История о том, как в Ф1 едва не появились моторы Smart

О новом техническом регламенте на двигатели, о котором участники и организаторы чемпионата мира уже практически договорились, может быть официально объявлено уже на следующей неделе. И велика вероятность, что благодаря ему в Формулу 1 в качестве поставщиков силовых установок через четыре года придут такие компании, как Audi и Porsche.

В этой связи издание The Race вспоминает теперь уже давнюю историю о том, как один ныне хорошо известный, а тогда совсем молодой бренд едва не пополнил ряды мотористов, но этого всё-таки не случилось.

Дело было в 2003 году, в период, когда интерес крупных автопроизводителей к Формуле 1 был на пике. А вот дела Эдди Джордана, основателя и тогда ещё владельца команды Jordan, шли крайне неважно, и в той непростой ситуации ему нужно было заключить контракт на поставку двигателей.

А ведь ещё относительно недавно перед ним открывались едва ли не радужные перспективы. В 1998 году на ярко-жёлтых машинах стояли неплохие двигатели Mugen-Honda, и японский автогигант проявлял интерес к покупке всей команды. С одной стороны, Джордан был заинтересован в продаже своего детища, с другой, когда ирландец узнал, что ему останется лишь 10% акций команды, а её название поменяется на Honda, он заявил, что никогда на это не согласится.

Тогда в Honda пошли другим путём, и в итоге в 2000 году начался довольно долгий период партнёрства с командой, которая в те времена называлась British American Racing или BAR (ныне Mercedes). Она использовала такие же двигатели Honda, но команда Эдди Джордана выступала несколько более успешно.

В 2002-м стало понятно, что в Honda хотят досрочно расторгнуть пятилетний контракт c Jordan на том основании, что обязательства поставлять моторы были рассчитаны лишь на два года, а на период с 2003-го по 2005-й был предусмотрен опцион, который японская компания решила не использовать.

Её позиции оказались сильнее, Джордан расстроился, но в Honda выплатили ему $22 млн. отступных, которые команда из Сильверстоуна могла использовать, чтобы заключить контракт с другим мотористом.

Машины Jordan в 2003 году, фото XPB

Новым поставщиком стала компания Ford, и двигатели Cosworth RS1 появились на машинах Jordan в 2003 году, однако на 2004-й хитроумный Эдди пытался заключить альтернативную сделку.

В апреле в дни Гран При Сан-Марино он начал переговоры с Mercedes, прощупывая почву на следующий сезон: идея была в том, чтобы штутгартский концерн поставлял Jordan свои двигатели под брендом Smart. Моторы Mercedes, стоявшие на машинах McLaren, были явно мощнее Cosworth, а для немецкой компании это была хорошая возможность привлечь внимание к тогда ещё не слишком раскрученному бренду.

Дело даже дошло до заключения предварительных договорённостей, в частности предполагавших, что за руль одной из машин Jordan в 2004-м сядет Гэри Паффетт, молодой британский гонщик, тест-пилот McLaren, одновременно выступавший за Mercedes в DTM.

Но политическая обстановка в Формуле 1 начала меняться, это сыграло свою роль, и контракт так и не был подписан. В тот период автоконцерны объединились и начали угрожать Берни Экклстоуну организовать альтернативный чемпионат, если им не будет предоставлено право более серьёзно влиять на все процессы.

Берни Экклстоун и Эдди Джордан, 2003 год, фото XPB

На фоне этих событий компания Ford обратилась к остальным автопроизводителям с просьбой позволить ей стать единственным поставщиком двигателей независимым командам. Таких было две – Jordan и Minardi. Все согласились, в том числе Mercedes, и это поставило крест на уже было замаячившем на горизонте альянсе Jordan-Smart.

Всё, что было дальше, хорошо известно: корпорация Ford осталась поставщиком команды Эдди Джордана ещё на сезон, но в 2004-м приняла решение уйти из Формулы 1 и продала заводскую команду Jaguar австрийской компании Red Bull, а на 2005-й Jordan подписала контракт на двигатели с Toyota.

Однако проект Эдди Джордана близился к своему финалу, и в январе 2005 года было объявлено о продаже команды компании Midland, главой которой был канадский предприниматель Алекс Шнайдер, уроженец города Ленинграда. Сделку помог заключить Берни Экклстоун.

Алекс Шнайдер, новый хозяин команды Jordan, Гран При Австралии, 2005 год, фото XPB

В течение одного сезона команда ещё выступала под прежним названием, а в 2006-м была переименована в Midland, но это уже другая история. Возможно, ход событий был бы несколько иным, если бы тремя годами ранее Эдди Джордану всё-таки удалось подписать контракт с Mercedes, но сейчас уже нет смысла об этом рассуждать.

Текст: . Источник: The Race
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости