Джеймс Аллен о трех фазах становления Хэмилтона

Джеймс Аллен рассуждает о недавних комментариях Льюиса Хэмилтона, заявившего в интервью Channel 4, что после Гран При Абу-Даби он почувствовал неуважение к себе со стороны руководства команды Mercedes. Прав ли Хэмилтон в этой ситуации? – задаётся вопросом британский эксперт.

Прав ли Льюис, что выносит всё это на публику, учитывая, в какой ситуации он и команда Mercedes оказались в период подготовки к 2017 году?

Однозначно, он оказал услугу этому телеканалу, ведь благодаря ему после вчерашней программы, посвящённой обзору сезона, Channel 4 оказался в центре общего внимания. Цитаты из интервью Льюиса тут же разлетелись по всему интернету…

То, что произошло в финале сезона в Абу-Даби – действительно интересный эпизод, о котором в Mercedes должны сожалеть. Лучше было бы его избежать, особенно в свете дальнейших событий, связанных с отставкой Нико Росберга.

Кубок конструкторов команда выиграла задолго до финала сезона, оставалось только дождаться, чем закончится борьба двух гонщиков Mercedes за чемпионский титул. Ведь у руководства команды вроде бы не было причин вмешиваться в ход гонки, тем более, они так гордились, что позволяют своим пилотам соперничать.

Мало кто в курсе того, что именно происходило в команде перед стартом финального Гран При на совещании с гонщиками, но понятно, что там были оговорены какие-то правила игры, и, судя по тому, как Падди Лоу на последних кругах отдавал по радио инструкции, требуя, чтобы Хэмилтон ехал быстрее, логично предположить, что подобный сценарий тоже обсуждался.

Скорее всего, Льюис ответил, что в борьбе за победу в чемпионате он имеет право делать всё, что не противоречит официальным правилам, тем более после схода с дистанции Гран При Малайзии из-за отказа двигателя, что обернулось для него потерей 25 очков.

На недавней церемонии Autosport Awards в Лондоне Лоу сказал, что худшим моментом сезона было не столкновение гонщиков Mercedes в Барселоне, а скорее инцидент, произошедший под конец Гран При Австрии. Дело в том, что только после испанского этапа чемпионата в команде установили новые внутренние правила, в соответствии с которыми контактная борьба на трассе недопустима, но именно в Австрии они были нарушены.

Эти слова позволяют представить, о чём думало руководство чемпионской команды во время непростого Гран При Абу-Даби. И при этом они не меняют главного: вмешиваться в ход гонки не было необходимости, и вот почему. У миллионов болельщиков Хэмилтона уже давно закрались подозрения, что против их кумира в недрах Mercedes зрел заговор, что руководство команды хотело, чтобы титул достался немцу, и когда Льюису пытались не позволить использовать единственное средство, которое у него оставалось, чтобы изменить ход событий в свою пользу, то всё это только подпитывало подобные теории.

Ирония судьбы в том, что Росберг объявил об отставке практически сразу после того, как выиграл чемпионат. Если бы Падди Лоу и Тото Вольфф могли это предвидеть, они бы, наверное, не стали мешать Льюису…

Как бы то ни было, Росберг стал чемпионом и откланялся. И теперь интересно, как будут складываться дальнейшие отношения Хэмилтона, Лоу, Вольффа и Ники Лауды. Также любопытно, перейдёт ли Лоу в Williams. Как раз поэтому и заслуживает внимания тот факт, что Льюис перешёл в активное наступление: он поигрывает мускулами и даёт понять, кто теперь главный в Mercedes, и отныне всё будет так, как он хочет.

Скорее всего, его напарником станет Валттери Боттас, и теперь есть риск, что если руководство Mercedes начнёт предоставлять финну какие-то преференции, Хэмилтон тут же обратит общее внимание, что Вольфф не только руководитель команды, но ещё и один из менеджеров Боттаса. Всё это психологические игры, которые иногда перестают быть тонкими.

В любом случае, позиции Хэмилтона сейчас заметно усилились. Во-первых, два его вероятных соперника, гонщики Red Bull Racing, жаждут добиться успеха и будут бороться друг с другом, как он боролся с Росбергом. Отношения между Даниэлем Риккардо и Максом Ферстаппеном могут запросто испортиться. На контрасте с этим, Льюис собирается добиться, чтобы в Mercedes всё было так, как нужно ему.

Но есть ещё один фактор, который в следующем году будет работать на Хэмилтона – шины. Понятно, что переход на более широкую резину обусловлен вовсе не эстетическими соображениями – дело в физике. Всё просто: при более широкой резине нагрузки на шины будут распределяться более равномерно, и можно будет более эффективно контролировать их температурный режим и деградацию. Всё это позитивно скажется на качестве гонок, что подтверждают и данные, полученные Pirelli на тестах: в 2017 году гонщики смогут атаковать намного агрессивнее, как в старые добрые времена.

И Льюис Хэмилтон – один из тех, кто выиграет при этом больше других. Как только он получит в своё распоряжение резину, позволяющую атаковать на пределе, он покажет всё, на что способен. В 2017-м мало кто сможет с ним соперничать, и он это понимает. Но ему нужно, чтобы команда его полностью поддерживала в стремлении выиграть четвёртый титул и установить абсолютный рекорд по числу поулов, который уже близок. Именно поэтому он уже сейчас начинает пикироваться с Вольффом, чтобы добиться нужного ему положения в команде.

Как-то странно всё складывается: руководитель команды готов платить ему $30 млн. плюс огромные бонусы, поддерживает своего звёздного гонщика, но при этом за кулисами идёт какая-то борьба. Впрочем, такое бывало и раньше, например, между Роном Деннисом и Сенной или Простом, между Энцо Феррари и Ники Лаудой – таких примеров достаточно. И только случай с Жаном Тодтом и Михаэлем Шумахером не вполне типичный, там была полная гармония.

Сейчас мы наблюдаем 3-ю фазу развития Хэмилтона-гонщика. В первой он был трудолюбивым парнем, чьей карьерой занимался очень напористый отец, а также у него был талант, ниспосланный Небесами. И тогда Льюис выступал за McLaren.

Во второй фазе он стал более зрелым профессионалом, разошёлся с отцом, его жизнь за пределами трассы стала более яркой и насыщенной, и он поменял команду, перейдя в Mercedes. Результаты пошли вверх, он стал зарабатывать большие деньги и чемпионские титулы, превратившись в суперзвезду мировой величины.

И вот теперь третья фаза. Льюис – профессионал экстра-класса, вполне сложившийся, но при этом жаждущий новых побед, который знает себе цену и будет диктовать начальству свои порядки. Любопытно посмотреть, как Тото Вольфф со всем этим справится, и долго ли ещё он собирается руководить командой Mercedes, или ему уже пора переходить на более высокий уровень.

Текст: . Источник: блог Джеймса Аллена
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости