Интервью с Кеном Андерсоном и Питером Уиндзором

Кен Андерсон и Питер Уиндзор

Вопрос: Питер, несколько месяцев назад вы с Кеном объявили о создании американской команды к началу 2010 года. Как обстоят дела?
Питер Уиндзор: Что ж, Кен был со мной на Гран При Испании. На самом деле, мы впервые с момента заявления о создании команды вместе приехали на гонку, это по-своему знаменательное событие. Мне невероятно повезло, я имею возможность планировать создание команды! Во время прогулки по пит-лейн люди подходили и поздравляли нас – пусть это несколько преждевременно, но все равно приятно видеть столь серьёзный интерес к проекту.

Однако вернемся к сути вашего вопроса. Мы много работаем за пределами досягаемости камер и ждем от FIA определенной формализации, чтобы имена дебютантов были официально объявлены, а правила определены. Тогда мы сможем действовать в открытую и быть самими собой, а пока нужно сохранять спокойствие.

Вопрос: Насколько «американской» будет эта команда? Планы базирования в Шарлотте, Северная Каролина, остаются в силе?
Кен Андерсон: Да, пару недель назад мы переехали в новое здание. Машина уже спроектирована, в июне мы приступим к изготовлению деталей, а к концу сентября новинка выйдет на трассу. Что касается «американского духа», очень мало людей осознают, сколько вещей, используемых в Формуле 1, вышло из Соединенных Штатов, будучи продуктом американской аэрокосмической отрасли – к примеру, тот же карбон. На самом деле мы не будет делать что-то принципиально иное, чем европейские команды – мы лишь подчеркиваем тот факт, что многое зародилось в США. Мы проектируем машину на американском программном обеспечении и американской технике, следующим шагом станет выбор американского гонщика.

Вопрос: Насколько далеко вы продвинулись в процессе подбора кадров?
Питер Уиндзор: Настолько, насколько должны были продвинуться к данному этапу. Ключевые специалисты уже работают над машиной, нам нужны еще люди как с технической, так и с управленческой специализацией. Команда будет постоянно расти – до конца года мы вряд ли наберем достаточное количество механиков и специалистов по логистике. Если вы нанимаете хороших специалистов – а мы преследуем политику, или, лучше сказать, философию «нанимай минимальное число лучших» – то не важно, на каких областях они специализируются: они принесут с собой связи и ресурсы, к которым мы получим доступ. В США есть из кого выбирать…

Вопрос: Сколько человек уже нанято?
Кен Андерсон: Около двадцати, но каждый из них способен привести еще двоих-троих. Мы обустраиваем инфраструктуру, формируем управляющее звено и конструкторский отдел. В июне мы наймем тех, кто будет непосредственно строить машину, и перейдем от проектирования к сборке. К концу года будут обустроены европейские мощности, и мы начнем набирать людей для гоночной команды.

Вопрос: Иерархия уже сформировалась?
Кен Андерсон: Она вырисовывается всё более отчетливо, большего я сказать не могу.

Вопрос: Через несколько месяцев гонщики будут доступны к подписанию контрактов, но у вас должен быть план, кого вы хотите заполучить. Уверен, в вашу дверь многие уже постучали...
Питер Уиндзор: С самого начала мы с Кеном предложили вариант с двумя американскими гонщиками. Американская команда, американская машина – так почему бы не пойти до конца и не заполучить двух американских гонщиков? Здесь есть два момента: во-первых, это шанс оказать поддержку местным талантам - вне зависимости от национальности – и вывести его на вершину, что само по себе здорово! Теперь американские гонщики получают реальную альтернативу NASCAR, которая пусть и является великолепной гоночной серией… но если спортсмен желает выступать на кольцевых автодромах на машине с открытыми колесами, в США у него очень мало вариантов, несмотря на огромные размеры страны. Мы будем искать таланты, у нас уже есть несколько кандидатур…

Вопрос: Не могли бы вы назвать имена?
Питер Уиндзор: Некоторые американцы неплохо смотрятся в формульных классах – Райан Хантер, Джонатан Саммертон, Даника Патрик, Грэм Рейхол, Эй Джей Аллмендингер, ныне выступающий в NASCAR. Молодое поколение также выглядит очень сильно: Габи Чавез – триумфатор многих гонок BMW, Алекс Росси – американец, выигравший прошлогодний чемпионат BMW, Конор Дейли – сын Дерека Дейли, и Джозеф Ньюсгартен, как раз сейчас выигрывающий гонки в Англии. Эти четверо очень молоды и невероятно талантливы, однако помимо них есть и другие, на каждого упомянутого мною гонщика приходится как минимум один не названный. Еще три месяца назад ни один из них даже представить себе не мог, что получит возможность попасть в Формулу 1, для нас большая честь дать им этот шанс.

Вопрос: Вы, вне всяких сомнений, внимательно следите за обсуждением вопроса об ограничении бюджетов. Вы поддерживаете планы Макса Мосли ограничить сумму расходов 40 миллионами фунтов?
Питер Уиндзор: Это всё равно огромная сумма!

Кен Андерсон: Мы начали планирование задолго до обсуждения этого вопроса, и сейчас всё складывается в нашу пользу. Мы планировали начать проект с нуля, закупить лишь самое необходимое, нанять действительно нужных людей. Гораздо легче начинать с нуля и постепенно расти, чем работать с бюджетом в 300-400 миллионов фунтов и постепенно сокращать объемы. Если ты желаешь снизить расходы, ты просто лимитируешь доступную сумму средств – в этом преимущество ограничения бюджета.

В других гоночных сериях предпринимались попытки ограничить использование технологий, однако это не остановило людей в их желании тратить деньги. Еще не решено, что включать в итоговую сумму, а что – нет, но вскоре всё станет ясно. Мы с Питером начали этот проект, поскольку абсолютно уверены в том, что Формула 1 – величайшее соревнование на планете, крупнейшее телевизионное шоу и та среда, где можно делать бизнес, а хороший бизнес требует определенного начального капитала и низких затрат.

Вопрос: Вы стремились именно к такому бюджету?
Кен Андерсон: Эта цифра не так уж и далека от того бюджета, который мы выбрали задолго до начала дискуссии об ограничении затрат. За последние несколько лет расходы на многие компоненты значительно снизились, что дало нам возможность задуматься о создании команды – к примеру, раньше контракт на поставку мотор обходился в 30 миллионов долларов в год, а сейчас он стоит намного дешевле. Кроме того, для любого автопроизводителя американский рынок остается крупнейшим в мире, поэтому наличие местной команды должно быть выгодно всем.

Вопрос: Вы уже готовы подписать контракт на поставку моторов?
Кен Андерсон: Посмотрим, как все сложится. Пока есть два варианта – Cosworth... или еще кто-нибудь.

Вопрос: У каждой из действующих команд есть своя точка зрения на снижение затрат. А что хотели бы видеть вы, будучи дебютантом чемпионата?
Питер Уиндзор: Должен заметить, FIA проделала невероятную работу, существенно снизив барьеры, мешавшие новичкам дебютировать в Формуле 1. В предыдущие годы требовалось внести огромный депозит, а сейчас наступил довольно удачный момент для создания команды, за что FIA заслуживает самой большой благодарности. Еще раз напомню: мы с Кеном задумали наш проект задолго до снижения указанных барьеров, но тогда у нас не было шансов на дебют, а сейчас условия серьёзно изменились к лучшему.

Вопрос: Вы говорили, что финансовый кризис может дать вам возможность присоединиться к миру Формулы 1. Вы по-прежнему так считаете, или вам уже приходилось сожалеть о своем стремлении?
Питер Уиндзор: Ни разу! Дебют в период рецессии особенно интересен, он может заставить людей иначе взглянуть на Формулу 1. Можно ли в этом виде спорта работать с прибылью и добиваться успеха? Если бы это было не так, у Формулы 1 не осталось бы ни единого шанса пережить кризис, поэтому остается лишь один ответ: Да!

Мы предлагаем несколько иную модель работы, отличающуюся от принципов действующих команд. Как известно, в период рецессии люди больше смотрят прямые трансляции, а Формула 1 остается крупнейшим телевизионным мероприятием и с экранов выглядит очень неплохо. Учитывая данное обстоятельство, концепция создания рабочих мест в период массовых увольнений выглядит для нас особенно ценной. Жаль, мы не можем нанять всех, кто заслуживает работу, но сделаем все возможное, чтобы заполнить имеющиеся вакансии.

Вопрос: Некоторые говорят, что в настоящий момент на стартовой решетке представлено три вида машин: с двойным диффузором, с KERS и без всех этих устройств. По какому пути пойдете вы? Вы действительно хотите скорейшего закрепления регламента?
Кен Андерсон: Было сказано, что команды с ограниченным бюджетом смогут использовать некий стандартный диффузор – думаю, это позволит сэкономить массу средств, затрачиваемых на тестирование элементов в аэродинамической трубе. С KERS все зависит от двигателя, и сейчас эффективность системы стоит уйму денег. Сейчас я бы не стал устанавливать систему на машину, но если мы станем командой с ограниченным бюджетом, и с правильным мотором у KERS будет достаточный потенциал, я, возможно, изменю свое мнение.

Прелесть ограничения бюджета в том, что устанавливается лимит не на технологии, а на расходы – у нас есть возможность самостоятельно выбирать направления для инвестиций. Что касается правил, мы вполне можем опираться на действующий регламент, а в следующем году, на мой взгляд, главным изменением будет отмена дозаправок, что потребует большего топливного бака.

Вопрос: В текущем сезоне привычный расклад сил существенно изменился: бывшие неудачники выбились в лидеры, а фавориты оказались в роли догоняющих. Похоже, интеллект способен потягаться с большим бюджетом! Это обстоятельство помогает вам привлекать спонсоров?
Кен Андерсон: Конечно! Должен заметить, что инвесторы в любом случае в нас верят, и первые четыре гонки лишь подтвердили правильность нашего подхода. Типичный характер мышления сводился к следующему: чтобы догнать Ferrari или McLaren, ты должен тратить как можно больше, но сейчас этот принцип уже не работает, и многие разделяют наше мнение. В предыдущие годы гонки были весьма предсказуемы, и все обожали дождевые этапы, поскольку только погода могла изменить привычную картину, однако в нынешнем сезоне с новыми антикрыльями и сликами все выглядит гораздо более динамичным. Ну а через год – будьте начеку!

Вопрос: Какие шаги будут предприняты вами до конца этого года?
Кен Андерсон: Во-первых, нужно получить одобрение нашей заявки! Мы подали ее в декабре прошлого года, и все решится в период с 22 мая по 12 июня.

Сейчас дизайн машины обрабатывается средствами вычислительной гидродинамики, и если заявка будет одобрена, 12 июня мы приступим к производству деталей. Возможно, мы станем одной из первых команд, использующих 100% модели в аэродинамической трубе – нет ничего лучше, чем работать с полномасштабными вариантами, поскольку только так можно устанавливает полноразмерные детали на полноразмерную машину.

Всё это должно произойти примерно в конце сентября, а конструкцию подвески мы опробуем уже в октябре-ноябре. Обкатка машины пройдет в первую неделю января – здесь многое зависит от мотора, но если все сложится идеально, новинка, возможно, выйдет на трассу в ноябре или декабре.

Текст: . Источник: Официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё