Гэри Хартстейн: Всё, что нам остаётся – это ждать

Гэри Хартстейн

Гэри Хартстейн, бывший медицинский делегат FIA, а ныне профессор анестезиологии и медицины чрезвычайных ситуаций университетского госпиталя в Льеже, отреагировал на домыслы о состоянии и перспективах выздоровления Михаэля Шумахера, появившиеся в британской прессе, в частности в газете The Daily Mail. В своём блоге он изложил более взвешенный и профессиональный взгляд на ситуацию.

При этом Хартстейн подчеркнул, что не был в Гренобле, не общался с врачами, которые занимаются лечением семикратного чемпиона мира, не видел документации, связанной с его травмой, и в своих рассуждениях исходит исключительно из собственного опыта, а также опыта его коллег-медиков, имевших дело с подобными травмами.

Гэри Хартстейн: «Что может происходить сейчас? Почти наверняка Михаэль по-прежнему находится в отделении интенсивной терапии. Я это говорю, прежде всего, потому, что после столь серьёзных травм ему до сих пор требуется такой уровень ухода, но ещё и по другой причине: если бы его перевели в обычную палату, это стало бы достаточно заметным поводом для новости, о которой почти точно стало бы известно. Если дыхание Михаэля по-прежнему идёт через респиратор, то ему, скорее всего, делали трахеотомию. Для пациента это более щадящий вариант, при котором не страдают голосовые связки…

Более важным является вопрос об “искусственной коме”. Я очень не люблю этот термин, поскольку он не несёт никакой полезной информации. Изначально Михаэль, несомненно, находился в очень глубоком состоянии седации – для того, чтобы проще было справиться с опасно высоким уровнем внутричерепного давления.

Теперь, когда экстремальный период в основном позади, проблема высокого внутричерепного давления почти наверняка снята. Отёки и ушибы мозга постепенно рассасываются, а это означает, что уровень седации был снижен…

Это было бы хорошим знаком: если седативный эффект снижен, и если Михаэля постепенно возвращают к нормальному дыханию – в случае если неврологический статус это позволяет – тогда через несколько недель мы сможем расслабиться и следить за дальнейшим развитием ситуации. Это означало бы, что достигнут определённый прогресс, но его динамику будет трудно прогнозировать…

Также нельзя исключать, что седация уже прекращена, а Михаэль вынужден терпеть дыхательную трубку, поскольку не может дышать самостоятельно, и признаков возвращения в сознание нет. Через три недели после травмы это может быть наихудшим из вероятных исходов, поскольку означает высокий риск того, что нормальное сознание уже не будет восстановлено.

Вкратце о терминах “критическое состояние” и “стабильное состояние”. Прежде всего, оба не вполне конкретны. Важно воспринимать их, скорее, как некую общую характеристику, чем точное медицинское заключение. Первый означает, что существует угроза жизни пациента или его жизненно важным органам. Второй говорит о том, что некая ситуация не меняется, но, как правило, остаётся в пределах нормы. Итак, состояние Михаэля уже не критическое (внутричерепное давление нормализовано), но стабильное, и все его физиологические параметры находятся в приемлемых рамках.

А теперь переходим к трудной теме. Каким может быть вероятный исход?.. Прежде всего, позвольте сказать вот что: крайне маловероятно, что Михаэль вернётся таким, каким мы его знали до происшествия. Полагаю, если он сможет самостоятельно ходить, есть, одеваться, и если он в значительной степени сохранит элементы своей индивидуальности, это можно будет считать триумфом современной медицины и способности человека к восстановлению. Если выздоровление дойдет до этой фазы (что абсолютно ВОЗМОЖНО, хотя и маловероятно), то останется открытым вопрос, в какой мере восстановятся “высшие функции” – память, способность к концентрации, чтению и т.д. Сразу позвольте сделать оговорку: я бы очень хотел ошибиться!

Наихудшим исходом будет продолжающееся состояние комы… Понятно, что это катастрофический исход, и он тоже вполне возможен, если исходить из того, что нам известно о первоначальных травмах (обстоятельства падения, гематомы, ушибы и т.д.), и учитывать относительно долгий период с высоким внутричерепным давлением… Это называется вегетативным состоянием. Если приводить очень приблизительную статистику, то примерно 50% пациентов с подобными травмами, которые находятся в вегетативном состоянии в течение месяца, возвращаются в сознание, часто с заметными неврологическими нарушениями. Если вегетативное состояние продолжается шесть месяцев, это число падает до 20%. После одного года восстановление нормального сознания происходит крайне редко…

Так что причины для тревоги, безусловно, есть, причём, для серьёзной тревоги. Но нет причин расставаться с надеждой. Всем, кому доводилось работать с пациентами, перенесшими ОЧЕНЬ серьёзные черепно-мозговые травмы, известны случаи, когда люди выздоравливали. Всё, что нам остаётся – это ждать и поддерживать Михаэля и его близких».

Текст: . Источник: блог Гэри Хартстейна
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости