Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии : Пресс-конференция в четверг

Пресс-конфереция в четверг

Участвуют: Дженсон Баттон (Brawn), Себастьян Феттель (Red Bull), Роберт Кубица (BMW Sauber), Фелипе Масса (Ferrari)

Вопрос: Джентльмены, что вы чувствуете, вступая в новый сезон?
Дженсон Баттон: Честно говоря, на этой неделе я почти не спал. Здорово, что мы все-таки приехали в Мельбурн, чтобы выйти на старт дебютной гонки сезона – это была первая цель. Кроме того, мы в гораздо лучшей форме, чем многие ждали – приятно начинать сезон с таким позитивом.

Вопрос: Все очень возбуждены, ваш отец признался, что ему пришлось принимать транквилизаторы…
Дженсон Баттон: Думаю, было бы вполне достаточно и бутылки красного вина – мой отец весьма эмоционален, а сейчас действительно взволнован. Это трудно описать – соперники провели на тестах практически всю зиму, а для нас всё свелось к двум неделям, которые получились очень напряженными. Как я уже говорил – здорово, что мы здесь, и мне приятно видеть положительный настрой команды. Зимой нам пришлось нелегко, но мы сумели выстоять и на тестах доказали это надежностью и скоростью.

Вопрос: Себастьян, у вас тоже новая команда…
Себастьян Феттель: Да, почти новая. Я с нетерпением жду начала сезона – зимой мы много работали, машина выглядит неплохо, теперь нужно доказать, что она одна из лучших на трассе. Сейчас все в равной ситуации, никто не знает расстановки сил и пытается угадать, но мы сосредоточены на своей работе и нацелены на успех.

Вопрос: Фелипе, а вам, наверное, хочется завершить начатое в прошлом сезоне?
Фелипе Масса: Пожалуй, да. В прошлом году мы завершили сезон, уступив победителю одно очко, а сейчас нужно снова начинать с нуля – надеюсь, со столь же конкурентоспособной, но еще более надежной машиной и эффективной командой. Зимой мы постарались на 100% проработать каждый элемент, поэтому я могу надеяться на хороший результат.

Вопрос: Это можно назвать воодушевлением, или волнением?
Фелипе Масса: Предыдущий сезон уже позади, всё начинается заново. Есть двадцать гонщиков, и до определенного момента двое, трое, пятеро или больше, будут бороться за титул. Кто-то из них более конкурентоспособен, кто-то менее, но все начинают с нуля. Нужно учесть все уроки прошлого и работать, не жалея сил: мы знаем – впереди длинный чемпионат…

Вопрос: Роберт, ваши ощущения?
Роберт Кубица: Зимой было очень важно узнать как можно больше о новой машине, ведь правила серьезно изменились. Шины, аэродинамика, KERS… Разумеется, я с нетерпением жду начала сезона – наконец-то мы сравним себя с соперниками, а там посмотрим…

Вопрос: Воодушевлены?
Роберт Кубица: Как всегда! После перерыва приятно снова выйти на старт. Тесты важны, но мы, прежде всего, любим гонки.

Вопрос: Какие изменения в правилах оказали на вас наибольшее влияние? Себастьян, может, вы начнете?
Себастьян Феттель: Посмотрим, что произойдет с широкими передними антикрыльями в первом повороте воскресной гонки! Помимо этого главным изменением я считаю переход на слики и снижение аэродинамической нагрузки – впрочем, управляемость осталась той же, хотя если посмотреть на машину снаружи, в это трудно поверить. Правда, стало чуть меньше сцепления и стабильности, но гонщики быстро адаптируются. Привыкание к сликам занимает больше времени, но и это вряд ли станет проблемой. Кажется, с новой резиной управлять машиной несколько легче, но не стоит забывать – в конечном итоге, именно шины удерживают нас на трассе. Посмотрим, как они поведут себя…

Дженсон Баттон: Мне нравится, как работают слики по сравнению с резиной с канавками – особенно на передней оси, где зона контакта с поверхностью увеличилась сильнее. Эти шины лучше соответствуют моему стилю. Аэродинамика тоже изменилась, но за счет лучшего сцепления сликов мы компенсировали потери в прижимной силе.

Роберт Кубица: Дженсон и Себастьян говорили о шинах и аэродинамике – по мне уровень сцепления вполне достаточный. Разумеется, в одних поворотах ты отыгрываешься за счет сликов, а в других едешь медленнее из-за меньшей аэродинамической прижимной силы, но в целом время на круге вполне сопоставимо, так как передние шины хорошо держат трассу. KERS широко обсуждалась зимой – посмотрим, что в итоге получится…

Вопрос: Насколько очевидна выгода от KERS и регулируемого переднего антикрыла?
Роберт Кубица: С антикрылом мы практически не экспериментировали – ты можешь регулировать всего одну плоскость, а насколько сильным окажется эффект, зависит от машины. Здесь нечего обсуждать.

Фелипе Масса: Да, изменения значительные, над многим пришлось поработать – к примеру, над KERS и антикрылом, которое нужно регулировать разве что в момент преследования или разового изменения настроек по ходу круга. Шины – более заметное отличие: по сравнению с прошлым годом мы ощутимо потеряли в прижимной силе – по крайней мере, если говорить о Ferrari – и на изношенных шинах я чувствую серьезную разницу в управляемости. С новой резиной можно вести машину так же агрессивно, как год назад, но на изношенной машина больше скользит, поэтому нужно пилотировать более плавно…

Вопрос: Дженсон, вам пришлось пережить немало эмоций, но вы всегда верили, что выйдете на старт. Расскажите об атмосфере в команде…
Дженсон Баттон: Во-первых, не было никаких оснований в это не верить, хотя в ноябре я испытал настоящий шок. Можно сколько угодно падать духом, но это ничего не изменит – поэтому я постоянно поддерживал связь с командой. Иногда поступали хорошие новости, иногда не очень, но итог, в целом, положительный.

Вопрос: А атмосфера?
Дженсон Баттон: Настолько хорошая, насколько можно себе представить! И она была такой даже в ноябре, буквально на следующий день после того, как я узнал, что мы можем не выйти на старт нового сезона. Я уныло прогуливался по базе, разговаривал с сотрудниками, ожидая увидеть огорчение, но увидел оптимизм. Они занимались тем же, чем раньше, зная, что создают нечто хорошее. Они отлично сработали, и моя благодарность безгранична. Приятно быть частью команды, которая вложила в эту машину душу и сердце.

Вопрос: Себастьян, в чём-то схожая ситуация – вы остались в той же организации, но в другой команде… Заметны отличия?
Себастьян Феттель: Да, это другая команда, хотя владелец один. У каждой команды свой путь, своя философия – когда я перешел из BMW в Toro Rosso, принципы были во многом схожими, но все равно пришлось адаптироваться. Если тебе что-то не нравится, ты просто говоришь об этом, а там как получится. После окончания прошлого сезона у меня было достаточно времени, к тому же, уже в понедельник после Гран При Бразилии я считался гонщиком Red Bull. Я участвовал во всех зимних тестах, а из-за травмы Марка мне пришлось работать ещё больше, что позволило лучше познакомиться с командой и привыкнуть к машине. Надеюсь, мы провели все необходимые испытания, ведь по ходу сезона тестов больше не будет.

Вопрос: Фелипе и Роберт – оцените позицию ваших команд в общем раскладе сил.
Фелипе Масса: Трудно сказать, по результатам зимних тестов Brawn GP выглядит предпочтительнее, и, возможно, BMW и Ferrari придется бороться за третью ступеньку подиума… Надеюсь, всё будет совсем не так.

Роберт Кубица: Думаю, мы довольно долго ждали ответа на этот вопрос – подождем еще два дня, а там посмотрим.

Вопросы с мест:

Вопрос: (Эд Горман – The Times) Дженсон, вас не беспокоит то, что вся работа над машиной может пойти прахом из-за протеста, которых должен быть подан сегодня вечером?
Дженсон Баттон: Я не могу ничего изменить, в любом случае, вам лучше спросить у Росса.

Вопрос: (Эд Горман – The Times) Но для вас признание машины не соответствующей регламенту может обернуться тяжелым разочарованием….
Дженсон Баттон: Вы сами все сказали, но суть не меняется – я ничего не могу сделать, все в руках Росса и других заинтересованных сторон.

Вопрос: (Дэн Натсон – National Speed Sport News) Если говорить о новых правилах – как вы считаете, обгонов станет больше?
Себастьян Феттель: Посмотрим, сейчас трудно сказать. Для меня это всего второй сезон в Формуле 1, но я помню, как год назад люди говорили – без трекшн-контроля машины будет разворачивать на трассе, а число обгонов возрастет. Год действительно получился интересным, машины скользили, но обогнать было нелегко – вы должны понять, что даже в F3 из-за действующей прижимной силы непросто обойти соперника, а в Формуле 1 машины обладают несравнимо большей аэродинамической загрузкой.

Мы приняли ряд мер, направленных на облегчение обгонов, но их нужно проверить в гонке, а не на тестах, когда следуешь за соперником на протяжении доброй половины круга и спрашиваешь себя – сейчас, или позже? На тестах не возникает желания опередить соперника любой ценой. Вдобавок, чувствуется нехватка сцепления – у кого-то на передней оси, у кого-то на задней – все зависит от конкретной машины, но прижимная сила уменьшилась, и обгонять стало труднее. Насколько? Узнаем в ближайших гонках.

Дженсон Баттон: На двух автодромах, где проходили тесты, обгонов не было – в Барселоне и Хересе трудно атаковать. Кажется, я преследовал пару машин, но не пытался выйти вперед – у нас разные стратегии, да и рисковать нет смысла. Я понимал, что могу подобраться чуть ближе, но для атаки этого недостаточно. Надеюсь, здесь и в ближайших гонках все будет иначе.

Роберт Кубица: На многое влияет KERS, точнее, ее наличие либо отсутствие. Вряд ли изменения в аэродинамике скажутся на обгонах, разве что впереди вас окажется машина без KERS, а вы получите дополнительный приток мощности – тогда атаковать будет легче, но лишь ненамного.

Фелипе Масса: Как сказал Роберт, если у вас есть KERS, и вы находитесь в двух десятых позади соперника, система может помочь – правда, не знаю, каким образом она способна кардинально изменить ситуацию. Впрочем, рост обгонов на 5-10% - тоже достижение.

Дженсон Баттон: Но, если у тебя нет такой системы, а ты оказался позади машины, оснащенной KERS, шанса на обгон нет.

Вопрос: (Майк Уорнер – Herald Sun) Дженсон, что вы и ваши коллеги думаете о гонке в сумерках?
Дженсон Баттон: Кажется, будет подсветка слева, не так ли? Я на это надеюсь. Впрочем, у нас яркая машина, потому никакой разницы. Труднее будет забронировать столик на обед, но в остальном - никаких проблем. По крайней мере, в воскресенье мы можем проснуться чуть позже. Пока на трассе тепло, нам все равно.

Фелипе Масса: Пока хоть что-то видно – все в порядке.

Вопрос: (Кен Спаркс – Fairfax Radio News) Дженсон, вокруг вашей команды царит настоящий ажиотаж. Вы чувствуете этот прессинг? Понимаете, что неожиданно можете стать фаворитом?
Дженсон Баттон: Это не прессинг, а приятное чувство. Позади семь дней тестов, я испытывал машину всего три дня, которых в нормальных условиях было бы недостаточно. Новинка оказалась достаточно надежной, и смогли хоть что-то сделать в этот ограниченный период времени. Мне комфортно за рулем, и для меня это многое значит, но сюда мы приехали с реальной оценкой собственных сил. Тесты – это одно: да, мы были быстры и надежны, но нечто подобное наблюдалось и в 2006-м, а в первой гонке Ferrari просто уехали вперед. До первого этапа ничего не известно: думаю, мы поедем быстро, но вот насколько – скоро выясним.

Вопрос: (Джонатан Легард – BBC) Роберт, как принимается решение о том, кто из гонщиков BMW Sauber использует KERS? Если это будете вы, какие трудности это создает?
Роберт Кубица: Думаю, уже известно, что здесь я не использую KERS, с ней поедет Ник. Команда сделает выбор индивидуально, для каждого гонщика и каждой трассы, а там посмотрим.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Дженсон, вы сказали – поговорите с Россом, но сами, как мне кажется, предварительно побеседовали с ним. Что он сказал вам о машине? Вы уверены, что всё окажется в рамках правил?
Дженсон Баттон: Конечно. И по этому вопросу я сказал всё, что должен был сказать.

Вопрос: (Джеймс Аллен – Financial Times) Дженсон, трудно сказать точно, где вы находитесь – независимая команда с клиентским мотором и оборудованием уровня топ-команд. Команда, которая едва не пропустила сезон, но оказалась невероятно быстрой, едва опробовав новую машину. Мы считаем Brawn GP и темной лошадкой, и фаворитом. Вы и команда испытываете такие же смешанные чувства?
Дженсон Баттон: Я понимаю, о чём вы говорите. Мы должны быть темной лошадкой, частной командой с клиентским мотором, но, судя по результатам тестов, таковой не являемся. Тесты оказались крайне полезными: мы не собираемся подолгу топтаться на одном месте – нужно оценить, на что способна машина, выжать из нее максимум, нащупать предел. У нас нет иного выбора. Не знаю, фавориты ли мы, но приятно осознавать, что у нас быстрая машина – не могу сказать, насколько конкурентоспособная, но мне нравится ей управлять, я чувствую, что могу с ней работать.

Вопрос: Фелипе, в McLaren утверждают, что сейчас они менее конкурентоспособны, чем обычно. По-вашему, это специальная тактика – скрыть свою реальную скорось?
Фелипе Масса: Понятия не имею – спросите у них. Я работаю на Ferrari, а не на McLaren. Конечно, странно видеть эту команду в последних рядах, но мы должны уважать ее прошлые заслуги. К тому же, неизвестно, на какой позиции я сам окажусь.

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) Дженсон, зимой вы знали, что новая машина окажется быстрой? Полагаете, эта скорость сохранится на протяжении всего сезона?
Дженсон Баттон: Я знал, что мы движемся в правильном направлении. Мы очень рано приступили к постройке новой машины, о чем свидетельствовали наши результаты в конце предыдущего сезона, и я упорно надеялся, что она все-таки выйдет на старт. Думаю, все сохраняли оптимизм ещё и потому, что знали о правильности выбранного пути и о том, что новинка окажется действительно неплохой

Вопрос: (Сара Хольт – BBC Sport) Думаете, скорость сохранится на протяжении всего сезона?
Дженсон Баттон: Это лишь рассуждения – мы не знаем, что произойдет в ближайшей квалификации. Надеюсь, мы сохраним скорость. Мы приехали сюда не ради двух-трех дебютных гонок, мы здесь ради целого сезона, который рассчитываем завершить.

Вопрос: (Хайнц Прюллер – ORF) Джентльмены, сколько километров вы проехали за зиму, сколько дней провели на трассе?
Дженсон Баттон: Легко! Думаю, около семи…

Фелипе Масса:
Я где-то читал, не помню, где…

Дженсон Баттон:
Примерно 1800 километров

Вопрос: (Джон МакЭвой – The Daily Mail) Фелипе, что вы думаете о сообщениях в британских СМИ, утверждающих, что Льюис Хэмилтон готов перейти в другую команду. Это невольно наводит мысль на Ferrari. Ваше мнение о самой возможности иметь Льюиса в качестве напарника?
Фелипе Масса: Я ездил бок о бок Михаэлем, сейчас езжу с Кими… Много лет я слышал, что в команду придет Фернандо – Льюис еще один такой кандидат, поэтому я не беспокоюсь. А еще Валентино Росси… Возможно, мой отец сядет за руль в следующем году – кто знает?

Другие новости