Гран При Бахрейна

Гран При Бахрейна

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в четверг

Гран При Бахрейна. Пресс-конференция в четверг

Участники: Дженсон Баттон (McLaren), Жан-Эрик Вернь (Toro Rosso), Маркус Эриксон (Caterham), Жюль Бьянки (Marussia), Нико Хюлкенберг (Force India), Роман Грожан (Lotus)

Вопрос: Дженсон, начнем с вас. В этот уик-энд вы в 250-й раз стартуете в Гран При – примите поздравления! По ходу сезона по количеству проведенных гонок вы должны стать третьим за всю историю Формулы 1! Чему научила вас ваша карьера?
Дженсон Баттон: Можете представить, за четырнадцать лет в Формуле 1 я многое усвоил. Удивительно, насколько быстро летит время: пятьдесят гонок назад я был в Венгрии, праздновал свой 200-й Гран При, в котором, кстати, финишировал первым! Годы проносятся быстро, нужно наслаждаться каждым моментом. Правда, даже после четырнадцати сезонов я по-прежнему считаю, что мне есть чему учиться.

Я не идеальный гонщик и никогда им не стану, но всегда можно совершенствоваться, и это восхищает меня в Формуле 1. Новые правила изменили спорт – нужно к ним адаптироваться. Именно это делает чемпионат интересным, именно это мотивировало меня быть в форме все четырнадцать лет – надеюсь, так будет и дальше!

Вопрос: Судя по первым двум гонкам и некоторым отзывам команды, новая машина McLaren более конкурентоспособна в прохладных условиях, чем в жару, вроде малайзийской. Чего вы ждете от этого уик-энда? Мы в жаркой стране, но гонка пройдет ночью...
Дженсон Баттон: У нас хороший мотор, это должно помочь. Здесь не такие скоростные повороты, как в Сепанге – кроме того, в Малайзии было очень жарко. Со скоростными поворотами у нас пока определенные сложности, нужно работать над прижимной силой, но в Бахрейне дела должны пойти лучше. Опять же, здесь всем придётся следить за расходом топлива – кому-то в большей степени, кому-то – чуть в меньшей. Нужно проделать большую работу, чтобы добиться оптимального баланса для первой ночной гонки в Бахрейне, которая обещает быть весьма интересной.

Вопрос: Маркус, в Малайзии вы впервые финишировали в Гран При Формулы 1 – поздравляем с 14-м местом! Опишите свои ощущения и прогресс Caterham…
Маркус Эриксон: Приятно впервые добраться до финиша в Гран При Формулы 1. Мы добились неплохого прогресса: год начался сложно, у нас были проблемы на тестах, уик-энд в Австралии получился очень непростым, но мы много работали и постепенно двигались вперед. Двойной финиш в домашней гонке – отличный результат для всей команды! Надеюсь, в Бахрейне мы без проблем проведем пятничные свободные заезды, чтобы в полной мере сосредоточиться на настройках и посмотреть, что получится.

Вопрос: Дебютный сезон с технически сложной машиной складывается для вас сложнее, чем вы ожидали, или наоборот?
Маркус Эриксон: Он складывается непросто, так как на предсезонных тестах у нас обнаружилось немало проблем. Из-за крайне малой пройденной дистанции было сложно подготовиться к дебютной гонке в Австралии. Не скажу, что все оказалось легче, чем я предполагал, но в целом ситуация в норме.

Вопрос: Жюль, первые две гонки сложились для вас крайне неудачно – вы проехали лишь несколько кругов. Опять же, в остальных сессиях машина ехала неплохо. Как ощущения?
Жюль Бьянки: Не самые лучшие. Мы стараемся прибавить во всем, сейчас машина едет неплохо. У нас была небольшая неполадка в Австралии, буквально перед стартом, но сейчас эти неприятности позади. Другая проблема обнаружилась на первом круге Гран При Малайзии, но пока у команды нет каких-либо по-настоящему серьезных сложностей – это хорошо. Думаю, у нас есть всё, чтобы уверенно провести ближайшие гонки.

Вопрос: Как сказал Дженсон, гонка в Бахрейне впервые пройдет ночью. Что вы об этом думаете, и как это скажется на сложности этапа?
Жюль Бьянки: Освещение будет хорошим, как всегда в ночных гонках Формулы 1, так что я не жду особых трудностей. Будет здорово провести ночной этап в Бахрейне – думаю, для нас он сложится удачно.

Вопрос: Нико, две гонки, две дуэли с Фернандо Алонсо. Расскажите, как все выглядело из кокпита…
Нико Хюлкенберг: В Австралии сражения как такового не было – я ехал перед Фернандо, но он обыграл меня за счет стратегии. А под занавес гонки в Малайзии мои шины хуже держали трассу, а Фернандо догонял на свежем комплекте более мягкой резины. Я пытался заставить шины работать, но было ясно, что с разницей в две секунды на круге мне нечего ему противопоставить.

Тем не менее, для Force India сезон начался неплохо, у меня уже восемнадцать очков! Начало хорошее, нужно продолжать работу и использовать любую возможность, чтобы заработать максимум возможных очков в первой части сезона.

Вопрос: В предыдущем сезоне Гран При Бахрейна был одним из наиболее успешных для Force India. К предстоящему уик-энду команда подходит с оптимизмом?
Нико Хюлкенберг: Конечно! Команда настроена позитивно, все работают в правильном направлении. Мы уверенно провели две первые гонки и стараемся продлить серию неплохих результатов, хотя здесь выступить удачно будет чуть сложнее. В Малайзии мы к собственному удивлению оказались быстрее McLaren и Williams, здесь борьба должна быть плотнее.

Вопрос: Жан-Эрик, двойной финиш в первой десятке для Toro Rosso в Австралии, Даниил Квят заработал очки в Малайзии – можно ли сказать, что команда хорошо начала сезон?
Жан-Эрик Вернь: Зимой Toro Rosso проделала огромную работу, подготовила хорошую машину – у нас неплохой потенциал. Многое в команде изменилось в лучшую сторону, это чувствуется, и я счастлив – мы добились хороших результатов! Если бы у меня не возникли проблемы, я смог бы и в Малайзии приехать в первой десятке, обеспечив команде очередной двойной результативный финиш – именно это мы постараемся сделать в Бахрейне. Начало неплохое, но главное – дальше должно быть ещё лучше!

Вопрос: Если говорить о переменах, что изменили лично вы – в работе с коллегами, в подходе к гонкам?
Жан-Эрик Вернь: Я изменил многое. Не хочу вдаваться в детали, но мне требовалось скорректировать свой подход и, похоже, я выбрал верное направление. Я чувствую себя комфортнее – и как человек, и как гонщик, я больше наслаждаюсь работой. Я замечаю это в коллективе, на трассе и вне ее. Мне есть, что предложить команде, и это хорошо.

Вопрос: Роман, 11-е место в Малайзии – на границе призовой десятки, но все-таки вне ее. Первые гонки прошли неоднозначно – что вы чувствуете, как развивались события?
Роман Грожан: Я не буду произносить вслух те слова, которые иногда позволяю себе говорить в шлеме. Хорошо,что мне удалось закончить гонку в Малайзии – да, это не тот результат, о котором мечтаешь на старте, но такова ситуация. По крайней мере, мы не так уж далеки от призовой десятки. Без небольшой проблемы, что возникла под занавес гонки, мы могли бы подобраться ближе и побороться за очки, но итог все равно неплохой.

Механики провели три бессонные ночи в Мельбурне, их усилия не были вознаграждены результатом, в Малайзии они снова работали на пределе в условиях жары и высокой влажности, и там нам удалось добраться до финиша. Мы лучше узнали нашу машину – надеюсь, теперь уик-энд пройдет без проблем, как было в субботу и воскресенье, и мы сможем подобраться ближе к желаемым позициям.

Вопрос: Считаете ли вы, что команда возвращается в форму? Сколько времени на это потребуется?
Роман Грожан: Не знаю. В нас живет дух победы, нам по силам отыграться. Конечно, легче прогрессировать, если уже в начале сезона все складывается удачно. У нас были определенные проблемы, многие из них решены, и если новые не появятся, мы сможем двигаться дальше. Разумеется, в Renault понимают, что их силовая установка требует доработки, но я думаю, что все будет в порядке, и мы можем в полной мере сосредоточиться на машине.

Вопросы с мест

Вопрос: (Винсент Марре – Sports Zeitung) Дженсон, какая машина из всех, на которых вам доводилось выступать, запомнилась вам больше других? Не сезон, а именно машина…
Дженсон Баттон: В силу определенных причин таких было несколько. В 2009-м году я завоевал титул, и той машиной было очень приятно управлять. Кроме того, мне нравились большие передние шины. В 2011-м тоже было весело – у нас, как и у других команд, был выдувной диффузор, с ним управлять машиной было весьма непривычно, но стоило адаптироваться, и прижимная сила казалась невероятной!

Намного раньше был фантастический 2004-й: десятицилиндровые моторы, девятьсот лошадиных сил, двадцать тысяч оборотов в минуту… В то время шла «шинная война», тогда же были поставлены многие рекорды круга, которые за последующие десять лет так и остались непревзойденными. И та машина тоже была особенной.

В спорте были разные эпохи, приятно застать времена V10, V8, а теперь – V6. Мне посчастливилось пережить фантастические периоды!

Вопрос: (Луис Фернандо Рамос – Racing Magazine) Вопрос ко всем. Меньше чем через месяц исполнится двадцать лет со дня гибели Айртона Сенны. Как тот воскресный день в Имоле повлиял на вашу жизнь? Ну а те, кто в тот момент был еще слишком мал – что вы думаете об Айртоне?
Нико Хюлкенберг: Как повлиял на меня тот день? Воспоминаний мало, тогда я едва начал интересоваться автоспортом, но позже много слышал об Айртоне, смотрел документальные фильмы. Он был по-настоящему влюблен в гонки и всегда пилотировал на пределе.

Жюль Бьянки: Когда Айртон погиб, мне было всего четыре года. Помню лишь, что его обожали все вокруг.

Жан-Эрик Вернь: Почти такой же ответ, как у Жюля. Мне было четыре года, я ничего не помню о той гонке и лишь через несколько лет осознал, кем был Айртон, и что он сделал для спорта. Его уважают все. Меня восхищают спортсмены, изменившие философию мирового спорта – как Майкл Джордан в баскетболе. Айртон Сенна – один из них, поэтому его так любили.

Маркус Эриксон: Мне тоже было четыре года, я ничего не помню с тех времен, но Айртон был замечательным гонщиком и человеком. Когда смотришь документальные записи, легко понять, насколько велик он был на трассе и вне ее.

Роман Грожан: Это был первый или второй сезон, за которым я следил. Прост, Сенна… Я помню тот воскресный день – мы с отцом смотрели гонку, и я не понимал, что происходит, почему ее остановили. Чуть позже я узнал, что случилось. Айртон был частью Формулы 1… Я начал следить за Гран При, когда он боролся с Аленом – это была великая эра, они оба – фантастические гонщики…

Дженсон Баттон: Мне было не четыре года, а четырнадцать лет. В тот уик-энд мы гонялись в картинге в Италии, но соревнования были отменены, когда мы услышали новости из Имолы. Ужасный день для всех, но, как принято говорить, иногда нужна страшная трагедия, чтобы изменить спорт к лучшему. На безопасность автоспорта та авария повлияла кардинальным образом.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости