Гран При Китая: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Даниэль Риккардо (Red Bull Racing), Фернандо Алонсо (Ferrari), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Эстебан Гутьеррес (Sauber), Серхио Перес (Force India), Адриан Сутил (Sauber)

Вопрос: Даниэль, начало недели принесло вам неприятную новость. Какой была ваша реакция?
Даниэль Риккардо: Есть некоторая досада, но я уже оставил её позади. Основной удар был получен еще воскресной ночью в Мельбурне, когда после эмоционального подъема я испытал глубокое разочарование, но сейчас это забыто. У меня были кое-какие надежды, но я особенно не рассчитывал на положительное для нас рассмотрение апелляции. Сейчас я в Шанхае, никаких «если бы» не осталось, у меня 12 очков, нужно отыгрываться.

Вопрос: Фернандо, от вашей команды тоже были интересные новости…
Фернандо Алонсо: Да, и мы здесь для того, чтобы исправить ситуацию и выступить лучше, чем в трёх первых гонках.

Вопрос: Вас огорчили эти новости?
Фернандо Алонсо: Нужно реально оценивать ситуацию – это не те позиции, на которых должна быть наша команда, нужен значительный прогресс во всех областях. Сезон длинный, мы понимаем, что в первой его половине будем менее конкурентоспособны, чем Mercedes и ещё несколько команд. Необходимо максимально использовать имеющиеся ресурсы, постараться заработать как можно больше очков и надеяться, что позже мы будем намного сильнее.

Вопрос: Льюис, фантастическая гонка в Бахрейне, вы назвали её «по-настоящему пилотажной», так как вам пригодились навыки, приобретенные в картинге. Можем ли мы рассчитывать на повторение чего-то подобного, и удалось ли вам посмотреть запись того уик-энда и оценить борьбу в пелотоне?
Льюис Хэмилтон: Да, это была потрясающая гонка, я смог провести немного времени с семьей и посмотреть лучшие моменты. Было интересно наблюдать за соперничеством команд и напарников, все это действительно напоминало картинг. Будет ли теперь всегда так… надеюсь, что по ходу сезона мы не раз увидим нечто подобное.

Вопрос: Гонщики часто называют картинг 100% спортом. Потрясающе, что вы можете так же управляться и с машиной Формулы 1!
Льюис Хэмилтон: Да, такое случается нечасто. В картинге нет прижимной силы, только механическое сцепление с трассой, и в целом это весьма интересно. Износ резины и разница в скорости между машинами позволили устроить нечто подобное в Бахрейне.

Вопрос: Эстебан, прошлогодний этап в Китае вы назвали одним из лучших в сезоне. В Бахрейне гонка закончилась для вас неудачно – надеюсь, никаких последствий нет, но что вы скажете о предстоящем Гран При?
Эстебан Гутьеррес: Нам было очень непросто, скорость машины далека от желаемой, что всё осложняет. Команда максимально выкладывается, чтобы вернуть скорость, оказаться на тех позициях, к которым мы стремимся. У нас отличный коллектив, каждый работает на пределе, чтобы как можно скорее добиться цели.

Вопрос: Вы были в полном порядке уже на следующий день после аварии?
Эстебан Гутьеррес: Да. Не считая собственно факта инцидента, ничего плохого не случилось, ну а после требовалось лишь пройти необходимые проверки.

Вопрос: Серхио, вы отлично выступили в Бахрейне. В чем секрет конкурентоспособности Force India?
Серхио Перес: Это была отличная гонка для нашей команды – Нико финишировал пятым, мы заработали много очков и поднялись на второе место в зачете Кубка конструкторов, что очень мотивирует. Пока нам удается по максимуму использовать свои шансы. Старт сезона получился непростым, в Малайзии у меня были проблемы, но в Бахрейне мы сработали здорово.

У нас не только хороший мотор Mercedes, но и неплохое шасси, мы опередили других клиентов Mercedes – следовательно, команда действует максимально эффективно, и хочется верить… Знаете, трасса в Китае совсем не похожа на автодром в Бахрейне, было бы неплохо и здесь выступить так же уверенно, но это очень непросто.

Вопрос: Адриан, Sauber нужно прибавить во многих областях. Вам удалось добиться прогресса на тестах? Над какими аспектами продолжается работа?
Адриан Сутил: С резервными гонщиками на тестах в Бахрейне удалось добиться небольшого прогресса, однако в целом нам серьёзно не хватает скорости. Ситуация неприятная, но она изменится – это всего лишь вопрос времени, нужно набраться терпения.

Уже для этой гонки мы подготовили некоторые новинки, я с нетерпением жду возможности оценить поведение машины, но основные надежды связаны с возвращением в Европу – там машина должна поехать совершенно иначе. Речь идет сразу о нескольких областях – силовой установке, массе. Кроме того, я сам стараюсь добиться прогресса. Если нам удается каждый уик-энд двигаться вперед, я счастлив. Уверен, мы добьемся цели – хочется верить, довольно скоро.

Вопросы с мест

Вопрос: (Флавио Ванетти – Corriere della Sera) Фернандо, новый руководитель команды Ferrari, Марко Маттиаччи, не имеет опыта работы в Формуле 1. Это может стать проблемой?
Фернандо Алонсо: Нужно дать ему время на адаптацию – пока рано судить о том, стоит ли здесь ждать чего-то плохого или хорошего. Нужно удостовериться в том, что за Марко стоит вся наша инфраструктура, весь технический персонал и гоночный коллектив, помочь ему как можно быстрее вникнуть в суть дела. А еще сделать так, чтобы он с первого дня чувствовал себя комфортно. Я надеюсь… вернее, мы надеемся, что Марко сможет успешно руководить командой.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Crash.net) Вопрос ко всем. Мы много слышали о том, как технологии нынешнего сезона меняют будущее Формулы 1. Как изменится роль гонщика, если разработки станут еще более изощренными?
Фернандо Алонсо: Думаю, картина будет такой же, как в предыдущие два года. Гонщики по-прежнему влияют на результат и процесс доработки, но в Формуле 1 решающим фактором является скорость машины. В Бахрейне на последних кругах вплоть до двенадцатого места боролись между собой напарники – уйти от такого сценария сложно, ведь примерно это же мы наблюдали в прошлом.

Особой разницы нет, разве что с новыми технологиями соперничество стало чуть острее. В предыдущие годы случалось, что в гонках вроде Монако машина из середины пелотона могла претендовать на подиум. В последнюю пару лет подобного не наблюдается, но выбор прост: ты либо принимаешь ситуацию такой, либо переходишь в другую серию.

Вопрос: Серхио?
Серхио Перес: Согласен с Фернандо. Ты хорош ровно настолько, насколько хороша твоя машина и команда. Мы наблюдали ситуацию, когда гонщик менял команду, и в одном случае выигрывал гонки, а в другом не мог пробиться в призовую десятку – и все из-за уровня машины. Гонщики по-прежнему влияют на процесс доработки и результат, но в Формуле 1 всё решает скорость машины.

Вопрос: (Ливио Орихио – Universo On Line) Фернандо, чему вы радовались, когда после финиша предыдущей гонки подняли руку из кокпита?
Фернандо Алонсо: Я пытался тем самым поблагодарить механиков, как делал это сотни раз. Им пришлось очень нелегко в субботу, когда проблемы с силовой установкой помешали в квалификации. Даже к полудню воскресенья у нас не было решения, мы сомневались, что машина в порядке, но в гонке собрали все воедино. Когда я пересек финишную черту, механики приветствовали меня с пит-уолла, и я помахал им в ответ.

Вопрос: (Луиджи Перна – La Gazzetta dello Sport) Фернандо, решение сменить руководителя команды после трёх гонок выглядит неожиданным. Не знаю, согласны ли вы с ним, но достаточно ли этого, чтобы спасти сезон для Ferrari?
Фернандо Алонсо: Мы должны по достоинству оценить поступок Стефано Доменикали. Очевидно, у него уже не было настроя продолжать, он решил взять ответственность на себя, сделав трудный выбор. Когда вы занимаете очень высокий пост в команде Формулы 1, нелегко сказать себе: «Возможно, лучше остановиться». Стефано поступил так в интересах Ferrari, мы не должны забывать об этом, и нам следует уважать его решение.

Опять же, это не означает, что уже в предстоящей гонке мы поедем на секунду быстрее, ведь Стефано не делал переднее антикрыло или какие-то другие детали. Нужно набраться терпения и постараться помочь команде, к которой присоединились новые лица, стать сильнее и вернуть былую славу.

Вопрос: (Квиан Джун – Oriental Morning Post) Вопрос ко всем. В этом году FIA запустила систему штрафных баллов. После трех гонок у Жюля Бьянки четыре балла, у Пастора Мальдонадо – три. Полагаете, кому-то удастся заработать предельные двенадцать, и каково ваше мнение о такой системе?
Адриан Сутил: Система нормальная. Сомневаюсь, что кто-то наберет двенадцать баллов, но если у Жюля после трех гонок уже четыре... Посмотрим, как всё сложится, но главное – по сравнению с прошлым годом ситуация хоть как-то изменилась, ведь раньше штрафы зачастую не имели действия – особенно если речь шла об аутсайдерах. Если ты стартуешь последним, то и со штрафом в десять позиций останешься последним. Для этих перемен были причины, осталось посмотреть, сработают ли они.

Даниэль Риккардо: Если вы действуете некорректно, вы непременно наберете двенадцать баллов. А система неплохая, она держит нас в рамках.

Эстебан Гутьеррес: Согласен, система хорошая. Она заставляет нас действовать более осторожно, не допускать некорректных маневров и вести честную борьбу – как и полагается в гонках.

Вопрос: (Луис Фернандо Рамос – Racing Magazine) Вопрос для Льюиса и Фернандо – двух чемпионов мира. Через пару недель исполнится двадцать лет со дня гибели Айртона Сенны. Что вы помните из того дня, и был ли Сенна тем гонщиком, за которым вы следили внимательнее всего, когда гонялись в картинге?
Льюис Хэмилтон: Я всегда говорил, что следил за Айртоном задолго до того, как стал выступать в гонках. У меня были все книги, все видеозаписи, он вдохновил меня на решение стать гонщиком, и в день его гибели… Мне было трудно проявить эмоции в кругу семьи, я ушел в тихое место. В следующие несколько дней было нелегко осознать, что моего кумира больше нет. Он – настоящая легенда, даже сегодня можно учиться у него подходу к гонкам и пилотажу. Приятно иногда думать, что, возможно, когда-нибудь о тебе самом скажут, что ты пилотировал как Айртон…

Фернандо Алонсо: Аналогично, Айртон меня вдохновил. В Испании тогда не было прямых трансляций Формулы 1, мы следили за гонками по новостям. Я ходил в школу, и на моих книжках не было фотографий девушек – собственно, я был для этого слишком мал – но там была фотография Айртона, а в моей комнате висел большой плакат с его изображением. Мой первый карт был окрашен в цвета McLaren Айртона, поскольку мой отец также был поклонником Сенны.

Я знал, что через несколько недель в Имоле должна пройти гонка, и я хотел просто быть там, чтобы оказаться ближе к Айртону в тот, как впоследствии оказалось, трагический день.

Вопрос: (Джером Бурре – L’Equipe) Фернандо, вы уже обсуждали с новым руководителем команды моменты, которые хотели бы изменить. Если нет, то о чем вы хотели бы с ним поговорить?
Фернандо Алонсо: У меня не было возможности побеседовать с Марко… Не знаю, приедет ли он сюда, но если да, я буду рад приветствовать его. Сказать практически нечего, я пилотирую машину по трассе, а Марко должен оценить сильные и слабые стороны команды, чтобы добиться прогресса. Мы же с Кими постараемся ехать максимально быстро и будем готовы помочь ему во всем, что требуется.

Вопрос: (Дэвид Крофт – Sky Sports F1) Фернандо, вы работали с разными руководителями команд. Какое место среди них занимает Стефано Доменикали, и почему Ferrari будет его не хватать?
Фернандо Алонсо: Прежде всего, Стефано – потрясающий человек, мы с ним большие друзья, причем не только на трассе. Каждый год 1 января мы вместе катаемся на горных лыжах в Италии и не раз беседовали на минувшей неделе. Мы давно знаем друг друга, вплотную сотрудничали в предыдущие два года, отделяя работу от дружбы. Как руководитель команды он поступал правильно.

Да, мы упустили свой шанс в 2010-м и 2012-м, Ferrari оступилась с Фелипе Массой в 2008-й – иначе Стефано мог записать себе в актив уже три титула. Он привел в команду Пэта Фрая, Джеймса Эллисона, Кими Райкконена, он делал всё, что от него требовалось.Но в спорте всё решают результаты, прессинг, оказываемый на Ferrari, чрезвычайно велик, потому Стефано принял такое решение. Мы должны уважать его выбор и двигаться дальше, но я буду с радостью вспоминать время, которое мы провели вместе.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости