Гран При Венгрии: Пресс-конференция в субботу

Интервью после квалификации

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Валттери Боттас (Mercedes)
3. Кими Райкконен (Ferrari)

Интервью на трассе

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, полагаю, вы очень рады этому поулу! Дождевая квалификация после непростых свободных заездов – как ощущения?
Льюис Хэмилтон: Завоевать весь первый ряд – отличный результат для команды! Мы этого никак не ожидали: Ferrari были быстры с начала уик-энда, а мы делали всё возможное, чтобы подобраться к ним как можно ближе. Но квалификация прошла под дождем, и нам удалось одолеть соперников в честной борьбе!

Вопрос: (Пол ди Реста) Мы слышали, как вы радовались поулу, а Тото Вольфф и инженеры Mercedes были в восторге от вашего результата, но скажите, условия на трассе в самом деле были настолько непростыми, как казалось со стороны?
Льюис Хэмилтон: Обстановка была очень непростой. В начале квалификации часть трассы оставалась сухой, лишь ближе к третьему сектору дождя было всё больше. Сложно тормозить перед поворотом, когда не представляешь уровень сцепления. Когда мы перешли на шины для сильного дождя, я просто старался искать оптимальную траекторию и вовремя отлавливать машину в поворотах. Всё это напоминало балет – нет, я им не занимался, просто я чувствовал малейшее движение W09 и оперативно его корректировал. По ходу круга я то опережал график поула, то уступал ему – эмоции буквально захлестывали!

Вопрос: (Пол ди Реста) Сейчас вы явно в хорошей форме, в Хоккенхайме сумели прорваться с дальних позиций и завтра наверняка рассчитываете вновь финишировать первым, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Если говорить о гонке, у нас отличные стартовые позиции, и мы с командой постараемся удержать гонщиков Ferrari позади.

Вопрос: (Пол ди Реста) Валттери, в конце финальной сессии вы были на промежуточном поуле, и я был почти уверен, что лучший результат останется за вами...
Валттери Боттас: Мне тоже так казалось, но Льюис смог чуть лучше проехать круг. У нас была всего одна решающая попытка на свежем комплекте дождевых шин, и в этой попытке напарник оказался быстрее. Собственно, Льюис позже меня ехал свой круг, а асфальт в тот момент подсыхал, но для команды это отличный результат, ведь всё могло сложиться намного хуже.

Вопрос: (Пол ди Реста) Mercedes достался весь первый ряд, до первого поворота здесь длинная прямая – полагаю, вы с Льюисом поборетесь за лидерство?
Валттери Боттас: Разумеется. Нам позволено бороться друг с другом, и я с нетерпением этого жду.

Вопрос: (Пол ди Реста) Кими, третье место и лучший результат для Ferrari. После уверенных стартов в предыдущих гонках вы с оптимизмом ждете завтрашнего дня?
Кими Райкконен: Сегодняшний результат не идеален, но главное – на мокрой трассе машиной было приятно управлять. Мне немного не повезло в заключительной попытке: я получил свежие шины, обеспечивающие заметно лучшее сцепление с трассой, но оказался позади Haas и в пелене брызг едва мог что-либо разглядеть. У нас был шанс обеспечить себе поул с комфортным преимуществом, этого не произошло, но завтра будет новый день – постараемся сработать лучше.

Пресс-конференция

Пресс-конференция после квалификации

Вопрос: Льюис, примите поздравления! Ваш гоночный инженер назвал квалификацию предельно напряженной, а какой она показалась вам из кокпита?
Льюис Хэмилтон: По голосу инженера я слышал, в каком напряжении находился он сам и вся команда, это была действительно непростая квалификация. Поначалу большая часть круга оставалась сухой, мы старались своевременно реагировать на меняющиеся условия. Если бы мы сменили шины на минуту раньше, они успели бы потерять эффективность, а если бы на минуту позже, дождь успел бы усилиться.

Когда команда сообщила мне, что у меня есть всего один решающий круг, я уступал Кими четыре десятые, притом Валттери тоже меня опережал. На какое-то время Валттери перехватил лучший результат, и то, что в итоге нам удалось завоевать весь первый ряд, безумно обрадовало всех в команде. При сухой погоде мы не могли на такое рассчитывать, поскольку Ferrari здесь слишком быстры – мы могли бороться только за второй ряд, но дождь подарил нам шанс. Теперь нужно довести дело до конца, расслабляться рано – всей команде придется приложить максимум усилий, чтобы в гонке удержать Ferrari позади.

Вопрос: Валттери, вы впервые квалифицировались в первом ряду в Венгрии. Расскажите, как прошла квалификация, и что вы почувствовали, когда поняли, что поул достался Льюису.
Валттери Боттас: Льюис практически всё рассказал. Квалификация выдалась непростой, от команды требовались предельная концентрация и способность своевременно реагировать на изменение условий. Благодаря безупречной работе команды мы и обеспечили себе весь первый ряд.

Конечно, мне и Льюису тоже пришлось постараться. Допустить ошибку сегодня не составляло труда, а в итоге всё свелось к одному решающему кругу. Мой быстрый круг оказался неплохим, я заметно опережал свой результат, но в последних двух поворотах сцепления было очень мало, машина чуть соскользнула с траектории.

Я знал, что завоевал промежуточный поул, ждал подтверждения от команды и огорчился, когда мне сказали, что Льюис проехал быстрее. Я и сейчас немного расстроен, но всё же рад, что в Будапеште мы сумели обеспечить себе весь первый ряд. На этой трассе многое зависит от стартовой позиции, так что в гонке у нас неплохие шансы на высокий результат.

Вопрос: Кими, Льюис говорит, что Ferrari здесь быстрейшие на сухой трассе, а как всё было на мокрой?
Кими Райкконен: На мокрой было непросто, но в большинстве случаев мы реагировали верно. Во второй сессии я сначала выехал на сликах, рассчитывая, что успею проехать быстрый круг, однако дождь постепенно усиливался, и до настоящего ливня у меня оставалась всего одна попытка на промежуточных шинах, которой, к счастью, хватило, чтобы пройти дальше.

Конечно, досадно не оказаться первым, скорость позволяла на это рассчитывать, но меня приятно удивило то, насколько хорошо вела себя машина на мокрой трассе – ранее ей этого явно не хватало. Когда я перешел на свежий комплект дождевых шин, мне не повезло с трафиком: впереди оказалась машина Haas, я не мог замедлиться еще сильнее и отпустить её, поскольку тогда не успел бы уйти на попытку, в результате из-за пелены брызг улучшить время не удалось. Досадно, ведь скорость позволяла рассчитывать на поул, но завтра у нас будет шанс отыграться.

Вопросы с мест

Вопрос: (Петер Фаркас) Вопрос для Льюиса и Валттери. Весьма вероятно, что гонка пройдет при сухой и жаркой погоде, а на свободных заездах у вас явно были сложности с перегревом задних шин. Насколько этот фактор вызывает опасения, вы уверены, что на длинной дистанции сумеете удержать Ferrari позади?
Льюис Хэмилтон: В Венгрии я всегда выступал здорово, но в предыдущие два года гонка здесь складывалась для меня не идеально. В этот уик-энд на сухой трассе Валттери тоже выглядел быстрее, а у меня возникли сложности с выбором настроек, я не мог по-настоящему почувствовать шины, а темп на длинной серии кругов был так себе. Машины Ferrari на длинной дистанции были явно быстрее, но, как заметил Валттери, здесь многое решает стартовая позиция. В плане обгонов Хунгароринг – третья по сложности трасса в календаре, так что для нас сегодняшний результат можно считать настоящим везением.

Борьба, определенно, будет плотной. Главное – держать хорошую скорость по ходу отрезка, не допуская перегрева шин. Не представляю, как всё сложится. Мы будем предельно сосредоточены и постараемся создать отрыв.

Вопрос: Валттери, есть что сказать о темпе Mercedes относительно Ferrari?
Валттери Боттас: Судя по нашим расчетам, на длинной дистанции мы лишь третьи по скорости, так что завтра нужно с самого старта всё делать идеально. Предстоит долгая жаркая гонка. Обгонять в Будапеште непросто, но если у соперников окажется заметное преимущество в скорости, будут и возможности для атаки. Нужно сработать на пределе.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем об условиях в завершающей части квалификации. Льюис, насколько вам пришлось постараться, чтобы взять поул? Валттери, Кими, в своих попытках вы выложились для лучшего результата, или оставался резерв скорости?
Льюис Хэмилтон: По ходу квалификации я не думал, что смогу побороться за поул. Отправляясь на решающий круг, я знал, что обязан собрать всё воедино, но понимал: чтобы оказаться впереди Ferrari, нужно сотворить нечто особенное. В одних поворотах я сработал чуть хуже, в других – чуть лучше, но в целом круг получился очень неплохим, особенно если говорить о третьем секторе. Не знаю, как складывалась ситуация по секторам, но, похоже, именно за счет третьего я завоевал поул. Сегодня многое решали способность сохранять спокойствие и умение выбирать верную траекторию – я доволен своим результатом, поскольку не предполагал, что сумею выиграть эту квалификацию!

Вопрос: Валттери?
Валттери Боттас: Мой круг тоже был неплохим, особенно первые два сектора. Когда у вас есть всего одна попытка, притом в весьма непростых условиях, всегда останется возможность в чем-то сработать лучше. Пожалуй, у меня оставался резерв скорости, но Льюис с точно такой же машиной смог взять поул, так что мне нужно внимательно изучить телеметрию и понять, где именно я мог среагировать лучше.

Вопрос: Кими?
Кими Райкконен: На прикатанных шинах мой круг был в самом деле неплохим, а когда мы перешли на свежий комплект, и трасса начала подсыхать, я сразу почувствовал более высокий уровень сцепления с асфальтом. Правда, реализовать всё это не было никакой возможности, так как мне не повезло с трафиком.

Вопрос: (Кристиан Менат) Вопрос ко всем. Каждый из вас говорил, насколько важно в столь непростых погодных условиях правильно выбрать момент для попытки. Несколько лет назад в случае с атмосферными моторами требовалось просто дозаправить машину и ждать, когда условия хоть немного улучшатся, но с нынешними гибридными силовыми установками насколько сложнее вам было добиться максимальной мощности в решающий момент? Сколько кругов вы могли проехать в максимальном режиме, прежде чем приходилось снова заряжать батареи? Насколько сложно было сориентироваться?
Льюис Хэмилтон: Всё зависит от того, какой режим работы силовой установки вы используете. Когда есть время проехать несколько кругов подряд, весь запас энергии не расходуется по ходу одного-единственного круга – вы используете разное её количество, поддерживая определенный баланс, а уже на последнем круге расходуете всё до предела. Всё довольно просто, никаких сложностей с этим у нас сегодня не возникло.

Вопрос: Валттери, Кими, у вас есть что добавить? Нет? Следующий вопрос, пожалуйста.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос для гонщиков Mercedes. Поскольку вторая часть квалификации прошла под дождем, в воскресенье вы можете свободно выбирать шины на первый отрезок гонки. Если вспомнить, какие сложности у вас наблюдались с шинами UltraSoft, такой расклад можно считать благоприятным? И еще: можно ли сказать, что в условиях этого уик-энда меньшая мощность силовых установок Mercedes в сравнении с Ferrari является своего рода преимуществом?
Льюис Хэмилтон: С шинами Soft у нас не было особых сложностей, и для нас они, пожалуй, оптимальный вариант, тогда как на UltraSoft мы явно уступали Ferrari. Однако между этими двумя составами есть заметная разница в скорости, особенно на длинной прямой, и маловероятно, что нам захочется рисковать своими позициями на старте. Не представляю, какое решение в итоге примет команда, но полагаю, что мы всё же начнем гонку на UltraSoft.

Кто знает, как в Ferrari сумели добиться такого прироста в мощности. Честь им и хвала за это, мы же сосредоточимся на собственных усилиях и постараемся сработать лучше. Парни в Бриксуорте в условиях жесточайшего прессинга стараются доработать буквально каждую деталь машины, технологическое противостояние просто колоссальное. На протяжении всего сезона мы стараемся работать на пределе сил, на все 100%, а это очень, очень непросто.

Хотелось бы ненадолго вернуться к вопросу о том, насколько сложно мне было проехать свой быстрый круг. Жизнь состоит из моментов, которые никогда не повторяются, и когда я находился на быстром круге, я говорил себе: «Сейчас или никогда». Возможно, через год я снова приеду в Венгрию и снова буду гоняться на этой трассе, но мне уже не будет 33 года, я сам и обстоятельства вокруг будут другими. Я не хочу сказать, что от одного момента зависит вся твоя жизнь, но зачастую всё, над чем ты долго работал и к чему стремился, решается в конкретный промежуток времени, потому прессинг поистине колоссальный. Уверен, все гонщики чувствуют то же самое.

Вопрос: Валттери, до первого поворота здесь довольно длинная прямая – этого обстоятельства достаточно, чтобы убедить вас стартовать на UltraSoft?
Валттери Боттас: Хороший вопрос. Нужно взвесить все факторы, решение предстоит принять довольно скоро, но пока я не могу сказать, стартуем мы на Soft или на UltraSoft.

Вопрос: (Хейкки Культа) Вопрос для финских гонщиков. Можно ли сказать, что сегодня у финнов был лучший шанс впервые в истории Формулы 1 вдвоем квалифицироваться в первом ряду?
Кими Райкконен: Результат такой, какой есть, нет смысла рассуждать о том, что могло произойти.

Валттери Боттас: Кажется, такие возможности были у нас и раньше, так что я бы не стал утверждать, что сегодня шансы были наивысшими. Когда-нибудь это непременно случится, Хейкки.

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, поздравляю с поулом! Располагая менее быстрой машиной, вы всё же опередили Себастьяна Феттеля на полсекунды – позволяет ли это считать вас лучшим гонщиком, чем Феттель? И еще, насколько хорошо вы исполняете танец дождя, ведь завтра вам может потребоваться вмешательство непогоды?
Льюис Хэмилтон: Начнем со второго вопроса. Танцую я неплохо, но всё же надеюсь, что в воскресенье дождь нам не понадобится. Что касается первого вопроса, ответ на него мне известен, но вы и болельщики вправе самостоятельно составить мнение. Оказываясь на трассе, я стараюсь сработать на пределе, ведь вне зависимости от мнений и оценок результаты будут говорить сами за себя. Чем чаще я буду выступать так же, как сегодня выступил в очень непростых условиях, тем выше вероятность скорректировать мнение людей обо мне. Не знаю, по каким причинам, но число моих подписчиков в социальных сетях увеличивается на 100.000 еженедельно – видимо, я всё делаю верно.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Вопрос для финских гонщиков. Насколько вы готовы рисковать в первом повороте, помня обо всех инцидентах, которые случались в предыдущих трех-четырех гонках?
Валттери Боттас: В этом сезоне борьба за титул предельно острая, до развязки еще далеко, и каждое заработанное очко имеет значение. Конечно, всегда нужно просчитывать риск, ведь терять позицию на конфигурации вроде Хунгароринга совсем не хочется. Я стартую вторым и хочу отыграть одно место, а не потерять несколько, и для этого нужно всерьез постараться.

Вопрос: Кими, насколько агрессивно вы намерены атаковать?
Кими Райкконен: Кажется, терять мне нечего, верно? Будем действовать так, как обычно, а там посмотрим на результат. Можно планировать события настолько детально, насколько вам этого хочется, но обстоятельства зачастую быстро меняются. Постараемся выбрать верную стратегию и хорошо стартовать, а дальше будет видно.

Вопрос: (Дэн Натсон) Валттери, как правило, в Венгрии старт с грязной стороны трассы не сулит ничего хорошего, но рассчитываете ли вы, что из-за прошедшего дождя разницы в уровне сцепления практически не будет?
Валттери Боттас: Понятия не имею. Я даже не помню, с какой стороны лучше стартовать, и уж тем более не представляю, как на это повлиял дождь. Я также не знаю, сколько гонок поддержки пройдет до старта Гран При, так что действовать придется по ситуации. Надеюсь, мы сумеем верно оценить уровень сцепления и среагируем наилучшим образом.

Льюис Хэмилтон: На старом асфальте разница в уровне сцепления между правой и левой стороной трассы действительно была заметной, с новым её практически нет. В предыдущие два года гонщики на обеих сторонах стартовали практически одинаково.

Вопрос: (Луис Деккер) Льюис, Даниэль Риккардо сегодня оказался только двенадцатым, Макс Ферстаппен – седьмым. Нечто подобное могло произойти и с вами, верно?
Льюис Хэмилтон: Конечно, для любого гонщика сегодня всё могло сложиться гораздо хуже. Не знаю, какой стратегии следовали в Red Bull Racing, или они просто не угадали с моментом выезда на трассу, но наша команда в квалификации сработала безупречно. После решающей попытки голос моего инженера немного дрожал вовсе не случайно – общее напряжение было поистине колоссальным. Как и соперники, мы стараемся каждый раз выступать на пределе, но невозможно всегда всё делать верно, и тогда много сил и времени уходит на то, чтобы разобраться в ситуации и понять, как следует реагировать в будущем. Сегодня наша команда проявила весь свой профессионализм, а мы с Валттери проехали свои круги так, как требовалось, не допустив ни одной серьезной ошибки.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос для гонщиков Mercedes. В предыдущих гонках вы стартовали чуть хуже соперников, и руководитель команды Тото Вольфф хотел именно с этой проблемой разобраться в первую очередь. Какую работу пришлось проделать команде, и насколько вы уверены, что в воскресенье сумеете сохранить позиции к первому повороту?
Льюис Хэмилтон: Ferrari всегда стартовали очень здорово. Похоже, при доработке машины они особое внимание уделяют этому моменту, ведь на старте никто не хочет просто сохранить позицию – все стараются отыграться или создать отрыв. Мы тоже постоянно работаем над процедурой старта и стараемся прогрессировать, но с предыдущих гонок прошло не так много времени. В любом случае, со стартами у нас ситуация в целом неплохая, в воскресенье мы постараемся среагировать как можно лучше.

Вопрос: (Хейкки Культа) Кими, на протяжении определенного периода времени вам было непросто проводить квалификацию в дождь. Не могли бы вы вспомнить, когда в предыдущий раз чувствовали себя на мокрой трассе столь же уверенно, как сегодня?
Кими Райкконен: Как уже было сказано, я огорчен итоговым результатом, поскольку скорость позволяла рассчитывать на большее, но доволен тем, как вела себя машина на мокрой трассе. Мне давно не было настолько комфортно в подобных условиях. Конечно, многое зависит от конфигурации трассы и количества воды, но в сегодняшней квалификации машина ехала так, как требовалось, и позволяла атаковать, что всегда приятно. Когда я в предыдущий раз чувствовал себя настолько уверенно? Не помню, да это, в принципе, не имеет значения.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости