Гран При Монако

Гран При Монако

Гран При Монако: Пресс-конференция в среду

Пресс-конференция в среду

Участники: Макс Ферстаппен (Red Bull Racing), Нико Росберг (Mercedes), Себастьян Феттель (Ferrari), Джолион Палмер (Renault), Роман Грожан (Haas), Паскаль Верляйн (Manor)

Вопрос: Начнем с победителя предыдущей гонки, самого юного триумфатора Гран При в истории Формулы 1 – в 18 лет – и первого голландца, выигравшего этап чемпионата. Макс, какой была реакция на ваш успех? Полагаю, теперь на уик-энд будут приезжать толпы ваших соотечественников?
Макс Ферстаппен: В Голландии началось настоящее сумасшествие. Стать первым победителем гонки Формулы 1 из своей страны – это невероятная честь. Пожалуй, я могу назвать себя как самым молодым победителем из Голландии, так и самым возрастным! Я не так много ходил по улицам, больше общался с семьей и друзьями, но надеюсь, что теперь мы увидим на трибунах больше голландских болельщиков.

Вопрос: В Renault подготовили новую версию мотора, которая, со слов их главного инженера, позволит сбросить полсекунды на круге. Как вам эта новинка на минувших тестах, каковы планы на её использование в этот уик-энд и в последующих гонках?
Макс Ферстаппен: Очень позитивно, что мы получили эти обновления, и хорошо, что удалось настолько прибавить, поскольку трудно прогрессировать только за счет шасси. Я с нетерпением жду этапа в Канаде, где буду использовать новый мотор.

Вопрос: То есть, Даниэль будет использовать новинку уже в этот уик-энд, а вы получите ее в Канаде?
Макс Ферстаппен: Именно.

Вопрос: Спасибо! Переходим к лидеру чемпионата. Нико, вы выиграли три предыдущих Гран При Монако. Победа здесь значит для вас больше, чем успех на любой другой трассе?
Нико Росберг: Победа в Монако многое для меня значит, ведь это моя домашняя гонка. Здесь я сплю в собственной квартире… Я прожил в Монако всю жизнь, так что это особенный этап. Кроме того, все пилоты мечтают выиграть на этой трассе. Комбинация всех озвученных факторов и отличает эту гонку от остальных.

Вопрос: В Испании вы с Льюисом Хэмилтоном столкнулись друг с другом и не заработали ни одного очка. Опыт непростых ситуаций помогает оставить инцидент в прошлом и сосредоточиться на задаче победить в предстоящий уик-энд?
Нико Росберг: Не знаю, можно ли говорить о каком-то опыте, но произошедшее в Барселоне осталось в прошлом – я уже не думаю об этом и смотрю вперед. Я сконцентрирован на этапе в Монако и постараюсь победить.

Вопрос: Роман, переходим к вам. Впереди первая из двух гонок на, скажем так, «франкоговорящих» трассах. Насколько велико воодушевление американской команды предстоящим этапом в Монако?
Роман Грожан: Мы очень воодушевлены, Монако – одна из тех гонок, где непременно хочется выступить. Для дебютантов первый визит сюда – всегда вызов, но, с другой стороны, это мой практически домашний этап. Здесь нас очень поддерживают, а утренняя прогулка по трассе весьма повеселила: машины останавливались на улице, люди просили автограф – в итоге возникла пробка! Да, было здорово – с нетерпением жду возможности покинуть боксы!

Роман Грожан

Вопрос: В первых пяти гонках вы трижды зарабатывали очки, но из-за проблем с управляемостью в команде решили заменить вам шасси – не могли бы рассказать чуть подробнее? Как вы в целом оцениваете прогресс машины?
Роман Грожан: Думаю, мы сработали здорово, пусть даже результат не всегда получался. После этапа в Барселоне мы решили отказаться от предыдущего шасси, поскольку у нас были определенные сомнения, на тестах дела пошли лучше – надеюсь, здесь удастся вернуть конкурентоспособность и выжать из машины максимум.

Вопрос: Благодарю вас! Джолион, вы дважды побеждали в Монако в GP2. В предыдущих двух Гран При вы выступили заметно стабильнее, но по вам пока не скажешь, что вы абсолютно довольны. Верна ли эта оценка, и если да, то почему?
Джолион Палмер: Я вполне доволен, наслаждаюсь выступлением в Формуле 1, и мне приятно вернуться в Монако – на трассу, которую по-настоящему обожаю. В двух прошлых Гран При мы не лучшим образом провели квалификацию, в Барселоне не хватило пары десятых – впрочем, там у нас в пятницу было много проблем. В Китае этап прошел из рук вон плохо, в Бахрейне я не выступал, но потом мы добились определенной стабильности, дела постепенно идут на поправку.

Вопрос: Мы только что обсуждали с Максом, что в Renault обновили мотор. Кроме того, на недавних тестах ваша команда опробовала модифицированное шасси. Похоже, всё это позволило отыграть несколько десятых – полагаете, скоро у вас получится подняться чуть выше в пелотоне?
Джолион Палмер: Надеюсь. Трасса в Монако должна лучше подходить нашей машине. Да, мотору пока не хватает мощности, но Кевин уже в этот уик-энд будет выступать с новой версией, что должно помочь. Команда прилагает максимум усилий, чтобы отыграть пару десятых за счет шасси, и если получится отыграть еще пару за счет мотора, мы наверняка поднимемся чуть выше в пелотоне и сможем стабильно претендовать на очки.

Вопрос: Паскаль, вы были единственным из числа основных пилотов, кто на недавних тестах в Испании в течение двух дней работал на трассе, притом вам довелось управлять и машиной Mercedes, и машиной Manor. Удалось почерпнуть что-то, что может помочь Manor добиться прогресса?
Паскаль Верляйн: Конечно, я заметил разницу между машинами – в первый день я работал с Manor, во второй – с Mercedes. Впрочем, я и в прошлом году работал с Mercedes, так что отличия были известны заранее – ничего нового.

Вопрос: Вы ведете плотную борьбу с Sauber, и та команда, которая в конце сезона окажется впереди, получит значительные выплаты. Как ощущается это соперничество изнутри?
Паскаль Верляйн: Да, мы пока уступаем Sauber, но на отдельных трассах вполне можем подобраться или вовсе выйти вперед. Такова задача на сезон: дорабатывать машину, прогрессировать и стараться финишировать впереди Sauber.

Вопрос: Себастьян, вам удавалось побеждать в Монако, но Ferrari – и в это трудно поверить – не добивалась успеха здесь с 2001 года. Насколько велико желание команды выиграть этот Гран При?
Себастьян Феттель: Мы все знаем, что хотим вернуть Ferrari на вершину, конечно, отдавая себе отчёт, насколько это сложная задача. Но цель именно такова, поэтому я надеюсь, что очень скоро нам удастся исправить эту неприятную статистику.

Вопрос: В Испании вы финишировали третьим, но там Red Bull Racing не уступали Ferrari в скорости, а здесь у них обновленный мотор. Есть ли опасность, что команде скорее предстоит бороться с Red Bull Racing за второе место в Кубке конструкторов, чем с Mercedes за победу в чемпионате?
Себастьян Феттель: Мы смотрим только вперёд, поэтому основным соперником считаем Mercedes. В Барселоне мы неудачно отработали в квалификации, чем объяснялись наши сложности в воскресной гонке. Если говорить о чистой скорости, мы должны были опередить Red Bull Racing, но тогда это не удалось, и я поздравил их с успехом, прежде всего, Макса Ферстаппена. Теперь всё это уже в прошлом. У нас хорошая машина, мы постоянно внедряем новинки, поэтому нацелены на прогресс и стремимся догнать Mercedes, не обращая особенного внимания на то, что делается позади.

Вопросы с мест

Вопрос: (Хейкки Культа) Нико, насколько важно для вас – особенно после инцидента в Барселоне – в четвертый раз подряд победить в Монако? Подобное удавалось только Айртону Сенне…
Нико Росберг: Я в курсе этой статистики, но думаю не о ней. Я хочу выиграть предстоящую гонку, поскольку это Монако, и я здесь живу. Я сосредоточен только на этом.

Вопрос: (Петер Фаркас) Нико, подтвердилось ли, что после старта в Барселоне вы просто не перевели переключатель в нужное положение? Насколько легко допустить ошибку в столь напряженный момент, и как вы настраиваете себя на стартовую процедуру по ходу установочного круга?
Нико Росберг: Каким был первый вопрос?

Вопрос: (Петер Фаркас) Подтвердилось ли, что после старта в Барселоне вы просто не перевели переключатель в нужное положение? Очевидно, по этой причине мотор работал не в том режиме…
Нико Росберг: Переключатель был установлен в неправильном положении, тогда как моя работа состоит в том, чтобы он находился в правильной позиции – все просто. Мне больше нечего к этому добавить. Что касается установочного круга и процедуры старта, порядок действий привычный. Конечно, нужно продумывать каждое действие и во всем сработать безупречно.

Вопрос: (Ральф Бах) Нико, если бы вы были руководителем команды Mercedes, что бы вы сказали своим гонщикам после инцидента в Барселоне и в преддверии этапа в Монако?
Нико Росберг: Я не могу ответить на этот вопрос, поскольку я – не руководитель команды. Не моя работа думать об этом. При всем уважении, я больше сосредоточен на своих задачах и постараюсь выиграть предстоящую гонку. Не знаю, что вам сказать – каково ваше мнение?

Макс Ферстаппен: Я бы сказал, продолжайте в том же духе.

Нико Росберг: Не сомневаюсь! А вы, Ральф?

(неразборчиво)

Вопрос: (Джером Пагмайр) Макс, со стороны не скажешь, что вы чувствуете прессинг. Испытываете ли вы напряжение – особенно после того, как стали самым молодым победителем гонки в истории Формулы 1?
Макс Ферстаппен: Каждый гонщик чувствует прессинг, но я стараюсь сделать его позитивным. Чтобы добиться успеха, крайне важно наслаждаться тем, чем занимаешься. Кроме того, я всегда выкладываюсь по максимуму, и это тоже снижает напряжение.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Нико, обсуждали ли вы с Льюисом инцидент в Испании? Если в предстоящей гонке вам представится возможность «захлопнуть калитку» перед напарником, вы снова это сделаете?
Нико Росберг: Говорили мы или нет, это внутреннее дело команды. Произошедшее уже в прошлом, мы движемся вперед, а наши отношения остались такими же, как раньше. Ничего не изменилось. Приезжая на трассу, я не думаю о Барселоне, и придерживаюсь такого же подхода, что и всегда – атаковать по максимуму и делать всё необходимое для победы.

Себастьян Феттель

Вопрос: (Лей Диффи) Себастьян, вы поразили мир автоспорта в возрасте 21 года – что думаете о достижениях 18-летнего Макса?
Себастьян Феттель: Кажется, в его годы я выступал в Формуле 3, так что сравнивать… Впрочем, в обоих случаях обстоятельства сложились удивительно. Победа была неожиданной, особенно в моем варианте, но первый успех – это всегда невероятное достижение, осознание которого приходит не сразу. Уверен, теперь Макс в полной мере прочувствовал успех и хочет всё повторить – по крайней мере, так было со мной. Ну а задача остальных гонщиков – сделать так, чтобы повтор не случался слишком часто.

Вопрос: (Ливио Орихио) Макс, вы отлично провели предыдущую гонку, но еще больше поразило то, как вы справлялись с прессингом со стороны Райкконена и вниманием со стороны журналистов. Вы каким-то особенным образом готовились, или это ваше естественное поведение?
Макс Ферстаппен: Честно говоря, я не ожидал такого успеха, потому подготовки не было – я просто надел шлем, залез в кокпит и неожиданно для себя вскоре возглавил гонку. Далее ты просто стараешься по максимуму использовать собственный опыт, плюс машина у нас ехала здорово – иначе ничего бы не получилось. Она хорошо разгонялась на выходе из последнего поворота, я понимал, что это ключевой момент, старался выйти как можно лучше, что и обеспечило мне победу.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Себастьян, на этой трассе сложнее всего подтвердить прогресс машины?
Себастьян Феттель: Монако – одна из тех трасс, где сложно судить о сильных и слабых сторонах машины. Зато здесь больше проявляется мастерство гонщика, но для этого ты должен быть уверен в себе, что, конечно, зависит и от того, какая у тебя машина. Но если ты действительно пилотируешь уверенно, то в Монако за счёт этого можно добиться чуть более высоких результатов. Здесь машина значит не так много, как в Барселоне или на другой стандартной трассе.

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Себастьян, в 2010 году вы и ваш тогдашний напарник столкнулись между собой, что имело неприятные последствия. Что вы чувствовали сразу после инцидента, и есть ли у вас совет для Нико, как справиться с подобной ситуацией?
Себастьян Феттель: Каждый сам решает, что ему делать. Тогда я сразу поговорил с Марком Уэббером, поскольку всегда был уверен, что при столкновении напарников никто не действует намеренно, особенно если контакт приводит к сходу. Потом у нас было острое соперничество, мы обсуждали командную тактику – в основном для Марка, поскольку тогда он имел больше очков в личном зачете. Я не хотел уступать, поскольку у меня оставались шансы на титул – как позже выяснилось, это было крайне важно, но ничего подобного нельзя знать заранее. Кроме того, ситуация была иной – перед финальной гонкой сразу четверо претендовали на титул, а сейчас у нас позади всего пять этапов, Нико и Льюис достаточно зрелые люди, и захотят ли они беседовать друг с другом – их дело.

Вопрос: (Байрон Йонг) Нико, почему информация о том, говорили ли вы с Льюисом, держится в тайне? Я могу понять секретность вокруг настроек шасси или модификаций мотора, но сам факт беседы – это ведь открытая информация?
Нико Росберг: Я стараюсь давать вам максимум информации, поскольку вы пишете для болельщиков, чтобы они смогли прочитать кое-что интересное, но мы должны поддерживать нормальную атмосферу в команде и выигрывать гонки. Важен баланс, и в таком случае о некоторых вещах лучше промолчать.

Вопрос: (неразборчиво)
Нико Росберг: Я не сказал – никаких комментариев. Я лишь сказал, что этот вопрос лучше оставить внутри команды, прочие вещи я вполне могу пояснить.

Вопрос: (Луиджи Перна) Себастьян, в нынешней машине вы так же уверены, как в прошлогодней? Она так же откликается на ваши действия?
Себастьян Феттель: Мы с первого дня работы с новой машиной говорили, что добились прогресса. У нее больше сцепления, больше прижимной силы, мы активно работали над подвеской – SF16-T заметно превзошла прошлогоднюю машину, но нужно понимать, что соперники тоже прибавили. Если бы в предыдущем сезоне у нас была SF16-T, мы бы выиграли чемпионат с колоссальным преимуществом, но это же вам скажут в любой команде. Нужно действовать своевременно.

Сейчас мы несколько уступаем лидерам, но на трассе и в Маранелло каждый сотрудник делает всё, чтобы сократить отставание. Подходит ли нынешняя машина моему стилю пилотирования? Да. Устраивает ли нас ее поведение? Да. Достаточно ли она быстра? Пока нет.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Я готовился задать вопрос, но Байрон меня опередил. Видимо, спрошу иными словами. Нико, мы на пресс-конференции, а вы, как правило, очень подробно отвечаете на вопросы. Я не понимаю вашего нежелания комментировать вопрос о беседе с Льюисом. Мы задаем вам те вопросы, на которые вы можете ответить, и мы не пытаемся влезть в темы, которые, возможно, нас не касаются. Вероятно, вам приказали не обсуждать эту тему?
Нико Росберг: Как вы знаете, я всегда отвечаю на ваши вопросы. Да, внутри команды мы обсуждали ситуацию, а что касается интересующего вас момента – нет, указаний не было. Просто мне самому не хочется говорить на эту тему.

Вопрос: (Ральф Бах) Паскаль, почему в Mercedes решили привлечь вас к работе на тестах в среду?
Паскаль Верляйн: Они просто не успели во вторник выполнить всю запланированную программу.

Макс Ферстаппен

Вопрос: (Луис Деккер) Макс, насколько реально для вас выиграть вторую гонку подряд? Сможете ли вы порадоваться, скажем, финишу на шестом месте?
Макс Ферстаппен: Посмотрим. Я буду использовать тот же подход, что в Барселоне, а там узнаем, чем всё закончится. Mercedes очень сильны, но мы постараемся найти оптимальные настройки и освоиться на трассе.

Вопрос: (Ливио Орихио) Вопрос ко всем. Впервые в нынешнем сезоне командам предстоит использовать состав Ultra Soft. Каким вам видится сценарий уик-энда?
Роман Грожан: Мне нравится цвет этих шин! Я опробовал их на тестах после Гран При Испании, они сработали неплохо – будет интересно взглянуть, как эта резина покажет себя здесь. В предыдущие годы в Pirelli делали составы более жесткими, теперь мы, очевидно, вернемся к тому, что было ранее, но, опять же, Монако – особенная трасса, нужно всё оценить на деле, а в Канаде ситуация уже будет совершенно иной.

Джолион Палмер: Мы впервые будем работать с этими шинами, но, насколько я помню, состав SuperSoft здесь довольно долго сохранял эффективность – значит, от более мягкой резины можно ждать привычных вещей: лучшего сцепления и более быстрого износа.

Паскаль Верляйн: С нетерпением жду возможности опробовать UltraSoft в Монако. Мы испытывали его зимой на тестах в Барселоне, тогда износ был очень сильным, но здесь ситуация должна быть лучше, как и уровень сцепления.

Себастьян Феттель: В Барселоне мы просто опробовали эти шины. Это все равно, что спрашивать кролика, как прошло его свидание – он ответит: «Замечательно, только длилось оно недолго!» Больше сцепления – это всегда хорошо, но посмотрим, насколько хватит их ресурса.

Нико Росберг: Хорошо, что в квалификации у нас будет больше сцепления с асфальтом.

Макс Ферстаппен: Приятно видеть более радикальный подход к составам, особенно в Монако. В прошлом году состав Soft здесь был несколько жестковат. Не думаю, что разница в сцеплении будет такой же существенной, как между Soft и SuperSoft, но шины будут лучше держать трассу, а там посмотрим.

Вопрос: (Байрон Йонг) Нико, так о чем вы говорили с Льюисом? Ах, да, вы не хотите обсуждать эту тему. В таком случае, насколько важна психологически победа в Монте-Карло? И вам, и Льюису нравится этот Гран При, но у вас побед в княжестве больше…
Нико Росберг: Победа в Монако всегда замечательна, она придает сил, как успех на любой другой трассе, но значит всё-таки больше. Мне нравится гоняться здесь, я хотел бы в воскресенье финишировать первым.

Вопрос: (Даниэль Джонсон) Джолион, в Барселоне в вас врезался собственный напарник. В трансляцию этот момент попал лишь частично – не могли бы вы пояснить, что там произошло? И еще, раздосадованы ли вы тем, что здесь не получили новый мотор? Наверняка это несколько ослабит ваши шансы…
Джолион Палмер: Инцидент произошел в тринадцатом повороте – Кевин ехал на свежем комплекте Soft и попытался протиснуться на внутренний радиус. Маневр получился весьма агрессивным, мне пришлось уйти с траектории и срезать поворот, но в остальном – без последствий. После Кевин принес мне свои извинения. Мы вместе отправились к стюардам, но их участие не потребовалось.

Мотор? Да, мне бы хотелось получить новую версию, но я не участвовал в тестах, в чемпионате пока позади Кевина – логично, что именно он опробует его первым. Я получу новый мотор в Канаде.

Вопрос: (Джером Пагмайр) Нико, какое впечатление произвел на вас Макс Ферстаппен?
Нико Росберг: Я поздравил его с победой, он сработал здорово – особенно если учесть, что Макс впервые оказался в кокпите Red Bull Racing. Этот факт нельзя недооценивать – приходится привыкать к новому рулевому колесу и прочим вещам. Плюс его успех – отличное событие для всей Формулы 1, об этом немало писали в СМИ.

Вопрос: (Петер Фаркас) Макс, после впечатляющей победы в Барселоне какова ваша реальная цель на сезон, и как вы оцениваете баланс скорости между вами и Даниэлем Риккардо в предыдущем Гран При? В первой и второй квалификационных сессиях вы были быстрее, затем в финале Даниэль выдал потрясающий круг, а в гонке по ходу первых двух отрезков вы оба ехали в одном темпе. Даниэль быстрее, чем вы думали, вы равны по скорости, или вы сами оказались быстрее, чем думали о себе?
Макс Ферстаппен: Как, по-вашему, я должен ответить? Гонщик всегда считает себя быстрейшим, не так ли? Даниэль – отличный гонщик, а я по-прежнему привыкаю к машине – я делал это и по ходу гонки, поскольку впервые проехал дистанцию на RB12. Посмотрим, что будет дальше.

На тестах я узнал о машине кое-что важное и понял, как эффективнее настроить её на квалификацию – это тоже процесс, и со временем дела должны пойти лучше. Здесь я тоже получу опыт, а в целом пройдет несколько этапов, прежде чем я полностью освою все системы.

Я выиграл прошлую гонку, но посмотрим, как будут развиваться события. Я сохраняю спокойствие и стараюсь сделать всё, что в моих силах. Соперники из Mercedes по-прежнему очень сильны, сейчас их сложно опередить, но мы полностью выложимся, чтобы сделать это.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости