Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии : Пресс-конференция в пятницу

Слева направо: первый ряд - Фернандо Алонсо, Льюис Хэмилтон. второй ряд - Себастьен Буэми, Марк Уэббер

Участники: Марк Уэббер (Red Bull), Себастьен Буэми (Toro Rosso), Фернандо Алонсо (Renault), Льюис Хэмилтон (McLaren Mercedes)

Вопрос: Как прошли первые свободные заезды? Марк, расскажите об этом…

Марк Уэббер: Первая тренировка сложилась не совсем удачно – мы проехали небольшую дистанцию и обнаружили проблему с сальником одного из приводных валов. Во второй сессии мы старались наверстать упущенное, и поначалу всё шло по плану, пока не случилась другая заминка – с выхлопной системой.

Не лучший день с точки зрения надежности, но скорость оказалась вполне приличной. Посмотрим, как сложится уик-энд – мы полны оптимизма. Я не изучал протокол сессии, поскольку сразу направился в пресс-центр, и не знаю результатов соперников,  но начало кажется неплохим.

Вопрос: Себастьен, ваше мнение?
Себастьен Буэми: Сегодня для меня всё было в новинку, однако первая тренировка прошла гладко и мне удалось изучить эту непростую трассу. Во второй сессии возникли небольшие проблемы, но в целом я доволен результатом.  Мне ещё многому нужно научиться – посмотрим, как сложится завтрашний день…

Вопрос: Фернандо?
Фернандо Алонсо:  Порядок! Начало сезона всегда складывается непросто, ведь мы осваиваем новую машину. В отличие от зимних тестов, сегодня мы впервые работали при теплой погоде, и собранная информация должна быть исключительно полезной – мы её проанализируем, и завтра, я надеюсь, машина поедет быстрее. Разница между пятничными и субботними результатами вполне закономерна, ночью мы опробуем пару вариантов…

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Неплохой день – приятно снова вернуться за руль. Да, мы не так быстры, как хотелось бы, но делаем всё возможное. Мы выполнили намеченную программу и, по меньшей мере, добились прогресса. Не знаю, над чем работали соперники, но я доволен тем, как прошла тренировка.

Вопрос: Льюис, во время сессии вы говорили о том, что машина цепляет днищем асфальт и плохо управляется…
Льюис Хэмилтон:  На трассе много неровностей, и в определенные моменты машина задевала асфальт – так бывает, если залить много топлива. Мы изменим настройки, чтобы подобное больше не повторялось.

Вопрос: Вы были очень быстры на прямых, по максимальной скорости опережая соперников на 3 км/ч. Это означает, что вы разгрузили аэродинамику?
Льюис Хэмилтон: Нет, это говорит о том, что у нас хороший мотор Mercedes-Benz.

Вопрос: Тогда в чем проблема? На тестах машина тоже не блистала скоростью…
Льюис Хэмилтон: В целом машина неплохая, но ей не хватает сцепления с трассой и мы теряем скорость в поворотах. Причина в аэродинамике, команда делает всё, чтобы решить проблему, отставание от соперников уже не так велико, как в Барселоне, но оно есть. Быстро отыграться не получится – нужно время…

Вопрос: Сегодня вы испытывали новые детали?
Льюис Хэмилтон:  Нет, всё необходимое уже установлено на машину, но в ближайших гонках мы определенно получим новые элементы.

Вопрос: Вы задействовали KERS, изменяли положение управляемого элемента переднего антикрыла?
Льюис Хэмилтон: Нет, я не менял настройки антикрыла – в этом не было необходимости. KERS – да, использовал по ходу круга. Ещё предстоит выяснить, как работать с системой на длинной дистанции, но вряд ли возникнут проблемы.

Вопрос: Фернандо, тот же вопрос для вас – как часто вы использовали KERS и меняли угол атаки антикрыла?
Фернандо Алонсо: Такой же ответ – задействовал KERS на каждом круге, а к регулятору антикрыла даже не прикасался.

Вопрос: Думаете активнее использовать его в гонке?
Фернандо Алонсо: Нет.

Вопрос: Насколько поведение машины сегодня отличалось от ее поведения на тестах?
Фернандо Алонсо: Практически не отличалось. Каждая трасса по-своему уникальна, нам приходится адаптироваться к её особенностям, к погодным условиям. Сегодня было достаточно ветрено – думаю, нечто подобное ждет нас в субботу и воскресенье, поэтому пришлось соответствующим образом менять настройки. Так было и зимой при переезде из Портимао в Барселону и Херес - на одной трассе не слишком ровный асфальт, на другой больше медленных или, наоборот, скоростных поворотов – всё время нужно адаптироваться, и сегодня мы работали над этим. Мы начали с настроек, найденных на последних тестах в Хересе, и учли прошлогодний опыт – в итоге выбор сделан, осталась лишь тонкая доводка…

Вопрос: Вы впервые тренировались вечером, а воскресная гонка пройдет в такое же время – какой была видимость, особенно в третьем повороте?
Фернандо Алонсо: Честно говоря, по сравнению с первой тренировкой и прошлогодними свободными заездами видимость ухудшилась – в это время суток солнце расположено достаточно низко. Впрочем, серьезных проблем нет – надеюсь, всем будет весело, однако с точки зрения видимости лучше гоняться в 14-00.

Вопрос: А если говорить о точке торможения? Проблем не возникает, когда она оказывается в тени?
Фернандо Алонсо: Нет, но, как я уже сказал, из-за низкого солнца видимость в зеркалах ухудшается, а некоторые повороты просматриваются не так хорошо, как в два часа дня. Однако это не проблема – уверен, всё будет в порядке.

Вопрос: Множество соперников вокруг грозит проблемами в гонке?
Фернандо Алонсо: Надеюсь, нет, но гораздо лучше, если все соперники окажутся позади – мы над этим работаем.

Вопрос: Себастьен, вы выступали в GP2, не раз бывали в паддоке Формулы 1, трижды исполняли роль водителя медицинской машины, но только сегодня приняли участие в первой официальной сессии. Что вас удивило?
Себастьен Буэми: Я бы отметил некоторые отличия, но в  уик-энд, подобный нынешнему, время летит незаметно, даже если у вас три часа тренировки – нужно многое сделать, сохраняя спокойствие и внимательно изучая происходящее. Мы мало работали с новой машиной – для нас это был еще один день тестов – мы хотим опробовать все элементы. лучше понять STR4.

Вопрос: Мельбурн – одна из немногих незнакомых вам трасс. Полагаю, опыт вождения медицинской машины пошел на пользу…
Себастьен Буэми: Да, он оказался полезным.  Для меня эта трасса – новая, она не является уличной, но и стационарным автодромом её назвать сложно. Поначалу асфальт был очень грязным, и, добившись прогресса в первой сессии, важно было понять, стало ли это результатом работы над настройками, или просто изменилось сцепление с асфальтом.

Вопрос: Полагаете, вам удался плавный переход из GP2 в Формулу 1?
Себастьен Буэми: В GP2 мы тоже выступали на сликах, в этом плане ничего не изменилось, но в младшей серии ты работаешь с одним инженером, а здесь – примерно с пятнадцатью!  Процесс пилотирования не сильно отличается, но эта машина намного быстрее, а рядом выступают лучшие гонщики в мире. Если хочешь с ними бороться, то ошибки недопустимы.

Вопрос: Марк, вы показали четвертый результат, став единственным пилотом лидирующей группы, выступавшим на машине с 100% легальным диффузором. Каким был этот круг?
Марк Уэббер:  Очень неплохим. Мы показали несколько сопоставимых результатов, но, как утверждают соперники, лишь сжигали топливо, пытаясь облегчить машину и улучшить попытку. Мы точно так же боролись с ветром и выполняли привычные процедуры – честно говоря, я удивлен скоростью машины, но посмотрим, с каким количеством топлива все поедут завтра.

Вопрос: Вы сможете завтра повторить этот результат?
Марк Уэббер: Вряд ли.

Вопрос: Почему?
Марк Уэббер: Потому, что соперники поедут быстрее.

Вопрос: Как нога?
Марк Уэббер: Неплохо! К счастью, в машине проблем не возникает. Гораздо труднее гулять по пит-лейн, но в целом я в порядке. Нужно вечером дать ноге отдых, но в ближайшее время я окончательно поправлюсь.

Вопрос: Травма потребовала длительной реабилитации, пожалуй такой отпуск нельзя назвать приятным…
Марк Уэббер: Да, я был удивлен, когда на восстановление после перелома ушло столько времени, но врачи сказали, что именно столько и нужно. Это был очень долгий период: к счастью, со мной работали хорошие специалисты, которые рекомендовали оптимальный момент для повторной операции – это было важно, времени оставалось мало. Я не хотел помешать работе команды, сидя в стороне как раз тогда, когда должен быть за рулем.  Мне повезло с людьми, и вот я здесь.

Вопрос: Сегодняшние проблемы с надежностью были неожиданными, или вам доводилось сталкиваться с ними на тестах?
Марк Уэббер: Отчасти. У Себастьяна тоже возникли проблемы, и хотя на фоне пройденной дистанции они выглядят незначительными, в воскресенье одной такой заминки будет достаточно для схода, – нужно сделать всё, чтобы этого не произошло. Зимние тесты не обходятся без поломок, но сегодня некоторые проблемы нас удивили.

Вопросы с мест

Вопрос: (Фредерик Ферре – L'Equipe) Фернандо, вы довольны результатом? На что вы рассчитываете в квалификации и гонке?
Фернандо Алонсо: Доволен, однако всё могло сложиться лучше. Трудно судить о темпе – это лишь пятница, однако в первой тренировке мы были десятыми, во второй – двенадцатыми, что нельзя считать позицией, позволяющей бороться за подиум или победу. Надеюсь, завтра машина поедет быстрее – если мы хотим заработать очки, нельзя стартовать из середины пелотона, поэтому в завтрашней квалификации я постараюсь зацепиться за первую шестерку или восьмерку. Не думаю, что старт с худшей позиции нас обрадует.

Вопрос: (Андреа Кремонези – La Gazzetta dello Sport) Вопрос ко всем: в первой семерке шесть машин, диффузор которых, как считают многие, не соответствует регламенту. Вы не опасаетесь, что для тех, кто выбрал другую конструкцию, чемпионат окажется  непростым, что мы увидим по сути два различных класса?
Марк Уэббер:   Думаю, до воскресенья мы не узнаем истинной скорости команд, но даже в ходе гонки кто-то будет отчасти скрывать свои возможности. Похоже, пока так и происходит, хотя я не боюсь, что в ходе Гран При мы увидим два разных чемпионата. Борьба будет в любом случае, и она не должна сводиться к спору о правилах – уверен, этот вопрос рассмотрят позже, а там все пойдет своим чередом. Как вы знаете, в подобных ситуациях от пилотов ничего не зависит – это дело специалистов.

Вопрос: (Джеймс Аллен – Financial Times) Вопрос к Фернандо и Льюису – гонщикам, которые уже опробовали KERS в Мельбурне. Вы задействовали систему лишь в одной определенной точке трассы, или пытались активировать её в различных поворотах? Поделитесь опытом…
Льюис Хэмилтон: Здесь нет ничего сложного – мы используем систему ровно столько, сколько можем: у нас есть 400 килоджоулей на 6,5 секунд, которые нужно израсходовать по ходу круга – ничто не мешает, к примеру,  задействовать KERS на 1-2 секунды при выходе из поворотов.

Фернандо Алонсо:  Для оптимального результата на круге мы, как правило, следуем инструкциям инженеров, используя KERS там, где они скажут. Однако у нас есть возможность задействовать систему лишь в конкретной точке, поэтому в гонке, когда атакуешь соперника, желая опередить его одним маневром, она будет меняться. Окончательно это выяснится лишь в воскресенье. Тесты – другой случай, мы впервые будем гоняться с KERS, для всех нас это совершенно новый опыт.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Льюис, за два года вы привыкли бороться в первых рядах. Если всё сложится так, как на свободных заездах, насколько трудным будет для вас пребывание в хвосте пелотона в тот короткий период, за который, как вы надеетесь, машина поедет быстрее?
Льюис Хэмилтон: Ситуация непростая, но у команды богатый опыт, да и мне не раз приходилось бороться в последних рядах в других гоночных сериях. У меня бывали гонки, в  которых я оказывался достаточно далеко, но мы делаем всё возможное, чтобы исправить положение. Если кто-то и способен справиться с подобным вызовом, то это – McLaren. Нужно сохранять позитивный настрой и продолжать работу.

Вопрос: (Майк Дудсон) Марк, насколько мне известно, маршалам приходится одевать тяжелые защитные перчатки, если они хотят прикоснуться к машине, оснащенной KERS. Пилоты и GPDA не опасаются, что это может обернуться промедлением в случае сколь-нибудь серьезного инцидента?
Марк Уэббер: Хороший вопрос. Если произойдет нечто подобное инциденту с Кубицей в Канаде, и потребуется немедленная медицинская помощь, она должна быть предоставлена, а маршалы должны быть уверены, что перчатки позволяют осуществить необходимые процедуры. Надеюсь, нам не придется это испытать, хотя зачастую полезный опыт приобретается именно в непредвиденных ситуациях. Впрочем, здесь не так много машин, оснащенных KERS – хочется верить, что в случае аварии маршалы смогут разобраться, как с ними обращаться.

Вопрос: (Майк Дудсон) Не хочу сглазить, но в середине 90-х в Аделаиде Мика Хаккинен попал в аварию, и лишь оперативные действия медиков спасли ему жизнь. Скорее всего, подобные мысли возникали и у вас…
Марк Уэббер: Разумеется. Мы знаем, какие действия спасли Мике жизнь – FIA и врачи прекрасно понимают, что делать в подобных ситуациях. Они должны приходить на помощь – я очень на это надеюсь.

Вопрос: (Крис Кресвелл – Herald Sun) Я недавно читал ваш дневник, Себастьен – весьма забавно. Таможенники действительно отобрали у вас шоколад Toblerone?
Себастьен Буэми: Нет, это была шутка.

Вопрос:  (Крис Кресвелл – Herald Sun) А 350 долларов за поездку на такси – тоже шутка?
Себастьен Буэми: Да. 

Другие новости