Гран При Великобритании: Превью этапа

Сильверстоун

Формула 1 возвращается домой. Ближайший этап пройдёт в Сильверстоуне, на трассе, принимавшей самый первый этап в истории чемпионата в 1950 году. В это воскресенье знаменитый автодром примет у себя гонку Формулы 1 в пятидесятый раз.

Внимание местных болельщиков будет приковано к Льюису Хэмилтону. После серии из четырех побед подряд последовала затяжная серия неудач. Проиграв схватку Нико Росбергу в Монако, британец затем сошел в Канаде из-за проблем с машиной, а в Австрии по большому счету так и не смог навязать борьбу напарнику из-за ошибки в квалификации. Теперь немец лидирует с отрывом в 29 очков, и Льюису срочно необходимо исправлять ситуацию.

Ральф Бах* вспоминает Гран При Великобритании 1999 года

* – обозреватель немецких изданий Auto Bild и Sport Bild

Ральф Бах

Я очень люблю возвращаться в Сильверстоун. Местные болельщики делают этот этап особенным. Здесь у Формулы 1 одни из самых преданных болельщиков. Это настоящие фанаты спорта, люди, которые разбираются в нем досконально и постоянно следят за новостями. К тому же, эта трасса очень нравится пилотам. После недавней реконструкции ее характер не изменился – здесь по прежнему очень много скоростных поворотов, которые обожают гонщики.

Гонка 1999 года в Сильверстоуне была одной из самых памятных в моей карьере – именно здесь Михаэль Шумахер попал в аварию, сломал ногу и потерял возможность выиграть свой первый титул с Ferrari в том сезоне.

Он приехал в Сильверстоун, полный надежд. Мика Хаккинен был чуть впереди в чемпионате, но Ferrari была быстра. Тренировки прошли не слишком удачно, как и старт. Впереди оказался Эдди Ирвайн. На подходе к Stowe было видно, что одно из колес заблокировалось. Ferrari пролетела прямо и, быстро миновав ловушку безопасности, врезалась в барьер.

Честно говоря, авария не показалась мне тогда столь уж серьезной. Я был почти уверен, что он вот-вот вылезет из машины. Конечно, о гонке можно было забыть, но в первые мгновения после аварии мне казалось, что это единственное, о чем надо переживать.

Потом к месту подбежали маршалы, подъехал медицинский автомобиль. Я спустился из пресс-центра в паддок, к его менеджеру Вилли Веберу, но даже у него не было никакой информации.

Затем, во время одного из наших разговоров после аварии, он признался мне, что в первые несколько секунд после аварии подумал, что умирает. Он не мог ничего видеть, не слышал, как бьется сердце, и что даже сказал себе: "Да, я умираю". Я не знаю, был ли это просто шок или еще что-то. Но он говорил мне об этом. Он был готов к тому, чтобы умереть.

Потом, когда Михаэля достали из машины и положили на носилки, он поднял руку вверх и показал большой палец. Все думали, что так он пытался показать болельщикам, что с ним все в порядке, но позже он говорил мне, что жест был адресован только Корине. Он знал, что она смотрит трансляцию, понимал, что она переживает, и хотел успокоить как можно скорее.

Превью Гран При Великобритании с Marussia F1 Team

Главный гоночный инженер Дэйв Гринвуд: «Это один из двух наших домашних этапов, наряду с гонкой в России. В Сильверстоуне мы настраиваем машины на достаточно низкий уровень прижимной силы, так как на трассе много прямых. В то же время, здесь есть быстрые повороты, в которых прижимная сила очень нужна, так что нужно найти оптимальный баланс.

Одна из особенностей этой трассы в том, что она очень хорошо обдувается ветрами со всех сторон. Это территория бывшего аэродрома, и ветер зачастую сильно влияет на поведение машины. Увы, мы не можем никак подстроиться под погоду, остается просто надеяться, что ветер не слишком сильно нам помешает. Порой он может влиять даже на расстановку сил. Единственное, что мы можем сделать – удостовериться, что машина ведет себя стабильно, и в состоянии справиться с неожиданной сменой направления ветра».

Круг по трассе c Максом Чилтоном

Конфигурация трассы

Первый поворот – если всё сделать правильно – проходится на полном газу. Там есть огромная кочка непосредственно перед тем, как вы поворачиваете руль, но с новыми шинами здесь особенных проблем не возникнет. Затем сразу следует левый изгиб, который со сбросом газа проходить надо только в том случае, если трасса сильно мокрая.

Это новая секция, при создании которой планировалось, что здесь будут совершаться обгоны. Здесь достаточно быстрый вход в медленную связку, и мне действительно удавалось проводить там успешные атаки. Мне кажется, это отличное место для зрителей. На выходе из секции – левый быстрый поворот. Опять же: обычно он проходится на полном газу, но в дождь это сделать невозможно.

Мы возвращаемся на старую часть трассы по прямой, которую я называю "маленькой". Следующий поворот – Brooklands. Очень быстрый вход, но поворот становится все более узким. Приходится тормозить и поворачивать одновременно, это сильно нагружает передние шины. Следующий правый поворот – один из самых длинных, которые я когда-либо встречал. Вы просто не можете дождаться, когда он, наконец, закончится. Там практически всегда возникает недостаточная поворачиваемость и приходится бороться с машиной на протяжении всего поворота.

Дальше мы попадаем на бывшую стартовую прямую, которая заканчивается одним из самых интересных поворотов чемпионата – Copse. Теперь мы не можем проходить его на полном газу, как это было раньше. В этом повороте я впервые в своей жизни увидел машину Формулы 1 вживую, так что с ним у меня связаны особые воспоминания. Это очень быстрое место, но вы можете экспериментировать. Зона вылета достаточно широкая и безопасная, так что даже если вы промахнетесь, то всегда есть возможность вернуться.

Затем легендарная связка Maggotts и Becketts – повороты, которые невозможно представить друг без друга. Если вы неправильно зайдете в первый, вы ни за что не выйдете нормально из второго. Это одно из сложнейших мест в Формуле 1, если пытаться выжать максимум. На 100% правильно его проехать практически невозможно, покидая это место вы практически всегда знаете, что пройти его можно было хотя бы чуть-чуть лучше.

Задняя прямая заканчивается быстрым поворотом Stowe. Очень быстрый, очень короткое торможение, здесь легко выехать за пределы трассы, потому что поворот слепой. Далее разгон и медленная шикана. На входе очень большой поребрик. Его нельзя атаковать. Плюс надо удостовериться, что преодолев первую часть, вы останетесь как можно ближе к левой части трассы. Это должно позволить пройти следующий правый поворот быстрее и не сбрасывать газ в самом последнем повороте перед выходом на финишную прямую».

Текст: Олег Карпов

Другие новости