Гран При Китая: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Шанхая. Подиум.

1. Льюис Хэмилтон (McLaren)
2. Себастьян Феттель (Red Bull Racing)
3. Марк Уэббер (Red Bull Racing)

Вопрос: Льюис, вчера вы пошли на риск и решили сберечь один комплект мягких шин. Сегодня этот риск оправдался?
Льюис Хэмилтон: Думаю, сегодня нам очень помог правильный выбор стратегии, с которой мы определились ещё до квалификации. Новые мягкие шины, похоже, держались несколько дольше, чем резина на машинах соперников. Но, по-моему, сегодня очень удачно сложились несколько факторов: пит-стопы прошли отлично, машина вела себя великолепно, а я старался беречь резину. В целом, это одна лучших моих гонок в году, борьба была плотной, пришлось много обгонять.

Спасибо всем, кто работал на базе команды и в боксах во время Гран При: они полностью выложились, стараясь с каждым этапом делать машину все лучше, и мне приятно подарить им эту победу.

Вопрос: После финиша вы не сдерживали эмоции, но перед стартом, когда механики в спешке работали над вашей машиной, выглядели невозмутимо. Вы едва успели покинуть пит-лейн – что произошло, и насколько вы были обеспокоены перспективой не выйти на старт?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я не нервничал. Я находился в машине, готовился выехать на стартовую решетку, однако возникла проблема – мотор не завёлся. Не знаю точно, в чем было дело, но механикам пришлось снимать кожух двигателя. Время шло, до выезда на стартовое поле оставалось шесть минут, потом две, но, к счастью, мы успели завершить работу. В этот момент для меня было важно сохранять спокойствие: если бы я нервничал, это отражалось бы на обстановке в боксах. Главное, всё было сделано вовремя.

Вопрос: Себастьян, на старте вас обогнали оба гонщика McLaren, однако потом вы вернули лидерство. Вам не казалось, что тактика с двумя пит-стопами может быть ошибочной?
Себастьян Феттель: Думаю, это был далеко не лучший старт. К тому же, с левой стороны состояние покрытия здесь почему-то хуже, да и первый поворот – правый. В итоге я потерял позиции. В данной ситуации главное – сохранять спокойствие: судя по всему, на первом отрезке гонки мы бережнее расходовали резину и могли дольше оставаться на трассе, однако в этом не было смысла, так как все стараются как можно раньше провести пит-стоп.

Честно говоря, для меня стало сюрпризом то, что Дженсон поехал к моим механикам! У нас уже были такие ситуации с Toro Rosso, даже не знаю, что привлекает людей в наши боксы, но парни сохранили хладнокровие – и мы вышли вперед.

Пожалуй, мы все-таки не угадали с двумя пит-стопами. Второй отрезок гонки планировался еще более длинным, а затем, получив жесткие шины, я увидел, что Льюис подъезжает ко мне всё ближе. Не было смысла упираться изо всех сил, я старался удерживать свою позицию, не теряя при этом слишком много времени.

Я допустил пару ошибок, были определенные сложности, но все же я финишировал вторым и доволен этим. Поздравляю Льюиса и McLaren. Когда вы пробуете в гонке разные варианты, то рискуете ошибиться. И в такой ситуации естественно, кто-то может вас одолеть. Сегодня мы многому научились. Я единственный, кто поднялся на подиум, совершив по ходу гонки два пит-стопа, потому нам есть, над чем подумать сегодня вечером.

Вопрос: Насколько сложно было вести борьбу под занавес гонки, учитывая отсутствие радиообмена с боксами?
Себастьян Феттель: Это не облегчало жизнь. Обычно мы обмениваемся информацией о состоянии шин, положении на трассе других пилотов… В этот раз я тоже задавал вопросы, но в какой-то момент перестал получать на них ответы. У нас были сложности с радио, сложности с KERS – так что гонку никак не назовешь беспроблемной. Опять же, Марк выступил очень уверенно и доказал, что скорость машины никуда не исчезла. Она была с нами на протяжении всего уик-энда, но когда решаешь идти на два пит-стопа, нужно предельно внимательно следить за состоянием шин, и если эта тактика не сработала, жди проблем. Пожалуй, по этой причине я упустил победу.

Вопрос: Марк, после 18-го места в квалификации вы сказали, что такое невезение равносильно "попаданию под грузовик". Похоже, сегодня вы протащили этот самый "грузовик" через весь пелотон! Потрясающий темп, великолепный прорыв на подиум!
Марк Уэббер: Интересный Гран При. Мы решили начать гонку на шинах Hard, поскольку знали, что это не самый предпочтительный вариант с точки зрения износа, и хотели побыстрее с ними отработать, с этой резиной я не мог нормально бороться даже с командами из хвоста пелотона. Кроме того, соперники активно пользовались системой регулировки заднего антикрыла, и прорываться наверх было крайне непросто. На круге заезда в боксы я ошибся во втором повороте и практически «добил» резину, но мне все-таки удалось добраться до пит-лейн.

С того момента гонка словно началась заново. Когда после 15 кругов видишь на информационном табло цифру «17», поневоле задумываешься: «Сколько это может продолжаться?» Но я был очень доволен машиной, после квалификации у меня осталось несколько свежих комплектов резины – возможно, в дальнейшем и вовсе не стоит принимать участие в квалификациях!

Если оставить шутки в стороне, то по ходу этого уик-энда мы отлично поработали. Последние две гонки лично для меня прошли не совсем гладко, но никто в команде не опускал руки, и мы посвящаем свое выступление всем сотрудникам нашей базы.

Поздравляю Льюиса. Хорошо, что кто-то, наконец… конечно, мы с Себом напарники, но он так сильно начал сезон, а ведь побороться за победы хочется всем нам. Жаль, что в итоге она досталась McLaren, но все же это не даст Себастьяну возможности уйти в отрыв. Да и с точки зрения очков в зачет Кубка конструкторов сегодняшний день получился удачным.

Вопрос: Льюис, ваша первая победа в сезоне и первый случай, когда верхняя ступенька подиума досталась не представителю Red Bull Racing. Борьба за титул будет продолжена?
Льюис Хэмилтон: Впереди долгий сезон, команда продолжает трудиться с полным напряжением сил, чтобы догнать Red Bull Racing. Думаю, наш гоночный темп уже такой же, как у них, но в квалификации мы пока отстаём: значит, надо работать ещё интенсивнее. Но вообще-то я в полном восторге: я уже давно не выигрывал, и сейчас меня переполняет чувство гордости за команду. Я благодарен ей за все затраченные усилия, надеюсь, впереди нас ждет еще немало гонок, таких, как эта.

Вопрос: Льюис, мы только что говорили о том, как оставаться спокойным, когда в боксах все суетятся и спешат. Вы действительно не представляете, в чем была проблема?
Льюис Хэмилтон: Да, не представляю. Машина попросту не завелась. У нас уже бывали подобные ситуации, сперва я не придал этому значения, но чем дольше механики пытались «оживить» MP4-26, тем сильнее чувствовалось общее беспокойство. Я видел, что наши сотрудники делают все возможное, чтобы найти причину, но не хотел задавать лишних вопросов и лишь поинтересовался, сколько времени остается до закрытия пит-лейн. У нас в запасе было шесть минут, и я даже позволил себе немного расслабиться, поскольку не сомневался в том, что наши парни успеют всё исправить. Не думаю, что проблема была серьезной, однако мы едва уложились в назначенное время. Я не в курсе, сколько там оставалось…

Вопрос: Тридцать секунд.
Льюис Хэмилтон: Да, тридцать секунд. Покинув боксы, я очень боялся, что светофор на выезде с пит-лейн вдруг загорится красным, но, к счастью, успел занять свое место на стартовой решетке. Там работа продолжилась, но парни действовали безупречно, и во многом благодаря их усилиям я сейчас нахожусь здесь.

Вопрос: Достаточно вспомнить тот факт, что эта машина была фактически перестроена за какие-то три недели – это само по себе феноменально!
Льюис Хэмилтон: И это лучшее доказательно способностей нашей команды. Зимой в Барселоне наша аэродинамика практически не работала, а надежность оставляла желать лучшего – мы не могли проехать и двадцати кругов подряд! Но команда не стала опускать руки и всего через пару недель привезла в Австралию, по сути, совершенно иную машину. В Мельбурне мы впервые проехали дистанцию гонки, и MP4-26 вела себя просто потрясающе.

Да, Red Bull фантастически быстры, им удалось построить действительно удачную машину, однако мы делаем все возможное, чтобы сократить отставание. Сегодня они были, пожалуй, чуть быстрее, однако мы смогли выбрать более удачную стратегию и успешно её реализовать – похоже, у нас получилось. В другой раз подобный расчет, возможно, не оправдается, но здесь удача оказалась на нашей стороне.

Вопрос: Наверное, в этом причина столь эмоционального поведения после финиша – радость от того, что снова взошли на верхнюю ступеньку подиума?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, мои эмоции были обусловлены стремлением победить в борьбе с лучшими гонщиками мира. Когда не выигрываешь в течение некоторого периода времени – честно говоря, я не помню, когда это было в последний раз – то кажется, что прошла целая вечность, и ты выкладываешься по максимуму, стараясь сохранить концентрацию.

Перед гонкой я чувствовал себя вполне уверенно, однако проблема в боксах могла лишить меня возможности выйти на старт, я рисковал оказаться в последних рядах вместе с Марком. Потом на одном из кругов меня прошел Себастьян, я хотел свернуть в боксы, но там уже был Дженсон…

Я пытался сохранить шансы, держал стабильно высокий темп, смог опередить несколько машин, как вдруг заметил, что настигаю Себастьяна. Он хорошо оборонял позицию, но действовал предельно корректно, и хорошо, что мне все-таки удалось выйти вперед.

Вопрос: Гонка понравилась вам так же, как и нам?
Льюис Хэмилтон: Конечно, каждая секунда этой гонки была великолепной! Мне понравилось бороться с разными гонщиками, каждый из них ехал на пределе. Даже если их шины были не в лучшем состоянии, они делали все возможное, чтобы защитить позицию – потому соперничество получилось особенно интересным!

Вопрос: Себастьян, сегодня до финиша не добралась всего одна машина. Насколько сложной была ситуация с трафиком?
Себастьян Феттель: Как обычно. Трасса достаточно длинная, пелотон успел растянуться, однако все зависит от того, о каких машинах вы говорите. Некоторых гонщиков приходилось обгонять чаще, чем других, но в целом обошлось без заминок.

Вопрос: После череды побед второе место воспринимается как неудача?
Себастьян Феттель: Не думаю. Я не видел всей гонки, но из того, что мне известно, уже можно извлечь урок. Наша стратегия оказалась неоптимальной, но подобное временами случается – к тому же, никогда не знаешь, какой вариант верен, пока не пересечешь линию финиша. Если бы гонка была немного короче, а шины выдерживали на два круга больше, все могло сложиться иначе.

На последних кругах резина едва держала трассу, а в такой ситуации ты поворачиваешь менее агрессивно, медленнее открываешь газ. Борьба с Льюисом получилась довольно интересной, он дважды атаковал меня на прямой, я оба раза остался впереди, но потом вспомнил, что до финиша ещё семь кругов, и в такой ситуации сопротивление бесполезно. Однако же, меня удивил его маневр в седьмом повороте: Льюис сработал очень грамотно и даже застал меня врасплох – что ж, мои поздравления. Мы сделали всё возможное, и в такой ситуации второе место нельзя считать неудачей.

Марк доказал, что наша машина достаточно быстра, но в зависимости от стратегии не всегда получается реализовать весь ее потенциал. На первом отрезке я чувствовал себя вполне уверенно, и хотя потерял две позиции, понимал, что могу дольше задержаться на трассе, однако по тактическим соображениям мы должны были останавливаться как можно раньше. Тем не менее, я доволен результатом: у нас не было возможности зацепиться за победу, так что второе место – максимум, чего мы могли добиться.

Вопрос: В момент старта вы использовали KERS?
Себастьян Феттель: Разумеется, однако старт не был идеальным. Произошла заминка, а затем я действовал излишне агрессивно. Невозможно использовать KERS с первых метров дистанции, нужно разогнаться до 100 км/ч… Я сразу уступил позицию Дженсону, а потом меня прошел Льюис – я сопротивлялся до последнего, но в какой-то момент пришлось оставить попытки. Впрочем, борьба была захватывающей и предельно корректной.

Вопрос: Марк, впечатляющий прорыв с восемнадцатого места на старте! Вам понравилась гонка?
Марк Уэббер: Да, она получилась интересной. Мы решили использовать жесткие шины на первом отрезке гонки, поскольку понимали, что окажемся в трафике – судя по всему, этот план сработал, хотя в первом повороте я выехал за пределы трассы и подумал: «Бог мой, ситуация становится сложнее». Впрочем, я тут же взял себя в руки, сосредоточился на следующем повороте и в дальнейшем выкладывался по максимуму.

Команда блестяще провела пит-стопы – собственно, первый прошел не совсем гладко, но потом у нас не было ни единой заминки. Вчера мне не повезло, однако сегодня я использовал свой шанс – да, пришлось постараться, но итог весьма неплохой, за что спасибо нашим парням.

Вопрос: Стараться действительно пришлось – наверное, вы рассчитывали на большее число сходов?
Марк Уэббер: Конечно, я ждал многочисленных желтых флагов, сходов, хотел увидеть на обочине пару машин с эмблемой Vodafone, но ничего этого не было, пришлось всех обгонять. Думаю, я действительно добыл этот подиум. Система регулировки заднего антикрыла помогала обгонам, однако нам нужно аккуратнее выбирать высшую передачу, ориентируясь на поведение машины как при практически пустых, так и при полных баках – сегодня я несколько раз упирался в ограничитель оборотов. Впрочем, это послужит уроком, а в целом второе и третье место – хороший результат для нашей команды. Мои поздравления Льюису с заслуженной победой!

Вопросы с мест

Вопрос: Себастьян, вы помните, что сказала команда на 29 круге, когда вы лидировали в гонке? И еще – планируете ли вы сменить прозвище вашей машины, чтобы вернуть себе удачу?
Себастьян Феттель: Помню ли я, что сказала мне команда, и доволен ли прозвищем машины? По-моему, нужно просто сохранять концентрацию, что я и делаю. Позади три гонки, я дважды финишировал первым, один раз – вторым, добиться большего было бы сложно. Сегодня мы могли сработать лучше, но ошиблись со стратегией, из-за чего уступили Льюису и McLaren. Впрочем, я всё равно доволен результатом.

Что касается радиообмена, честно говоря, я не понял, что мне говорили, поскольку слышал лишь обрывки фраз. Очевидно, команда пыталась что-то спросить, но не получила ответа. К счастью, выручила информационная табличка – только благодаря ей я понял, что пора ехать в боксы. Однако же, при таком уровне конкуренции не стоит пренебрегать коммуникациями, если какое-то звено не работает, это не облегчает жизнь. А если говорить о прозвище, я не планирую его менять. Машина ведёт себя очень неплохо.

Вопрос: Себастьян, если бы в момент старта вы сохранили позицию, вы бы перешли на тактику с тремя пит-стопами? И о чем вы подумали, когда Дженсон Баттон попытался остановиться в боксах Red Bull?
Себастьян Феттель: Если бы я сохранил позицию, гонка сложилась бы совершенно иначе – возможно, на первых двух-трех кругах у нас были бы определенные трудности, но потом я чувствовал себя вполне комфортно. С другой стороны, нужно помнить, что лидировавший в тот момент Дженсон не мог использовать систему регулировки заднего антикрыла, а я как раз ехал за Льюисом и мог с её помощью отыграть сразу полсекунды. Ситуация позволяла чуть больше задержаться на трассе, однако в силу тактических соображений мы должны были остановиться довольно рано.

Если бы я остался первым, возможно, мне удалось бы создать отрыв, а потом мы бы решили, какой из вариантов – два или три пит-стопа – оптимальный. Как бы то ни было, я довольно быстро прошел Льюиса, вслед за Дженсоном свернул на пит-лейн и сразу заметил, что он ошибочно свернул в мои боксы! Впрочем, я старался сохранять спокойствие и лишь надеялся, что главный механик скажет Баттону: «Проезжай, ты остановился не там, где следует». Пришлось потерять немного времени, но в итоге Дженсон осознал свою промашку, и мы смогли провести пит-стоп.

Парни оказались в непростой ситуации, где очень легко потерять ритм – представьте, что было бы, если бы они сменили шины! В таком случае мне пришлось вы проехать немного дальше и свернуть в боксы McLaren. Было бы вдвойне забавно, если бы в тот момент за свежими шинами приехал Льюис!

Льюис Хэмилтон: И я бы их получил.

Себастьян Феттель: От моей команды, или от своей?

Льюис Хэмилтон: Да-да, именно от твоей!

Вопрос: Себастьян, в какой степени на ваш результат повлияла KERS?
Себастьян Феттель: К сожалению, большую часть гонки нам пришлось ехать без KERS. На первом отрезке система ещё работала, но потом довольно быстро перестала функционировать, что существенно сказалось на наших шансах. Здесь есть несколько длинных прямых, и отсутствие дополнительной мощности уж точно не идет на пользу.

Вопрос для Себастьяна и Марка. Проблемы с KERS преследовали Red Bull Racing на протяжении трех первых гонок. Насколько важно устранить их как можно быстрее, принимая во внимание тот факт, что McLaren прогрессирует с каждым новым этапом?
Марк Уэббер: В наше время KERS является одним из ключевых компонентов машины, и потому мы должны как можно быстрее решить проблемы. McLaren работали с системой рекуперации еще в 2009-м, у них достаточно опыта, однако это не попытка оправдаться – мы просто должны прогрессировать с большей эффективностью. К счастью, нас ждет небольшой перерыв, во время которого можно сосредоточиться на вопросах надежности и стабильности KERS.

Система влияет не только на скорость машины – её установка отнимает немало времени. К примеру, в этот уик-энд механики четырежды разбирали мою машину, и им приходилось всякий раз заново устанавливать KERS – в такой ситуации легко допустить ошибку, но наши парни сработали на славу. Возможно, нам не хватает опыта в части интеграции подобных технологий, но команда все-таки лидирует в Кубке Конструкторов, а к Гран При Турции мы постараемся все отрегулировать.

Вопрос: Марк, потрясающая гонка! Множество обгонов, несколько быстрых кругов… Она войдет в десятку ваших лучших Гран При?
Марк Уэббер: Это немного другой случай. Гонка может быть феноменальной, даже если выступаешь за небольшую команду, а сегодня удача просто оказалась на моей стороне. Примерно на середине дистанции я почувствовал, что ситуация складывается в нашу пользу. Сейчас легко сидеть здесь и рассуждать: «Великолепная гонка, прорыв на третью позицию, феноменально» - но, в конце концов, это моя работа, не так ли? Я просто выполнил свою задачу.

Вопрос: Льюис, не могли бы вы рассказать о своей атаке на Дженсона?
Льюис Хэмилтон: Э-э… Честно говоря, я не помню, где это произошло… Первый поворот? Кажется, мы как раз завершали очередной отрезок гонки, я ехал на мягких шинах, которые сэкономил в квалификации, и они чуть лучше держали трассу, за счет чего я постепенно подтягивался к Дженсону.

Я знал, что мне предстоит пит-стоп, и за несколько кругов до визита в боксы атаковал чуть агрессивнее, хорошо затормозил перед четырнадцатым поворотом, удачно вышел из шестнадцатого и сразу пристроился в слипстрим. Не знаю, ожидал ли Дженсон такого маневра по внутреннему радиусу, однако он оставил мне достаточно места – впрочем, у него не было иного выбора, поскольку мы уже поравнялись. Отличная атака и очень честная борьба! Сегодня я провел немало интересных сражений, каждое из них было весьма непростым, но как раз такие гонки мне по душе – возможно, поэтому победа воспринимается особенно ярко.

Вопрос: Льюис, можно ли сказать, что сэкономленный вчера комплект шин позволил вам выиграть сегодняшнюю гонку?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что дело в одном комплекте – все шины были в достаточно хорошем состоянии. Успех зависит от множества факторов, но свежая резина все-таки помогла – без неё мне не удалось бы приблизиться к Дженсону и провести атаку.

У меня было множество других моментов, в каждом из которых нужно было действовать предельно эффективно. Бывают гонки, в которых у тебя все получается, и ситуация складывается в твою пользу, но зачастую удачным получается лишь какой-то отрезок, а в чем-то может не повезти. К примеру, после выезда из боксов я оказался бок о бок с Серхио Пересом – он срезал траекторию и слегка зацепил мое переднее колесо. Мне показалось, что там образовалась проплешина, но обошлось без последствий.

Вопрос: Льюис, в Шанхае выступало несколько чемпионов мира, однако до вас никому не удавалось победить здесь дважды. Насколько важен этот успех? В этот уик-энд на трибунах собралось немало болельщиков – вам есть, что сказать им?
Льюис Хэмилтон: Конечно, и хорошо, что вы спросили! С 2007 года я регулярно приезжаю в Шанхай и всякий раз встречаю здесь потрясающих болельщиков. Пусть главная трибуна заполнена не настолько, как нам бы того хотелось, в аэропорту я всегда наблюдаю ожидающих меня людей. Четыре года назад встречающих было всего двое, но с каждым разом их становится все больше. Их поддержка просто невероятна, они ждут тебя везде – возле отеля, возле ресторана, утром, вечером. Я никогда не видел ничего подобного.

Я получил несколько интересных писем и приятных подарков и стараюсь в свою очередь уделить болельщикам как можно больше времени, ведь это общение придает сил. Они не отнюдь не заносчивы и наоборот стараются поддержать меня, как, впрочем, и другие мои поклонники по всему миру. Я очень это ценю.

Собственно, своим длинным ответом я хотел лишь сказать… Знаете, во время уик-энда один из болельщиков спросил меня: «Льюис, вам по силам победить во второй раз?», – и я ответил: «Сделаю все от меня зависящее». Это было во время субботней тренировки, гонка обещала быть непростой, но мы не могли даже представить себе того, что произошло сегодня. Пожалуй, мне действительно повезло находиться здесь.

Другие новости