Гран При Австралии: Пресс-конференция в воскресенье

Слева направо: Роберт Кубица, Дженсон Баттон, Фелипе Масса

1. Дженсон Баттон (McLaren) - 1 ч. 33 мин. 36.531 сек.
2. Роберт Кубица (Renault) - 1 ч. 33 мин. 48.565 сек.
3. Фелипе Масса (Ferrari) - 1 ч. 33 мин. 51.019 сек.

Вопрос: Дженсон, потрясающая гонка! Более пятидесяти кругов на одном комплекте мягкой резины! Вы очень рано переобулись в слики, и такая тактика себя оправдала. Это была ваша идея?
Дженсон Баттон: Да! Гонщику всегда намного проще оценить состояние трассы, ведь команда видит её только по телевизору. В начале гонки у меня были проблемы с балансом, я даже потерял пару позиций. Но потом подумал, что пора ехать в боксы за сликами – трасса уже подсохла, и вода оставалась лишь на некоторых участках.

Когда я въехал на пит-лейн, то сильно усомнился в своей тактике – в боксах было очень мокро – но как только вернулся на трассу, сразу набрал неплохую скорость и лишь один раз соскользнул с траектории в третьем повороте. Мне удалось обогнать три или четыре машины, так что решение было верным, и я очень доволен, что вовремя его принял.

Вопрос: Что вы чувствуете, победив уже во второй гонке за новую команду?
Дженсон Баттон: Это особенное чувство! Команда приняла меня очень доброжелательно, но потребовалось какое-то время, чтобы адаптироваться к кокпиту McLaren. Не знаю, как описать это словами, но теперь моя уверенность окрепла и в следующей гонке мы попробуем повторить сегодняшний успех!

Вопрос: Роберт, в момент старта вы поднялись с девятой позиции на четвертую, а затем решили не ехать на второй пит-стоп за свежим комплектом резины. Насколько трудным было это решение?
Роберт Кубица: Поначалу мне было сложно удержаться в темпе лидеров, так как наши шины медленно набирали рабочую температуру, но когда мы увидели, что Баттон быстр на сликах, то провели пит-стоп – на том же круге, что и Масса. Механики отработали фантастически, и мы смогли опередить Фелипе, но на прогретых шинах Баттон уже был намного быстрее, особенно на прямых. Покинув боксы, я не был уверен, правильно ли мы решили перейти на слики, удержаться за Дженсоном было очень сложно.

Кроме того, я не знал, придется ли второй раз заезжать в боксы. Когда резина всерьез износилась, я спросил об этом команду, и мне ответили – если сможешь контролировать машину, второй пит-стоп не потребуется – поэтому я старался бережнее обращаться с шинами. Правда, позади активно приближался Льюис Хэмилтон, и… не понимаю, почему он вдруг отправился на пит-лейн. Затем меня догнал Фелипе, но я лишь следил за состоянием резины и поддерживал темп, позволивший в итоге сохранить второе место.

Вопрос: Фелипе, поначалу все складывалось не в вашу пользу, но в итоге вы второй раз подряд финишировали на подиуме…
Фелипе Масса: Прежде моим лучшим результатом в Австралии было шестое место, а в 2007-м из-за проблем в квалификации я и вовсе стартовал последним. С точки зрения скорости прошедшая гонка получилась не идеальной, но мне удался фантастический старт! Да, на пит-стопе мы потеряли несколько позиций, на трассе я порой ошибался – потому здорово, что я смог добавить ко второму месту еще и третье. Мы знаем, как это важно для борьбы в чемпионате – сейчас у меня больше очков, чем прежде. Команда сработала фантастически, и я очень рад финишу на третьем месте в столь сложной гонке.

Вопрос: Дженсон, Льюис дважды побывал в боксах и позже упрекнул команду в ошибочной тактике. Как принималось решение в отношении вас и в отношении Льюиса?
Дженсон Баттон: Не знаю, почему они выбрали такую тактику. Возможно, Льюис застрял позади Роберта и не мог провести атаку, но лично я никогда не думал о втором пит-стопе и после дождя был готов провести гонку на одном комплекте резины. Поначалу мой темп был неравномерным, но вскоре я обнаружил, что задние шины начали быстро изнашиваться, поэтому выбрал более стабильный пилотаж. Хорошо, что Роберт не приближался – за двадцать кругов до финиша я смог немного прибавить на случай, если кто-либо из гонщиков, второй раз побывавших в боксах и ехавших на две-три секунды быстрее, сократит отрыв и выйдет на дистанцию атаки.

Вряд ли мы могли сработать лучше – да, я сам принял решение заехать в боксы, но во многом оно было продиктовано состоянием трассы и действиями соперников. Это командная работа, поэтому я хочу поблагодарить Vodafone McLaren Mercedes за невероятные усилия. Приятно видеть, как мы постепенно прогрессируем!

Вопрос: Роберт, вы впервые финишировали в Мельбурне. Что значит этот результат для вас лично и для команды Renault?
Роберт Кубица: К сожалению, для меня австралийский этап никогда не был удачным. В прошлые два года я оказывался одним из быстрейших, но всякий раз попадал в аварию. Честно говоря, мы и в этот раз не рассчитывали на подиум, потому для меня и Renault это действительно отличный результат. Пожалуй, это максимум, чего мы могли добиться в начале сезона – огромное спасибо всем нашим сотрудникам!

Впрочем, мы должны оставаться реалистами – по чистой скорости мы пока не можем претендовать на позиции в первой тройке. Нужно и дальше трудиться столь же упорно – и тогда рано или поздно скорость придет.

Вопрос: Фелипе, отличный старт и своеобразный реванш за Гран При Бахрейна – вы сразу опередили Фернандо Алонсо. Расскажите об этом…
Фелипе Масса: Я фантастически стартовал, без малейшей пробуксовки. Я видел, как у многих, особенно у Фернандо Алонсо и Марка Уэббера, колеса провернулись, но мне удалось плавно начать движение и выйти вперёд. Я доволен стартом, но остаток гонки вышел непростым – трасса была очень скользкой, сцепления не хватало, и финишировать было на самом деле нелегко.

Вопрос: Дженсон, поначалу трасса была влажной, но когда она подсохла, почему гонщики с такой легкостью обгоняли друг друга? Почему здесь мы увидели больше атак, чем в Бахрейне? Можете объяснить?
Дженсон Баттон: Все зависит от износа шин – многие гонщики оказались совсем не на тех позициях, которые занимали в Бахрейне, хотя места в первой восьмерке достались объективно быстрейшим. Задние шины сильно гранулировались, кто-то лишь раз побывал в боксах, кто-то провел два пит-стопа, одни пытались беречь резину, другие выкладывались по максимуму. Команды использовали совершенно разную тактику, и здесь, в отличие от Бахрейна, мы увидели действительно интересную гонку – жаль, что на автодроме Сахир не было ничего подобного. Надеюсь, оставшиеся этапы окажутся не хуже!

Вопрос: Дженсон, вы второй раз побеждаете в Австралии. Должно быть, вам нравится это место…
Дженсон Баттон: Да-да! Я стартовал не идеально и в первом повороте зацепил Фернандо Алонсо. Мы практически поравнялись, я занял внутренний радиус – возможно, он попросту не видел меня в зеркалах, но в итоге машины соприкоснулись, что стоило и ему, и мне потери времени. Кроме того, на промежуточной резине я никак не мог справиться с машиной – обнаружилась сильная избыточная поворачиваемость.

Изношенные шины едва держали трассу, я заметил первые признаки подсохшей траектории, решил, что уровня сцепления вполне достаточно для сликов, и запросил пит-стоп, поскольку в противном случае неизбежно откатился бы назад. Оказавшись на пит-лейн, я засомневался – там были лужи воды! Первый круг после визита в боксы я проехал с мыслью о катастрофической ошибке, но затем взял неплохой темп и стал одного за другим опережать соперников, возвращавшихся на трассу после пит-стопа – пока они привыкали к уровню сцепления, я мог провести атаку!

Вскоре я оказался позади Себастьяна, но слишком широко вышел из поворота и не смог за ним удержаться. Впрочем, позже у Red Bull возникли какие-то проблемы, а мне оставалось лишь следить за состоянием резины. Спустя пятнадцать кругов задние шины начали гранулироваться, я по максимуму развернул переднее антикрыло, заблокировал дифференциал и надеялся на удачу. Ближе к финишу баланс машины заметно улучшился, и последние двадцать кругов я доезжал, зная, что у меня хороший отрыв, и соперникам будет крайне непросто меня догнать.

Вопрос: Что скажете о скорости Себастьяна? Вы могли ехать с ним в одном темпе?
Дженсон Баттон: Странно, но поначалу я даже к нему приближался – он пробовал уйти в отрыв, но я сохранял дистанцию. Затем команда посоветовала мне беречь резину – мы должны были проехать на ней более пятидесяти кругов, поэтому решили слегка сбросить темп и посмотреть, что получится – в Бахрейне машина Red Bull довольно быстро уничтожила задние шины. Не знаю, чем бы все закончилось, если бы Себастьян смог продолжить гонку, но в итоге победа досталась нам, чему лично я очень рад. Команда может гордиться сегодняшним результатом, мы сработали безошибочно!

Вопрос: Роберт, удивлены второму месту?
Роберт Кубица: После вчерашних результатов – да, но после двух предсезонных тестов я сказал одному из своих друзей: «Знаешь, в Австралии мы можем финишировать на подиуме». Заметьте – это было почти два месяца тому назад!

Учитывая нашу скорость по ходу уик-энда, мы, разумеется, не рассчитывали на место в первой тройке. Вчера темп R30 не намекал на высокий результат, но в суматошной гонке мы смогли отыграть несколько позиций и финишировать вторыми.

Вопрос: Не кажется ли вам, что сегодня вам помогла более теплая погода, тогда как вчера прохладные условия во многом испортили квалификацию?
Роберт Кубица: Мы знаем, в чем наши проблемы, и вчера это еще раз подтвердилось. В первой части свободных заездов, когда над трассой светило солнце, а асфальт хорошо прогрелся, мы выглядели весьма конкурентоспособно, но затем набежали облака, и темп заметно упал. Нам никак не удавалось привести шины в рабочее состояние, что сказалось на квалификации. Да, по чистой скорости мы пока уступаем лидерам, но если не опускать руки и работать на пределе, можно добиться хороших результатов.

Вопрос: Насколько сильным оказался прессинг со стороны гонщиков Ferrari?
Роберт Кубица: Меня гораздо больше беспокоил Хэмилтон – странно, что он все-таки поехал в боксы. Я даже подумал, что его наказали проездом через пит-лейн, настолько необычной казалась ситуация. Он ехал намного быстрее, и если бы смог провести обгон, вступил бы в борьбу за победу. Пару раз он подтягивался совсем близко, а в какой-то момент едва не промахнулся мимо точки торможения. Мы всерьез рисковали столкновением, но когда он поехал на пит-стоп, мне оставалось лишь контролировать состояние шин.

Фелипе быстро догнал меня, но я знал, что его резина изношена намного сильнее, поэтому держал стабильный темп. Стоило проехать круг на три-четыре десятых быстрее, следующий оказывался на эти же три-четыре десятых медленнее, поэтому я старался ехать как можно стабильнее, чтобы без ошибок добраться до финиша.

Вопрос: Фелипе, расскажите о борьбе в первом повороте. Что там произошло?
Фелипе Масса: Вы о старте?

Вопрос: Да.
Фелипе Масса: Я отлично стартовал и допустил гораздо меньшую пробуксовку, чем гонщики впереди меня. Уровень сцепления с трассой был крайне небольшим, поэтому я быстро переключал передачи, чтобы не провернуть колеса, и в итоге попросту прошил первые ряды. Я видел, как забуксовали Фернандо и Марк, и уже к первому повороту опередил их обоих. Тормозить на скользком асфальте было очень непросто, но в итоге обошлось без столкновений.

Вопрос: По ходу гонки вас атаковали и Марк, и Льюис…
Фелипе Масса: Да, я допустил пару ошибок. В начале гонки мне не удавалось поддерживать шины в оптимальном состоянии, но после двадцатого круга ситуация заметно улучшилась – возможно, я просто нашел нужный темп. Да, у нас было несколько интересных сражений, я пару раз терял позицию, но команда не ошиблась со стратегией, и мы финишировали на подиуме!

Вопросы с мест

Вопрос: (Пауло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Дженсон, вы предполагали, что добьетесь победы уже во второй гонке за McLaren?
Дженсон Баттон: Нет, я думал, это займет гораздо больше времени, ведь многое зависит от машины. Не знаю, на каких позициях мы находимся по чистой скорости, но в этой гонке все зависело не от темпа, а от стратегии.

Мы сработали оптимально и добились победы: не важно, как сложатся ближайшие этапы – сегодняшний успех многое для меня значит. Завоевать титул после семи лет выступлений за одну команду, сменить коллектив и уже во второй гонке финишировать первым – это невероятно! Победа – хороший способ отблагодарить команду за все её усилия, за теплый прием, который был на самом деле необходим.

Теперь нам нужно дорабатывать машину, ведь в квалификации MP4-25 определенно не хватает скорости. Когда вы знаете, что ваш темп не позволяет выигрывать каждую гонку, подобный успех заметно прибавляет сил – надеюсь, в ближайшее время мы поедем намного быстрее!

Вопрос: Дженсон, после Бахрейна было множество разговоров на тему зрелищности спорта. Сегодняшняя гонка успокоит критиков и уменьшит скепсис?
Дженсон Баттон: Не думаю, что кто-то из нас откажется от мысли, что предыдущая гонка была далеко не самой зрелищной, и с этой проблемой нужно что-то делать, но я рад, что мы не приняли поспешных решений - сегодняшний Гран При был фантастическим! Разумеется, когда выигрываешь гонку, испытываешь гораздо больше положительных эмоций, но я видел на телеэкранах, что на трассе на самом деле развернулась нешуточная борьба. Надеюсь, дело не только в погодных условиях, и у нас еще будут столь же интересные этапы.

Скучные Гран При никуда не денутся, но такова жизнь – к примеру, не каждый футбольный матч интересно наблюдать. Единственный момент, над которым следует задуматься в Австралии, это освещение – ближе к финишу мой визор был абсолютно чист, но я с трудом видел трассу. Похоже, в этот раз здесь было намного темнее, чем в прошлом году – все дело в облаках, которые скрыли солнце. Нужно найти какое-то решение…

Вопрос: (Флавио Ванетти – Corriere della Sera) Фелипе, была ли у вас реальная возможность догнать Роберта? Что вы можете сказать о сражении с Фернандо, не считая сам обгон в первом повороте?
Фелипе Масса: Я догнал Роберта, но для атаки на прямых мне не хватало скорости. Стоило подтянуться чуть ближе, машина теряла сцепление, и я не мог провести атаку. Меня самого обгоняли только потому, что я совершал ошибки – так было и с Льюисом, и с Марком. Вплотную преследовать соперника крайне непросто – Фернандо, ехавший позади меня, не раз блокировал колеса. Иногда ты замечаешь маневр, выдаешь два быстрых круга – и соперник уже далеко позади без единого шанса на атаку. Тем не менее, борьба была интересной, и в ней участвовало большинство гонщиков.

Вопрос: (Йорис Фиорити – AFP) Вопрос ко всем: у Red Bull Racing – быстрейшая машина, но вторую гонку подряд они финиширует вне подиума. Что вы об этом думаете?
Роберт Кубица: Нам же лучше.

Дженсон Баттон: Да, у них очень быстрая машина, но, в силу каких-то причин, они не финишировали на подиуме. Кажется, в первой гонке Себастьяна подвела надежность, но я не знаю, что произошло на этот раз…

Вопрос: (Судхир Чандран – Chequered Flag) Роберт, вы уже говорили о той ситуации, когда вас атаковал Льюис Хэмилтон. Вам действительно было нелегко держать его позади?
Роберт Кубица: Мы достаточно быстры на прямых, но McLaren с их хитроумным устройством едут еще быстрее, поэтому сдерживать их нелегко. У Льюиса более конкурентоспособная машина и менее изношенная резина – я знал, что без ошибки с моей стороны обгон практически невозможен, но в одиннадцатом повороте он едва не протиснулся по внутреннему радиусу. В одном из ранних эпизодов Дженсон успел поравняться со мной еще на середине прямой, ведущей к тринадцатому повороту, так что со скоростью у них все в порядке. Странно, что Льюис все-таки поехал в боксы, но мне стало намного легче, и я смог сосредоточиться на своём темпе вместо того, чтобы постоянно смотреть в зеркала.

Вопрос: (Крис Лайнс – Associated Press) Дженсон, не могли бы вы рассказать о процессе принятия решений в McLaren. Вы остались на трассе, а Льюиса второй раз позвали в боксы. В какой степени решение зависит от гонщика, а в какой – от команды? И еще, каково ваше мнение о ситуации в первом повороте – Фернандо был, по сути, зажат между вами и Михаэлем Шумахером…
Дженсон Баттон: В Альберт-Парке первый поворот очень узкий, и если кто-то из гонщиков провалил старт, могут быть проблемы. Фернандо неудачно стартовал, я оказался внутри, Михаэль – снаружи, а трем машинам там просто не поместиться. В условиях борьбы сама попытка уйти в сторону может быть опасной, а если затормозить еще на прямой, рискуешь спровоцировать аварию сзади.

Видимо, это был один из тех неприятных гоночных инцидентов – мне жаль, что машину Фернандо развернуло, но я сам потерял немало позиций. К тому же, там было скользко, а машины ехали с полными баками…

Что касается пит-стопов, я не знаю, кто принимал решение – Льюис, или команда. Лично я не стал бы повторно заезжать в боксы, поэтому внимательно следил за состоянием шин. Возможно, на машине Льюиса резина начала гранулироваться, или он стёр на торможении одно из передних колес… Когда преследуешь соперника, трудно контролировать износ шин – возможно, Льюис повредил резину в попытках атаковать Роберта.

Вопрос: Вопрос ко всем: насколько трудно обогнать машину в ее нынешней аэродинамической конфигурации? К примеру, Хэмилтон и Уэббер даже на относительно свежей резине не могли вплотную преследовать соперника. В этом году атаковать намного труднее, чем раньше, или ситуация не изменилась?
Дженсон Баттон: В Бахрейне атаковать было действительно нелегко. Узкие передние шины обеспечивают меньшее сцепление с трассой, а во время преследования вы теряете еще и в прижимной силе, так что обгонять стало намного сложнее. Если у нас будут гонки с такими же непредсказуемыми погодными условиями, изнашивающейся резиной и разнообразной тактикой, мы получим захватывающее зрелище и, к примеру, в Малайзии, где трасса довольно широкая, сможем провести атаку, но здесь, в Мельбурне, наши возможности несколько ограничены, поэтому я удивлен, что сегодня мы увидели так много обгонов.

Роберт Кубица: Не думаю, что дело только в шинах. Лично мне в этом году обгонять намного легче, чем в прошлом, поскольку я управляю более быстрой машиной. Успех атаки сильно зависит от скорости на прямых – если её достаточно, организовать маневр не составит труда, хотя в Формуле 1 обгоны всегда были затруднены.

Вопрос: (Том Кэри – The Daily Telegraph) Дженсон, сейчас вы выглядите очень спокойным. Можете сравнить свою первую победу в McLaren с первым успехом в Brawn GP двенадцать месяцев тому назад?
Дженсон Баттон: Такие победы трудно сравнивать – они обе много значат для меня, но эмоции, которые я испытал сегодня, отличаются от того, что я чувствовал год назад. Этот успех особенный – пусть я совсем недавно выступаю за Vodafone McLaren Mercedes, я давно знал, что эта команда всегда сражается только за победу, и потому хотел быть вместе с ней.

Впрочем, не буду спорить – сегодня нам на самом деле повезло, и мы не можем рассчитывать на повторный триумф в ближайших двух-трех гонках. Остается наслаждаться моментом – мы набрали немало очков, будучи далеко не быстрейшими в пелотоне, а теперь нужно поработать над недостатками. Уверен, с каждым этапом мы будем все увереннее выглядеть в квалификации, а с темпом в гонке всё и сейчас весьма неплохо.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости