Гран При Канады

Гран При Канады

Гран При Канады: Пресс-конференция в четверг

Гран При Канады. Пресс-конференция в четверг

Участники: Нико Росберг (Mercedes), Фелипе Масса (Ferrari), Лукас ди Грасси (Virgin Racing), Роберт Кубица (Renault), Льюис Хэмилтон (McLaren)

Вопрос: Вопрос ко всем. Что вы думаете о возвращении в Монреаль? Лукас, что вы думаете об этой стране? Кажется, вы не были здесь раньше, начнем с вас…
Лукас ди Грасси: Да, я впервые буду гоняться в Канаде, хотя в 2008 году приезжал сюда в качестве третьего гонщика Renault. По-моему, трасса не похожа ни на один другой автодром, на котором мне доводилось выступать – она напоминает уличную, но вместе с тем остается очень скоростной. Я с нетерпением жду возможности оценить поведение машины и узнать, какая погода ждет нас в предстоящий уик-энд – уверен, она сыграет важную роль в определении результатов.

Нико Росберг: Я считаю этот этап одним из лучших в чемпионате, мне нравится канадская трасса – на ней действительно весело гоняться. Красивый город, потрясающие болельщики – в общем, настоящее событие!

Фелипе Масса: Да, замечательный город, я обожаю сюда приезжать. Местные жители любят Формулу 1, в том числе благодаря достижениям Жиля и Жака Вильнева, а сама трасса напоминает австралийский Альберт-Парк и имеет несколько очень длинных прямых. Да, мне не довелось показать здесь сколь-нибудь высокий результат или одержать победу, но мне нравится этот автодром, и я надеюсь выступить действительно неплохо.

Роберт Кубица: Как уже было сказано, это интересная и непростая трасса, на которой приятно гоняться. По своим характеристикам она заметно отличается от других автодромов – посмотрим, насколько быстрой окажется здесь наша машина. На длинных прямых требуется значительно меньшая прижимная сила, а в точках торможения и медленных поворотах многое будет зависеть от стабильности и хорошей тяги – пожалуй, эти факторы в сочетании с достаточной максимальной скоростью являются ключом к успеху.

Льюис Хэмилтон: Я тоже рад возвращению в Монреаль – для меня это один из самых любимых этапов. Жаль, что его не было в календаре в прошлом году, но здорово, что мы снова приехали – осталось лишь дождаться хорошей погоды!

Здесь я добился своей первой победы и в этот раз снова рассчитываю на высокий результат. А еще мне нравится сам Монреаль – пожалуй, это один из самых интересных городов мира! Надеюсь, предстоящий уик-энд окажется по-настоящему незабываемым!

Вопрос: Лукас, расскажите о прогрессе команды. Как идут дела?
Лукас ди Грасси: Для нашей команды начало сезона оказалось очень непростым. У нас не было времени на доработку машины и формирование штата сотрудников, однако с тех пор команда добилась заметного прогресса. Механики и инженеры наладили взаимодействие, люди постепенно привыкают к ритму Формулы 1 – расписанию, процедурам. Да, процесс доработки машины идет не так быстро, как нам хотелось, во многом из-за проблем с надежностью в первых гонках – тогда все силы были брошены на устранение неполадок, но потом мы сделали значительный шаг вперед, и теперь можно сосредоточиться на скорости VR-01. Уверен, нам по силам стать лучшими среди дебютантов – такова цель, и мы будем к ней стремиться.

Вопрос: Помнится, в прошлом году одной из команд не хватало прижимной силы, и на трассах с меньшими требованиями к аэродинамике она выглядела намного конкурентоспособнее. Полагаете, так произойдет и в случае с Virgin Racing?
Лукас ди Грасси: Поскольку все команды будут целенаправленно снижать уровень прижимной силы, отрывы, конечно, уменьшатся, но этого будет недостаточно, чтобы навязать борьбу середнякам. Впрочем, на этой трассе по ходу гонки можно не раз увидеть машину безопасности и связанные с ней разнообразные тактические схемы, что в сочетании с меньшим отставанием даёт неплохие шансы на хороший результат.

Вопрос: Нико, в предыдущих гонках ваши результаты не отличались стабильностью, и после Гран При Турции вы рассчитывали заметно прибавить. Начнете уже здесь?
Нико Росберг: Не все идет по плану, нам пока не удалось сократить отставание до желаемого уровня, однако команда постоянно прогрессирует – в Турции, за счет нового воздуховода мы сделали большой шаг вперед. Здесь другая трасса, но я не сомневаюсь – у нас есть реальная возможность выступить еще лучше и при определенной доле везения или капризах погоды зацепиться за подиум. Думаю, нас всех ждет очень интересный уик-энд!

Вопрос: Команда привезла значительно доработанную версию машины или ограничилась небольшими улучшениями?
Нико Росберг: Наша программа доработки рассчитана на весь сезон, мы стараемся все время прогрессировать.

Вопрос: Что скажете о торможении в Монреале? В какой мере нагрузка на тормоза отразится на вашей машине? Есть поводы для опасений?
Нико Росберг: Наши тормоза работают достаточно эффективно, что может стать небольшим преимуществом. Лично мне нравится канадская трасса – думаю, мы выступим вполне удачно.

Вопрос: Фелипе, вы остаетесь в Ferrari до конца 2012 года. Как влияет на гонщика знание того, что в ближайшие два с половиной года у него есть контракт?
Фелипе Масса: С точки зрения гонщика продление контракта с Ferrari – это фантастика! Так команда подтверждает свое доверие, и для меня это дополнительный стимул еще эффективнее работать на максимальный результат Я всегда мечтал гоняться за Ferrari и рад остаться с командой ещё на некоторое время. Для меня это уже пятый сезон за Скудерию, и новость о том, что я проведу здесь ещё пару лет, воспринимается очень позитивно!

Вопрос: В предыдущей гонке Red Bull и McLaren вели борьбу в собственной лиге. Способна ли Ferrari составить им конкуренцию уже в Канаде?
Фелипе Масса: Надеюсь, ведь мы всегда стремимся быть лучшими. В предыдущей гонке Red Bull и McLaren выступили очень сильно – уверен, они будут быстры и здесь, в Канаде. Кроме того, в Турции мы уступили еще Mercedes и Renault, и теперь нам нужно выкладываться по максимуму, чтобы снова бороться за самые высокие позиции. Задача не из простых, но такова цель.

Вопрос: Роберт, вы победили здесь два года назад, после чего неоднократно признавались в любви к канадской трассе. Чем она вам особенно нравится?
Роберт Кубица: Как я уже говорил, она не похожа на другие автодромы. Ее конфигурация представляет собой нечто среднее между Монако и Монцей – такие же медленные повороты, но очень длинные скоростные прямые. С одной стороны, нужно снижать прижимную силу, однако машине необходимо достаточное механическое сцепление. Кроме того, здесь немало серьезных торможений, на которых я всегда выглядел весьма неплохо. Характеристики канадской трассы традиционно подходят моему стилю пилотирования, а в сочетании с хорошими настройками шасси это может обеспечить неплохой результат. Здесь мы впервые будем гоняться с низкой прижимной силой – посмотрим, на каком уровне окажется наша машина.

Вопрос: Если я не ошибаюсь, вам нравится нехватка зон безопасности. Почему?
Роберт Кубица: Не знаю – мне нравится, когда ограждение подступает к самой трассе, и от роковой ошибки тебя отделяет самое минимальное расстояние. Так было еще во время моих выступлений в F3 в Макао, в Монако за рулем Формулы 1. Единственная уличная трасса, которая мне не по душе – это Сингапур: не знаю, в чем причина. В остальном, когда я приезжаю на уличные трассы или автодромы с низким уровнем сцепления, я всякий раз выступаю очень уверенно.

Вопрос: Льюис, в Канаде вы дважды стартовали с поула и один раз добились победы. Очевидно, вам тоже нравится эта трасса?
Льюис Хэмилтон: Конечно! Не знаю, почему, но здесь я всякий раз выступал очень неплохо. Опять же, автодром очень похож на уличные трассы, на которых я всегда выглядел достаточно уверенно, и он неизменно подходил моему стилю пилотирования – надеюсь, нечто подобное мы увидим и в предстоящий уик-энд. Хочется верить, машина позволит навязать борьбу соперникам, а в остальном я очень рад вернуться в Монреаль после долгой разлуки.

Вопрос: В прошлой гонке борьба за победу развернулась между McLaren и Red Bull. Как вы сами тогда заметили, каждая из машин была особенно эффективна на определенном участке трассы – полагаете, нечто подобное повторится здесь?
Льюис Хэмилтон: Возможно, но здесь, как мне кажется, преимущество Red Bull не будет столь значительным. Да, они смогут быстрее выходить из четвертого, седьмого, девятого и десятого поворотов, однако мы постараемся отыграться на прямых. Впрочем, никогда не знаешь, как сложится уик-энд – другие соперники тоже активно дорабатывают машины, поэтому мы сами стараемся всякий раз понемногу модифицировать MP4-25. Надеюсь, эта трасса больше подойдет нам, чем Монако, и мы выступим по-настоящему уверенно.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дэн Натсон – National Speed Sport News) Мой вопрос будет состоять из двух частей. Первая – какие указания дает вам ваша команда насчет борьбы с собственным напарником? Вторая – представьте, что вы сражаетесь с напарником, догоняете его на прямой, он оставляет вам немного, но достаточно места… ваши действия?
Лукас ди Грасси: У нас нет командных приказов, идет ли речь о напарнике или каком-то другом гонщике. На трассе главное – выкладываться по максимуму и адекватно оценивать риск каждого обгона. По-моему, я ответил на оба вопроса.

Вопрос: Если бы вы были на месте Себастьяна Феттеля, вы бы попробовали атаковать в той ситуации?
Лукас ди Грасси: Опять же, каждую атаку нужно оценивать с точки зрения риска – по крайней мере, таков мой подход.

Нико Росберг: Согласен. К примеру, в Стамбуле можно было провести обгон, сделав это достаточно аккуратно.

Фелипе Масса: Согласен. Мы привыкли к соперничеству, и когда впереди оказывается напарник, а ты едешь чуть быстрее его, ты обязательно пробуешь атаковать. Тем не менее, главное – уважать команду, за которую вы выступаете. То, что произошло в предыдущей гонке, вряд ли понравилось сотрудникам Red Bull, не стоит излишне рисковать при обгоне напарника.

Роберт Кубица: Да, у нас нет каких-то правил, поэтому при атаке на другую машину – не важно, кто за рулем, напарник или представитель другой команды – мы пытаемся предугадать риск, а поравнявшись, стараемся не зацепить соперника, иначе обгон не пройдет. Если ты уже впереди, какой смысл смещаться на полметра с траектории – да, многое зависит от ситуации, однако в случае обгона риск должен быть осмысленным.

Льюис Хэмилтон: У нас нет командных приказов, и мы всегда стараемся помочь команде набрать максимально возможное количество очков, однако каждый из нас желает победы и готов воспользоваться своим шансом. Впрочем, как сказал Лукас, сперва нужно взвесить риски, а затем максимально чисто провести атаку.

Вопрос: (Даниэль Бастьен – FM103.3) Льюис, в Турции вы сказали, что победа стала в какой-то степени подарком. Полагаете, на этой трассе вашей команде по силам одолеть Red Bull в честной борьбе?
Льюис Хэмилтон: Трудно сказать. Мы постоянно прогрессируем, однако лишь в субботу сможем оценить свой реальный темп, а что касается общего отставания от Red Bull Racing – не думаю, что нам удалось кардинально изменить ситуацию. По-моему, они снова будут весьма конкурентоспособны – правда, здесь есть очень длинная прямая, на которой наша машина наверняка окажется быстрее. Не знаю, привезут ли они свою версию воздуховода, но я надеюсь, что в предстоящий уик-энд мы сможем подобраться к ним чуть ближе.

Вопрос: (Рэнди Филлипс – The Gazette) Фелипе, я понимаю, гонщикам не нравится обсуждать былые инциденты, однако в прошлом году вы попали в достаточно серьезную аварию… Решение продолжить карьеру далось с трудом?
Фелипе Масса: Нет, после аварии я довольно быстро пришел в норму. Да, голова долго болела, но я соображал точно так же, как до удара, а спустя несколько месяцев сел за руль карта и не почувствовал никакой разницы – все было знакомо. Если говорить о несерьезных вещах, даже играя на PlayStation я в точности повторял свое время на круге. Ничего не изменилось, поэтому я нисколько не думал о травме.

Вопрос: (Тьерри Серинато – L'Equipe) В этот уик-энд состоится знаменитая гонка «24 часа Ле-Мана». Что значит для вас это событие, и хотели бы вы когда-нибудь принять в нем участие?
Лукас ди Грасси: Кажется, впереди очень насыщенный уик-энд – Гран При Формулы 1, Ле-Ман, начало чемпионата мира по футболу… Если говорить о Ле-Мане – по-моему, это потрясающая и очень зрелищная гонка. Она совсем не похожа на Гран При – там другая стратегия, другие машины, другая трасса – все другое. Лично мне бы хотелось хотя бы раз попробовать себя в этом знаменитом марафоне.

Нико Росберг: Я не раз слышал восторженные отзывы об этой гонке и когда-нибудь обязательно схожу посмотреть на нее вместе с друзьями. Гоняться самому? Вряд ли.

Фелипе Масса: Мне очень нравится эта гонка, правда, она совершенно не похожа на то, чем мы занимаемся в Формуле 1. Там нужно совершенно иначе пилотировать машину, нужно думать в масштабах 24-часового заезда, а не короткого спринта. Кто знает, возможно, когда-нибудь я сам выйду на старт Ле-Мана…

Роберт Кубица: Ле-Ман – часть истории и будущее мирового автоспорта, однако там гонщики и команды используют другие подходы, чем в Формуле 1. Может быть, в один прекрасный день я смогу попробовать свои силы – посмотрим.

Льюис Хэмилтон: Как сказали парни, Ле-Ман – престижная гонка, за которой интересно наблюдать, но лично я не планирую выходить на старт этого марафона. Возможно, когда-нибудь в будущем, а сегодня я должен думать о текущем чемпионате.

Вопрос: (Джефф Паппоне – The Globe and Mail) Вопрос для Нико. Михаэль Шумахер выиграл свой первый титул в 1994 году, когда вы были еще ребенком. Сейчас в пелотоне выступают еще пять немецких гонщиков вашего возраста – не могли бы вы рассказать, какой эффект произвел успех Михаэля на немецкий автоспорт?
Нико Росберг: Благодаря успехам Михаэля автоспорт в Германии стал необычайно популярен, дети захотели заниматься картингом, а компании выразили желание оказывать им спонсорскую поддержку – пожалуй, как раз поэтому мы сегодня наблюдаем такое количество немецких гонщиков. Думаю, за это стоит сказать спасибо!

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Льюис, два года назад ваша гонка закончилась в момент выезда с пит-лейн. Тогда это был ваш худший результат по ходу сезона?
Льюис Хэмилтон: Вряд ли. Гонка складывалась вполне удачно, разве что возникла небольшая неразбериха – всем свойственно ошибаться. Честно говоря, я смутно помню события того сезона – уверен, в моей карьере были и более неудачные моменты. Это один из случаев, которые впоследствии складываются в опыт. Мы были вполне конкурентоспособны и всерьез рассчитывали на подиум – жаль, что для меня и Кими Райкконена гонка закончилась досрочно, но это спорт, и подобные вещи иногда случаются…

Вопрос: (Джонатан Легард – BBC Sport) Льюис, команда говорила о недопонимании между вами и Дженсоном Баттоном по время гонки в Турции. Интересно узнать, каким образом можно избежать повторения подобных ситуаций? Вы консультировались с главным инженером Филом Прю? Ранее на этой неделе Мартин Уитмарш заявил, что по ходу гонки вам было озвучено мнение, но не факт…
Льюис Хэмилтон: Как бы то ни было, для нас все закончилось победным дублем, уже вторым по ходу сезона. Теперь нужно поработать над коммуникацией, чтобы лучше понимать друг друга – как раз так и выстраиваются отношения.

Вопрос: (Даниэль Бастьен – FM103.3) Фелипе, в 2008 году вы были близки к завоеванию титула. В прошлом году вы попали в аварию, затем хорошая новость – стали отцом. В этом сезоне вы получили не самую быструю машину, а в какой-то момент появились многочисленные слухи о возможной замене вас на Роберта Кубицу. Теперь Ferrari продлила ваш контракт еще на два года – можно ли сказать, что за последние восемнадцать месяцев ваша жизнь была достаточно разнообразной?
Фелипе Масса: Да, но не из-за слухов, а из-за событий – аварии и рождения сына. С того момента, как я присоединился к Ferrari, слухи возникали каждый год, но они меня ничуть не беспокоили. Для меня гораздо важнее моя работа и отношение ко мне со стороны других сотрудников, а не то, что говорят за спиной. Кроме того, всевозможные сплетни ни разу не оказывались правдой.

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Льюис, я адресую этот вопрос вам, но если другие гонщики смогут ответить что-то кроме «согласен» - будет очень здорово. Итак, люди приходят на эту трассу в том числе и потому, что здесь намного выше вероятность серьезной аварии, о чем говорил Роберт. Нужно ехать предельно точно, поскольку, в отличие от других автодромов, здесь нет 100-метровой зоны вылета, в которой можно спокойно развернуться и продолжить гонку. Что предпочитаете вы, гонщики – сложные трассы, или же автодромы, которые в случае ошибки позволяют продолжить борьбу?
Льюис Хэмилтон: По-моему, все автодромы по-своему сложны, хотя каждый из них проверяет разные навыки – к примеру, многим из нас нравятся уличные трассы, на которых нет права на ошибку. Да, раньше в зонах вылета росла трава, а теперь ее заменили искусственным покрытием и асфальтом, что облегчило задачу, однако гонка по-прежнему остается вызовом.

У канадского автодрома свой характер – как сказал Роберт, здесь существует реальная опасность зацепить стенку, что добавляет зрелищности. Кроме того, остается вопрос гранулирования резины – стоит съехать с траектории, машина легко соскальзывает. Потрясающая трасса! В календаре чемпионата осталось немного по-настоящему классических гонок, и эта – одна из них.

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Формула 1 стала слишком безопасной?
Лукас ди Грасси: Как многие другие виды спорта, в последнее время Формула 1 стала гораздо безопаснее, но на уличных трассах пространство для ошибки по-прежнему невелико, что привлекает и гонщиков, и болельщиков. Впрочем, не скажу, что проехать круг по улицам намного сложнее, чем по стандартному автодрому с хорошими зонами вылета – уровень примерно одинаков. Тем не менее, я считаю, что новые трассы должны строиться по образцу классических – с длинными прямыми, точками обгона и участками, где нет права на ошибку. Я обожаю уличные трассы как раз за то, что они не оставляют второго шанса – одна оплошность может похоронить весь уик-энд. Хотелось бы видеть нечто подобное в новых проектах.

Вопрос: (Данни Вир – Le Journal de Montreal) Вопрос ко всем: вам понравилась встреча с жителями Монреаля сегодня утром? Не кажется ли вам, что подобные мероприятия должны проводиться и на других гонках?
Льюис Хэмилтон: О чем вы говорите, об автограф-сессии? Начиная с прошлого года они проводятся на каждом Гран При, и это отличный способ стать ближе к болельщикам. Я был рад встрече со старыми друзьями. Это действительно заряжает энергией: мы только приехали, а нам сразу оказали очень теплый прием!

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Вернемся к ситуации, когда вам приходится бороться с напарником. Вы бы предпочли атаковать или обороняться? А если бы на месте напарника был обычный соперник?
Фелипе Масса: Все зависит от ситуации – к примеру, в Монако намного легче оборонять позицию, чем в Канаде или Монце. Если едешь впереди, приходится думать о защите позиции и многих других вещах, а тому, кто позади, гораздо проще и веселее вести борьбу.

Роберт Кубица: Разница лишь в том, какая машина едет впереди, а какая – позади. Если за тобой оказывается машина, оборудованная KERS, защищаться гораздо сложнее, но если у тебя самого есть такая система – проще атаковать. В этом году у некоторых команд появились воздуховоды, и кое-кому удалось добиться заметного преимущества на прямых – разумеется, там машинам будет легче обгонять, а вот обороняться против них будет совсем непросто. Да, здесь практически все зависит от машины.

Нико Росберг: Не важно, где ты едешь – спереди или сзади. Главное, чтобы в момент атаки на напарника ты понимал, что маневр безопасен, и лишнего риска нет. К счастью, у меня с этим нет проблем.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Вопрос ко всем: вам больше по душе Istanbul Park с огромными зонами вылета, или во многом сопоставимая Suzuka?
Роберт Кубица: Непростой вопрос. Да, я поклонник уличных трасс, но выступаю за высокие стандарты безопасности. Здесь, в Канаде, мне уже доводилось попадать в опасные аварии, и я прекрасно представляю, что к данной теме нужно подходить предельно осмысленно. Благодаря усилиям FIA и команд, Формула 1 стала намного безопаснее, и мне следует сказать огромное спасибо всем этим людям за то, что я сейчас нахожусь здесь. Если бы моя авария произошла десять лет назад, меня, скорее всего, не было бы в живых.

Да, мне нравится гоняться в непосредственной близости от стенки, это намного зрелищнее, однако когда вылетаешь с трассы, приятно не наблюдать впереди себя защитный барьер и понимать, что твоей жизни ничего не угрожает. Компромисс найти нелегко, однако FIA при проектировании трасс старается учесть все эти моменты.

Льюис Хэмилтон: А нас беспокоит разметка на асфальте. FIA сделала все возможное, чтобы обеспечить безопасный проезд через белые линии, однако нас гораздо больше волнуют не они, а то, насколько остывает асфальт. Как я уже говорил, болельщикам нравятся трассы с относительно небольшими зонами вылета вроде Сузуки, однако это довольно опасный автодром, и здесь необходим некий компромисс.

Лукас ди Грасси: Согласен, есть возможность сделать трассу достаточно непростой и в то же время безопасной – одно другому не мешает. Если в одних поворотах сделать достаточно широкие зоны вылета, то в других можно оставить защитные барьеры, не создающие дополнительный риск. Вместо того, чтобы повсеместно обустраивать значительные пространства, лучше добиться гармоничного сочетания двух вариантов.

Нико Росберг: Если вспомнить восьмой поворот в Истанбул-парке, в нем многие гонщики соскальзывали с трассы – окажись там песок и близко расположенный защитный барьер, все закончилось бы серьезной аварией – машину могло подбросить. Хорошо, что организаторы заасфальтировали этот участок.

Фелипе Масса: Я тоже хотел сказать про восьмой поворот – если бы нечто подобное организовали в Монако, участок получился бы не из приятных… Впрочем, мне нравится гоняться на уличных трассах, нравится гоняться на автодромах вроде Истанбул-парка, однако, как заметил Роберт, говоря о своей аварии, безопасность превыше всего. Моя авария в прошлом году выглядела совсем иначе, но мне жизнь спасли крепкая машина и безопасный шлем – благодаря им я сейчас сижу здесь, наслаждаюсь обстановкой и беседую о предстоящей гонке. Главное – сохранить жизнь и здоровье, хотя лично я не против выступать на совершенно разных трассах.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости