Джок Клиа о работе гоночного инженера. Часть третья

Джок Клиа (слева) и Рубенс Баррикелло

В третьей, заключительной части беседы с журналистами официального сайта чемпионата гоночный инженер Рубенса Баррикелло Джок Клиа рассказал об отношении к успехам и неудачам, а также взаимодействии между гоночными инженерами одной команды...

Для Клиа сотрудничество гонщика и гоночного инженера сводится к взаимодействию, прежде всего, двух человек, и он признает, что после неудачного выступления огорчается не меньше своего подопечного. Предыдущий сезон, когда Баррикелло всего дважды квалифицировался в первой десятке, четыре раза сошел с дистанции и заработал только одиннадцать очков, стал настоящим кошмаром. В подобных обстоятельствах нелегко поддерживать и гонщика, и себя, но Клиа уверен, что огорчение не бывает постоянным – оно проявляется только во время гоночного уик-энда.

«Это не повседневные неприятности, они проявляются только в субботу и воскресенье, - поясняет он. – Честно говоря, только в эти дни чувствуется усталость – ты постоянно думаешь о том, что машине не хватает скорости или надежности, но уже утром в понедельник продолжаешь работу.

Я не могу остановить прогресс Red Bull, поэтому должен сосредоточиться на своих обязанностях – так гораздо легче работать и наслаждаться собственным делом. Только в квалификации и гонке мы получаем очередную оплеуху, и никто не переживает ее так остро, как гонщик…»

После триумфа с Жаком Вильневом в 1997 году Клиа почти десять лет не добивался успеха, однако в этом сезоне снова вернулся в число победителей. У Brawn GP одна из быстрейших машин в пелотоне, команда лидирует в обоих зачетах чемпионата. Вместе с Баррикелло Клиа заработал 66 очков, четыре подиума и две победы в Гран При Европы и Италии – неудивительно, что он рад снова бороться за самые высокие места.

«Вне всяких сомнений, это фантастическое чувство! – восклицает Клиа. – Мы рассчитывали на успех со дня основания команды в 1998 году. Путь к победе оказался гораздо труднее, чем предполагалось, но триумф ожидаемо приятен. В прошлом Рубенс и я уже добивались высоких результатов, поэтому мы знаем, каково это, и представляем, к чему нужно стремиться. Возможно, трудности предыдущих восьми-девяти лет сделали долгожданный успех вдвойне приятным».

В начале сезона напарник Баррикелло – Дженсон Баттон – был главным претендентом на титул, но в середине сезона скромные результаты британца и возросший темп бразильца позволили существенно сократить отрыв. Будучи друзьями вне трассы, в гонке Рубенс и Дженсон являются непримиримыми соперниками, однако между Клиа и его коллегой со стороны Баттона – Эндрю Шовлином – нет никакой вражды.

«В своей работе я могу обеспечить Рубенсу преимущество разве что одним способом – выкладываясь по максимуму и в решающие моменты принимая более корректные решения, чем Шовлин, - говорит Клиа. – Тем не менее, гоночные инженеры должны совместно дорабатывать машину. Между нашими боксами происходит постоянный обмен информацией, духа соперничества практически нет.

Еще раз повторю – невозможно эффективно сотрудничать с людьми, пока не налажен контакт. Ты проводишь с ними едва ли не полгода, вы вместе завтракаете, обедаете, в одной машине едете на трассу и обратно – нет смысла ссориться.

Говоря так, Клиа в каждой гонке пытается обеспечить своему гонщику лучшие шансы. Чем ближе Баррикелло подтягивается к напарнику в личном зачете, тем ближе подбирается и сам Клиа к своему второму за двенадцать лет триумфу. Впрочем, надеясь повторить свой успех времен Жака Вильнева, Клиа остается реалистом.

«Если Рубенс не выиграет чемпионат, а титул достанется Дженсону, я всю жизнь буду упрекать себя в том, что мы не сделали Баррикелло чемпионом мира, - признается он. – Трудно убедить вас в том, что от нынешней работы я испытываю гораздо большее удовольствие, чем от титула Жака в 1997 году – победа в чемпионате кое-что значит, но когда я перешел в Williams, это была уже состоявшаяся команда, тогда как с Brawn пришлось намного сложнее. Впрочем, спустя десять лет я больше наслаждаюсь гонками, поскольку вижу прогресс команды».

И напоследок: Клиа давно работает гоночным инженером, однако, несмотря на весь свой опыт, в ближайшее время не намерен менять ход карьеры…

«Преимущество в том, что ты находишься в самой гуще событий, - подводит итог Клиа. – Люди спрашивали меня, не хочу ли я стать техническим директором? Что ж, получать точно такую же зарплату – да, было бы неплохо, но выполнять такие же обязанности – видимо, нет. Думаю, в мире Формулы 1 нет лучшей работы, чем работа гоночного инженера».

Первая часть рассказа Клиа...
Вторая часть рассказа Клиа...

Текст: . Источник: Официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости