Гран При Канады

Гран При Канады

Гран При Канады: Пресс-конференция в воскресенье

1. Дженстон Баттон (McLaren)
2. Себастьян Феттель (Red Bull)
3. Марк Уэббер (Red Bull)

Вопрос: Дженсон, потрясающая гонка. Безусловно, стоило дождаться финиша. Вы пробились с последнего места на первое, сталкивались с напарником и с Фернандо Алонсо. Но какая победа!
Дженсон Баттон: Даже не знаю, что сказать. Эти три часа были очень эмоциональными – или сколько там прошло co старта? Насчет столкновения с Льюисом... Я вообще ничего не видел, когда он оказался рядом. В зеркалах ничего не было видно. Такое случается, и я принес ему свои извинения.

Потом действительно началась борьба. Я был оштрафован проездом через пит-лейн за превышение скорости, когда на трассе был автомобиль безопасности, и мне три раза пришлось пробиваться наверх. В конце концов, на последнем круге я догнал Себа. Его машину вынесло на мокрую часть трассы, и я смог этим воспользоваться и выиграл. Но эта гонка была бы фантастической, даже если бы я не победил, сегодня я получил море удовольствия. Но, согласен, возможно, это лучшая из моих побед.

Вопрос: Себастьян, финиш опять прошел в напряженной борьбе, но на этот раз исход был не в вашу пользу. Вы расстроены?
Себастьян Феттель: Конечно, расстроен. Это была сложная гонка от старта до финиша, и я лидировал всю дистанцию, до последнего круга. Вернее, какой-то его части. Пожалуй, после последнего сейфти-кара я избрал слишком консервативную тактику и не создал достаточного отрыва. Я просто старался сохранить статус-кво, а потом увидел приближающегося Дженсона.

Я поднажал, и думал, что этого будет достаточно, но потом допустил ошибку. Это целиком моя вина. Я слегка заблокировал задние колеса, и в таких случаях надо позволить машине проехать по более пологой траектории, но в итоге оказался на мокрой части трассы, и Дженсон легко меня обошел.

Безусловно, сегодня был хороший день, хотя и сложный. Было легко ошибиться, и многие не финишировали, так что все нормально. Конечно, упустив победу, испытываешь не самые приятные чувства, но все же гонка сложилась для нас неплохо.

Вопрос: Марк, вы первый перешли на слики, и в конце гонки у вас была невероятная битва с Михаэлем Шумахером и Дженсоном.
Марк Уэббер: Да, пришлось пойти на некоторый риск. Очень сложно было обгонять, оставаясь на узкой сухой полосе асфальта. Такие люди, как Михаэль Шумахер и Ник Хайдфельд – очень опытные гонщики, и знают, что делают. Но я решил рискнуть и был рад, что не все пытались отыграться на следующем круге, хотя я был к этому готов, так что мне хватило двух кругов, чтобы включиться в борьбу за подиум.

Затем была отличная борьба с Михаэлем. Опять пришлось непросто, так как мы оба хотели занять одну и ту же точку для торможения перед шиканой. Наконец, мне удалось обойти и его, но тут появился Дженсон, который был просто неудержим, и я, как и все остальные, постарался вести себя на трассе максимально корректно. Обошел Михаэля, срезав шикану, поэтому пришлось пропустить его вперед. В конце концов, мы все сегодня показали тот результат, которого заслуживали.

Дженсон провел отличную гонку. Себ проделал феноменальную работу, но в таких условиях легко ошибиться. Думаю, после того, что сделал Льюис на первом круге, третье место – это лучшее, на что я мог сегодня рассчитывать.

Вопрос: Дженсон, собираетесь ли вы поговорить с Льюисом и Фернандо после пресс-конференции, и как вы будете праздновать победу?
Дженсон Баттон: Мы уже поговорили с Льюисом, и оба согласились, что это был обычный инцидент, такое иногда случается. Уверен, сегодня я освобожусь еще не скоро, но потом, конечно, мы это дело отметим. Отправимся в Монреаль с одним моим хорошим другом, у которого вчера был день рождения, с нами также будут Джессика, мой отец, мой физиотерапевт Мики Кольер, и, я надеюсь, мы проведем веселую ночь, празднуя сегодняшний успех.

Это была хорошая битва, и мы добились отличного результата. Хотел бы поблагодарить всю команду: кажется, сегодня мне пришлось заехать на пит-лейн раз восемь или девять, и каждый раз механики сработали как надо, большое им спасибо.

Вопрос: Дженсон, не знаю, выглядело ли все это из кокпита машины так же, как и по ТВ, но гонка была безумная…
Дженсон Баттон: Скажем так, были и хорошие моменты, и плохие. Один из тех Гран При, когда ты сначала среди аутсайдеров, потом в первых рядах, потом снова оказываешься внизу, и потом снова пробиваешься вперед. Как мы обычно говорим, важно выйти в лидеры на последнем круге, и я лидировал половину этого круга. Потрясающий день, действительно потрясающий, и я даже не знаю, что еще сказать.

Вопрос: На самом деле было пять пит-стопов и один штраф, вы же насчитали девять – так вам показалось?
Дженсон Баттон: У меня такое ощущение, что я провел на пит-стопах больше времени, чем на трассе. Иногда стратегически мы делали правильные вещи, например, вовремя перешли на слики. В этих сложных условиях машина вела себя очень хорошо, и мне понравилось пробиваться через весь пелетон. Это доставило почти такое же удовольствие, как и победа. Думаю, зрителям тоже понравилось.

Подняться на подиум, пробившись, кажется, с последнего места – исключительный результат, это определенно моя лучшая гонка. Хочу сказать большое спасибо всей команде за то, что сохраняла спокойствие в таких непростых обстоятельствах, особенно когда я повредил переднее крыло и проколол левую переднюю шину. Но мы уезжаем отсюда с победой.

Вопрос: Сегодня невероятно сложно было принимать решения о пит-стопах, нельзя было ошибаться. Команда очень вам в этом помогла?
Дженсон Баттон: Да, думаю, в плане тактики мы иногда ошибались, но чаще поступали правильно. Переход на промежуточные шины в первой части гонки, а затем во второй – это было правильное решение. На промежуточной резине и на сликах машина вела себя замечательно. Но дождевые шины на самом деле работали хуже. Да, это была очень необычная гонка, которую я запомню надолго. Думаю, в ближайшее время буду очень занят: надо сходить к судьям, посмотрим еще, чем это закончится, но сейчас я наслаждаюсь моментом, поскольку чувствую, что сделал все, что смог.

Вопрос: Вы сейчас спускались по лестнице, кажется, и Фернандо там тоже был. Вы уже успели поговорить?
Дженсон Баттон: Нет, я его еще не видел. Он шел где-то впереди.

Вопрос: На последнем круге вы использовали DRS…
Дженсон Баттон: Да, если бы не DRS, у меня не было бы шансов. Если бы Себастьян не ошибся, было бы очень сложно, но именно DRS помогла так близко к нему подобраться. Уже на предыдущем круге я получил возможность использовать эту систему, но был недостаточно близок для обгона, однако чувствовал, что подбираюсь на дистанцию атаки, и был готов бороться до последнего поворота, но это не понадобилось. Себ съехал на мокрую часть трассы и зашел в поворот слишком широко. Я очень доволен. Думаю, после Монако, когда гонка тоже складывалась для меня очень хорошо, я заслужил немножко удачи.

Вопрос: Себастьян, очевидно, вы расстроены из-за второго места после такого долгого лидирования, пяти рестартов, каждый из которых провели наилучшим образом. Расскажите нам об этом. Вы, кажется, доминировали всю гонку, за исключением последнего круга.
Себастьян Феттель: Да, это была длинная гонка. Очевидно, перерыв был слишком долгим, но уж очень сложными были погодные условия. Пришлось непросто: думаю, это был один из самых сложных Гран При сезона. В целом, полагаю, я должен быть доволен, но в данный момент мои чувства отражаются у меня на лице. Конечно, я расстроен.

Я лидировал всю дистанцию, сейфти-кар все время нам мешал, но мы делали все, что могли. Понимаю, что сегодня мы заработали немало очков. Всегда важно финишировать, особенно в такой гонке, как эта, но допустить ошибку на последнем круге, вероятно, единственную ошибку за всю гонку, – это, конечно, несладко. Но такова жизнь. Думаю, мы все едем на пределе и иногда допускаем ошибки. Признаю, что вошел в поворот слишком широко, и на сухой трассе это не было бы проблемой. Но сойти с сухой траектории на мокрой трассе очень дорого стоит. В итоге я и стал вторым.

Вопрос: Вы просто вылетели с трассы: припомните точно, почему?
Себастьян Феттель: Я немного опоздал с торможением. Конечно, я чувствовал, что Дженсон немного быстрее. Вероятно, после рестарта надо было еще поднажать. Я оторвался примерно на четыре секунды и думал, что соперники едут примерно в том же темпе, поэтому не пытался оторваться слишком далеко, так как не знал, как поведут себя шины. Не исключено, что опять мог появиться сейфти-кар. Вероятно, я был излишне осторожен. Если бы я оторвался на шесть-семь секунд, все сложилось бы иначе, но на тот момент их было только три. Я видел, что Дженсон очень быстро настигал меня, особенно в последнем секторе.

Вопрос: Марк, на самом деле для вас все началось во втором повороте…
Марк Уэббер: Да, в час дня. Наверное, Льюис считал, что финиш гонки будет уже в третьем повороте. Мы столкнулись, хотя я пытался оставить ему достаточно места. Я знаю, подрезать кого-нибудь очень просто, но в самом начале гонки это было сделано довольно неуклюже. В итоге я потерял много позиций.

Мне удалось отыграться, и тогда, до того, как гонка была остановлена, мы решили провести пит-стоп, чтобы поставить другой комплект дождевых шин. А потом Кобаяши, две Renault и ди Реста – парни, которых я уже прошел – получили бесплатный пит-стоп в виде приостановленной гонки и поставили себе свежие шины. Так что мне пришлось снова их обходить, что было не так уж плохо, но когда начала появляться сухая траектория, стало на самом деле трудно обгонять, потому было почти невозможно проскочить по внутреннему радиусу.

Тогда я решил рискнуть и поставить слики. Я знал, что на некоторых участках трассы поначалу будет непросто, и если окажусь на траве, то для меня все на этом и закончится. Но мой план сработал, я отыграл несколько секунд, а затем догнал Михаэля, и мы неплохо поборолись: каждый старался занять перед шиканой сухую траекторию.

В конце концов, я его обошел, но тут появился Дженсон и был очень-очень быстр: думаю, рано или поздно он все равно бы меня опередил, даже если бы я обогнал Михаэля раньше. Сегодня было очень легко допустить ошибку и оказаться в отбойниках. Тем более приятно находиться в этой компании, ведь Гран При Канады для всех стал настоящим испытанием: меняющиеся условия, постоянный стресс, плохая видимость, все время приходилось отрывать пленки с визора. Словом, сегодня было все, позади тяжелая гонка.

Несомненно, сегодня день Дженсона, он заслужил победу, но мы набрали много очков в зачет Кубка конструкторов. Уверен, тем, кто был дома у телевизоров, гонка понравилась, но нам она добавила седых волос.

Вопросы с мест

Вопрос (Матиас Бруннер – Speedweek): Вопрос ко всем: если говорить о периодах, когда на трассе был автомобиль безопасности, а также об остановке гонки, как вы считаете, все ли было сделано правильно?
Дженсон Баттон: Думаю, Себастьяну несложно ехать за автомобилем безопасности, но я, находясь в самом конце пелетона, когда было совсем сыро, практически ничего не видел, и для меня было кстати, когда он выехал на трассу. Думаю, момент для этого был выбран очень точно. По-моему, руководители гонки четко разобрались, как долго сейфти-кар должен оставаться на трассе, так что сегодня они отлично справились с работой.

Себастьян Феттель: Думаю, все было в порядке. Им приходится принимать решение, касающееся всех сразу, а не отдельной команды или гонщика. Здесь сложно добраться до трассы, если разбилась машина или разбросаны обломки, как было сейчас под конец гонки. Думаю, дирекция гонки четко контролировала ситуацию, заботясь о нашей безопасности.

Марк Уэббер: Я считаю, они заслуживают огромной благодарности. Когда они поступают неправильно, все на них набрасываются, но сегодня все было сделано идеально. Никто не суетился, ситуация была под контролем, все очень хорошо. Было отличное понимание происходящего, понимание того, как ведут себя машины, это нам очень помогло. И гонка в итоге получилась неплохой.

Вопрос (Ливио Ориккио – O Estado do Sao Paulo): Дженсон, нам важно узнать вашу версию того, что произошло у вас с Алонсо и Хэмилтоном.

Дженсон Баттон: У меня есть своя точка зрения, сначала я должен поговорить с судьями. Я пойду к ним сразу отсюда, поэтому лучше подождать, прежде чем высказывать свое мнение по этому вопросу.

Вопрос (Марк Шальхоб – CJAD 80DRadio): Если говорить об этих двух происшествиях: вам не казалось, словно на вашей машине была нарисована мишень? Или это было лишь стечение обстоятельств?
Дженсон Баттон: Нет, я думаю, сегодня было много аварий. Трасса очень скользкая, особенно на дождевых шинах, мы много лет не ездили здесь в дождь, кажется, прошлый раз это было в 2003-м году. Здесь очень скользкая поверхность, и многим было трудно найти точки торможения, а в зеркала ничего не было видно. Думаю, многих происшествий хотелось бы избежать, но иногда такое случается.

Вопрос (Михаэль Шмидт – Auto, Motor und Sport): Дженсон, насколько вам помогло это большое крыло и почему вы лучше ехали посуху в конце? Следовало ожидать, что вы получите больше преимущества под дождем, чем на сухой трассе.
Дженсон Баттон: Лично я не думаю, что наше крыло было больше, чем у других. Думаю, механически у нас очень хорошая машина, она отлично ведет себя в этих условиях, но лично я не считаю, что наше крыло отличается большими размерами. Думаю, некоторые получили преимущество от работы системы DRS в квалификации, но в гонке, мне кажется, наше заднее крыло оказалось более эффективным, поскольку здесь всегда нужно искать компромисс, если говорить о заднем крыле и системе DRS. Но как я уже сказал, механически наша машина очень хороша, мы доказали это в Монако и видим это здесь, особенно при малой прижимной силе.

Вопрос (Доминик Фугере – Rue Frontenac): Дженсон, в вашем радиообмене с командой прозвучала фраза: «Вперед! Мы должны выиграть эту гонку». Это были вы или кто-то из команды?

Дженсон Баттон: Это был Дэйв, мой инженер Дэйв Робсон. Это первая гонка, которую мы выиграли вместе с ним, так как в прошлом году мы с ним не работали… На самом деле он работал со мной, но в качестве инженера-телеметриста. Для него это был тяжелый день, и он был перевозбужден. Я бы не сказал такого по радио. Я такого не говорю, пока не пересеку финишную черту. Но это было забавно, я думал, он это сказал, просто чтобы меня подстегнуть, хотя в этом и не было необходимости.

Вопрос (Пино Адзурро – Corriere Italiano Montreal): Дженсон, великолепная победа, как вы ее охарактеризуете среди прочих?
Дженсон Баттон: Возможно, это самый богатый на события Гран При, к тому же закончившийся победой. Моя первая победа была особенной, и всегда такой будет, тогда была очень похожая ситуация с погодой. Но именно сегодняшнюю победу я бы назвал самой лучшей, потому что сейчас я еще нахожусь под влиянием эмоций, связанных с этим успехом.

Вопрос (Пино Адзурро – Corriere Italiano Montreal): Себастьян, в течение последних пяти кругов Дженсон догонял вас по полторы секунды на круге. Насколько мы поняли, в основном вы берегли резину и машину. С шинами были какие-то проблемы?
Себастьян Феттель: Никаких проблем. Как я уже говорил, после рестарта, вероятно, я был недостаточно агрессивен: мне казалось, в этом не было необходимости. Я мог бы ехать и быстрее. Когда я увидел Дженсона, то подпустил его довольно близко. Конечно, он был очень быстр, но уже догонял меня не так активно, пожалуй, за круг он сокращал отставание на несколько десятых. Если бы не моя ошибка, я бы удержал его позади.

Вопрос (Джефф Паппоне – Globe and Mail): Дженсон, вы сказали, что пока наслаждаетесь моментом, а дальше будет видно. Сильно ли вы обеспокоены предстоящей встречей с судьями?
Дженсон Баттон: Я не беспокоюсь об этом вообще, потому что считаю, что не сделал ничего плохого. Я не волнуюсь, но ведь никогда не знаешь, как все может обернуться в конечном счете.

Вопрос (Матиас Бруннер – Speedweek): Вопрос гонщикам Red Bull: работала ли у вас KERS в ходе гонке?
Марк Уэббер: Периодически.

Себастьян Феттель: Да, работала, включалась и выключалась.

Другие новости