Джоди Шектер: Макс Ферстаппен пилотирует лучше меня

Джоди Шектер

Южноафриканец Джоди Шектер выиграл титул за рулём Ferrari в 1979-м, после чего следующим гонщиком, повторившим это достижение, спустя 21 год стал Михаэль Шумахер. Завершив карьеру в 1980-м, Шектер занялся производством военных симуляторов, а затем стал фермером. В интервью итальянской газете La Repubblica он рассказал о своём бизнесе, а также о некоторых страницах гоночной карьеры и поделился соображениями о современной Формуле 1.

Вопрос: Джоди, вы уже давно не участвуете в гонках…
Джоди Шектер: И хорошая новость в том, что я до сих пор жив!

Вопрос: Гонки были настолько опасными?
Джоди Шектер: Вы представляете, что такое русская рулетка? Каждый год вы начинаете сезон, понимая, что один или два гонщика погибнут.

Вопрос: Тогда почему вы продолжали выступать в гонках?
Джоди Шектер: В сущности, именно поэтому я решил остановиться и завершить карьеру в 30 лет – это очень рано. Я завоевал титул с Ferrari и в начале следующего сезона объявил об отставке. В молодости вы готовы умереть ради Формулы 1. Но либо вы просто не думаете о смерти, либо ваше желание выступать в гонках гораздо сильнее. Затем в какой-то момент вы замечаете, что кто-то из вашего окружения погибает, и смириться с этим тяжело.

По правде говоря, я хотел завоевать титул, а достигнув цели, задал себе вопрос: «К чему продолжать? Чтобы выиграть еще один чемпионат? Это слишком опасно». Ничего не оставалось, как завершить карьеру. Было бы глупо продолжать гоняться.

Вопрос: Вы поступили так же, как Нико Росберг…
Джоди Шектер: Я остался в Формуле 1 ещё на один год. И мне кажется, что Росберг не должен был так поступать, ведь сейчас всё иначе. Впрочем, это мое мнение, а все действуют так, как считают нужным. Лично я завершил карьеру, потому что мне было что терять, а приобрести было уже нечего.

Вопрос: В начале карьеры вы были очень агрессивным гонщиком. Вы говорили себе, что это безумие?
Джоди Шектер: Скажем так: я был очень смелым. Прежде чем сесть в машину, я повторял себе: сегодня надо быть настолько отважным, что если у кого-то окажется больше смелости, значит, ты слабак.

Вопрос: Затем вы внезапно изменили стиль пилотирования…
Джоди Шектер: Да, в какой-то момент я понял, что если хочу выиграть титул, то надо финишировать в гонках. При этом неважно, как вы выглядите на трассе: если выступать слишком ярко, то вы не сможете победить. После этого я многое поменял.

Вопрос: Однако прежде вы спровоцировали самую крупную аварию в истории автоспорта…
Джоди Шектер: У меня их было столько! Но согласен, авария в Сильверстоуне в 1973-м, о которой идет речь, действительно была самой серьёзной. Я потерял контроль над машиной в конце первого круга, и её развернуло. Я сразу же понял, как будут развиваться события – в меня на полной скорости могли врезаться машин десять.

Вопрос: Вы помните, что сделали в тот момент?
Джоди Шектер: Я отпустил руль и стал размахивать руками, надеясь, что меня заметят и объедут, но ничего не смог сделать. Почти весь пелотон врезался в меня на полной скорости. На Youtube есть видео той аварии – она до сих пор вызывает у меня чувство страха. Поняв, что со мной всё в порядке, я сбежал – повреждения машин были такими серьезными, что гонщики других команд просто хотели меня убить.

Вопрос: Что подтолкнуло вас пилотировать менее агрессивно? Многие считают, что решающую роль в этом сыграла гибель вашего товарища, Франсуа Севера, и вы стали её свидетелем.
Джоди Шектер: Не знаю… Странно, но я не помню, что увидел в тот день: я остановил машину, подошёл к нему, аккумулятор искрил, что-то дымилось… Я что-то вижу, но не помню, что именно, затем поворачиваюсь и поднимаю руки в знак того, что всё кончено. Мне кажется, я видел его тело, но это стерлось из памяти.

Именно в этот момент я понял, что тоже могу погибнуть. Я никогда прежде не видел смерть так близко, как тогда. Франсуа был моим близким другом. Но его гибель не заставила меня ездить медленнее или менять стиль пилотирования: когда вы садитесь в машину и опускаете визор, у вас только одно желание – победить. Но потом я всё-таки скорректировал свой стиль, так как понял, что это единственный путь к победам.

Вопрос: Вы продолжаете следить за Формулой 1?
Джоди Шектер: Да, но последний раз был на гонке четыре года назад.

Вопрос: Вам нравится Макс Ферстаппен? Пожалуй, он должен вам кое-кого напоминать…
Джоди Шектер: Да, сначала он напоминал меня, хотя, возможно, он пилотирует лучше, чем я в своё время. Я бы сказал, что скорее похож на Льюиса Хэмилтона, но у меня случались аварии, которых никогда не было у него.

Например, сейчас Себастьян Феттель очень сильный соперник, впрочем, как и раньше, когда машины были другими. Но три года назад он уступил Даниэлю Риккардо. Что касается Фернандо Алонсо, то он мне не нравится: хорош на трассе, но ведет себя неправильно, например, как это было в 2007 году в McLaren.

Вопрос: Вы скучаете по гонкам?
Джоди Шектер: Возможно, сначала я просыпался со жгучим желанием провести ещё одну гонку в Монако. Однако затем я уехал в Америку, и всё прошло. Мне очень повезло: у меня было три жизни – сначала гонщика, а затем предпринимателя в Америке…

Вопрос: Чем вы занимались?
Джоди Шектер: Я создавал и продавал симуляторы для тренировки вооруженных сил. В конце концов, это была попытка развить технологии, которые более или менее похожи на Формулу 1. Мы с женой начинали с того, что вдвоём работали на собственной кухне, но в итоге в нашей компании трудились 280 сотрудников, а обороты достигали $100 млн. Мы продавали всё: симуляторы, винтовки, пистолеты-пулеметы, минометы. Военные с недоверием относятся к таким бизнесменам, но уважают того, кто рисковал жизнью на скорости 300 км/ч. В той компании я заработал гораздо больше, чем за многие годы в Формуле 1.

Вопрос: А ваша третья сфера жизни?
Джоди Шектер: Это фермерское хозяйство: я владею 80% поголовья буйволов в Великобритании и произвожу лучшую моцареллу в мире.

Вопрос: В Гэмпшире? В итальянском городке Баттипалья будут нервничать…
Джоди Шектер: В 2001 году я вернулся в Маранелло и купил все необходимое оборудование для производства моцареллы, а также пригласил очень авторитетного консультанта, болельщика Ferrari, который год был в разъездах между Италией и Великобританией и всех научил, что надо делать. Теперь у меня такая работа. Я вернулся из Америки в 2001-м, я был богат, но не слишком умён. Теперь я беден, но мудр.

Вопрос: Быть мудрым хорошо… Но бедным?
Джоди Шектер: Это шутка, но она не настолько далека от реальности. Пищевая промышленность – худший бизнес в мире. Я им занимаюсь уже 16 лет, и это может стать моим первым не окупившимся проектом.

Вопрос: Какая из сфер вашей деятельности вам ближе всего?
Джоди Шектер: То, с чего всё начиналось – в ЮАР, а затем в Европе. Первое желание, которое я отчётливо помню – сесть за руль карта. Но я плохо учился в школе. Тогда моя семья сказала, что если я закончу учебный год среди пяти лучших в классе, то мне купят карт. Я стал четвертым по успеваемости…

Второе воспоминание связано со сном, который я увидел спустя несколько месяцев – я выиграл титул за рулем своего карта, и у меня было всё: кубок, аплодисменты, девушки… Я проснулся поздно, не сделал домашнее задание и опоздал в школу.

Вопрос: Затем вы отправились в Европу…
Джоди Шектер: Да, у меня была стипендия на учебу. Но дорога получилась очень длинной. Чем дальше я продвигался, тем сильнее становился прессинг – не тот, что на меня оказывали окружающие, а тот, что я сам себе устраивал. В итоге я подписал контракт с McLaren на 3000 фунтов.

Спустя несколько недель по просьбе Энцо Феррари ко мне подошёл Лука ди Монтедземоло: «Мы заплатим 60000 фунтов, если вы будете выступать в Ferrari». Но у меня был контракт с другой командой, и спустя годы меня пригласил сам Феррари. В приподнятом настроении я отправился на встречу. В комнате было совершенно темно, стояла белая мебель. Снаружи – телохранители.

Вместо приветствия меня спросили, сколько я хотел бы получать. Этот вопрос поставил меня в тупик, но затем я дал ответ, которым горжусь до сих пор: «Я слишком молод, чтобы говорить о деньгах».

Вопрос: И тогда ничего не получилось?
Джоди Шектер: Совершенно верно. В итоге я сел за руль знаменитой шестиколесной Tyrrell. Это было интересно, но она постоянно ломалась. Однажды я воскликнул в боксах: «Парни, эта машина ломается так часто, что я не могу сосредоточиться».

Вопрос: Затем вы вернулись в Ferrari и получили великолепный контракт, став первым гонщиком-миллионером в Формуле 1.
Джоди Шектер: Я не помню. Вполне возможно. Это был отличный контракт. В Ferrari искали замену для Ройтеманна, а я выступал за Walter Wolf Racing. Энцо пошёл ко мне и сказал: «Я хочу взять тебя на работу». Мы быстро договорились.

Вопрос: Каким человеком он был?
Джоди Шектер: Умным, но сложным. Каждый раз при встрече он приглашал меня к себе и угощал кофе. Приняв меня на работу, он больше не звал меня к себе. Меня это вполне устраивало – в конце концов, у меня было только две цели – получать хорошие деньги и выиграть титул.

Вопрос: У вас сложились особенные отношения с Жилем Вильнёвом…
Джоди Шектер: Да. В Ferrari существовали определенные правила, и мы их всегда уважали. Это стало основой для потрясающих отношений. До нашего появления Ferrari была не похожа на остальных: журналистам нравилось говорить о соперничестве в команде, гонщики полностью выкладывались, и был Коммендаторе… Уверен, ему тоже нравилось, что в команде несколько напряжённая атмосфера.

Мы с Жилем были другими. Последнее воспоминание о нем довольно тяжёлое. Мы летели в Маранелло на вертолете. Тогда я уже не участвовал в гонках, а он возвращался после событий в Имоле, когда Дидье Пирони нарушил все неписанные правила и договоренности. Жиль был раздавлен и разъярён. Он был зол не на Пирони, а на Энцо Феррари, который его не поддержал.

Вопрос: У вас есть мысли начать деятельность в какой-нибудь новой сфере?
Джоди Шектер: Да. Как только разберусь с фермерскими долгами. Я передам её кому-нибудь и вернусь жить в Италию – отдыхать на пляже и наслаждаться массажем.

Текст: . Источник: La Repubblica
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости