Гран При Турции

Гран При Турции

Гран При Турции: Пресс-конференция в воскресенье

Слева направо: Дженсон Баттон, Льюис Хэмилтон, Марк Уэббер

1. Льюис Хэмилтон (McLaren) - 1 ч. 28 мин. 47.620 сек.
2. Дженсон Баттон (McLaren) - 1 ч. 28 мин. 50.265 сек.
3. Марк Уэббер (Red Bull Racing) - 1 ч. 29 мин. 11.905 сек.

Вопрос: Льюис, первая победа в сезоне и потрясающая борьба на трассе – сначала с Марком Уэббером, потом с Себастьяном Феттелем и, наконец, с Дженсоном. В итоге победа осталась за вами, отличная гонка!
Льюис Хэмилтон: Да, гонка была захватывающей, мы знали, что у нас достаточно хорошая скорость, чтобы удержаться за Red Bull, но, к сожалению, они были очень быстры в 8-м повороте, и обогнать Марка было невозможно.

Во время пит-стопа возникла небольшая проблема с задним колесом, и я потерял какое-то время, из-за чего оказался позади обоих гонщиков Red Bull, и моя задача усложнилась.

Не знаю, что между ними произошло, но ближе к финишу у нас была интересная дуэль с Дженсоном, и, к счастью, мне удалось отыграться в первом повороте. Я не ожидал обгона, но борьба была честной, и в итоге мы заработали для команды отличный результат. Она этого заслуживает, а я бы хотел посвятить победу отцу, завтра ему исполняется 50 лет. Отличный способ отпраздновать юбилей!

Вопрос: Уверен, ему понравится такой подарок. Вы боролись с Дженсоном, но потом команда попросила вас обоих беречь топливо. Вы могли не доехать до клетчатого флага?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, насколько критичной была ситуация с топливом, но в борьбе с Red Bull мы атаковали на пределе, и было важно следить за состоянием тормозов и шин, и, конечно, помнить о топливе. Когда команда попросила экономить бензин, трудно было понять, что конкретно от меня требуется. Но, думаю, мы неплохо справились с нашей задачей и смогли добраться до финиша.

Вопрос: Дженсон, на какое-то время вы перехватили лидерство, сумев опередить Льюиса. Потрясающее сражение, расскажите о нем!
Дженсон Баттон: На прямой, ведущей к двенадцатому повороту, я пристроился в воздушный мешок и позже атаковал по внешнему радиусу. На протяжении пяти поворотов мы боролись колесо в колесо, затем Льюис контратаковал в первом повороте, после чего команда попросила экономить топливо. Из-за соперничества с Red Bull мы всю гонку ехали в высоком темпе, ближе к финишу пришлось перевести двигатель в экономный режим, но это позволило закончить дистанцию.

Вопрос: Учитывая стартовую позицию, вы довольны вторым местом?
Дженсон Баттон: Сегодня наши машины были очень конкурентоспособны и позволяли на равных бороться с Red Bull. Не знаю, что произошло между Марком и Себастьяном – узнаем через минуту – но это открыло нам дорогу к победному дублю. Как только соперники устранились, мы слегка взвинтили темп и стали отрываться на две десятые с круга.

Еще вспоминается эпизод с Михаэлем Шумахером – на старте ему удалось выйти вперед, но я атаковал в двенадцатом повороте и вернул позицию. Приятно бороться в лидирующей группе, за что огромное спасибо команде! Несколько недель назад мы не могли бросить вызов Red Bull, но сейчас разницы в скорости практически нет, и мы должны быть благодарны нашим парням, проделавшим огромную работу.

Вопрос: Марк, сороковой круг… Что произошло?
Марк Уэббер: Себастьян имел преимущество в скорости на прямой и атаковал по внутреннему радиусу. Мы ехали рядом, потом он сместился вправо, и машины столкнулись – всё произошло мгновенно. Я сожалею, это не лучший результат для команды. Сегодня гонщики McLaren были очень быстры, и мы боролись с ними вплоть до этого инцидента. Никто из нас не хотел контакта, но такое бывает, когда гонщики ведут борьбу за лидерство.

Вопрос: Наверное, вам трудно смириться с ситуацией, понимая, что напарник, возможно, лишил вас заслуженной победы?
Марк Уэббер: До финиша оставалось немало кругов, победу никто не гарантировал. Мне удалось заработать несколько очков, мы вели интересную борьбу, но всё же это не тот результат, на который мы рассчитывали.

Вопрос: Но вы на протяжении сорока кругов удерживали позади обоих гонщиков McLaren и Себастьяна. При прочих равных условиях победа осталась бы за вами…
Марк Уэббер: Возможно.

Вопрос: Льюис, вы наверняка рассчитываете на дальнейшие победы по ходу сезона. Как сегодняшний результат влияет на ваши шансы в чемпионате? Вы возвращаетесь в число претендентов на титул?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что я выходил из этого числа. Просто до сегодняшнего дня мне откровенно не везло, однако мало-помалу я и команда старались отыграться. Вчера я квалифицировался вторым, и до победы оставался всего один шаг. Соперники осложнили задачу, борьба была невероятно плотной, но мы сработали великолепно. Осталось закрепить этот успех в последующих гонках – уверен, мы с Дженсоном сделаем все возможное, чтобы взять титул и помочь команде выиграть чемпионат.

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Путь к успеху занял некоторое время, но в этот уик-энд мы уже говорили о расстановке сил между McLaren и Red Bull. Пожалуй, поэтому победа вдвойне приятна?
Льюис Хэмилтон: Конечно! Сегодня нам удавалось ехать в темпе Red Bull, хотя в прошлых гонках у них было заметное преимущество. Не знаю, как сложатся ближайшие этапы, но здесь мы располагали не менее быстрой машиной и смогли навязать им борьбу. Дубль – это фантастика! Для меня это третий подобный результат за четыре года работы в McLaren, и я очень рад такому успеху.

Вопрос: Расскажите о старте. Себастьян сразу вышел вперед…
Льюис Хэмилтон: Я стартовал откровенно плохо. Не знаю, что произошло: я среагировал мгновенно, но машина не сдвинулась с места – возможно, не сразу сработало сцепление, колеса провернулись, и я долго не мог понять, где находятся соперники. Феттель сразу вышел вперед, но я быстро провел очень важную контратаку, и дальше мне оставалось вести борьбу с лидером гонки…

Вопрос: Которого вы активно прессинговали…
Льюис Хэмилтон: Я уступал Марку в седьмом и восьмом поворотах, но отыгрывался на других участках, и ждал ошибки, которая позволила бы провести атаку. В какой-то момент он слишком широко вышел из поворота, но я оказался недостаточно близко, а больше Марк таких оплошностей не допускал.

Вопрос: Как Дженсону удалось поравняться с вами?
Льюис Хэмилтон: Перехватив лидерство, я старался следить за состоянием шин, но в тот момент у нас с командой возникло некоторое недопонимание. Они попросили меня экономить топливо, однако я не представлял, какое количество нужно сберечь. Мне указали ориентировочное время на круге, я старался ехать в заданном темпе, но он оказался слишком медленным - в результате Дженсон быстро сократил отставание и перед двенадцатым поворотом провел атаку.

Ему удалось обогнать меня по внешнему радиусу, но я хорошо вышел из последнего поворота и пристроился в воздушный мешок. Борьба была очень интересной, мы оба тормозили в последний момент, но, несмотря на небольшую недостаточную поворачиваемость, я смог протиснуться вперед.

Вопрос: Если я не ошибаюсь, ваша подруга впервые в этом году приехала на гонку. Она приносит вам удачу?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, но возражать не буду. Всякий раз, когда Николь приезжает на гонку, я финиширую первым. Она была в Монако в 2008-м, в Венгрии, в Сингапуре – возможно, её присутствие действительно помогает.

Вопрос: Дженсон, в начале гонки вы ехали в одной секунде позади лидирующей тройки…
Дженсон Баттон: Я стартовал удачнее Льюиса и сразу повис у него на хвосте. Не думал, что Михаэлю удастся выйти вперед, но перед первым поворотом мне пришлось тормозить совсем не там, где хотелось, и Шумахер провел атаку по внешнему радиусу. К счастью, в двенадцатом повороте я смог вернуть позицию.

Первая тройка взяла хороший темп, но я понимал, что могу ехать с такой же скоростью, и потому держался на небольшом отдалении, стараясь, на всякий случай, беречь шины. Пару раз я подтягивался почти вплотную, но затем снова откатывался назад. Ближе к пит-стопу я нагнал Феттеля, он отправился в боксы, а я задержался на трассе ещё на пару кругов. Мне казалось, мы сможем пересидеть соперников, но затея не оправдалась. Тем не менее, сегодня наши машины были очень конкурентоспособны и позволяли на равных бороться с Red Bull, хотя в этом сезоне мы не раз наблюдали, как Себастьян и Марк мгновенно отрываются на старте.

Ближе к финишу я попробовал атаковать Льюиса, хотя уже в тот момент команда попросила нас обоих поберечь топливо. Когда Льюис вернул лидерство, просьба прозвучала повторно – очевидно, ситуация была критической, ведь в начале гонки мы ехали предельно агрессивно.

Вопрос: Вам не кажется, что это был всего лишь предлог, чтобы помешать вашей борьбе с Льюисом?
Дженсон Баттон: Не знаю. О необходимости экономить топливо мне сказали за пять кругов до атаки, команда просто не указала целевое время на круге. Это произошло довольно рано – возможно, мы не рассчитывали на столь высокий темп, поэтому пришлось сбавлять скорость задолго до финиша.

Вопрос: Получается, вы довольны вторым местом, хотя могли оказаться на первом?
Дженсон Баттон: При старте с четвертой позиции – да. Машина ехала по-настоящему здорово, я сработал очень неплохо и боролся с Льюисом. Мы заработали победный дубль, команда может гордиться результатом. Хочу сказать огромное спасибо нашим парням, потратившим немало сил на доработку MP4-25. Три недели назад мы не могли угнаться за Red Bull, но сегодня машина порадовала скоростью. Спасибо всем сотрудникам Vodafone McLaren Mercedes!

Вопрос: Марк, расскажите о старте. Похоже, вам пришлось столкнуться с серьезным прессингом…
Марк Уэббер: Да, это был очень интересный отрезок – честно говоря, я рассчитывал на нечто подобное. Первые несколько кругов прошли по плану – многие из нас пытались освоиться в восьмом повороте, а затем мы с Льюисом взяли хороший темп. Было очевидно, что у McLaren есть небольшое преимущество в скорости, но я сохранял лидерство.

Затем настало время пит-стопов, первым в боксы отправился Себастьян, а мы с Льюисом заехали чуть позже, причем у нас обоих визит на пит-лейн прошел не совсем удачно. В McLaren задержались немного дольше, но и мы сработали не идеально.

В тот момент Дженсон оставался на трассе, пришлось ориентироваться на его темп, но когда он провел пит-стоп, ситуация вернулась к прежней, разве что Себастьян оказался впереди Льюиса. На жесткой резине я чувствовал себя менее комфортно, однако без проблем сохранял отрыв. На одном из кругов Себастьян воспользовался преимуществом в скорости, быстро поравнялся со мной, а в следующее мгновение мы столкнулись.

Обидный итог, но подобные вещи случаются, когда гонщики ведут борьбу на пределе. Да, мы потеряли одну машину, однако я смог продолжить гонку и заработать несколько важных очков, а в McLaren не упустили свой шанс…

Вопрос: Есть объяснение тому, почему Себастьян смог быстро вас догнать?
Марк Уэббер: Возможно.

Вопрос: Может быть, вы медленнее вышли из предыдущего поворота?
Марк Уэббер: Наверное, вам следует искать иные причины…

Вопрос: Какой, по-вашему, будет реакция команды?
Марк Уэббер: Разумеется, она крайне огорчена. Мы приехали не для того, чтобы столкнуться друг с другом, но инцидент все-таки произошел, и я не чувствую за собой вины. Сегодня я сделал всё, что мог.

Вопросы с мест

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Марк, скорее всего, вы не видели этот эпизод, поскольку были заняты гонкой, но когда Себастьян покинул кокпит, он показал общепринятый жест, обозначающий сумасшедшего. Не кажется ли вам, что вы в какой-то мере виноваты в произошедшем?
Марк Уэббер: Нет.

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Тогда что пытался сказать этим жестом Себастьян?
Марк Уэббер: Думаю, дело в обычном выбросе адреналина.

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Получается, это была его ошибка?
Марк Уэббер: Если бы меня не было рядом, столкновение не произошло бы, однако я не мог предугадать дальнейшие действия Себастьяна. К сожалению, все закончилось аварией.

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Возможно, он пытался обеспечить себе необходимое пространство?
Марк Уэббер: Определенно.

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Но ошибся…
Марк Уэббер: Да, действовал слишком резко.

Вопрос: (Тони Доджинс – Tony Dodgins Associates) Марк, на протяжении сорока кругов вы удерживали позади машины, оснащенные воздуховодом. Вы уже намекнули, что нам следует смотреть глубже, но все-таки скажите – на сороковом круге вы действительно замедлились, или нет?
Марк Уэббер: Нет, я не замедлялся.

Вопрос: (Иан Паркс – The Press Association) Дженсон и Льюис, после короткой схватки в районе пятидесятого круга, обращались ли к вам Мартин Уитмарш или другие сотрудники команды с просьбой охладить пыл, учитывая происшествие с Red Bull Racing?
Льюис Хэмилтон: Нет, но я уверен, в тот момент у них у всех сжались кулаки. Мартин не разговаривал ни со мной, ни с моим гоночным инженером – они просто попросили меня беречь топливо, причем сделали это за десять кругов до атаки Дженсона. Позже они повторили просьбу, но я не сомневаюсь – наша борьба заставила их понервничать!

Вопрос: (Том Кэри – The Daily Telegraph) Льюис, вы сказали, что были немало удивлены, когда Дженсон неожиданно оказался у вас на хвосте. Когда вас обоих попросили экономить топливо, вы восприняли это как приказ не обгонять?
Льюис Хэмилтон: У нас нет указаний, мы ведем открытую борьбу. По-моему, в той ситуации возникло некоторое недопонимание – когда тебе говорят «старайся по максимуму экономить топливо», трудно сделать это, не сбросив скорость. Я старался взять нужный темп, как вдруг Дженсон возник буквально из ниоткуда и бросился в атаку. Я попробовал перекрыть траекторию, но он уверенно обогнал по внешнему радиусу. К счастью, мне удалось сразу пристроиться в воздушный мешок и уже в первом повороте следующего круга вернуть позицию.

Вопрос: (Юха Паатало – Financial Times Germany) Марк, когда Себастьян поравнялся с вами и даже чуть-чуть вышел вперед, о чем вы думали? Что, по-вашему, могло произойти?
Марк Уэббер: Определенно, я не был доволен такой ситуацией, поскольку Себастьян оказался на внутренней части трассы. Я не собирался уступать лидерство, но в следующем повороте Себастьян неизбежно получал преимущество – в итоге я остался на траектории, стараясь задержать его на грязном асфальте, как вдруг сразу после прохождения поребрика он начал смещаться в мою сторону, после чего мы столкнулись.

Вопрос: (Эдд Стро – Autosport) Марк, учитывая сегодняшний инцидент, может ли Red Bull Racing запретить своим гонщикам вести борьбу после первого поворота?
Марк Уэббер: Не думаю, что это хорошая идея – судя по всему, многим понравилась борьба двух гонщиков McLaren. В ситуации, когда гонщики равны по скорости, но по-разному проводят отдельные отрезки гонки, можно дать указание сохранять позиции до самого финиша – возможно, это позволило бы мне и Себастьяну финишировать на подиуме, однако все сложилось иначе. Борьба продолжилась, и её итог оказался неутешительным.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Марк, когда Себастьян поравнялся с вами, он потерял контроль над машиной и врезался в вас, или же вы сперва соприкоснулись шинами, а уже потом его машину повело в сторону?
Марк Уэббер: Он потерял контроль, когда задел мою машину.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) То есть, он потерял контроль еще до контакта?
Марк Уэббер: Нет.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Не совсем понятно, когда все началось. По словам Себастьяна, он оказался на внутренней стороне трассы, потерял контроль и врезался в вас – всё было именно так?
Марк Уэббер: Себастьян оказался на внутренней стороне, я ехал посередине трассы, он начал смещаться вправо, зацепил мою машину, пробил колесо, или что-то вроде того, и ушел в занос.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Льюис, вы оказались ближе всех к месту событий – как все выглядело с вашей стороны?
Льюис Хэмилтон: Это напоминало остросюжетный фильм в 3D! Да, я оказался непосредственным свидетелем произошедшего, но, честно говоря, такие аварии совсем не хочется наблюдать – хорошо, что с Себастьяном все в порядке. Я видел, как он выскочил на внутреннюю часть трассы, а Марк предпочел сохранить траекторию – не думаю, что там оставалось достаточно места для ухода вправо, да и у Себастьяна не было необходимости прибегать к такому маневру.

Жаль, что все так закончилось, однако неудача Red Bull открыла нам дорогу к успеху, на который мы давно работали. Я и Дженсон заслужили этот результат, так что для нас итог уик-энда можно считать положительным.

Вопрос: (Адам Хэй-Николлс – Metro) Марк, вам известно, не проигнорировал ли Себастьян приказ экономить топливо?
Марк Уэббер: Понятия не имею.

Вопрос: (Эмре Гулер – Auto Guide Turkey) В предыдущие годы гонщики неоднократно жаловались на проблемы с песком, который попадает на асфальт. В этот раз ситуация повторилась? Мне хотелось бы услышать ваше мнение о турецкой трассе…
Льюис Хэмилтон: Да, асфальт оказался пыльным – когда я преследовал соперников, приходилось неоднократно отрывать защитную пленку с визора шлема. Кроме того, вне траектории было немало кусочков отработанной резины, однако это не стало проблемой, мы по-прежнему могли прессинговать.

По-моему, эту трассу можно назвать одной из лучших в мире, так как она позволяет обгонять. В Istanbul Park есть две длинные прямые – как раз то, что необходимо для атаки. Лично мне нравится приезжать сюда – я неоднократно стартовал здесь со второй позиции, и мне приятно, наконец, финишировать первым!

Марк Уэббер: Во время традиционного парада пилотов мы были рады видеть на трибунах большое количество болельщиков. Мы знаем, что для местных поклонников Формулы 1 билеты на автодром достаточно дороги, однако сегодня многие из них пришли посмотреть гонку. Правда, для меня турецкий этап сложился не слишком удачно, но мне было приятно порадовать всех этих людей интересной борьбой.

Льюис Хэмилтон: Да, нам бы хотелось видеть на трибунах как можно больше болельщиков!

Марк Уэббер: Снизьте цены на билеты, чтобы они могли себе это позволить!

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Марк, о чем вы думали, когда возвращались на трассу из зоны безопасности? Вы вспоминали инцидент во время Гран При Японии 2007 года, когда за машиной безопасности в вас так же врезался Себастьян?
Марк Уэббер: А, этап в Фудзи… Там была другая ситуация, о которой много писали и говорили, но в заключительной стадии сегодняшней гонки я не думал о тех событиях. В моей голове вертелась лишь одна мысль: «Как было бы здорово, если бы мы не столкнулись»…

Вопрос: (Тони Доджинс – Tony Dodgins Associates) Дженсон, в тот момент, когда вы атаковали Льюиса, на трассу, как показалось, упали первые капли дождя. Это помогло провести обгон?
Дженсон Баттон: Не знаю, я не почувствовал нехватку сцепления. Льюис хуже вышел из восьмого поворота, и на длинной прямой мне удалось пристроиться в воздушный мешок. Погода никак не влияла на ситуацию – нас неоднократно предупреждали о дожде, но по-настоящему он так и не пошел.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Марк, вы планировали удержать Себастьяна на внутренней стороне трассы, не позволяя ему тормозить раньше вас? Если бы он попробовал затормозить позднее, он промахнулся бы мимо апекса, и вы в любом случае сохраняли позицию…
Марк Уэббер: Я не хотел оттеснять его на внутреннюю кромку, он сам туда сместился. Я подумал – хорошо, а я останусь посередине трассы и заставлю его зайти в следующий поворот по максимально узкому радиусу. В точке торможения у Себастьяна должно было быть преимущество, но еще до нее он сместился вправо, а я не успел среагировать, поскольку совершенно не ожидал такого маневра. Конечно, ему было неприятно наблюдать, что я не ухожу с траектории, но именно его машину почему-то снесло в сторону, из-за чего произошел контакт. Я просто оставался на своей линии.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Льюис, что произошло в момент пит-стопа, после которого Себастьян оказался впереди вас? Какие-то проблемы?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, я должен…

Марк Уэббер: Мы добавили им топлива!

Льюис Хэмилтон: Похоже, что…

Марк Уэббер: Наши парни сработали недостаточно быстро, а механики McLaren тоже решили расслабиться.

Льюис Хэмилтон: Я готовился сорваться с места, передние шины уже сменили, а вот с правым задним колесом возникла какая-то заминка. Я попробовал тронуться с места, но тут же понял, что поторопился – пришлось отпустить сцепление и потерять на этом какое-то время. Если на пит-лейн мы с Марком въехали вместе, то на трассу я вернулся далеко позади, вдобавок пропустив Себастьяна. С точки зрения стратегии Red Bull сработали великолепно и в тот момент существенно осложнили нам задачу, но что поделаешь – таковы гонки.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости