Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии : Пресс-конференция в воскресенье

1. Дженсон Баттон (Brawn GP) - 1:34.15, 784 сек.
2. Рубенс Баррикелло (Brawn GP) - 1:34 .16,591 сек.
3. Ярно Трулли (Toyota) - 1:34.17,388 сек.

Вопрос: Дженсон, события на трассе могли привести к любому результату, но для вас, кажется, гонка прошла спокойно…
Дженсон Баттон: Со стороны всё намного легче, чем на самом деле. Первые круги прошли отлично – я отрывался от соперников, а потом выехала машина безопасности, и начались проблемы: машина цепляла асфальт, шины остыли, и прогреть их было очень трудно.

Дженсон Баттон

Еще до этого на резине появились проплешины, начались проблемы с вибрацией и видимостью – лидерство оказалось не такой простой задачей. Кто-то может сказать, что финиш под машиной безопасности – это не очень правильно, и все же, победа – это победа, а остальное меня не волнует.

Хочу поблагодарить всех – последние несколько месяцев получились очень драматичными, и я вряд ли смогу забыть, как трудно нам пришлось. Огромное спасибо команде и моей семье за то, что они всегда оставались сильными.

Вопрос: Рубенс, ваше второе место и итоговый дубль доказывает, что машина не только быстра, но и достаточно надежна…
Рубенс Баррикелло: Именно! На старте в меня кто-то врезался сзади, потом я в кого-то врезался… Дженсон уже заметил, что гонка получилась непростой, но после старта я не мог даже подумать о финише на подиуме.

Я случайно активировал систему, препятствующую остановке двигателя, включилась нейтральная передача. Я среагировал довольно быстро, но к тому моменту потерял несколько позиций, а чуть позже удар McLaren отправил меня в занос, закончившийся ощутимым контактом с другой машиной. Мне показалось, что машина разбита, но в итоге все обошлось.

Рубенс Баррикелло

На первом отрезке постепенно разваливался носовой обтекатель, машина потеряла стабильность на торможении, и я врезался в Кими – в тот момент он закрыл траекторию, и я ничего не мог сделать. Что я сейчас чувствую? На дистанции эмоций было достаточно, я стартовал вторым и надеялся на победу, но после всех этих событий счастлив финишировать вторым.

Вопрос: Ярно, учитывая события в первом повороте, старт с пит-лейн, возможно, был лучшим вариантом начала гонки…
Ярно Трулли: После вчерашних событий эта гонка была особенной для всей команды. Мне повезло, я смог избежать аварий в первом повороте и после этого атаковал изо всех сил, так что третье место – великолепный результат. Но это заслуга команды, которая отлично поработала зимой и предоставила мне фантастическую машину. Сегодняшняя гонка подтвердила, что все идет как надо...

Ярно Трулли

Вопрос: Дженсон, вы уже упомянули проблемы с видимостью и понижение температуры. На втором пит-стопе вы переобулись в более мягкую резину, но Роберт Кубица, выбравший более жесткую, постепенно приближался…
Дженсон Баттон: Честно говоря, во время пит-стопа я допустил досадную ошибку, подлетев к боксам на второй передаче. Нейтраль включается только после первой, но я отвлекся на заезжавшего впереди Массу, и это стоило нам потери пяти-шести секунд, поскольку механики смогли воткнуть заправочный шланг лишь после смены шин. Хорошо еще, что я сохранил лидерство. Мы с командой вместе работали на победу – я немного осложнил задачу, но в итоге мы справились.

Вопрос: Расскажите об условиях на трассе ближе к концу гонки….
Дженсон Баттон: Для такой открытой трассы они были весьма странными – я не видел выхода из поворота! Из-за слепящего солнца мне приходилось смотреть через тонированную кромку визора, и в самых непростых местах было легко допустить ошибку. Кроме того, на втором отрезке я никак не мог прогреть жесткую резину…

Вопрос: Рубенс, вы начали гонку со второй позиции. Что произошло на старте?
Рубенс Баррикелло: Я поднял обороты, машина дернулась вперед и тут же остановилась – я случайно включил систему защиты двигателя, которая автоматически задействовала нейтральную передачу. Я сместился на внутренний радиус, как вдруг кто-то из гонщиков McLaren врезался в меня сзади, а сам я влетел то ли в Red Bull, то ли в Toro Rosso. Удар был достаточно сильным, и мне показалось, что гонка закончена, но техника выдержала.

Если кто-то считает, что BGP 001 быстра только из-за диффузора, то можно расслабиться - после первого же удара диффузор был разрушен, но машина осталась конкурентоспособна. С падением температуры скорость упала, но мы были достаточно быстры.

Вопрос: Ярно, стартовав с пит-лейн, вы провели неплохую гонку, но за два круга до финиша судьба преподнесла сюрприз – Кубица атаковал Феттеля, и вам пришлось проехать по обломкам…
Ярно Трулли: За время гонки произошло немало событий, но я не знал, что происходит вокруг, а лишь выкладывался по максимуму, стараясь подняться как можно выше. Мне повезло, но все равно – спасибо команде за фантастическую машину!

Вопрос: Дженсон, в последний раз команда-дебютант выигрывала свою дебютную гонку дублем в 1954 году, когда на Гран При Франции Хуан-Мануэль Фанхио привел к победе дуэт Mercedes. Сегодня с двигателем Mercedes вам удалось повторить тот результат – что вы чувствуете в этот, по сути, исторический момент?
Дженсон Баттон: Этот момент важен не только для меня, но и для всей команды. Поистине сказочный финал дебютной гонки – надеюсь, мы сможем удержать эти позиции, несмотря на ограниченные ресурсы. Команда сработала великолепно и заслужила право быть лидером – огромное ей спасибо! Теперь всех нас ждет Малайзия…

Вопрос: Дженсон, в какой-то момент вы просили ущипнуть вас, чтобы проснуться…
Дженсон Баттон: Да, это было на пятом круге, когда я лидировал с преимуществом в пять секунд и попросил инженера «ущипнуть меня» кругом позже – действительно, особенный момент…

Вопрос: Вы сами уже поверили в то, что на абсолютно новой машине завоевали поул и выиграли гонку?
Дженсон Баттон: Да, поначалу Рубенс несколько облегчил мне задачу, и всего за пару кругов я оторвался на четыре секунды. Я следил за временем Феттеля и старался контролировать собственный темп – все выглядело неплохо, пока не выехала машина безопасности, и не начались проблемы с прогревом резины. Машина стала цеплять асфальт, а когда после рестарта я заблокировал колеса, на резине образовалась проплешина – в результате второй отрезок получился очень непростым.

Из-за плохого освещения я практически не видел выходы из поворотов, но поддерживал высокий темп. Во время второго пит-стопа я переключился на передачу выше, и механики в течение четырех-пяти секунд не могли вставить заправочный шланг в горловину бензобака – не самая лучшая из моих гонок, но я победил и счастлив! Знаю – мне и команде есть над чем поработать, и это здорово, ведь мы так долго оставались вне игры.

Вопрос: Как сложился финальный отрезок? На более жесткой резине Роберт Кубица постепенно приближался…
Дженсон Баттон: Я не беспокоился – знал, что если вернусь на трассу впереди Феттеля, всё будет в порядке, ведь мы неплохо контролируем шины. Нужно было не атаковать сверх меры, подобрать правильный ритм – я специально ехал медленнее, чтобы сберечь резину. Мы могли бы штамповать круги по 1:28, но выбрали более легкий способ избежать гранулирования. Когда на машине Феттеля начала разрушаться резина, и его темп упал до 1:30, я спокойно ехал 1:29 и ни о чем не беспокоился…

Вопрос: Что вы думаете о Россе Брауне и проделанной им работе?
Дженсон Баттон: Росс достаточно разговорчив, однако я был бы удивлен, если бы в последние пятнадцать минут он проронил хоть слово – когда мы поднимались на подиум, он хранил молчание. У "большого медведя" не было слов, ведь это особенный день и для него, и для всех нас.

Вопрос: А через неделю гонка в Малайзии…
Дженсон Баттон: Мысленно я уже там! Мне нравится малайзийская трасса – надеюсь, нам удастся устранить все замеченные проблемы. Гонка должна быть неплохой, но вряд ли она окажется легкой. Сегодня нам было очень трудно – Феттель выглядел весьма конкурентоспособно, а машина безопасности ликвидировала отставание. Честь и хвала Рубенсу и Ярно – им пришлось постараться, чтобы финишировать вторым и третьим. Впрочем, даже при старте с поула гонка получается непростой….

Вопрос: Рубенс, отличная работа. Пожалуй, вы не мечтали о таком результате…
Рубенс Баррикелло: После второго места в квалификации я рассчитывал на дубль, но спустя мгновение после старта уже не мечтал о подобном результате. Трудный день с множеством событий, обгонов – думаю, мои соотечественники не зря бодрствовали в эту ночь, ведь гонка началась в три утра по бразильскому времени, и у людей должны были быть причины, чтобы не спать!

Я доволен – замечательный день за рулем, скажем так, не совсем послушной машины. Её аэродинамика пострадала вследствие удара от McLaren, а затем и я зацепил кого-то боком… Мне пришлось менять носовой обтекатель, пит-стоп тоже прошел не идеально, но здесь некого винить – мы с Дженсоном успели проехать всего по 1500 километров, а у механиков был всего один день на тренировку. Они даже не успели как следует выспаться, прежде чем отправились сюда, поэтому для нашей команды это действительно невероятный результат. Росс выглядит так, словно для него это первая в карьере победа – даже в Ferrari я ни видел его таким…

Вопрос: Ваш финальный пит-стоп состоялся почти перед самым финишем…
Рубенс Баррикелло: Мы знали, что шины SuperSoft быстро гранулируются, поэтому команда решила затянуть второй отрезок. Несмотря на проблемы с управляемостью, мне удавалось ехать в темпе гонщиков, выбравших тактику с тремя дозаправками, а с переходом на более мягкую резину машина вновь стала фантастически послушной, несмотря на нехватку некоторых аэродинамических элементов. В какой-то момент я вдруг услышал: «Авария, авария – будь осторожен!», а затем увидел две машины за пределами трассы. Что ж, это открыло мне путь ко второму месту!

Вопрос: Ярно, кажется, вы слегка разочарованы. Возможно, вы думаете, как все могло повернуться, если бы вы не стартовали с пит-лейн?
Ярно Трулли: Уик-энд выдался богатым на эмоции, трудно сказать, счастлив ты, или нет…

Я не совсем доволен собой, поскольку мог выступить гораздо лучше. С другой стороны, если взглянуть на итоговый протокол, мы сработали неплохо, и вчерашние проблемы, из-за которых нас дисквалифицировали, не имели ничего общего с реальной скоростью машины.

Однако именно в квалификации TF109, по неизвестным причинам, вела себя не лучшим образом. Вдобавок постоянно подводили тормоза, и сегодня нам не оставалось ничего иного, как заменить их, то есть, использовать детали, не прошедшие обкатку ни в одной из сессий. Впрочем, я не думал об этом – просто сорвался с места и ушел в гонку. Да, за счет аварий я отыграл пару позиций, но вместе с тем провел несколько красивых обгонов – правда, не знаю, видели ли их телезрители…

В какой-то момент я надолго оказался заперт позади Физикеллы и ехал на полторы секунды медленнее своего темпа. Трудно сказать, мог ли я финишировать выше, но в любом случае команда проделала великолепную работу, за что ей огромное спасибо. Это хороший ответ на вчерашнее разочарование.

Вопросы с мест:

Вопрос: (Марк Фогарти – Auto Action) Дженсон, два вопроса. Первый – после того, как вы, наконец, одержали вторую победу, есть ли хоть один шанс, что вы сбреете бороду?
Дженсон Баттон: Она нравится мне и моей девушке, и этого мне достаточно!

Вопрос: (Марк Фогарти – Auto Action) Учитывая сегодняшние результаты, есть вероятность, что чемпионат превратится в сражение между вами и Рубенсом? Увидим ли мы современную версию борьбы Сенны и Проста образца 1988 года?
Дженсон Баттон: Надеюсь, так и будет, и наше преимущество останется с нами на протяжении всего сезона, но вряд ли всё сложится именно так. Да, мы с Рубенсом, как и прежде, будем подстегивать друг друга, но другие команды наверняка быстро подтянутся – к примеру, уже в Малайзии отдельные машины окажутся быстрее, чем в Мельбурне. Честно говоря, меня удивила скорость Феттеля – не думал, что они поедут настолько быстро. Эту победу не назовешь легкой, но в одном вы правы: мы с Рубенсом достаточно конкурентоспособны, у нас хорошая машина – так почему бы не побороться друг с другом?

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Sport Auto) Рубенс, что произошло на старте?
Рубенс Баррикелло: Я активировал защитную систему. Нужно взглянуть на телеметрию, чтобы понять, что произошло, но когда машина сдвинулась с места, сработала система, коробка передач перешла на нейтраль, и мне пришлось снова выжимать сцепление. При этом ты активно работаешь газом, резина буксует – в итоге я потерял несколько позиций. Дальше вы всё видели сами - я подъехал к первому повороту и мог избежать контакта, но один из гонщиков McLaren буквально впечатал меня в бок машины Red Bull. Тогда я подумал, что гонка закончена, но, к счастью, BGP001 выдержала удар и позволила продолжить борьбу.

Вопрос: (Иан Паркес – The Press Association) Дженсон, сегодня вы заработали больше очков, чем за предыдущие два года. Это лишний раз подчеркивает, насколько трудными были эти годы?
Дженсон Баттон: Два предыдущих сезона? Да, именно. Полная ерунда, не так ли? Нам было очень нелегко – с прошлогодней машиной мы не знали, что может произойти в том или ином повороте, однако приходилось с этим мириться. Мы не стали её дорабатывать, а направили все силы на новую модель – теперь вы можете убедиться в том, что команде по силам строить неплохие машины. Главное – не останавливаться на достигнутом: надеюсь, постепенно дорабатывая BGP001, мы сумеем удержать преимущество.

Вопрос: (Рон Рид – Herald Sun) Дженсон, в последние 24 часа вы беседовали с Ричардом Брэнсоном? Если да, то о чем?
Дженсон Баттон: Я не разговаривал с ним, мы занимались своими делами.

Вопрос: Ярно, разумеется, выводы делать еще рано, но не кажется ли вам, что сегодняшняя форма Toyota позволяет бороться за титул?
Ярно Трулли: Трудно сказать – сегодня я не смог приблизиться к этим парням, которых все считают фаворитами. Но зимой мы выглядели очень неплохо, и мне сразу понравилась наша машина. Сегодняшний результат – заслуга команды, но я горжусь тем, что участвовал в этой работе, делился опытом, и в какой-то мере определял направление развития. Не было никакого ориентира, но я практически сразу сказал инженерам, что у нас хороший базис – впервые я говорил им, что хорошо, а что плохо, подсказывал какие-то шаги, и в итоге получилось, что я не только хорошо управляюсь с машиной, но и могу вести команду в определенном направлении.

Я получил то, что хотел, вместе со мной и Тимо. Команда работает очень неплохо, а атмосфера внутри просто великолепная – да, результат, прежде всего, зависит от машины, а не от гонщика, но хорошую машину ещё нужно построить. Сегодняшний результат – отличный способ доказать, что Toyota на верном пути, однако о шансах на титул говорить пока рано.

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Дженсон, пара вопросов. Первый – о чем вы подумали, когда незадолго до финиша на трассу снова выехала машина безопасности? Вы не опасались, что это помешает блестящему финишу, или заранее знали, что победа у вас в руках? И второй – можно ли считать сегодняшний результат ответом для тех, кто сомневался в вашем таланте?
Дженсон Баттон: Когда на трассе появилась машина безопасности я не думал, что финиширую за ней – скорее это было нечто вроде: «Боже мой, опять машина безопасности!» Но когда я все-таки пересек черту, для меня не имело значения, как это произошло – эмоции были точно такими же - я выиграл гонку.

Второй вопрос? Эта победа принадлежит мне и моей команде, и не стоит упрекать людей в том, что они думали несколько лет назад. Приятно слышать о себе что-то хорошее, но у меня нет причин обижаться на критику – я просто рад быть здесь.

Вопрос: (Ливио Оррихио – O Estado do Sao Paulo) Вопрос ко всем: вы не боитесь, что FIA может пересмотреть результаты этой гонки?
Дженсон Баттон: Сами гонщики ничего менять не могут. Мы нужны для того, чтобы выжать из машины максимум – этим мы занимались сегодня, будем заниматься и дальше, а там посмотрим, как всё сложится. Сейчас я просто наслаждаюсь победой.

Рубенс Баррикелло: Все в руках FIA, но она уже проверила машины и признала их соответствующими регламенту, поэтому я не жду перемен.

Вопрос: (Пауло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Для Рубенса и Ярно: основываясь на опыте сегодняшней гонки, можете ли вы сказать – новые правила способствуют увеличению числа обгонов, или ситуация не изменилась?
Рубенс Баррикелло: Не знаю, смогу ли ответить вам прямо сейчас – хотелось бы дождаться Малайзии, поскольку сегодняшняя гонка получилась немного странной. Мы стартовали в 17:00, в условиях не лучшей видимости и снижающейся температуры – на разных стадиях гонки баланс машины менялся. В какой-то момент я мог спокойно провести обгон, не меняя при этом настройки антикрыла, однако пока рано судить об успехе – сегодня у многих возникли проблемы, для полноценного ответа лучше подождать еще неделю…

Ярно Трулли: Изменения сделали гонку интереснее, а обгонов стало чуть больше. Впрочем, трасса была сильно затемнена, и нам приходилось действовать аккуратно. Хотя… Не хочу показаться пессимистом, но я очень долго ехал за Джанкарло Физикеллой, темп которого был на полторы секунды медленнее, и не мог провести атаку, несмотря на достаточно агрессивные попытки. Возможно, ситуация немного улучшилась, но о серьезных изменениях говорить еще рано. Поживем – увидим: я был бы рад большему числу обгонов.

Вопрос: (Ричард Уильямс – The Guardian) Дженсон, во время первых тестов вы полагали, что подобный результат возможен? Если да, то что в BGP001 делает ее столь комфортной для вас?
Дженсон Баттон: После всего четырех кругов по трассе в Барселоне я почувствовал, что машина конкурентоспособна, а когда взглянул на протокол, только укрепился в своем мнении. Возможно, отчасти дело в шинах, которые очень подходят BGP001, хотя на сликах даже прошлогодняя машина ехала достаточно уверенно.

По сравнению с прошлым сезоном мы добились серьёзного прогресса, как в механике, так и в аэродинамике, а компания Mercedes предоставила нам великолепный мотор с очень гибкими характеристиками. Мы смогли отладить всё за какие-то шесть или семь дней – это потрясающе! Не одна конкретная деталь – вся машина выглядит очень неплохо, однако, как мне кажется, её потенциал еще не раскрыт.

Другие новости