Экклстоун: Я делаю то, что считаю правильным

Берни Экклстоун

Интервью с Берни Экклстоуном неизменно вызывают интерес, о чём бы он ни говорил. Тем более, говорит он всегда на важные темы, даже если остаётся скупым на слова.

Вопрос: Как у вас дела? Давненько вас не было видно…
Берни Экклстоун: Что ж, я здесь, никуда не делся. Если верить газетам, то большинство из нас должно отправиться на тот свет из-за коронавируса, но похоже, что я в норме.

Вопрос: Мысли о смерти вас беспокоят?
Берни Экклстоун: Нет, меня вообще ничто не беспокоит.

Вопрос: Значит, с возрастом вы не стали больше предаваться размышлениям о жизни?
Берни Экклстоун: Предаваться размышлениям? Нет.

Вопрос: И вы никогда не вспоминаете прошлое?
Берни Экклстоун: Нет.

Вопрос: Почему?
Берни Экклстоун: Потому что вчерашний день не вернуть.

Вопрос: И вы даже в 89 лет смотрите только вперёд?
Берни Экклстоун: Всегда ищу какие-то возможности. Поэтому, когда они появляются, мне интересно проверить, стоит ли ими воспользоваться или нет. Если кто-то думает, что я строю какие-то планы, так это всё ерунда. Я никогда ничего не планировал.

Вопрос: Никогда в жизни вы не придерживались некоего плана?
Берни Экклстоун: Нет. Если появлялись возможности, я к ним присматривался. Если я продолжаю работать, то возможности продолжают появляться. И так было всегда.

Вопрос: Как вам удавалось получать эти возможности настолько чаще, чем остальным?
Берни Экклстоун: Я быстро принимаю решения. И если я принимаю решения, которые, как мне кажется, были неудачными, я немедленно исправляю ситуацию.

Вопрос: Какое решение, когда-либо вами принятое, вы считаете лучшим?
Берни Экклстоун: Я надеюсь, хороших решений было больше, чем плохих. Если вы меня припрёте к стенке и потребуете ответа, то я скажу, что лучшим было решение назначать старты всех гонок на одно и то же время по воскресеньям, чтобы телекомпаниям было проще выстраивать стабильные графики трансляций. Это было прорывное решение, которое встретило ожесточённое сопротивление. Но мы его приняли, и оно позволило изменить Формулу 1.

Вопрос: Вас всегда в первую очередь интересовали деньги?
Берни Экклстоун: Однозначно, нет.

Вопрос: Тогда что вами двигало?
Берни Экклстоун: Желание хорошо выполнить свою работу. И всё. Деньги никогда не были главным фактором.

Вопрос: Если вы нацелены на успех, значит ли это, что вы опасаетесь провала?
Берни Экклстоун: Я никогда не думал о провалах.

Вопрос: Но всё-таки, возможно, некоторый страх неудачи есть?
Берни Экклстоун: Нет, я не испытываю никаких страхов.

Вопрос: Но что-то ведь может пойти не так, должны же вы этого опасаться?
Берни Экклстоун: Нет. Я делаю то, что считаю правильным. Я всегда так поступал. И я так действую не просто для себя, но также для людей, с которыми имею дело. Я люблю заключать сделки. Не могу представить, что я когда-либо перестану искать возможности для этого.

Вопрос: И у вас никогда не было конфликтов из-за сделок?
Берни Экклстоун: Не припоминаю…

Вопрос: Вы когда-либо нарушали слово, которое дали?
Берни Экклстоун: Ничего такого не помню. Разве что по мелочи. Ничего существенного.

Вопрос: Вы человек довольно прямолинейный, но в Формуле 1 масса людей, которые ведут себя вызывающе. Вероятно, с ними непросто ладить? Что скажете о Ferrari, ведь эта компания постоянно угрожает уйти из чемпионата?
Берни Экклстоун: Я никогда не обращал на это внимания. Я такой человек, который обращает внимание только на то, на что хочет. Если бы в Ferrari хотели бы уйти из Формулы 1, они бы это сделали. Но они никогда не хотели этого, и у меня остались только приятные воспоминания об Энцо Феррари. Мне он всегда говорил правду, даже если другим он говорил совершенно противоположные вещи.

Вопрос: Что важнее – Формула 1 или Ferrari?

Берни Экклстоун: Я думаю, что Формула 1 без Ferrari мало чего стоит. Бренд Ferrari настолько мощный, что они могут уйти из Ф1 и всё равно сохранить своё значение.

Вопрос: Вы скучаете по работе в Формуле 1?
Берни Экклстоун: Нет, я продолжаю общаться всё с теми же людьми. Они приходят ко мне и спрашивают моё мнение.

Вопрос: Вы говорите, что смотрите каждую гонку. Формула 1 остаётся такой же интересной, какой была раньше?
Берни Экклстоун: Сейчас все озабочены увеличением числа обгонов, но сами гонки не слишком сильно отличаются от того, какими они были всегда. Однако нужно, чтобы было настоящее соревнование. Если доминирует какая-то одна команда, это расстраивает.

Вопрос: Может быть, стоит что-то изменить? Если бы гонки были короче, это больше отвечало бы интересам современной публики, разве нет?
Берни Экклстоун: Не думаю, что это правильный путь. Формула 1 формировалась на протяжении полувека, для чего что-то менять? Я хочу сказать, что мир меняется так быстро, что сложно понять, что людям действительно нужно, какие развлечения их устраивают.

Я действительно смотрю каждую гонку. Если честно, то критикую современную Формулу 1. Но скорее не гонки, а то, как работают команды, как поступают гонщики. Меня очень расстраивает, когда я вижу, что идёт гонщик, а рядом с ним находится молодой пиарщик из команды, держит в руках диктофон и следит за тем, что гонщик говорит.

Если человек хочет дать волю эмоциям и высказаться, дайте ему это делать.

Вопрос: Получается, всё стало слишком политкорректным?
Берни Экклстоун: Да. Слишком стерильным. Кроме того, напридумывали всяких правил: ни в коем случае нельзя заезжать за белую линию. Нельзя рисковать, а то можно не доехать до финиша, и тогда команда не заработает нужные очки.

Раньше бывало, что в каждой гонке сходило по шесть машин – либо из-за поломок, либо из-за того, что гонщики рисковали. А сейчас победа зависит от того, кто быстрее проведёт пит-стоп.

Вопрос: И каким может быть выход?
Берни Экклстоун: Кто-то должен порвать все сборники правил и написать новые правила. Надо сохранить основные принципы Формулы 1, но избавиться от всех этих суперсложных технологий.

А ещё надо перестать объяснять гонщикам, чего они не должны делать. Я хочу видеть спортсменов, которые живут и гоняются на пределе. Не надо доводить дело до аварий, но это должны быть настоящие гонки, где борьба идёт колесо в колесо.

Как быть, если что-то идёт не так? Помните, как-то раз Нельсон Пике вылез из машины и отвесил тумаков Элисео Салазару, когда они столкнулись на трассе? Людям это понравилось. Ведь это проявление человеческого характера.

Вопрос: Кто лучший гонщик современной Формулы 1?
Берни Экклстоун: Вы автоматически скажете, что это Льюис Хэмилтон. Но, возможно, есть и другие парни, которые могли бы справиться с делом так же хорошо, как он, или даже лучше, если бы выступали в Mercedes.

Например, Макс Ферстаппен, я в этом абсолютно уверен. Безусловно, Себастьян Феттель, хотя сейчас он несколько сдал. Все гонщики хороши ровно настолько, насколько хорошую поддержку они получают. Льюис получает максимально возможную поддержку.

Вопрос: Что происходит с Феттелем?
Берни Экклстоун: Такое бывало и раньше: внезапно из ниоткуда появляется молодой парень, о котором ещё недавно никто не слышал, и начинает показывать высокие результаты. Все в Ferrari тут же влюбились в Шарля Леклера. У меня хорошие отношения с Себастьяном, но о таких вещах мы с ним не говорим. Хотя догадываюсь, ему немного обидно, что его отодвинули на вторые роли.

Вопрос: Если бы вы были его менеджером, что бы вы ему посоветовали?
Берни Экклстоун: Он оказался в непростом положении. В конце года его контракт с Ferrari истекает. Если в этом году Себастьян сможет показать всё, на что способен, то он должен остаться в Ferrari. Если нет, то в своё время он был всем доволен в Red Bull, потому что в той команде его любили.

Вопрос: Стоило ли ему уходить из Red Bull Racing?
Берни Экклстоун: Если вдуматься, не стоило. Но полагаю, что большинство гонщиков хочет выступать за Ferrari. По-моему, он считал, что переход в эту команду оправдан с финансовой точки зрения.

Вопрос: Как бы вы охарактеризовали самого себя?
Берни Экклстоун: Хотелось бы думать, что меня считают справедливым человеком.

Вопрос: Но даже ваши друзья говорят, что вы – человек малоприятный и очень жёсткий…
Берни Экклстоун: Нет, но… Я пару дней назад об этом думал. Каждая сделка, мною заключённая, начиная с торговли пирожками в школе во время войны, и всё, что было позже, сводилась к тому, что ты либо покупаешь, либо продаёшь. А это значит, что ты имеешь дело с другим человеком, который рад либо продать, либо купить. Что может быть более справедливым?

Вопрос: Сожалеете ли вы о чём-либо?
Берни Экклстоун: Да, есть один момент.

Вопрос: Какой?
Берни Экклстоун: Я сожалею, что в 2008-м не поддержал Макса Мосли, когда ему нужна была поддержка в истории с таблоидом News of the World. Слишком многие говорили, что после этого он не имеет права оставаться на посту президента FIA. И я не оказал ему достаточную поддержку. Я принёс ему извинения, но наши отношения на какое-то время испортились.

Вопрос: Он вас простил?
Берни Экклстоун: Думаю, Макс понимал, что у меня не было выбора. Но эта история была связана с его частной жизнью и не должна была стать достоянием гласности.

Вопрос: Есть шансы, что вы вернётесь в Формулу 1?
Берни Экклстоун: Нет. Для этого нет причин. Меня уволили, ну и ладно, так что возвращаться ни к чему.

Текст: . Источник: Autocar
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости