пресс-конференция становится удручающей – мы говорим только о негативных вещах. Календарь определяется в октябре-ноябре, у каждого из нас есть право участвовать в чемпионате мира, или нет. Все сидящие здесь – гонщики по натуре, они влюблены в этот спорт и желают соперничества. Подписав заявку на участие в чемпионате, мы целиком доверились мнению промоутера и FIA и будем приезжать на каждый этап, покуда они считают такой визит возможным. Каждый из вас, журналистов, или подавляющее большинство тоже будут там, поскольку вы либо всерьез увлечены Формулой 1, либо зарабатываете на ней.

Нельзя делать спорт инструментом политики. На пресс-конференциях мы должны говорить о гонщиках, о впечатляющей борьбе, которая была между моим гонщиком и гонщиком Марко в Германии. Мы должны обсуждать впечатляющий прорыв Льюиса Хэмилтона через пелотон, а вместо этого концентрируемся на негативе. Честно говоря, становится скучно сидеть здесь и отвечать на подобные вопросы. Как насчет того, чтобы спросить о воскресной гонке или предстоящей квалификации? А озвученные вами вопросы прошу адресовать господину Тодту и господину Экклстоуну, не командам.

Вопрос: (Грэм Харрис – Motorsport Monday) Если говорить о предстоящей гонке, в Pirelli весьма оптимистично оценили скорость износа шин, резина практически не теряет в эффективности. Нам ждать одного или двух пит-стопов?
Кристиан Хорнер: Гонка будет непростой, интересно взглянуть, ждут ли нас два, а то и все три пит-стопа. Этим был примечателен предыдущий этап в Германии: шины работали на пределе, кто-то останавливался дважды, кто-то – трижды, что привело к захватывающей борьбе. Предлагаемое Pirelli распределение составов на каждый уик-энд гарантирует интересное соперничество, в чем мы могли убедиться на примере недавних Гран При.

Эрик Булье: Вопрос задан несколько рано. Лично я не представляю, ждать ли одного, двух или трех пит-стопов, пусть даже в Венгрии очень трудно обгонять. В данный момент у меня нет уверенности.

Вопрос: А что скажете о вероятности дождя? Мониша?
Мониша Кальтенборн: Мы бы не возражали против такого сценария, но не можем на него рассчитывать. Впрочем, пока рано делать прогнозы, давайте немного подождем.

Виджей Малья: У Мониши есть специалист по дождевым гонкам в лице Адриана Сутила, но в целом сейчас действительно рано комментировать тактику на день гонки – она зависит от множества факторов. В Хоккенхайме нас подстерегла жара – планировать на перспективу практически невозможно, приходится принимать решения из принципа здесь и сейчас.

Клэр Уильямс: Согласна. Мы не представляем, какой будет тактика, но в нынешнем сезоне мы всякий раз придерживались консервативного подхода в расчете заработать максимум очков в Кубке конструкторов, и это позволило в Германии перехватить у Ferrari третье место. Хотелось бы закрепиться на этой строчке и уйти на летний перерыв с хорошим заделом на концовку сезона.

Марко Маттиаччи: Сегодня шины Pirelli работали лучше, чем ожидалось. У нас есть несколько интересных идей, но пока рано принимать решение по тактике. В любом случае, нас ждет очередная захватывающая гонка.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости