Гран При США

Гран При США

Гран При США: Пресс-конференция в четверг

Гран При США: Пресс-конференция в четверг

Участники: Льюис Хэмилтон (Mercedes), Роман Грожан (Haas), Даниэль Риккардо (Red Bull Racing), Фернандо Алонсо (McLaren)

Вопрос: Льюис, в предыдущие годы вы весьма успешно выступали в Штатах, и минувшая неделя выдалась для вас очень насыщенной. С какой целью вы ездили в Нью-Йорк...
Льюис Хэмилтон: Для традиционных рекламных акций. Вместе с командой и нашими партнерами из IWC я посетил конференцию NASDAQ, а еще у меня было много встреч с телевизионщиками.

Вопрос: Похоже, в США вы чувствуете себя очень уверенно, ведь здесь вы побеждали четыре предыдущих года подряд, а в 2015-м еще и завоевали титул. Есть ли у вас ощущение, что предстоящий уик-энд тоже принесет титул?
Льюис Хэмилтон: Нет. Для меня это очередная гонка, которую мы с командой хотим выиграть. Цель ясна – выступить так же, как мы обычно выступаем. Погода ожидается нестабильная, но мы хотим сработать столь же уверенно, как в предыдущих гонках.

Вопрос: Фернандо, после выступления в «500 милях Индианаполиса» в США у вас немало болельщиков. Нынешний этап в Остине – последний в вашей карьере в Формуле 1, насколько эмоциональным он будет?
Фернандо Алонсо: Благодаря болельщикам американский этап всегда был для меня особенным – надеюсь, мы сможем порадовать зрителей хорошей гонкой. Как сказал Льюис, в пятницу и субботу ожидается переменчивая погода – надеюсь, это внесет свои коррективы, и в воскресенье борьба будет интересной. У нас цели, конечно, не такие, как у Mercedes, после двух гонок вне призовой десятки мы постараемся снова заработать очки. Это будет непросто, но мы приложим максимум усилий.

Вопрос: В этом году вы провели в США немало времени. В следующем году рассчитываете провести еще больше? Каковы планы на 2019-й?
Фернандо Алонсо: В следующем году мне не придется ездить на 21 Гран При, и при большем количестве свободного времени я, конечно, постараюсь чаще приезжать в США на отдых.

Вопрос: Что скажете о гонках?
Фернандо Алонсо: Посмотрим. Как я не раз говорил, мне хочется покорить «500 миль Индианаполиса», а после победы в «24 часах Ле-Мана» эта цель стала ещё более желанной. Мы по-прежнему прорабатываем варианты на следующий год, и как только определимся, обо всем расскажем.

Вопрос: Даниэль, вам, похоже, тоже нравится бывать в США. На этой неделе вы посетили матч по американскому футболу с участием местной команды Texas Longhorns – можно ли сказать, что американский этап для вас – один из любимых?
Даниэль Риккардо: Конечно! Мне всегда нравилось бывать в Штатах, а посещение футбольного матча стало настоящим событием! Потрясающе, как много людей собирается там на трибунах! Всегда приятно открывать для себя нечто новое, неделя выдалась очень интересной!

Вопрос: В нынешнем сезоне у вас помимо двух побед нет ни одного финиша в первой тройке. Есть ли шанс скорректировать эту статистику в предстоящий уик-энд?
Даниэль Риккардо: Думаю, да, на американской трассе наша машина должна быть быстра. Странно, что кроме двух побед я ни разу не поднимался на подиум – постараюсь это исправить. В прошлом году я здорово проводил здесь гонку, но в итоге был вынужден сойти из-за проблем с машиной.

Мне нравится и сам город Остин, и местная трасса – на ней можно обгонять! Будет здорово, если в пятницу и субботу нам придется выступать на мокром асфальте, но в гонке даже при сухой погоде борьба наверняка окажется захватывающей!

Вопрос: Роман, для Haas нынешний этап – домашний, притом у команды осталось всего четыре гонки, чтобы опередить Renault в Кубке конструкторов. В этот уик-энд прессинг особенно силен?
Роман Грожан: Прессинг присутствует всегда, просто он разный для парней, сражающихся за титул, и для нас, пытающихся опередить Renault в Кубке конструкторов. Впереди замечательный уик-энд – насыщенный, с множеством спонсорских мероприятий, но хорошо, что мы представляем здесь американскую команду Формулы 1 и в этом году приехали в Остин с более конкурентоспособной машиной, чем в предыдущие два сезона.

Вопрос: Нынешний сезон начался для вас не вполне удачно, но в последних девяти гонках вы заработали 31 очко. Как вам удалось переломить тенденцию?
Роман Грожан: Очков было 39, восемь у меня отняли в Монце.

Даниэль Риккардо: Не похоже, чтобы ты до сих пор об этом горевал!

Роман Грожан: В целом после Гран При Германии дела шли очень неплохо. Да, сезон начался непросто: мне не везло, я допускал ошибки – всё вместе создавало эффект снежного кома. Но в какой-то момент мне удалось прервать череду неудач и вернуть желанную скорость, так что сейчас я наслаждаюсь пилотажем. У нас было несколько по-настоящему успешных гонок, я с нетерпением жду оставшихся этапов, особенно этот Гран При США.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кристиан Менат) Льюис, мы знаем, что вы не думаете о ситуации в чемпионате, однако если сравнить предыдущие сезоны с нынешним, в первой половине борьба была предельно плотная, но после летнего перерыва вы и ваша машина снова невероятно прибавили. Это некое совпадение, или вам с командой удалось лучше понять поведение машины и шин?
Льюис Хэмилтон: Думаю, это просто совпадение, что ситуация складывается так, как в предыдущие годы, но в целом мы работали над машиной на протяжении всего сезона и в процессе всё лучше понимали, как добиться от неё большего. Если бы в начале сезона у нас были те знания, что есть сейчас, мы сработали бы намного лучше, но таков этот спорт, и так было всегда с момента моего дебюта в Формуле 1 в 2007-м. Уверен, в каждой команде вам скажут то же самое.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем, хотя Фернандо вряд ли придется думать о подобных вещах в 2019-м. В обновленной версии регламента сказано, что гонщики с массой менее 80 килограммов должны будут использовать балласт в зоне кокпита. Что вы об этом думаете? Это правильное решение, или тот, кто находится в лучшей физической форме, должен иметь преимущество?
Даниэль Риккардо: Мне кажется, таким образом нас хотят подготовить к большему количеству гонок в Америке.

Льюис Хэмилтон: Как в NASCAR.

Даниэль Риккардо: Мы сможем не отказывать себе в еде! Мне самому, правда, жаловаться не на что, но я не имею цель кого-то высмеять – просто сейчас многие гонщики вынуждены чуть ли не голодать во время уик-энда, а на тренировках им приходится ограничивать силовые упражнения, чтобы не набрать массу. Предложенная мера позволит нам активнее тренироваться и больше есть, но это не означает, что у нас появятся пивные животы – мы просто станем сильнее, а это к лучшему.

Льюис Хэмилтон: Не согласен! Думаю, у кого-то живот всё-таки появится!

Даниэль Риккардо: Да, тот, кто весит меньше, сможет позволить себе больше!

Вопрос: Роман, ваше мнение?
Роман Грожан: Неплохая инициатива! Знаете, я примерно такого же роста, как Даниэль и Льюис, а они довольно высоки. Не так уж приятно морить себя голодом и не есть то, что хочется, так что запас в несколько килограммов будет весьма кстати. Конечно, команде будет непросто обеспечить минимально допустимую массу в 80 килограммов для гонщика и сиденья, но жизнь самих гонщиков от таких изменений, безусловно, улучшится.

Вопрос: Льюис?
Льюис Хэмилтон: Отличная идея, она даст шанс знаменитостям вроде Уилла Феррелла и тем, кто весит еще больше, дебютировать в Формуле 1! На самом деле, мы всегда тратили немало сил на поддержание физической формы и тщательно следили за тем, чтобы не набрать вес. Теперь мы сможем позволить себе больше блинчиков! Шучу, мы сможем активнее готовиться к новому сезону и станем немного сильнее. Ну а для рослых гонщиков, кто и сейчас с трудом укладывается в 80 килограммов, новые правила в принципе ничего не меняют.

Вопрос: Фернандо, в следующем году вы не будете выступать в Формуле 1, но вам доводилось участвовать в других гонках, где требования к массе совсем иные. По-вашему, изменения в правилах пойдут на пользу Формуле 1?
Фернандо Алонсо: Полагаю, да. Среди гонщиков Формулы 1 я далеко не самый рослый, беспокоиться следует тем, кто намного выше, но в целом подход справедливый, это главное. В других гоночных сериях, например, в WEC, требований к массе гонщика нет, и преимущество получают парни весьма скромной комплекции, что в каком-то смысле несправедливо. Думаю, в Формуле 1 сделали верный выбор.

Даниэль Риккардо: Рикки Бобби.

Льюис Хэмилтон: Рикки Бобби.

Даниэль Риккардо: Я понял, о чем ты!

Льюис Хэмилтон: Я заметил. Похоже, никто кроме нас двоих не смотрел фильм «Talladega Nights» о Рикки Бобби – громадном гонщике NASCAR. Теперь гонщики NASCAR смогут попробовать себя в Формуле 1, это здорово!

Вопрос: (Скотт Митчелл) Даниэль, вы сами говорили, что нынешний сезон складывался для вас далеко не гладко. Для вашей будущей команды Renault концовка этого сезона тоже получается непростой, притом в коллективе открыто признают, что уступают соперникам и в части шасси, и в части силовой установки. Вас настораживают нынешние результаты Renault? Насколько вам отрадно слышать, что в следующем году команда планирует представить совершенно новый мотор?
Даниэль Риккардо: Эти планы, конечно, воодушевляют. Подписывая контракт с Renault, я понимал, что команде предстоит проделать громадную работу. Я знаю, что в команде активно увеличивают численность многих отделов, чтобы в следующие два года выступить намного сильнее. Конечно, после недавних неудачных гонок было бы здорово наблюдать прогресс Renault на каждом этапе, но, честно говоря, я не особо слежу за текущими результатами, так как в 2019-м году с новой машиной мы всё начнем с начала. Как только я закончу этот сезон с Red Bull Racing, я с головой окунусь в работу с Renault и постараюсь максимально им помочь.

Вопрос: (Джон Массенгейл) Многие американские болельщики воодушевлены выступлением команды Haas и тем, что в Остине у вас неплохие шансы на очки. Все вы говорили, что вам нравится гоняться в Штатах, но что еще необходимо здесь предпринять, чтобы Формула 1 стала более популярной?
Роман Грожан: Для меня ответ очевиден – проводить в США больше гонок. В большинстве случаев местным болельщикам сложно следить за гонкой, ведь европейские этапы по местному времени проходят глубокой ночью. В таких условиях сложно говорить об увеличении аудитории.

Опять же, сами гонки должны быть более непредсказуемыми. В NASCAR практически невозможно угадать победителя, тогда как в Формуле 1 я уже сейчас могу сказать, что в воскресенье первым финиширует кто-то из Ferrari или Mercedes. Думаю, в этом плане тоже можно добиться прогресса, но сперва было бы неплохо проводить в США больше этапов.

Вопрос: Льюис, ваше мнение?
Льюис Хэмилтон: Я согласен с Романом. Мы проводим в США всего один этап, хотя у этой страны богатая спортивная история. Американцам нравятся яркие спортивные сражения, у них есть все шансы в будущем наблюдать их чаще. Сейчас мы проводим здесь только одну гонку, притом для жителей Остина и тех, кто приезжает из соседних штатов, это своего рода фестиваль, а один фестиваль в год – это очень мало. Полагаю, в Liberty Media подумают, как это исправить.

Вопрос: Фернандо?
Фернандо Алонсо: Согласен. Нужно проводить здесь больше гонок, и, возможно, вскоре в Формуле 1 появится американский гонщик, что повысит интерес к нашему спорту в целом. Кроме того, сами гонки должны быть такими же непредсказуемыми, какими их привыкли видеть у себя американцы.

Вопрос: Даниэль, что скажете?
Даниэль Риккардо: Согласен со всеми. Сейчас у американцев нет своего гонщика в Формуле 1, и мы могли бы приложить усилия, чтобы это исправить. (изображает техасский акцент) Не знаю, как эти парни планируют всё организовать, но лично я выложусь по максимуму, а там посмотрим!

Вопрос: Как скоро, по-вашему, в чемпионате может появиться американский гонщик?
Даниэль Риккардо: Думаю, это лишь вопрос времени.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Льюис, как вам и Mercedes удалось настолько оторваться от Ferrari после летнего перерыва? Всё дело в прогрессе машины? В вашем личном прогрессе? Может, помогли ошибки соперников? Что стало ключевым фактором?
Льюис Хэмилтон: Я обо всем этом как-то не думал. По-моему, дело в сочетании факторов. Как правило, гонщик по ходу сезона прогрессирует – не могу говорить за всех, но лично я свой прогресс заметил. Многое решает то, как ты работаешь с командой, и насколько тебе удается использовать все свои возможности в кокпите. Если вспомнить предыдущие годы, я не раз говорил, что во второй половине сезона буду конкурентоспособнее, и в большинстве случаев так и получалось. Кроме того, вся наша команда лучше сработала во всех областях. Что касается соперников, они, очевидно, сработали не так здорово, но объяснения этому у меня нет – мне известно ровно столько, сколько вам.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, вы говорили, что стараетесь сосредоточиться на каждой гонке в отдельности, но сейчас вы в шаге от пятого чемпионского титула. Что будет значить для вас победа в чемпионате уже в этот уик-энд в Остине?
Льюис Хэмилтон: Никто в команде не говорит: «Вот было бы здорово выиграть титул уже в этот уик-энд». Мы сосредоточены не на этих мыслях, а на том, чтобы сделать всё необходимое для хорошего результата. В оставшихся гонках будет разыграно 100 очков, мы не можем считать титул гарантированным – особенно в таком напряженном сезоне. Уверен, в этот уик-энд в Ferrari сумеют дать нам бой, расслабляться никак нельзя.

Мы должны снова превзойти самих себя, и я не думаю о том, как буду чувствовать себя, если всё получится – я знаю, что должен выполнить свою работу, а прочие мысли лишь усиливают прессинг, что мне совершенно не нужно. Я думаю о том, как пилотировать еще лучше, чем в предыдущих гонках, и как оптимально настроить машину. В пятницу и субботу в Остине возможны дожди, уик-энд обещает быть непростым, ничего не гарантировано.

Вопрос: (Джим Вертуно) Льюис, если учесть, что в нынешнем сезоне вы сражаетесь за пятый чемпионский титул, что значит для вас имя Хуана Мануэля Фанхио и его место в истории спорта? Доводилось ли вам представлять себе, как вы сами справлялись бы с теми машинами, на которых много лет назад выступал Фанхио?
Льюис Хэмилтон: Представлять себя за рулем тех машин? Мне доводилось ездить на некоторых из них – например, на машине сэра Стирлинга Мосса в Монце. Потрясающе слышать, каким был настрой гонщиков в давние времена: Сэр Мосс говорил, что в случае аварии гонщик надеялся, что его просто выбросит из машины, тогда как сейчас в кокпите мы надежно зафиксированы и чувствуем себя в безопасности.

Не знаю, насколько хороши были 1950-е… Помнится, в те годы людям с темным цветом кожи было непросто, так что мне вряд ли удалось бы выступать тогда в гонках. Но я счастлив выступать в наше время и с теми технологиями, что сейчас реализованы в машине, а если вернуться к Фанхио, он навсегда останется крестным отцом автоспорта, к которому все в Формуле 1 относятся с глубочайшим уважением. Потрясающе осознавать, что я практически подобрался к такому же количеству титулов, как у самого Фанхио!

Вопрос: (Фил Дункан) Фернандо, когда в 2007-м году вы впервые встретили Льюиса, думали ли вы, что этот парень окажется способен завоевать столько же титулов, сколько было у Фанхио? Льюис, мы видели, как в Instagram вы высказались в защиту Себастьяна Феттеля – вы считаете критику в адрес немца необоснованной?
Фернандо Алонсо: Когда Льюис дебютировал, сложно было представить, как сложится его карьера, как и других парней. Но талант был очевиден с первого дня. Он уже в дебютном сезоне боролся за титул, а на второй год стал чемпионом. Тогда и стало понятно, что пять или семь титулов вполне возможны.

Потом результаты пошли на убыль из-за меньшей конкурентоспособности машины в следующие годы, но переход в Mercedes позитивно повлиял на его карьеру, хотя тогда многим казалось иначе, ведь в 2013-м этой команде приходилось непросто.

Я рад за Льюиса – с первого дня в Формуле 1 он продемонстрировал свой талант, он всегда выигрывал гонки, когда позволяла машина, но побеждал даже тогда, когда машина оставляла желать лучшего, как в 2009-м. Даже на слабой машине он выигрывал хотя бы пару Гран При. Такая статистика впечатляет.

Вопрос: Льюис, что скажете о ваших словах в защиту Себастьяна?
Льюис Хэмилтон: Если бы я оказался на месте Себастьяна, он сам высказался бы точно так же. Мы должны держаться вместе, притом уровень взаимоуважения между нами сейчас максимальный за все годы, что я выступаю в чемпионате. Для двух четырехкратных чемпионов мира нынешний сезон, пожалуй, самый напряженный в карьере. Как в любых соревнованиях на высшем уровне, малейшая оплошность имеет очень серьезные последствия. Но я сам не раз оказывался под огнем критики, а Себастьян всегда меня поддерживал, и я подумал, что должен поступить аналогично.

Вопрос: (Фредерик Ферре) Льюис, почему вам так нравится Америка? Фернандо, можете назвать пятерку лучших, по вашему мнению, чемпионов мира, и что для вас значит ситуация, когда на ваших глазах кто-то повторяет достижение Фанхио?
Льюис Хэмилтон: Не знаю, нравятся ли мне Штаты больше, чем кому-либо, ведь сюда каждый год приезжает очень много людей. Я рос на замечательных американских фильмах и еще ребенком мечтал однажды побывать в этой стране. Кажется, только в семнадцать лет я впервые оказался в Нью-Йорке и сразу влюбился в этот город. Чем больше времени я там провожу, тем больше он мне нравится, а еще я в восторге от широких американских дорог.

Американцы, как правило, всё стараются сделать больше и лучше – в США прекрасные города, люди, энергетика. Музыка здесь в самом центре индустрии развлечений, так что у меня много причин хорошо относиться к Штатам. Наконец, здесь отличная кухня и лучшие блинчики в мире!

Фернандо Алонсо: Думаю, довольно сложно назвать пятерых лучших.

Льюис Хэмилтон: Назовешь себя?

Фернандо Алонсо: Вряд ли. Пять величайших чемпионов в истории? Михаэль Шумахер, Фанхио, Сенна, Прост. Льюис точно входит в эту пятёрку, хотя сложно сравнивать разные эпохи и то, как каждый из перечисленных гонщиков завоевывал свои титулы.

Льюиса ждёт пятый титул – как у Фанхио, и это фантастическое достижение. Я рад, что из гонщиков нашего поколения он смог повторить этот результат. Когда позволяла машина, Льюис становился чемпионом, но даже если скорости не хватало для борьбы за титул, он всё равно выступал очень здорово, что в наши дни большая редкость.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Когда в автоспорте говорят о гонках в США, в первую очередь подразумевают «500 миль Индианаполиса». Фернандо уже выступал на легендарной «кирпичнице», там же выходили на старт многие гонщики Формулы 1. Хотел бы каждый из вас испытать себя на знаменитом овале?
Даниэль Риккардо: И да, и нет. Сама идея звучит здорово, но, если честно, овалы меня немного пугают. Думаю, я попробовал бы проехать там круг или провести тесты, чтобы посмотреть, как всё сложится. Мне было интересно наблюдать за гонкой Фернандо, и я даже пытался представить себе, как сам однажды выступаю в Индианаполисе, но не скажу, что это входит в мои планы на ближайшее будущее. Опять же, вдруг с возрастом я стану бояться овалов еще больше, и если не выйти на старт сейчас, этого уже никогда не случится?!

Роман Грожан: Присоединяюсь к словам Даниэля. Предложение звучит заманчиво, легендарная гонка на скоростном овале…

Даниэль Риккардо: Кто мог бы подумать, что поворачивать руль влево может оказаться настолько трудной задачей?

Льюис Хэмилтон: У меня схожее мнение. Я хотел бы попробовать себя на скоростном овале, поскольку ранее мне не доводилось выступать на подобных трассах, притом машины IndyCar очень быстры, а мне всегда хочется мчаться как можно быстрее. Возможно, у меня ещё будет такой шанс.

Если бы мне действительно хотелось попробовать себя в IndyCar, я бы это непременно сделал, но поскольку я рос в Европе, американские гоночные серии никогда не были моей конечной целью. Ею была Формула 1, ведь именно здесь представлены самые современные технологии и выступают гонщики самого высокого уровня. Опять же, в американских гонках тоже есть свои таланты, и лично мне, пожалуй, было бы интереснее попробовать себя в NASCAR. Год назад я прокатился в Уоткинс-Глен на машине NASCAR, это был потрясающий опыт – возможно, я смог бы там выступать.

Если честно, сейчас у меня нет желания гоняться где-либо, кроме Формулы 1. Возможно, когда моя карьера в чемпионате закончится, мнение изменится, ведь если гоняешься всю жизнь, страсть к гонкам навсегда остается в сердце.

Фернандо Алонсо: Парням нужно принять участие в гонке, ведь если они приедут в Индианаполис исключительно ради тестов, после них им не захочется продолжать, так как машина будет вести себя довольно плохо, на прямых её будет тянуть влево, из-за чего приходится постоянно подруливать. Но в гонке всё иначе: включаются инстинкты, и ты уже не думаешь обо всех этих досадных моментах и просто получаешь удовольствие. Важно выйти из зоны комфорта и попробовать справиться с чем-то, что не вполне тебе подвластно – тогда адреналин просто зашкаливает!

Вопрос: (Крейг Слейтер) Вопрос к двум чемпионам мира. К Мику Шумахеру, ставшему недавно чемпионом в Формуле 3, сейчас приковано повышенное внимание. Каковы, по-вашему, перспективы Мика со временем оказаться в Формуле 1? Знаменитая фамилия ему поможет или станет источником дополнительного прессинга?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что фамилия ему как-то помешает. Михаэль Шумахер считается лучшим гонщиком всех времен, у него больше всего чемпионских титулов, и Мик, безусловно, окажется в Формуле 1 – во-первых, благодаря фамилии, а во-вторых, за счет собственных неплохих результатов. Талантом Мик пошел в отца, точно так же Нико Росберг унаследовал скорость от своего папы Кеке – думаю, когда Фернандо обзаведется детьми, мы снова увидим в Формуле 1 фамилию Алонсо!

Если у меня самого будет ребенок, и ему захочется гоняться, даже если ему не хватит мастерства, он всё равно сумеет пробиться в Формулу 1 благодаря фамилии Хэмилтон. Но что касается Мика, он в самом деле выступает здорово. В прошлом году он провел с нашей командой пару уик-эндов и очень внимательно вникал во всё происходящее вокруг. Мик настолько же талантлив, как его знаменитый отец, и вряд ли фамилия Шумахер как-то помешает его карьере – думаю, от возвращения этой фамилии Формула 1 только выиграет.

Фернандо Алонсо: Мне практически нечего добавить, ведь я не знаю Мика и никогда его не встречал. Я видел лишь его результаты – похоже, парень талантлив, и для Формулы 1 возвращение фамилии Шумахер в пелотон будет только во благо. Но не стоит подвергать Мика излишнему прессингу – уверен, этого ему и так хватает, пусть время всё расставит по своим местам.

Вопрос: (Крис Билз) Льюис, вы столько раз побеждали в Остине, что ваша фамилия стала прочно ассоциироваться со здешней трассой. Но помимо этих побед есть ли в Остине нечто такое, что вам очень нравится? Вы говорили о местной кухне, о блинчиках – какое из местных блюд вам нравится больше всего?
Льюис Хэмилтон: Сейчас трассы строят не так, как раньше. На исторические автодромы хочется приезжать, поскольку ты видел, как там сражались легендарные гонщики. В сравнении с этими автодромами новые конфигурации не настолько хороши, но трасса в Остине – исключение. У неё свой неповторимый характер, притом уже в дебютный уик-энд на трибунах собралось невероятное множество болельщиков, половина из которых, уверен, впервые воочию наблюдала Формулу 1. Первая гонка в Остине произвела желаемый эффект, притом год от года популярность этапа только растет.

Пилотировать здесь непросто, однако ты можешь вплотную преследовать соперника, чего не хватает многим трассам чемпионата. Пожалуй, по этой причине мне так нравится приезжать в Остин: здесь мы можем по-настоящему бороться между собой! США – страна с богатым спортивным наследием, а американцы с большим воодушевлением относятся ко всем видам спорта. В прошлом году устроенное организаторами шоу было, пожалуй, лучшим в сезоне – да, после гонки я слышал немало негативных комментариев, что предстартовая церемония была чересчур американизированной, но лично я считаю, что если уж мы выступаем в Штатах, нужно прославлять и эту страну, и эту гонку. И точно так же должно быть с любой страной, куда приезжает Формула 1.

Предпочтения в еде? Какое-то время в Англии я жил неподалеку от американской авиабазы, и парень, ухаживавший за моей мамой, готовил самые вкусные куриные крылышки из всех, что мне доводилось пробовать. Правда, курицу я не употребляю с тех пор, как стал вегетарианцем – видимо, в этот уик-энд остается питаться одними блинчиками, но у меня на этот счет нет никаких возражений!

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости