Хэмилтон: Инцидент на пит-лейн не связан с прессингом

Льюис Хэмилтон (фото пресс-службы команды)

Льюис Хэмилтон об инциденте на квалификации в Сочи и ожиданиях от гонки...

Вопрос: Сразу после квалификации вы были очень самокритичны. Как вы оцениваете своё выступление спустя некоторое время? Вы довольны работой команды в финале квалификации?
Льюис Хэмилтон: Всегда полезно поразмышлять о произошедшем спустя какое-то время. По-моему, команда сработала идеально – всё сделано верно. Конечно, некоторые считают, что стоило раньше заехать на пит-лейн, но никому из нас не хотелось рисковать. Тем, кто занимал шестое, седьмое и восьмое места было проще идти на риск, а мы не были в этом заинтересованы.

Я раздосадован, что потерял контроль над машиной и задел ограждение на пит-лейн – именно поэтому я был самокритичен. В остальном квалификация прошла хорошо. После инцидента мне поменяли шины и переднее антикрыло. Но команде надо было выпустить Валттери на трассу, поэтому я около 64 секунд простоял на пит-лейн без термочехлов. Мои шины остыли. У нас с Валттери была огромная разница в температуре резины, что сыграло важную роль на круге выезда из боксов и на быстром круге.

Были и другие моменты, пришлось многих пропускать, поэтому я должен был часто смещаться на мокрую часть трассы. Всё это сыграло свою роль, но я уже не чувствую себя настолько ужасно, как сразу после сессии. Я полностью сосредоточился на гонке и надеюсь, что с машиной всё в порядке.

Вопрос: Каждый раз вам что-то мешает одержать сотую победу, в Италии вам задавали вопрос по поводу суеверия, но тогда вы сказали, что не верите в такие вещи. Но в Монце случилось то, что случилось, здесь вы стартуете четвёртым…
Льюис Хэмилтон: Я не суеверен. Когда-нибудь всё получится. Завтра я сделаю всё, чтобы одержать сотую победу. Это значимое число. На это всегда требуется больше времени, чем обычно.

Вопрос: Перед этой гонкой вы уступаете пять очков Максу Ферстаппену, а он будет стартовать с последних рядов из-за штрафа. Это даёт вам отличный шанс, ведь трасса подходит Mercedes, а в следующих гонках может быть больше проблем.
Льюис Хэмилтон: Подобные разговоры только добавляют прессинга. Любой шанс может сыграть важную роль. Кто знает, как будут развиваться события? Сейчас надо сосредоточиться на том, чтобы завтра добиться максимального результата для команды. В прошлой гонке Валттери оказался последним и финишировал третьим, так что для тех, кто стартует позади, ещё ничего не потеряно – всегда есть шанс отыграться и заработать много очков.

Вопрос: Вы сказали, что вас беспокоят небольшие повреждения машины: что именно произошло? И второй вопрос: вы уверены, что вам хватит силовых установок на оставшуюся часть сезона, или вам придётся отбывать штраф, как Максу в этот уик-энд?
Льюис Хэмилтон: Инцидент на пит-лейн был досадным, но я едва коснулся. Команда считает, что всё в порядке, вечером мы всё проверим. Очевидно, что машина спроектирована так, чтобы выдерживать высокие нагрузки в поворотах, я надеюсь, что небольшие удары ни на что не повлияют.

Я не знаю, что меня ждёт в плане силовых установок. У меня была проблема с одним двигателем, у Валттери – с несколькими. Я стараюсь беречь моторы: следить за оборотами, за работой с педалью газа, стараюсь проехать как можно меньше кругов… Но кто знает? Я могу только по максимуму использовать шанс.

Посмотрим. В нескольких предыдущих гонках была пара сложных моментов, но я разговаривал с командой, и мне сказали, что даже если бы не инцидент на пит-лейн, сегодня я всё равно не успел бы проехать два круга – именно столько кругов нужно, чтобы прогреть шины. Всё так как есть, и мы перераспределим усилия. У нас отличный темп в этот уик-энд, так что я всё равно позитивно настроен.

Вопрос: Вы сказали, что сегодня некоторые гонщики могли рисковать, а вы нет, ведь вы боретесь за титул. В гонке парни впереди будут действовать так же. Ландо Норрис уже сказал, что вам больше терять, чем ему. Как вы будете действовать?
Льюис Хэмилтон: Всё так, как есть. Я сражаюсь за титул, но у меня не самая лучшая позиция. Тем не менее это не означает, что я не буду атаковать. Надо найти правильный баланс, что прежде мне неплохо удавалось, так что всё должно быть в порядке.

Вопрос: Как обстоят дела с вашей шеей? Вы разместили в социальных сетях видео с процедуры иглоукалывания – это способ расслабить мышцы?
Льюис Хэмилтон: На прошлой неделе и перед началом уик-энда всё было отлично. Я возобновил тренировки и приехал сюда в хорошей форме. Но отработав целый день за рулём, я почувствовал некоторое напряжение в задней части шеи, а утром проснулся с небольшой болью. Утром Анжела поработала с моими мышцами, а сейчас я использую специальное приспособление, чтобы их расслабить. В целом всё в порядке, просто небольшое напряжение.

Вопрос: Непривычно, что вы допустили такой инцидент на пит-лейн – прошлый раз такое было 14 лет назад. Что именно произошло? В такой ситуации кто-нибудь обязательно скажет, что всё это из-за прессинга из-за борьбы за титул, ведь вы хотели воспользоваться штрафом Ферстаппена. Как вы это прокомментируете?
Льюис Хэмилтон: Это никак не связано с прессингом, ведь это не ситуация прессинга. Ошибки случаются. Я заехал на пит-лейн и знал, что у меня не так много времени. Я атаковал и старался как можно быстрее проехать по пит-лейн, чтобы как можно раньше вернуться на трассу. На предыдущих кругах можно было медленно заезжать на пит-лейн. Я подумал, что трасса подсохла и сцепление должно быть достаточно высоким. Я проехал чуть быстрее, чем обычно, и потерял контроль над задней частью машины: она заскользила и врезалась в стену.

Неловкий момент, и я недоволен тем, что это допустил, но такое случается. Мы все ошибаемся. Но такого не ждёшь от чемпиона мира. Проблема в том, что когда добиваешься такого успеха, любое неидеальное действие кажется неприемлемым. Но я человек. Отец позвонил мне после квалификации, мы об этом поговорили, теперь надо двигаться дальше. Завтра я снова сосредоточусь на гонке и надеюсь хорошо выступить.

Вопрос: Перед началом сезона Тото Вольфф заявил, что в следующем году Mercedes вернётся к серебристой расцветке. Это окончательное решение? Хотели бы вы оставить машины черными?
Льюис Хэмилтон: Я не думал об этом. Я не участвую в этом решении. Изначально команду называли «Серебряные стрелы». Год назад я попросил сделать машину черной, но не ожидал, что такая расцветка останется надолго, но мы уже второй сезон выступаем на черной машине. Это потрясающе.

Было бы неплохо вернуться к первоначальной расцветке, это не повлияет на нашу программу, касающуюся разнообразия в спорте. У нас хорошая программа, и в этом плане ничего не изменится.

Вопрос: Как известно, родители играют важную роль в увлечении автоспортом. Есть ли у вас воспоминания о том, как вы с отцом что-то делали вместе? Вы смотрели вместе гонки?
Льюис Хэмилтон: Да, у меня есть несколько воспоминаний. Я проводил выходные вместе с отцом в его однокомнатной квартире. Я помню кушетку, где он спал. Я помню, как мы завтракали и вместе смотрели Гран При.

Мне кажется, я помню день, когда увлёкся гонками. Сосед играл с радиоуправляемой машинкой, а когда я пошёл гулять, этот парень дал мне поиграть с машинкой. Мне было четыре или пять лет – я впервые гонял на радиоуправляемой машинке. Мой отец сказал, что я неплохо справился для своего возраста. К тому времени я уже увлекался автомобилями, ведь отец любил свою машину и заботился о ней. Сидя на заднем сиденье, я смотрел, как он переключает передачи. Он был моим героем.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости