Гран При Италии

Гран При Италии

Гран При Италии : Пресс-конференция в воскресенье

Слева направо: Дженсон Баттон, Рубенс Баррикелло, Кими Райкконен

1. Рубенс Баррикелло (Brawn GP) - 1 ч. 16 мин. 21.706 сек.
2. Дженсон Баттон (Brawn GP) - 1 ч. 16 мин. 24.572 сек.
3. Кими Райкконен (Ferrari) - 1 ч. 16 мин. 52.370 сек.

Вопрос: Рубенс, вы побеждали здесь за Ferrari, а теперь принесли победу Brawn GP. Что вы чувствуете?
Рубенс Баррикелло: Это великолепно! Пересекая линию финиша я не мог найти слов, чтобы выразить свои чувства… Вчерашний вечер был трудным, мы не знали, надо ли менять коробку передач, перебирали различные варианты, и, конечно, у нас были определенные сомнения. Однако коробка отработала отлично – надеюсь, она выдержит все четыре гонки.

Я удачно стартовал. Хейкки Ковалайнен разгонялся очень быстро, благодаря KERS, мне пришлось защищаться, широко выходить из поворота – словом, было непросто. Но мне удалось отлично пройти первый круг, и это предопределило успех. По ходу дистанции, как и в Валенсии, машина вела себя отлично, тормоза работали безукоризненно. В общем, все здорово, и мне действительно трудно подобрать слова, чтобы выразить эмоции! Приятно видеть такое количество болельщиков – да, большинство из них одеты в красное, а не в белое, но это всё равно замечательный момент.

Вопрос: На круге возвращения в боксы ваш гоночный инженер, Джок Клиа, сказал, что в этот уик-энд команда принимала абсолютно верные решения. Льюис Хэмилтон и Кими Райкконен выбрали тактику двух пит-стопов, а вы запланировали только одну дозаправку…
Рубенс Баррикелло: Вчера команда и мой инженер Джок Клиа приняли верные решения. Соперники, стартующие на машинах с KERS, к первому повороту могли опередить нас метров на двадцать. На некоторых трассах мы этого не опасаемся, но в Монце очень длинная стартовая прямая, и приходилось это учитывать.

Начало гонки, к счастью, было удачным, я смог ехать в своем темпе, который гарантировал, что мы выйдем вперед после заключительного пит-стопа…

Вопрос: Дженсон, вы по-прежнему лидируете в чемпионате с преимуществом в 14 очков, однако первый круг, как обычно, был напряженным. Расскажите об этом...
Дженсон Баттон: Круг действительно прошел хаотично, однако, мне удалось отыграть позицию. На старте всегда опасаешься машин с KERS, к счастью, Фернандо Алонсо не совершил рывок, мы с Рубенсом удачно подошли к первому повороту, а у Ковалайнена возникли проблемы – он тормозил слишком поздно.

Я отсиживался за ним до выхода из второй шиканы, а затем попробовал протиснуться внутрь первого Lesmo – Хейкки вышел довольно широко, и во втором Lesmo я оказался впереди. Если бы мне не удался тот маневр, возможно, я финишировал бы третьим или четвертым. Пришлось действовать жестко, но я рад снова присутствовать на конференции, завоевав вторую позицию.

Конечно, я предпочел бы оказаться на месте Рубенса, но в этот уик-энд он сработал лучше, и потому – мои поздравления! Вторая позиция – тоже неплохо: я уступил Рубенсу два очка, но отыграл у Феттеля семь. Мой главный соперник – собственный напарник, и это хорошо. У нас отличные отношения, но мы оба весьма конкурентоспособны, поэтому борьба будет напряженной.

Вопрос: Ближе к финишу вас постепенно догонял Льюис Хэмилтон. О чем вы думали в тот момент?
Дженсон Баттон: Я проходил круги за 1:25 и был доволен собственным темпом. Ближе к финишу я ехал быстрее Рубенса, но на последних трех кругах Льюис начал стремительно приближаться. Команда немного нервничала и посоветовала переключиться на второй режим подачи топлива, чтобы добиться лучшего ускорения, но я контролировал ситуацию. Думаю, в Монце даже с KERS не так просто провести обгон.

Не знаю, что произошло с Льюисом: совершил ли он ошибку, или подвела техника, но авария была серьезной. Для меня же все закончилось неплохим результатом.

Вопрос: Кими, ситуация Гран При Бельгии во многом повторилась: на протяжении всей гонки в зеркалах заднего вида вашей F60 мелькала машина Force India…
Кими Райкконен: Я неплохо стартовал, но Льюис почему-то замедлился, а мне было некуда деться – пришлось сбрасывать скорость и съезжать на траву. Если бы было место, я мог бы выйти вперед уже на старте – впрочем, это не сказалось на итогах гонки, Льюис все равно сошел с дистанции. Третье место стало подарком для меня, но это не имеет значения. Да, обидно выкладываться по максимуму на каждом круге, не совершить ни единой ошибки и все равно финишировать далеко позади от первых двух машин. Не идеальный результат для меня и команды, но, в конце концов, мы заработали несколько важных очков.

Во время уик-энда мы смогли добиться максимума от машины. Третье место лучше, чем четвертое, болельщикам это должно понравиться. Мы продолжим работать изо всех сил. Некоторые машины все еще быстрее, но, может быть, в каких-то гонках мы будем сражаться за победу. Сегодня все сложилось хорошо, команда проделала отличную работу.

Вопрос: Кажется, во время второго пит-стопа произошла небольшая заминка – вы слегка задели механика, отвечающего за заправку. Кроме того, перед выездом из боксов вы почему-то ударили по тормозам…
Кими Райкконен: Я хотел как можно скорее покинуть боксы, поскольку понимал, что борьба будет плотной. Механик слегка приподнял "леденец" – я нажал на газ, но в следующее мгновение шест опустился, и мне пришлось ударить по тормозам. К счастью, заправочный шланг уже покинул горловину бака, и я продолжил движение. Мы потеряли какое-то время, но его вряд ли бы хватило для того, чтобы опередить McLaren. Да, нам удалось удержать Force India позади, но это не имело особого значения…

Вопрос: Рубенс, вы – самый возрастной гонщик в пелотоне, вам 37 лет. Не правда ли, потрясающий этап карьеры?
Рубенс Баррикелло: Это великолепно – думаю, мы можем считать себя победителями, не важно, как закончится сезон. Следует помнить, что не так давно мы вообще сидели без работы и не знали, что будет дальше, а теперь управляем фантастической машиной с потрясающим двигателем. Команда работает отменно – хочу поблагодарить ее за все усилия. Стратегия оказалась безошибочной, а действия, предпринятые еще в пятницу, позволили добиться оптимальной скорости. Вы сами видели: мы с Дженсоном использовали разные шины, но в обоих случаях BGP001 вела себя по-настоящему здорово.

Потрясающее ощущение, я готов и впредь выкладываться по максимуму. Думаю, борьба будет открытой и честной, с нетерпением жду следующих гонок!

Вопрос: Рубенс, две победы в трех гонках – хороший результат, не так ли?
Рубенс Баррикелло: Согласен. Конечно, это далеко не шесть побед Дженсона, но тоже неплохо. Я доволен результатами – в начале сезона у меня возникали проблемы с тормозами, но после Сильверстоуна ситуация улучшилась. Мы постоянно дорабатывали машину, она ехала все быстрее – очевидно, из-за оптимального торможения мои результаты пошли в гору.

Еще до приезда в Италию мы знали, что у нас неплохие шансы. Потрясающе – я финишировал первым, и теперь у меня нет слов, ведь ночь перед гонкой выдалась неспокойной. Мы не знали, как обстоят дела с коробкой передач, перебирали всевозможные варианты – теперь я сомневаюсь, нужно ли вообще её менять – она работает великолепно.

Вопрос: Почему коробка передач вызывала опасения?
Рубенс Баррикелло: В Спа огонь не нанес ущерба, но когда я в очередной раз активировал систему, препятствующую остановке двигателя, то слегка «перекрутил» коробку. В долгосрочной перспективе это могло обернуться проблемами, но желание победить оказалось сильнее. В итоге у нас все получилось, мне удался потрясающий первый круг, определивший исход всего уик-энда.

Вопрос: Полагаете, в оставшихся гонках команда будет так же конкурентоспособна?
Рубенс Баррикелло: Думаю, да. Пожалуй, в Сингапуре мы будем достаточно быстры – гонка начнется в восемь часов вечера, как и в прошлом году, но в это время там довольно тепло, несмотря на отсутствие солнца. В Сузуке и, как ни странно, в Абу Даби может быть прохладно – трудно представить холодную погоду в Эмиратах, но всякое бывает. Наконец, в Бразилии всё должно сложиться удачно.

У нас действительно быстрая машина. Мы выиграли большее количество гонок и выступаем стабильнее соперников. Даже там, где наши результаты далеки от идеала, мы выглядим достаточно уверенно – спасибо за это всем нашим сотрудникам!

Вопрос: Когда вы увидели стартовые веса машин, у вас возникла мысль, что все складывается вполне удачно?
Рубенс Баррикелло: Думаю, вчера мы с Дженсоном показали очень неплохие результаты, особенно если учесть количество топлива в баках машин. Когда речь идет о сотых или тысячных, все объясняется везением – между нами нет никакой разницы, мне просто повезло квалифицироваться чуть выше и притом останавливаться кругом позже.

В пятницу многие жаловались на проблемы, но у нас все складывалось совсем не так, как в начале сезона. Кто-то заливал очень мало топлива и показывал хорошее время, но мы выбрали консервативный подход и внимательно относились ко всему, что делали. В субботу мы вполне могли взять поул, если бы заправили столько же топлива, сколько остальные, но вместо этого выбрали более оптимальную стратегию.

Вопрос: Дженсон, должно быть, вы рады снова подняться на подиум?
Дженсон Баттон: По ходу уик-энда машина выглядела неплохо – с такой прижимной силой она вполне конкурентоспособна. Приятно осознавать, что BGP001 быстра при любой аэродинамической нагрузке – это хороший знак в преддверии оставшихся гонок. В пятницу у многих возникали вопросы насчет нашей скорости, но я оказался девятнадцатым только потому, что работал над гонкой – как видите, мы неплохо справились с этой задачей.

Каждая минута уик-энда была тщательно спланирована, я доволен своим результатом и результатом команды. Рубенс сработал чуть лучше, но мы постоянно находились рядом, и мне приятно набрать очередные восемь очков. Да, Рубенс отыграл еще два очка, но я увеличил свой отрыв от Red Bull, что тоже неплохо.

Вопрос: Первый отрезок вы провели на более мягкой резине. Насколько заметной была разница между двумя составами?
Дженсон Баттон: На самом деле, у меня просто не осталось свежего комплекта жесткой резины. Пришлось использовать на старте Soft – я опасался, что если поставлю уже прикатанный Medium, Алонсо сможет выйти вперед. В пятницу более мягкая резина вела себя достаточно неплохо, но лично я не заметил никакой особой разницы. Трудно сказать, какой состав сработал лучше, но машина была сбалансирована на протяжении всей гонки. Возможно, ближе к финишу, когда Льюис Хэмилтон начал постепенно приближаться, ее поведение стало более острым, но, как бы глупо это ни звучало, в Монце трудно провести обгон, даже задействовав KERS. Не думаю, что без ошибки с моей стороны ему удалось бы выйти вперед, однако мой гоночный инженер волновался, хотя я полностью контролировал ситуацию. Кроме того, Льюис закончил гонку на полкруга раньше…

Вопрос: В какой-то момент его отставание сократилось до 1.6 секунды, а к последнему кругу стало ещё меньше…
Дженсон Баттон: Полторы секунды – это все-таки отрыв. Трудно подобраться еще ближе – не думаю, что их KERS настолько хороша, к тому же, мы используем такой же мотор.

В этот уик-энд команда сработала великолепно, а выбранная стратегия оказалась оптимальной. Если бы у нас была система рекуперации, возможно, мы предпочли бы иную тактику, но зная, что соперники с KERS зальют небольшое количество топливо, или предполагая, что они пойдут на два пит-стопа, мы остановились на очевидном варианте с одной дозаправкой. Основным соперником считался Ковалайнен, но у него не задался первый круг, и мы сразу же провели обгон, который был исключительно важен.

Вопрос: Кими, насколько серьезным оказался прессинг со стороны Адриана Сутила? Или же вы просто нажимали на кнопку и отъезжали на безопасное расстояние?
Кими Райкконен: Ситуация напоминала борьбу с Джанкарло Физикеллой в предыдущей гонке. Казалось, что в шикане Адриан подбирался достаточно близко, но на выходе я первым начинал разгон, и отрыв снова возрастал – он никогда не был настолько мал, чтобы мне пришлось обороняться. Да, Force India была быстра и на прямых, и в поворотах, приходилось избегать ошибок и ускоряться в тех местах, где был реальный шанс на атаку.

Вопрос: Сожалеете, что выбрали тактику двух дозаправок?
Кими Райкконен: Нет, мы поступили верно и выжали из машины максимум. Мы знали, что находимся в группе лидеров, но уступаем соперникам в скорости. F60 ведет себя неплохо, однако ей не хватает сцепления – с этим придется мириться, ведь мы не планируем дальнейшую доработку. Третье место – хороший результат: мы сохранили позицию в чемпионате, что являлось нашей целью.

Вопрос: Заметили различия в поведении двух составов смеси?
Кими Райкконен: Пожалуй, с резиной Soft было легче работать – Medium труднее прогревался. Возможно, у нас было меньше прижимной силы, поэтому мы не могли должным образом загрузить резину. Ближе к финишу Medium стал работать чуть лучше, но Soft все равно оказался оптимальным выбором.

Вопрос: Трасса в Сингапуре должна лучше подойти F60?
Кими Райкконен: Она напоминает Валенсию или Монако – надеюсь, там у нас будет больше шансов побороться за первое место, но посмотрим, как все сложится.

Вопросы с мест

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Дженсон и Рубенс – судя по всему, борьба за титул развернется между вами, ведь Red Bull далеко позади. Возможно ли оставаться друзьями и обмениваться информацией, когда до конца сезона остается всего четыре гонки, и важен каждый результат?
Дженсон Баттон: Не знаю. Раньше я держал себя в руках, но на самом деле я ненавижу этого парня! Он не может отличить (непечатно) от колена, когда дело касается гоночных машин! Так веселее или…?

Честно, у нас очень хорошие отношения, мы давно работаем вместе. Посмотрим, как все сложится – думаю, мы по-прежнему будем обмениваться информацией, ведь всегда есть вероятность, что Red Bull вновь поедет быстро, а у нас начнется полоса невезения. Но когда мы оказываемся на трассе, соперничество разгорается не на шутку. Никто не хочет уступать – да, сейчас у меня преимущество в четырнадцать очков, однако за последние две гонки отрыв уменьшился. Рубенс – опасный противник: он опытен и способен продемонстрировать свое мастерство – нас ждут непростые гонки, но это увлекательный вызов!

Как я уже говорил, здорово, что сегодня нам удался такой результат. Мы доказали, что BGP001 достаточно быстра. Некоторое время назад люди начали сомневаться в нашей скорости, но мы не жалели сил на доработку машины, и даже с низким уровнем прижимной силы она выглядит очень уверенно. Думаю, в Сингапуре мы будем столь же сильны.

Скорее всего, титул достанется кому-то из нас двоих, но не стоит сбрасывать Red Bull со счетов.

Рубенс Баррикелло: Если говорить о борьбе между нами, есть старое изречение: только действуя жестко можно победить в Формуле 1. Мы оба – славные парни, но отныне этому пришел конец!

Впрочем, главное – взаимное уважение. Когда мы узнаем, что мягкие или жесткие пружины лучше подходят машине, мы переходим на другую сторону боксов и делимся этой информацией. Все предельно открыто – мы в одно время присутствуем на совещаниях и можем слышать друг друга. В итоге наши настройки практически идентичны, но в этом нет ничего странного.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Дженсон, Рубенс – сегодня вы оба ехали с одним пит-стопом. В этом заслуга тактического гения Росса Брауна?
Дженсон Баттон: Нельзя приписывать победу одному человеку – она зависит от команды. У нас немало талантливых людей, и Росс не отвечает за стратегию – над различными сценариями гонки работает несколько специалистов. Вариант с двумя дозаправками был вполне реален, но мы предпочли единственный пит-стоп – в противном случае требовалось перехватить лидерство еще до первого поворота, иначе бы затея не сработала. Стратеги поговорили с инженерами, обсудили тактику с Россом, а затем мы вместе приняли окончательное решение. Иногда бывают разногласия, но, как правило, мы приходим к единому мнению. Да, Росс – потрясающий специалист, но я бы не сказал, что победа дублем – заслуга одного человека.

Вопрос: (Эд Горман – The Times) Рубенс, после долгих лет работы в Ferrari, когда вы не могли соперничать с напарником, насколько приятно вести открытую борьбу с Дженсоном Баттоном за четыре гонки до конца сезона, когда судьба титула во многом в ваших руках? Что это значит для вас?
Рубенс Баррикелло: Это значит, что я могу продемонстрировать свою истинную скорость. Люди спрашивали меня, почему я раньше не ушел из Ferrari – дело в том, что тогда у них была лучшая машина, а мне предстояло справиться со всеми проблемами и обогнать чемпиона мира, Михаэля Шумахера, который был великолепен за рулем.

Возможно, Михаэль был более талантлив, чем я, но если бы вы, к примеру, бросили нас в клетку с тигром, я, скорее всего, выбрался бы оттуда живым, а вот Михаэль – не уверен. Такова жизнь, ты постоянно учишься, в том числе и на собственных ошибках. Я говорю это не ради критики – мне действительно нравилось гоняться в Ferrari , это помогло мне стать лучше, как гонщику. Все, что происходит со мной сейчас – следствие тех лет, что я провел в Формуле 1.

Главное в жизни – верить в себя. Ты просыпаешься утром, благодаришь Бога за предоставленный шанс, и делаешь свою работу. Я уже говорил, что могу считать себя победителем вне зависимости от итогов сезона, ведь еще зимой я не знал, выйду ли на старт. Помню, словно это было вчера – Дженсон проехал первые четыре круга, и я спросил его о машине, на что он ответил: «Она великолепна». Никогда не забудут тот момент – я сказал: «Вылезай из кокпита, я сам хочу проехать!» Это было потрясающее чувство, год уже можно считать успешным, а бороться с напарником действительно здорово.

Вопрос: (Пауло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Рубенс, что вы должны предпринять, чтобы отыграть у Дженсона четырнадцать очков? Какой прессинг вы можете создать?
Рубенс Баррикелло: Ничего сверх того, что я делаю сейчас, выкладываясь по максимуму, цепляясь за любой возможный результат и наслаждаясь соперничеством. Опыт приходит на помощь, но, как я уже говорил, без скорости он не имеет значения. Не думаю, что должен поступать иначе – мы оба конкурентоспособны, осталось проверить, кто из нас быстрее.

Вопрос: (Пауло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Дженсон, глядя на сегодняшние результаты, испытываете ли вы облегчение, что теперь можете сосредоточиться исключительно на соперничестве с Рубенсом?
Дженсон Баттон: Не знаю, подходящее ли это слово, но сосредоточиться на одном сопернике… должно быть, это легче, чем бороться сразу с тремя. Никогда не знаешь, в какой момент Red Bull будут конкурентоспособны, а в какой – нет. Честно говоря, я предполагал, что здесь они поедут быстрее.

Что касается Рубенса – у нас были абсолютно одинаковые машины, но он выиграл гонку с преимуществом в три секунды. Теперь я должен все время держаться как можно ближе к нему, но я тоже хочу побеждать, а не пытаться финишировать сразу за напарником, поэтому в следующей гонке я рассчитываю на лучший результат. Мы получим кое-какие доработки, к тому же, мне нравится гоняться в Сингапуре. Год назад на той трассе я выступил неплохо, надеюсь, мне удастся повторить сегодняшний успех Рубенса.

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Кими, вы финишируете на подиуме в четвертой гонке подряд. Вас удивляет такая стабильность?
Кими Райкконен: Немного. В последних пяти гонках мы выжимаем из машины максимум, и это работает. Впрочем, соперники поступают так же, и я немного удивлен финишу на подиуме. Да, здесь нам повезло, но не важно, как ты добился результата: главное – закончить гонку. В следующий раз мы снова попробуем добраться до финиша и удержать третье место в зачете Кубка Конструкторов.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Рубенс, кажется, вы начали гонку на жесткой резине. Обычно у Brawn возникают проблемы с прогревом шин, но здесь вы оказались единственным, кому удался великолепный первый круг на Medium. Что изменилось?
Рубенс Баррикелло: Команда активно работала над настройками, стараясь определить источник проблем, возникших в предыдущих гонках. Мы корректировали и механику, и аэродинамику – в итоге машина поехала быстрее.

Кроме того, ещё вчера мне понравились жесткие шины – честно говоря, я был удивлен, что с ними нам удалось квалифицироваться достаточно высоко. На старте у нас было много топлива, требовались более износостойкие шины… Впрочем, поначалу могло показаться, что не я, а Дженсон едет на резине Medium, поскольку мне удалось создать отрыв, а он начал приближаться чуть позже. Ближе к концу отрезка задним шинам не хватало стабильности, чего я не ожидал, но как только мы переобулись в более мягкую резину, машина стала вести себя гораздо лучше. Иногда она скользила в Parabolica, но в остальном я поддерживал уверенный темп.

Вопрос: (Том Кэри – The Daily Telegraph) Дженсон, перед началом уик-энда вас спрашивали о психологическом состоянии. Сегодняшний результат доказывает вашу способность противостоять прессингу? Все сомнения позади?
Дженсон Баттон: Это ваше дело, лично я никогда не говорил о прессинге. Я нахожусь в очень неплохой ситуации – у меня лучшая машина в пелотоне, а мой напарник – один из самых конкурентоспособных гонщиков. Есть немало положительных моментов и всего пара отрицательных – так почему бы мне не сохранять оптимизм? Четырнадцать очков преимущества за четыре гонки до конца сезона – думаю, вы правы в том, что я контролирую прессинг, с которым столкнулся в предыдущих гонках, но это ваши слова, а не мои.

Вопрос: (Адам Хэй-Николс – Metro) Рубенс, когда вы стояли на подиуме, вы словно пускали в толпу воображаемые стрелы. Что это было?
Рубенс Баррикелло: Я всегда придумываю нечто новое.

Дженсон Баттон: Просто у него двое детей, и он смотрит много фантастических фильмов.

Рубенс Баррикелло: Возможно. Вчера моему сыну Фернандо исполнилось четыре года, эта импровизация была для него.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости