Джеймс Эллисон о тактике Mercedes в Португалии

Джеймс Эллисон, фото HochZwei

Технический директор Mercedes Джеймс Эллисон ответил на вопросы болельщиков, посвящённые итогам Гран При Португалии.

Вопрос: С чем связаны главные сложности, с которыми приходится разбираться команде в ходе подготовки к гонкам на незнакомых трассах?
Джеймс Эллисон: В этом сезоне таких трасс было немало, и они действительно причиняют нам некоторую головную боль, хотя и не такую серьёзную, как можно подумать. Нам приходится выбирать новые отели, вычислять, через какие аэропорты лучше лететь, как доставить туда команду, а потом оттуда забрать, и так далее.

Когда люди представляют себе трудности, которые ждут нас на незнакомых трассах, вряд ли они думают о такого рода вопросах, но всем этим тоже приходится заниматься. Вероятно, считается, что в основном нам приходится разбираться с техническими сложностями, когда мы готовим машину к гонке на трассе, где мы или никогда не были, или были, но много лет назад.

В общем, когда мы отправляемся на новую трассу, объём работы увеличивается и появляется некая неопределённость, ведь у нас нет перечня сложностей, которые могут там подстерегать, составленного на основе предыдущего опыта. Кроме того, у нас нет детальной информации о том, как поведёт себя машина, но при этом в нашем распоряжении довольно неплохие инструменты, в которых применяются технологии компьютерного моделирования.

Если нам известно, какой там асфальт, степень его абразивности, какие поребрики и какая гоночная траектория, мы можем получить достаточно точное представление о том, что нужно делать, чтобы добиться высоких скоростей.

Как и на любой другой трассе – не столь важно, новой или прекрасно нам знакомой – основная сложность состоит в том, сможем ли мы добиться эффективной работы резины или нет. Именно от этого зависит, уик-энд сложится удачно или так себе. Если получается этого добиться, если передние и задние шины без проблем прогреваются до нужных температур, а машина отличается хорошим балансом, то и уик-энд пройдёт хорошо.

Вопрос: Почему Валттери Боттаса так поздно выпустили на трассу в финале квалификации? В результате у него была возможность проехать только один быстрый круг, тогда как Льюис Хэмилтон проехал два…
Джеймс Эллисон: Если бы вы оказались в нашем гараже в последние минуты квалификации в Портимао, вы бы сразу поняли, почему Валттери применил другой подход, не такой, как выбрал Льюис. Дело в том, что мы просто не знали, как правильнее поступить.

Мы действовали в очень необычных обстоятельствах, когда шины проявляли своего рода строптивость, и добиться эффективной работы от резины Soft было тяжело. По ходу второй квалификационной сессии мы выяснили, что самые быстрые круги наши гонщики смогли проехать на резине состава Medium, поэтому, когда мы готовились к финалу, то подумали, что у нас в гараже есть комплект таких шин, уже прогретый – почему бы не использовать его?

Но это была не вполне стандартная ситуация, ведь обычно мы предпочитаем самые мягкие шины. И подумывая об использовании резины Medium, мы были в лёгком смятении. А если всё-таки использовать её, то как это сделать наиболее эффективным способом?

Что лучше – проехать один быстрый круг, заправив машину именно с таким расчётом, чтобы минимизировать её вес, или сделать ставку на два быстрых круга, поскольку это даёт шанс прогреть шины чуть лучше? Ведь на португальской трассе в любом случае тяжело доводить резину до нужных температур, тем более Medium…

Мы предоставили выбор тактики самим гонщикам, и они решили идти разными путями. Думаю, Льюис предпочёл вариант с двумя кругами, поскольку он ездил на шинах средней жёсткости во второй части квалификации, и его опыт подсказывал, что максимальных скоростей получается добиться не сразу.

При этом Валттери в той же второй части квалификации смог прогреть комплект Medium, как только выехал из боксов, после чего ему удалось показать прекрасное время. Именно так он решил действовать и в финальной сессии. В итоге Льюис оказался чуть быстрее, хотя сделать выбор было сложно, и он зависел от решений самих гонщиков. Когда они взвешивали два этих варианта, атмосфера в гараже была весьма напряжённая, поскольку время убывало на глазах.

Вопрос: Что произошло на старте гонки? Шины были слишком холодные?
Джеймс Эллисон: Старт Гран При Португалии был одним из самых интересных за последнее время. Мы занимали первый ряд, но не смогли удержаться на этих позициях, поскольку у обеих машин были сложности со сцеплением в первых поворотах, причём Льюис ощущал это острее, чем Валттери. Поэтому он сначала потерял позицию по отношению к напарнику, а потом его опередил и один из гонщиков McLaren.

Это был очень сложный период, и он продолжался несколько кругов. Вероятно, сложилась комбинация из нескольких факторов, но в итоге из-за всего этого наши шины оказались слишком холодными. Минус резины Medium в том, что её сложнее заставить работать эффективно, если поверхность трассы достаточно холодная.

Большинство машин, стартовавших позади нас, были на мягкой резине, поэтому они сразу могли ехать быстрее даже на очень холодном асфальте. Проблему усугубляли ещё два фактора: в начале гонки прошёл короткий дождь, из-за чего стало ещё холоднее, а поверхность асфальта стала более скользкой – соответственно, уровень сцепления снизился.

Второй фактор был таким: когда машины отправляются на формационный круг, гонщики стараются получше прогреть шины, это основная задача. Но как только они останавливаются на стартовом поле, шины начинают остывать. И тем, кому предстоит стартовать с поула и из первых рядов, приходится довольно долго ждать, пока все остальные занимают свои места на стартовом поле.

Получается, что на машинах, стартовавших из последних рядов, шины были ещё достаточно тёплыми… Итак, мы стартовали на резине Medium, что само по себе было минусом в условиях холодной погоды и высокой влажности, а позади нас были соперники, на чьих машинах резина была лучше прогрета, поскольку они не так долго стояли на стартовом поле. Всё это привело к тому, что события в начале гонки развивались по столь неожиданному сценарию.

Вопрос: В середине первого отрезка, когда Льюис ехал на шинах Medium, он жаловался на переднее левое колесо. Что изменилось потом, ведь ближе к концу отрезка он говорил, что резина в хорошем состоянии?
Джеймс Эллисон: Как могло получиться, что один и тот же комплект шин сначала работал не лучшим образом, а затем всё стало хорошо? Тут всё более-менее просто. Резина страдает от так называемого гранулирования – кстати, этот фактор весьма существенно повлиял на ход гонки, особенно сильно он сказывался на тех, кто ехал на мягкой резине.

Гранулированию подвержены и шины Medium, хотя и в меньшей степени. Когда начинается этот процесс, износ резины увеличивается, а сцепление снижается, и гонщику становится некомфортно, поскольку при гранулировании возникает недостаточная поворачиваемость, и всё это приводит к потерям времени.

Когда Льюис сообщал о проблемах с передней левой шиной, он говорил именно о начале процесса гранулирования. К счастью, гранулирование не всегда остаётся на таком уровне, при котором шина начинает разрушаться, и тогда приходится ехать в боксы на замену резины. Бывает, что поверхность шины очищается, и тогда её эффективность восстанавливается.

Именно это произошло в случае с Льюисом. Т.е. гранулирование началось, затем поверхность шин очистилась, и поведение машины снова стало стабильным. Но когда под конец отрезка он говорил, что резина работает уже лучше, это не означало, что она ведёт себя, как новая: речь шла о том, что ситуация не усугублялась, но самое главное, что она была лучше, чем у соперников.

Льюис не хотел, чтобы нам показалось, что ему пора ехать в боксы за новым комплектом резины, он хотел оставаться на трассе, чтобы нанести максимально возможный урон соперникам.

Вопрос: Валттери Боттас сказал, что хотел на пит-стопе получить не такие шины, какие выбрал Льюис, но вы всё равно поставили на его машину такой же комплект Hard – почему?
Джеймс Эллисон: В отличие от большинства соперников мы стартовали на шинах средней жёсткости, тогда как остальные предпочли Soft. Это позволило нам уверенно проехать первый отрезок дистанции и предполагало, что мы сможем ограничиться одним пит-стопом. В начале гонки мы не были в этом уверены, но поставили перед собой такую задачу.

По ходу Гран При стало понятно, что резина Medium работает хорошо и выдержит довольно много кругов. Перед гонкой мы предполагали, что после этого комплекта перейдём на комплект Hard. Мы вообще не рассчитывали, что сможем продержаться на Medium так долго, что потом появится возможность перейти на мягкие шины.

Но события так развивались, что мы начали склоняться к тому, что переход на Soft всё-таки возможен. Мы видели, как некоторые проехали на таких шинах 28 кругов, многие – больше двадцати, и мы рассуждали, что мягкие шины, пожалуй, не так уж плохи, но что мы знаем о шинах Hard? Погода была прохладной, вероятность дождя оставалась, а нам нужна была уверенность в том, что мы сможем быстро прогреть жёсткие шины до рабочих температур.

При этом многие переходили на такую резину раньше нас, и мы увидели, что вообще-то опасаться нечего. Поэтому, когда пришло время и нам проводить пит-стопы, у нас появилась уверенность в том, что шины Hard отработают нормально. При этом мы видели примеры того, что с Soft могут быть проблемы. Льюис лидировал, поэтому раньше заехал на пит-стоп и получил комплект жёстких шин, но Валттери предпочёл Soft, вероятно, рассчитывая, что это может ему дать какой-то шанс. Но мы были уверены, что переход на жёсткую резину – более надёжный вариант, и выбрали именно его.

Текст: . Источник: пресс-служба Mercedes
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости