Гран При Монако

Гран При Монако

Гран При Монако: Пресс-конференция в среду

Пресс-конференция в среду

Участники: Ник Хайдфельд (Lotus Renault), Михаэль Шумахер (Mercedes), Нико Росберг (Mercedes), Рубенс Баррикелло (Williams), Дженсон Баттон (McLaren), Ярно Трулли (Team Lotus)

Вопрос: Ник, в 2005 году вы финишировали вторым в Монако. В Renault считают, что на улицах княжества их машина всегда была быстра. Ваше мнение о предстоящей гонке?
Ник Хайдфельд: С нетерпением жду этот Гран При! В последние два года в Монако Renault выглядела очень сильно – к примеру, в 2010-м Роберт Кубица квалифицировался вторым, а в гонке приехал на подиум. Я впервые буду выступать здесь за эту команду – судя по всему, наша машина неплохо справляется с кочками на асфальте, коих в Монако предостаточно. Уверен, будет интересно!

Вопрос: Вы финишировали в девяти из десяти Гран При Монако, в которых принимали участие. В чем секрет такой стабильности?
Ник Хайдфельд: Главное – не врезаться в барьеры! Честно говоря, я не знал о такой статистике. Довольно высокий процент - с таким даже на медленной машине иногда можно заработать очки, так что стабильный финиш исключительно важен.

Вопрос: Кажется, вы говорили, что в этот раз все решат шины?
Ник Хайдфельд: В этом году шины являются ключевым фактором в каждой гонке, а здесь мы впервые будем выступать на резине Supersoft. Мы испытывали ее на тестах, но это было довольно давно – посмотрим, как она поведет себя. Узнаем уже на свободных заездах.

Вопрос: Нико, для вас предстоящая гонка практически домашняя – ваша школа находится неподалеку от паддока.
Нико Росберг: Да, для меня эта гонка всегда была особенной – я вырос в Монако, а моя школа находится едва ли не на следующем этаже этого здания.

Вопрос: Наверное, вы с нетерпением ждете уик-энда?
Нико Росберг: Да, ведь мне нравится городская трасса, я всегда выступал здесь достаточно неплохо. Надеюсь, так будет и в ближайшие выходные.

Вопрос: Какой подход планируете использовать? Вы говорили – агрессивный и точный?
Нико Росберг: Да, нужен баланс, сочетание. На уличных трассах необходимо действовать агрессивно и вместе с тем не позволять себе ни единой ошибки, быть предельно точным – впрочем, это мне и нравится!

Вопрос: В предыдущие три года в Монако вы всякий раз квалифицировались в районе пятого-шестого места…
Нико Росберг: Шестая позиция в предыдущие три года?

Вопрос: Да, где-то так…
Нико Росберг: Что ж, пора сделать большой шаг вперед.

Вопрос: Насколько большой?
Нико Росберг: Посмотрим, но прогресс вполне вероятен, ведь здесь я часто квалифицировался выше, чем на других трассах, и если собрать все воедино, можно рассчитывать на успех. Ну а в гонке возможно всякое, особенно с этими шинами и большим количеством пит-стопов.

Вопрос: Разве не в этом суть – возможно всякое? Гонки отныне непредсказуемы, не так ли?
Нико Росберг: Именно. Даже на трассах вроде Монако возможны варианты…

Вопрос: Ярно, в 2004-м году вы выиграли Гран При Монако. Насколько уникален успех на этой трассе?
Ярно Трулли: Он просто невероятен, как сама трасса – о победе здесь мечтает каждый гонщик. Мне посчастливилось финишировать первым в 2004-м, и вот я снова приехал сюда. Я обожаю улочки Монако, на них мне всегда удавались хорошие гонки.

Вопрос: В Испании вы выступили очень неплохо. Как прошел тот уик-энд?
Ярно Трулли: До воскресенья уик-энд складывался очень непросто, но в самой гонке дела пошли намного лучше. Команда сработала по-настоящему здорово, подготовив аэродинамический обвес, который показал, насколько мы близки к середине пелотона – скажем, наших прямых конкурентов по предыдущему сезону мы опередили на круг, подтвердив заметный прогресс. Теперь нам необходим еще один шаг вперед, чтобы закрепиться в средней группе. В минувший уик-энд на протяжении первой половины гонки мы активно боролись с более опытными командами, но с жесткой резиной откатились назад – мы знали, что с ней у нас есть определенные трудности, однако в целом команда сработала весьма неплохо.

Вопрос: Учитывая своеобразные характеристики этой трассы, вам по силам выступить на таком же уровне, как в Испании?
Ярно Трулли: Мы всегда стараемся выступить еще лучше, но гонки в Монако всегда непредсказуемы. Тем не менее, мы не сомневаемся в том, что нам по силам превзойти свои результаты в Гран При Испании – надеюсь, у нас это получится. Впрочем, первые выводы можно будет делать только после свободных заездов в четверг – помнится, в предыдущие годы на других трассах мне доводилось стартовать с поула, а здесь я оказывался на последнем ряду, что лишний раз подтверждает, насколько важны здесь характеристики машины.

Вопрос: Михаэль, вы побеждали здесь пять раз и семь раз стартовали с поула. По-вашему, насколько уникальна эта гонка?
Михаэль Шумахер: Думаю, здесь все сойдутся в одном мнении – это гонка года, наиболее престижная и самая знаковая.

Вопрос: Здесь возможны какие-то прогнозы? Похоже, нет…
Михаэль Шумахер: Совершенно верно, прогнозы невозможны ввиду различных стратегий. Лично у меня нет ни малейшего представления о том, подойдут ли характеристики нашей машины этой трассе.

Вопрос: Но в Испании Mercedes выступили намного лучше, чем в предыдущих гонках. Вам понравился тот Гран При?
Михаэль Шумахер: С точки зрения пилотажа и событий на трассе он понравился точно так же, как Гран При Турции, но вот результат доставил гораздо больше приятных эмоций.

Вопрос: Результат где, в Испании?
Михаэль Шумахер: Разумеется.

Вопрос: И у вас в зеркалах постоянно маячил Нико…
Михаэль Шумахер:
Да.

Вопрос: И как он действовал?
Михаэль Шумахер: У нас была пара интересных маневров, но мы оба достаточно умны, чтобы стараться избегать столкновений.

Вопрос: И у вас нет представления о том, насколько быстры будут Mercedes на этой трассе?
Михаэль Шумахер: Ни малейшего.

Вопрос: Дженсон, вам также доводилось побеждать в Монако, однако в прошлом году здесь вы столкнулись с проблемами. Кстати, в год своей победы вам пришлось бежать до подиума – помните тот момент?
Дженсон Баттон: Конечно, и это произошло потому, что я не был здесь на подиуме в течение долгого времени. Пожалуй, между моим вторым местом и победой прошло почти пять лет, и те 200 метров стали самыми приятными из всех, что я когда-либо пробегал.

Вопрос: Вы считаете эту гонку своей домашней?
Дженсон Баттон: Я не проживаю в Монако.

Вопрос: Уже нет? Но, кажется, ваш отец живет здесь…
Дженсон Баттон: Верно. Для меня это особенная гонка, которую хочется непременно выиграть. Конечно, гонщик мечтает победить в каждой гонке, но здесь – отдельный случай. Даже если ты лидируешь, психологическая нагрузка просто колоссальная, и на протяжении семидесяти восьми кругов тебе постоянно кажется, будто трасса сужается. Тем не менее, успех здесь – нечто из разряда фантастики. Лично для меня наиболее захватывающим моментом была квалификация, ведь поул здесь по значимости сопоставим с победой. Когда ведешь машину на предельной скорости с малым количеством топлива, свежим комплектом шин и притом едва не касаешься защитных барьеров, это настоящий адреналин, так что в тот год суббота доставила мне не меньше приятных впечатлений, чем воскресенье.

Вопрос: Мартин Уитмарш сказал, что на извилистом и узком третьем секторе испанской трассы вы выглядели очень уверенно, что позволяет рассчитывать на неплохую скорость и здесь, в Монако…
Дженсон Баттон: Да, мы были быстры и на третьем секторе в Стамбуле, и на третьем секторе в Барселоне. Изменится ли это с наличием защитных барьеров – не знаю, но в целом мы можем быть настроены вполне оптимистично. В предыдущей гонке Льюису удалось до самого финиша прессинговать Себастьяна Феттеля – такого не случалось довольно давно, следовательно, наши доработки оказались эффективными. Разумеется, мы всегда хотим большего, но та спецификация действительно получилась неплохой. Не представляю, какими мы окажемся на этой трассе, но в целом наша машина достаточно быстра, KERS вполне работоспособна, так что посмотрим.

Вопрос: Рубенс, вы провели уже 18 Гран При Монако – полагаю, вы можете назвать эту гонку своей второй домашней?
Рубенс Баррикелло: Пожалуй, да.

Вопрос: Почему?
Рубенс Баррикелло: Я живу здесь, и мне нравится выступать на этой трассе. Честно говоря, когда я впервые приехал сюда в 1993 году, то сказал: «Здесь невозможно гоняться на машинах Формулы 1», однако со временем начинаешь понимать всю прелесть этого Гран При. Мы с Дженсоном схожи в том, что мне, как и ему, больше нравится квалификация – машина мчится в непосредственной близости к защитным барьерам, держа вас в постоянном напряжении, но, пожалуй, как раз возможность почувствовать этот адреналин и заставляет нас снова и снова выходить на старт.

Вопрос: Какие факторы нужно учитывать при выборе настроек?
Рубенс Баррикелло: Необходима максимальная тяга и хороший баланс: если у машины возникает недостаточная или избыточная поворачиваемость - жди неприятностей. По сути, мы хотим, чтобы машина была более устойчивой, чем позволяет уровень сцепления, который здесь традиционно низкий ввиду использования городского асфальта. Это предъявляет свои требования к расходу резины – за шинами придется следить особенно тщательно.

Вопрос: Вы наверняка хотите заработать для Williams первые очки в этом сезоне. Здесь шансы чуть выше?
Рубенс Баррикелло: Пожалуй, да, ведь в Монако возможно всякое. Пусть из-за характеристик шин квалификация сейчас имеет в целом меньшее значение, чем раньше, здесь результат в субботу все равно крайне важен, поскольку он определяет позицию на первой трети дистанции. Досадно, что нам до сих пор не удалось набрать очков. Перед началом сезона мы говорили о различных перспективах, и я надеюсь, часть прогнозов сбудется уже в этот уик-энд.

Вопросы с мест

Вопрос: (Жюльен Фебро – L'Equipe) Вопрос для Михаэля, Дженсона и Ярно. Какие воспоминания остались у вас о своей первой победе в Монако, и как она сказалась на вашей карьере?
Михаэль Шумахер: Это произошло в 1994 году сразу после трагического уик-энда в Имоле. Горечь утраты еще не успела стихнуть, поэтому эмоции были предельно сдержанными, хотя, как уже говорил, речь шла о самой престижной гонке сезона. В квалификации мне удался потрясающий круг, а если у вас есть возможность повторить нечто подобное в гонке, испытываешь невероятные ощущения – впрочем, у меня не было в этом необходимости, поскольку мы имели определенное преимущество в скорости. Сказалась ли победа на моей карьере? Я вписал себя в число триумфаторов Гран При Монако, а затем сосредоточился на борьбе в чемпионате и рассматривал эту гонку всего лишь как один из его этапов.

Дженсон Баттон: Каждый гонщик мечтает выиграть чемпионат, и это должно быть основной целью, но если рассматривать победы в гонках, то успех в Монако должен быть равнозначен первому месту в домашнем Гран При. До сих пор помню, как припарковал машину в неправильном месте и бегом бежал к подиуму – эти ощущения я не променял бы ни на что на свете. Тогда это могло показаться досадной ошибкой, но мне приятно вспоминать, как я немного опоздал на церемонию награждения и извинялся перед принцем Альбертом. Потрясающая гонка – тот, кто выиграет ее в этот раз, испытает совершенно непередаваемые эмоции. По сути, ты празднуешь победу не только со своей командой, но со всеми, кто приехал в княжество – это одна большая вечеринка. Люди на трибунах и на яхтах, маршалы – все участвуют в общем веселье, и это здорово!

Ярно Трулли: Да, победа в Монако всегда воспринимается как нечто особенное, ведь это – самая престижная гонка сезона. Пусть я сам не придаю этому значения, ощущения от первого места были самыми приятными. Помню, как пересек финишную черту и тем самым одержал свою первую победу в Формуле 1 – уик-энд складывался идеально, я взял поул, доминировал по ходу всей дистанции, а когда увидел клетчатый флаг, вся моя карьера пронеслась перед глазами за какие-то несколько секунд, настолько я был счастлив. Правда, успех никак не сказался на моей работе, разве что некоторым членам команды почему-то не понравилось то, что именно я в Монако приехал первым.

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Нико, вам и вашему отцу не доводилось побеждать в Монако. Если вы все-таки финишируете первым, это позволит вам в какой-то степени превзойти достижения Кеке Росберга?
Нико Росберг: Нет, победа будет ценна сама по себе без каких-либо сравнений с достижениями отца. Было бы здорово, если бы нам обоим удалось победить здесь.

Вопрос: (Марк Зурер – Sky TV) Михаэль, в Испании вам и Фернандо Алонсо удался потрясающий старт, хотя вы начали гонку с грязной стороны трассы. Шины Pirelli менее чувствительны к данному фактору?
Михаэль Шумахер: На некоторых трассах разница между сторонами значительно меньше, чем на других. К примеру, в Турции старт с левой стороны был заведомо невыгоден, а в Барселоне правая сторона если и создавала определенные трудности, то в гораздо меньшей степени. Впрочем, старт вне траектории всегда будет не самым предпочтительным вариантом.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Вопрос ко всем. Уик-энд в Монако особенный еще и потому, что вы не работаете на трассе в пятницу. Вам нравится это? У вас есть какой-то план мероприятий на этот день?
Дженсон Баттон: Лично я бы предпочел потренироваться на трассе в пятницу, а в субботу сразу выступить в квалификации, а так мы получаем лишь дополнительный рабочий день.

Михаэль Шумахер: Было бы еще лучше иметь возможность работать на трассе и в четверг, и в пятницу. Конечно, у нас есть определенный график – лично я должен принять участие в паре мероприятий, затем провести немного времени с нашими инженерами, ну а потом слегка расслабиться.

Дженсон Баттон: Я большую часть дня проведу на спонсорских мероприятиях и в беседах с инженерами.

Рубенс Баррикелло: А я бы хотел гоняться в пятницу, а не в четверг, иначе день получается крайне скучным. Невозможно заснуть, поскольку вокруг слишком много шума, люди ездят по трассе… Хотелось бы иметь стандартный график уик-энда.

Ник Хайдфельд: Согласен с Рубенсом, лучше работать в пятницу. Да, мы беседуем с инженерами, участвуем в различных мероприятиях, но в то же время все мысли связаны со следующим днем – хочется снова вернуться за руль и продолжить борьбу.

Нико Росберг: А мне нравится так, как есть: быстренько побеседовал с инженерами – и с друзьями в бассейн!

Ярно Трулли: Это самый длинный уик-энд в чемпионате, и вряд ли кому-то из участников это нравится. С точки зрения логистики этап в Монако крайне непростой, а мы проводим здесь лишний день, большая часть которого уходит на PR-мероприятия, общение с журналистами и тому подобное. Что я буду делать в пятницу? Мы подумаем над этим вместе с Томом Уэббом – нашим пресс-атташе. Надеюсь, мне удастся прокатиться на своем велосипеде, а потом расслабиться в бассейне, но перед этим наверняка придется заглянуть в паддок.

Вопрос: (Марко Дегл’Иносенти – La Gazzetta dello Sport) Похоже, сейчас квалификация как никогда зрелищна, но ее значение стало намного меньше. Вам бы не хотелось изменить систему и вернуться к варианту, использовавшему несколько лет назад, когда гонщики могли проехать всего один быстрый круг?
Михаэль Шумахер: Думаю, нынешняя система вполне хороша, и, честно говоря, мы и без того проезжаем всего один быстрый круг, поскольку на большее эффективности шин попросту не хватает.

Дженсон Баттон: Согласен, гонщики настолько берегут шины, что позволяют себе всего одну попытку в каждой сессии. В квалификации перед Гран При Испании мы всего три раза покидали боксы и всякий раз проезжали один быстрый круг. Никто не позволяет себе лишнего, существующая система вполне хороша.

Рубенс Баррикелло: Перед началом сезона никто не знал, как будет вести себя новая резина. Шины заметно отличаются от прошлогодней спецификации, и, возможно, нам следует задуматься об изменениях в правилах, но лично я считаю нынешний вариант неплохим. Предположим, у вас есть всего одна попытка, и здесь, в Монако, в первой части квалификации вы упираетесь в трафик – в таком случае исправить ситуацию практически невозможно. Существующий вариант использовался в Формуле 1 на протяжении многих лет, но проводить по одной попытке мы стали только сейчас – пожалуй, имеет смысл оценить ситуацию и рассмотреть возможные корректировки на следующий сезон.

Ник Хайдфельд: Причина, по которой квалификация стала менее важна, чем раньше, заключается не в схеме ее проведения, а в шинах – в последних гонках некоторые команды предпочли сэкономить комплект. Схема с тремя сессиями и десятью машинами в финале вполне приемлема, нужно лишь понимать, что иногда участники не хотят расходовать более «быструю» резину.

Нико Росберг: Согласен с Ником.

Ярно Трулли: Аналогичное мнение. Сейчас обращение с шинами имеет исключительное значение, поэтому приходится использовать их по минимуму, сберегая ресурс для гонки – таким образом, вы ограничены в пройденной дистанции. С другой стороны, мы уже видели, что даже если гонщик в силу каких-то проблем стартовал из хвоста пелотона, если у него есть несколько свежих комплектов резины, он может отыграть позиции, набрать очки и даже зацепиться за подиум, так что сейчас результат в квалификации действительно не важен.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado do Sao Paulo) Вопрос ко всем. В Монако команды будут использовать составы Soft и Super Soft. Каким, по-вашему, будет сценарий гонки – такие же короткие отрезки, как в Испании, или машины смогут дольше оставаться на трассе?
Дженсон Баттон: Пока не представляю – мы давно не работали со сверхмягкой резиной и не испытывали ее на обновленной версии машины. Думаю, это состав будет изнашиваться довольно быстро, а вот Soft продержится чуть дольше, чем на других трассах, поскольку здесь нет по-настоящему скоростных секций. Впрочем, выбрать верную тактику в любом случае очень непросто – кроме того, в гонке износ резины зачастую оказывается более интенсивным, чем предполагалось. Нужно быть готовым принимать решения непосредственно на дистанции, поскольку никто не знает, в какой момент шины начнут терять эффективность. Возможно, придется провести только два пит-стопа, а возможно – пять.

Рубенс Баррикелло: Не вижу никакой принципиальной разницы. Думаю, стоит дождаться свободных заездов, ведь по ходу тестов резина Super Soft испытывалась на не совсем подходящих ей трассах – в Валенсии, Хересе и Барселоне – и везде выдерживала только один круг, но там гораздо больший уровень сцепления и совершенно иные нагрузки. Кое-какие выводы можно будет сделать уже в четверг, но к субботе ситуация, скорее всего, изменится, поскольку асфальт покроется дополнительным слоем отработанной резины. Все станет окончательно ясно только в воскресенье.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Agency) Не знаю, слышали ли вы об этом, но утром в первом повороте сгорел развозной грузовичок, и организаторам пришлось заменить асфальтовое полотно в зоне торможения и апекса. Кто-нибудь из вас наблюдал сам инцидент? Насколько опасными могут быть последствия?
Ник Хайдфельд: Не знаю, насколько это правда, но тому парню точно не следовало курить и в то же самое время заправлять машину. Возможно, причина совсем в другом, но мне все передали именно так. Я прогулялся по трассе, посмотрел место инцидента – все было в норме, организаторы сработали неплохо.

Дженсон Баттон: Я слышал о пожаре, но еще не смотрел трассу. Впрочем, организаторы уж точно знают, как укладывать асфальт – думаю, завтра все будет в порядке.

Нико Росберг: Есть вероятность, что свежий асфальт в том месте будет более маслянистым, чем на остальных участках трассы, и это может стать проблемой.

Рубенс Баррикелло: В таком случае нужно посмотреть, обещают ли синоптики дождь. Кажется, я не слышал таких прогнозов, значит, риск проблемы все-таки есть.

Вопрос: (Сильвия Рене Ариас – Parabrisas Magazine, Argentina) Мы знаем, что сейчас провести успешную атаку на соперника в принципе реально, но что вы скажете об обгонах на такой узкой трассе, как Монако?
Рубенс Баррикелло: По-моему, обгоны и Монако не совместимы. Хорошо, что FIA все-таки одобрила использование DRS, но не в тоннеле – мы все-таки должны пытаться атаковать, и разница в скорости может позволить провести маневр. Однако же, трасса слишком узкая, и мы не раз наблюдали, как гонщики пробовали обогнать и вместо этого врезались друг в друга. Тем не менее, возможность должна быть, а там посмотрим, как все сложится. Если мы сможем обогнать здесь, мы сделаем это на любой другой трассе.

Ник Хайдфельд: На всех предыдущих трассах мы видели гораздо больше обгонов, чем раньше, но Монако, скорее всего, останется исключением, и здесь число атак не возрастет даже при разрешении использования DRS на прямой старта-финиша. Во-первых, зона активации системы слишком короткая – всего 350 метров, тогда как в Испании она составляла 800 метров. Более того – даже если вам удастся поравняться с соперником, у него в любом случае останется выгодная траектория, и он войдет в поворот по внутреннему радиусу, а вы никак не сможете обогнать по внешнему. По-моему, идея использования DRS в Монако практически бесполезна, но поживем – увидим. Станет ли больше обгонов? Разве что за счет шин, однако, как мы уже говорили, сперва нам предстоит выяснить, насколько велика разница между составами Soft и Super Soft, и сколько кругов они выдерживают.

Нико Росберг: В этот уик-энд шинный фактор будет особенно интересен. Если резина станет изнашиваться слишком интенсивно, это, определенно, увеличит число обгонов.

Ярно Трулли: Возможно, мы увидим чуть больше обгонов, но в основном все будет сводиться к тому, что ты можешь попытаться атаковать, но не обязательно в этом преуспеешь. В любом случае, обгон не станет следствием использования KERS или DRS – скорее все решит разница в состоянии шин.

Михаэль Шумахер: Шины, определенно, станут решающим фактором, но если с вашим комплектом все в порядке, и вы сами действуете сообразно ситуации, шанс всегда есть. Я хорошо помню, как в одном из Гран При Монако стартовал из последних рядов и все-таки прорвался вперед. Да, провести обгон крайне непросто, но отнюдь не невозможно. Кроме того, у нас есть несколько вспомогательных систем.

Дженсон Баттон: Как уже было сказано, вероятность обгона определят шины. Не думаю, что DRS поможет провести атаку, разве что немного приблизиться. Впрочем, у нас есть еще KERS, и если у соперника начнутся проблемы с шинами, за счет своевременной активации системы можно попробовать выйти вперед. В любом случае, совершить обгон будет невероятно сложно, но с двумя вспомогательными система шанс все-таки имеется.

Вопрос: (Бирон Йонг – The Daily Mirror) Михаэль, на протяжении вашей карьеры многие люди – в том числе сидящий здесь Рубенс Баррикелло – неоднократно критиковали вашу тактику на трассе. Последним из недовольных был Льюис Хэмилтон, заявивший, что в Испании вы вмешались в борьбу двух лидеров, пропустив Себастьяна Феттеля и заставив Льюиса слишком широко выйти из поворота. Это правда, ложь, или вас это все совершенно не беспокоит?
Михаэль Шумахер: Я не стану отвечать на подобные высказывания, поскольку у меня есть… Знаете, Себастьян – мой друг, но Льюис выступает на моторе Mercedes, и для меня это имеет даже большее значение. Я не пытаюсь содействовать или мешать кому-либо из гонщиков – скорее всего, мой маневр был неверно истолкован. Я стараюсь вовремя уступить дорогу, а в остальном выполняю свою работу.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости