Гран При Австрии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Австрии. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Франц Тост (Toro Rosso), Марко Маттиаччи (Ferrari), Тото Вольфф (Mercedes), Мониша Кальтенборн (Sauber), Эрик Булье (McLaren)

Вопрос: На следующей неделе соберётся Всемирный совет по автоспорту, одновременно наступит крайний срок для согласования правил на сезон 2015 года. Во время вчерашней пресс-конференции с гонщиками они все заявили, что сейчас основной приоритет – снижение расходов. В этом плане всё идет по графику? Вопрос для всех – Эрик, может, вы желаете начать?
Эрик Булье: Все зависит от того, на чем вы желаете акцентировать внимание. У нас был ряд обсуждений, команды выразили стремление сделать что-то во благо спорта, и в итоге мы пришли к определенным решениям. Не представляю, сколько средств удастся сэкономить, пока рано судить об этом. По крайней мере, участники попытались что-то предпринять.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Как мне кажется, мы пока далеки от желаемых целей – по крайней мере, с позиции Sauber. И я не думаю, что командам удалось добиться сколь-нибудь ощутимой экономии. Ситуация странная: в прошлом году Всемирный совет по автоспорту определил снижение расходов как ключевую цель, согласовал принципы ограничения бюджетов и вменил FIA в обязанность внедрить эти принципы. С того момента различными группами были приняты совершенно разнонаправленные решения. Команд, не входящих в Стратегическую группу – в том числе нас – попросили представить свои соображения насчет того, как добиться необходимого базиса и притом сохранить конкурентоспособность. Мы озвучили мнение, но какого-то прогресса с тех пор не увидели. Лично мне очень интересно, как теперь намерены поступить в FIA, и как в дальнейшем будет регулироваться вопрос снижения расходов.

Вопрос: Кристиан, ваше мнение?
Кристиан Хорнер: Мы подолгу совещались и согласовали меры, которые в следующем году должны позволить снизить расходы. Количество тестов уменьшено, они будут проводиться в Европе, сокращено время на работу в аэродинамической трубе и расчеты с помощью CFD. Следует заметить, что все варианты, одобренные Комиссией Формулы 1, были приняты единогласно. На собрании присутствовали представители всех команд, каждый имел право проголосовать против, но все прошло без замечаний. Мы получили то, что получили, а дальше главное – стабильность.

Вопрос: Марко, ситуация с контролем издержек соответствует вашим ожиданиям?
Марко Маттиаччи: Прежде всего, весьма примечательно, что гонщики подчеркнули важность снижения затрат. Да, мы добились определенного прогресса. Возможно, следовало добиться большего, но я по-прежнему считаю, что Формула 1 должна одновременно думать о том, как привлечь внимание широкой аудитории, поскольку в этом плане у спорта значительный потенциал. Вопрос снижения расходов следует рассматривать несколько шире: как сделать конечный продукт более привлекательным для спонсоров. Мы активно ищем возможности экономии, но мне хотелось бы одновременно искать пути расширения зрительской аудитории.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: У нас было немало совещаний, посвященных поиску путей снижения издержек. Сейчас нет ситуации, когда часть команд выступает против экономии, а часть – за. Все участники выступают за разумные ограничения, поскольку даже топ-команды желают удержать расходы в определенных рамках. Мы хотим удостовериться в том, что Кристиан не тратит сверх меры, а Кристиан желает убедиться, что Ferrari не позволяет себе лишнего. Общее одобрение есть, но ситуация непростая, и добиться единогласия довольно сложно. В следующем году тестов по ходу сезона станет меньше, через год – еще меньше, сами тесты будут проводиться в Европе – это вполне оправданные меры, которые мы должны предпринимать для дальнейшего снижения затрат.

Вопрос: Франц, а вы что скажете?
Франц Тост: Как заметил Кристиан, мы добились определенного снижения расходов – тестов будет меньше, они будут проводиться исключительно в Европе, одновременно команды станут тратить меньше средств на аэродинамические испытания, притом мы и далее планируем обсуждать различные варианты экономии. Это длительный процесс, поскольку в нынешнем сезоне вступили в силу новые правила, а смена регламента всегда сопровождается увеличением затрат. Надеюсь, в будущем дискуссия продолжится. Уверен, рано или поздно мы придем к ситуации, которая устроит всех участников.

Вопрос: Еще один общий вопрос. Шли продолжительные дискуссии насчет смены формата уик-энда, корректировки пятничной программы, запрета термочехлов. Какую инициативу вам хотелось бы реализовать в первую очередь? Марко, начнем с вас…
Марко Маттиаччи: Опять же, мне хотелось бы чуть шире взглянуть на вопрос развития Формулы 1. Если бы все зависело исключительно от моей воли, я хотел бы видеть более тесное взаимодействие между зрителями и гонщиками. Формула 1 – это и инновации, и развлечение, и расширение аудитории несет в себе значительный потенциал, в том числе с точки зрения доходов. Прочие инициативы по снижению затрат я вполне поддерживаю, но это тактические меры, которые не учитывают потенциал чемпионата.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Прежде всего, Формула 1 – это шоу, которое должно развлекать. В Монреале мы увидели Формулу 1 в её лучшем виде, нам нужно нечто подобное каждый уик-энд. Мы должны предоставлять болельщикам больше информации, посвятить их в детали нашей работы. Нам нужно больше гонок вроде той, что была в Монреале, а как этого добиться – вопрос непростой.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Главное в Формуле 1 – и об этом не стоит забывать – это развлечение, и когда речь заходит о формате пятничных заездов, следует помнить, что они важны для организаторов уик-энда. Нам нужно задуматься о том, как уравнять скорости машин: когда две машины намного быстрее прочих, а эффективность силовых установок находится на разном уровне, сложно добиться интересных гонок за исключением случаев, когда что-то идет не по плану. Опять же, это лишь первый год действия новых правил. Нужно работать с аудиторией, рассказывать зрителям, как работают новые силовые установки, как интерпретировать правила – это позволит повысить интерес к чемпионату.

Вопрос: Две серебряные машины во главе пелотона – уверен, Тото, вам не хотелось бы это менять, но какие меры вы бы приняли?
Тото Вольфф: Забавно, что мы начали эту пресс-конференцию с вопросов о снижении расходов, а не о спорте как таковом. Мы вернулись в Австрию на историческую гонку на фантастической трассе, недавно у нас были потрясающие Гран При… Согласен, нам повезло – мы доминируем, как в прошлые годы доминировала Red Bull Racing, но нам не следует принижать свои достижения. Не могу представить, чтобы в каком-либо другом виде спорта пресс-конференцию начинали с обсуждения исключительно проблемных или негативных моментов.

Но вернемся к вашему вопросу. Согласен с Марко – важны шоу и взаимодействие с аудиторией. Если бы я мог выделить что-то одно, я бы высказался за отказ от тестов. Это не попытка удержать наше преимущество, просто сами тесты не важны для зрителей, они хотят видеть интересную борьбу в рамках уик-энда. Можем ли мы проводить меньше тестов в начале сезона? Вероятно, но вскоре в чемпионате должен появиться ещё один производитель моторов, и ему нужно проехать достаточное количество километров.

Кое-кто из участников желал вовсе отказаться от тестов по ходу сезона. Действительно, почему бы не свести их количество к нулю, однако этот вариант не прошел, и вы были бы удивлены, узнав, кто выступал за сохранение тестов. Если бы все зависело от меня, я бы полностью отказался от тестов по ходу сезона.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Соглашусь с Тото в том, что Формула 1 предлагает превосходный продукт. И совершенно правильно, что мы сосредоточились на людях, ради которых, собственно, этот продукт производится. Для команд это болельщики, для компаний – клиенты. Мы должны дарить им положительные эмоции, чтобы они приходили на гонки со своими детьми – представителями следующего поколения – и наслаждались зрелищем, которое случается не так часто. У нас были захватывающие этапы, случалось и наоборот, бывали периоды доминирования одной команды – Формула 1 уже проходила через все это, однако мы по-прежнему стоим на месте. Нужно обратиться к болельщикам и удостовериться в том, что их интерес к чемпионату не угасает. Об этом мы еще совсем недавно не думали…

Вопрос: Эрик?
Эрик Булье: Согласен со всеми. Новые правила совсем недавно вступили в силу, за зиму многое изменилось. Нужно понять, что делает шоу более зрелищным – это позволит наладить взаимодействие с болельщиками. Ну а чтобы сделать борьбу более плотной, необходимо сначала обеспечить стабильность регламента.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер – Crash.net) Вы много говорили о работе с болельщиками и укреплении имиджа Формулы 1. У Red Bull, например, есть своя демонстрационная команда. Хотелось бы узнать у вас, как вы работаете над повышением интереса к Формуле 1 в своей стране и других странах, которые посещаете вне гоночного уик-энда? Кристиан, если желаете, вы тоже можете ответить…
Кристиан Хорнер: В этой области Red Bull ведет очень активную деятельность. У нас есть демонстрационная команда, которая посещает различные страны и города, где Формула 1 никогда не появлялась – в этом году таких мест будет двадцать пять. Мы постоянно взаимодействуем с нашими болельщиками – в социальных сетях их более восьми миллионов, выпускаем различные ролики, посвященные отдельным положениям регламента или самому процессу постройки машины. Мы работаем с поклонниками, и их число растет.

Что еще сделали в Red Bull? Вернули Формулу 1 в Австрию. Здорово получить домашнюю гонку – после всех усилий Дитриха Матешица приятно чувствовать энтузиазм, с которым австрийцы относятся к Формуле 1, и видеть здесь такое количество болельщиков.

Вопрос: Марко?
Марко Маттиаччи: Уверен, можно делать даже больше. В мире тысячи клубов болельщиков Ferrari, в сети Facebook за нами следят двенадцать миллионов человек, но если подобного подхода будут придерживаться все команды, появится синергетический эффект, и мы сможем реализовать конечный продукт большему числу потребителей. У нас, разумеется, есть демонстрационная команда, однако в наши дни молодое поколение проводит больше времени в сети, потому работа в этом направлении очень важна.

Вопрос: Франц, а как поступают в Toro Rosso?
Франц Тост: Вряд ли какая-либо компания, связанная с Формулой 1, делает для чемпионата больше, чем Red Bull. Как заметил Кристиан, Дитрих Матешиц вернул в календарь ещё один европейский этап – спасибо за фантастический этап и такую потрясающую инфраструктуру!

Toro Rosso неразрывно связана с Red Bull, в следующем месяце мы проведем демонстрационные заезды в России в рамках подготовки к национальному Гран При – о Формуле 1 там осведомлены не слишком хорошо, потому мы отправим к ним их соотечественника, Даниила Квята. Кроме того, Даниил будет в Москве на следующей неделе на пресс-конференции в рамках этапа Мировой Серии Renault. Помимо этого мы проводим немало мероприятий совместно со спонсорами – с CEPSA в Европе, с Nova Chemicals в Америке и Канаде. Toro Rosso прилагает максимум усилий, чтобы стать ближе к болельщикам и сделать Формулу 1 более популярной.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Штат нашей команды не позволяет иметь демонстрационную бригаду, но мы совместно с нашими партнерами – например, с Telmex в Латинской Америке – стараемся проводить как можно больше разнообразных мероприятий и тем самым поддерживать Формулу 1. Хочется верить, Мексика когда-нибудь примет у себя этап чемпионата.

Думаю, мы можем делать больше непосредственно в рамках гоночного уик-энда. Небольшие команды могли бы действовать сообща, и болельщики только выиграют, если гонщики будут активнее общаться с ними.

Вопрос: Эрик?
Эрик Булье: Схожий ответ. Мы активно работаем в социальных сетях, проводим различные мероприятия, у нас есть своя демонстрационная бригада. На минувшей неделе Дженсон посетил Россию, принял участие в пресс-конференции – в общем, действия во многом такие же.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Наша активность в социальных сетях растет экспоненциально – в отдельные дни наша страничка в Facebook собирает более 50.000 «лайков». Количество ее посетителей сопоставимо с количеством посетителей основной странички Mercedes – это отчасти доказывает, что аудитория постепенно переключается на иные информационные платформы, но можно ли добиться от этой платформы такой же финансовой отдачи – сомневаюсь…

Тем не менее, с точки зрения работы со зрителями мы делаем очень много. Наши демонстрационные заезды проводятся по всему миру, Mercedes буквально недавно запустила кампанию, посвященную Формуле 1, активность нашей группы в мировом автоспорте возрастает, и все это работает не только на команду, но и на чемпионат в целом.

Вопрос: (Кейт Уолкер – Crash.net) В своих ответах вы все упомянули социальные сети. Во время уик-энда в Монреале держатель коммерческих прав выразил мнение, что социальные сети недостаточно долговечны, чтобы представлять интерес для Формулы 1. Если держатель коммерческих прав выступает против социальных сетей, как должны поступить команды?
Марко Маттиаччи: Если у вас сложилось впечатление, будто держатель коммерческих прав выступает против социальных сетей, то здесь нужно быть предельно аккуратными и учитывать, что за чемпионатом стоит определенная финансовая модель, которую, возможно, потребуется перевести на иные принципы. Не стоит хвататься за каждое новшество без тщательного рассмотрения ситуации. Есть аудитория, которая заинтересована в социальных сетях, но есть и те, кому данный вариант безразличен. Работа продолжается, в ближайшее время мы, вероятно, услышим некое решение, но лично у меня нет впечатления, будто держатель коммерческих прав категорически против социальных сетей.

Вопрос: Мониша, желаете что-то добавить?
Мониша Кальтенборн: Я тоже не в курсе, что держатель коммерческих прав против социальных сетей. Мы понимаем, что социальные сети – часть жизни, их нельзя игнорировать, однако Формула 1 предлагает эксклюзивный продукт, и мы должны предельно аккуратно подходить к вопросу о том, как открыть доступ к этому продукту в социальных сетях, и как извлечь из этого финансовый результат. Существуют определенные денежные потоки – если направить их корректно и одновременно добиться справедливого распределения доходов, это напрямую скажется на прочих проблемах, с которыми приходится иметь дело уже сегодня. Процессы взаимосвязаны, однако в работе с подобными бизнес-механизмами нужно быть предельно осмотрительными.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Мониша подчеркнула верную мысль. Формула 1 предлагает эксклюзивный контент, притом у держателя коммерческих прав должна быть долгосрочная стратегия насчет того, как на этом контенте зарабатывать. Если вы получаете миллиарды от телевизионных трансляций, то в краткосрочной перспективе неизбежно теряете от перехода на социальные сети, где пока невозможно получение сколь-нибудь весомого дохода. Мы стоим на пороге новой эры, на грани возможного перехода в цифровой мир, но при этом нужно учесть интересы нынешних партнеров и удостовериться в том, что бизнес-модель может быть применена в условиях будущего.

Вопрос: (Люк Смит – NBC Sports) Марко, во время уик-энда в Монреале Джин Хаас подолгу находился в боксах Ferrari. Как идут переговоры насчет поставки моторов его команде? Что вы думаете об их возможном дебюте в 2016 году?
Марко Маттиаччи: Переговоры продолжаются, ведь дебют в Формуле 1 – это всегда вызов, нужно сразу быть конкурентоспособными. Возможно, решение будет принято в ближайшие недели, но главное – у нас появились американцы, заинтересованные в инвестировании средств в Формулу 1. Американская экономика сегодня – крупнейшая в мире, и не важно, идет ли речь о Хаасе или ком-то еще – я рад приветствовать Соединенные Штаты в чемпионате!

Вопрос: (Михаил Рудой – Автодайджест Беларусь) Вопрос для Марко. В сложные моменты консультируетесь ли вы со Стефано Доменикали, или принимаете все решения самостоятельно?
Марко Маттиаччи: Главная черта хорошего менеджера – умение слушать и задавать вопросы. Стефано был важным активом команды, потому я, разумеется, обращаюсь к нему с вопросами и внимательно слушаю его мнение, но я сам решаю, в каком направлении будет двигаться команда.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) После года всевозможных совещаний Комиссия Формулы 1, состоящая из лучших умов мирового автоспорта, приняла решение уменьшить время работы в аэродинамической трубе, сократить численность команд и увеличить продолжительность периода пребывания машин в закрытом парке на 1-2 часа. Притом обсуждение вопросов экономии продолжается. Это максимум, что можно было сделать? Какой экономии удалось добиться? Вы – люди бизнеса и должны хотя бы примерно представлять порядок цифр…
Кристиан Хорнер: Дитер, вы плохо информированы, поскольку численность команд остается прежней. Тема очень интересная, вы написали о ней немало статей, но расходы – это одно, а зрелищность – другое, и следует избегать решений, способных ей навредить. Когда промоутерам чемпионата и прочим заинтересованным сторонами были представлены все предложения, прозвучало: «Секунду, давайте разберемся». Вы планируете сократить пятничную программу, но это лишает организаторов возможности продать больше билетов.

Когда в одной комнате собираются люди с разными интересами, понимаешь: снижение расходов в ряде случаев может принести больше вреда, чем пользы. Решения, принятые в среду, наилучшим образом соответствуют интересам спорта. Да, большинство из них не позволят сэкономить ни цента, но с их помощью мы повысим зрелищность чемпионата.

Вопрос: Мониша?
Мониша Кальтенборн: Как я сказала в начале конференции, на мой взгляд мы пока не добились сколь-нибудь измеримого снижения расходов. Однако нужно шире смотреть на ситуацию и думать о болельщиках – какой предстаёт перед ними Формула 1? Пока образ не самый лучший, а отсюда и прочие проблемы. Если начать анализировать, в какой-то момент можно дойти и до расходов и понять, почему болельщики считают, что мы зря тратим деньги.

Сегодня новым командам очень трудно дебютировать в чемпионате из-за высоких затрат. Даже тем, кто выступает в Формуле 1 более 20 лет сложно обеспечить свое присутствие в пелотоне – нужно обратить на это внимание и посмотреть, можно ли что-то сделать с издержками. Это первый аспект, а второй – можно ли что-то сделать со зрелищностью. В конечном итоге все решают доходы: если система правильная, доходы поступают от болельщиков, а не от самих команд – мы просто тратим средства. При такой системе все остальные аспекты автоматически придут в норму, так как уровень затрат будет вполне приемлемым, а спорт получит необходимое разнообразие. Достаточно просто изменить подход и смотреть на ситуацию в целом, а не концентрироваться исключительно на расходах.

Вопрос: Эрик?
Эрик Булье: Нечего добавить.

Вопрос: А вам, Франц?
Франц Тост: Как я уже говорил, смена регламента всегда сопровождается ростом затрат, и мы пока не представляем, как эти затраты будут снижаться в дальнейшей перспективе. Наиболее дорогостоящим элементом остается силовая установка, но когда производители выйдут на определенный уровень и прекратят доработки, цена снизится, а чуть позже будет достигнута и экономия в области аэродинамики. Как заметила Мониша, нужно добиться баланса интересов и не допустить сокращения аудитории. Формула 1 должна сохранить свой высокий уровень, тогда и проблем у нее не будет.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Вы говорили правильные вещи о необходимости привлечения болельщиков, рассказывали о проводимых мероприятиях, но я пока не услышал ни слова о новых решениях, которые позволили бы повысить вовлеченность зрителей. Одним из успешных примеров прошлых лет был форум болельщиков, реализованный ныне расформированной FOTA. Есть вероятность, что кто-либо подхватит эту инициативу и вовлечет в нее все одиннадцать команд, а не только бывших членов FOTA? Повторюсь, меня интересует, что еще вы можете сделать, а не то, что вы делаете уже сейчас…
Тото Вольфф: Вы правы – нужно рассматривать все возможности. Во время предыдущей встречи у нас получилась хорошая дискуссия с участием промоутера – нужно продолжить эту практику и привлекать к процессу, как предложил Лука ди Монтедземоло, ключевые заинтересованные стороны. Помимо форума болельщиков, который сам по себе является неплохой идеей, есть много других вариантов в реальной жизни или виртуальном пространстве – нужно оценить их все.

Марко Маттиаччи: Цифровая вселенная меняется каждый день, и каждый день приносит новые возможности. Как заметили Тото и господин Монтедземоло, нам необходима рабочая группа из представителей заинтересованных сторон, спонсоров и команд, в рамках которой родится модель привлечения новой аудитории и станет понятно, какой канал взаимодействия следует использовать. Можно обратиться к Twitter, Google – здесь нет чего-то сложного, подход должен быть взвешенным, так как на этих площадках уже активно работают другие виды спорта – лига чемпионов, НБА и т.д. Нельзя просто сказать – отлично, давайте воспользуемся новым форматом вещания. Необходима четкая маркетинговая стратегия, позволяющая всем заинтересованным сторонам получить доходы, а ее разработка требует времени. Процесс инициирован – мы начинаем движение в новом направлении.

Эрик Булье: Здесь нет волшебного средства или какого-то секрета. Нужно погрузиться в процесс и продолжать работу: пока дискуссия в силе, и мы представляем себе цель, необходимо объединить индивидуальные усилия. Вы сказали, что раньше существовали разные форумы – возможно, к этой идее стоит вернуться в процессе работы над изменениями.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль – Motorsport Total.com) Вопрос для представителей четырех ведущих команд. В предыдущий уик-энд 24-часовой марафон в Ле-Мане собрал огромную зрительскую аудиторию – больше, чем в предыдущие годы. Рассматриваете ли вы перспективу участия в легендарном марафоне?
Тото Вольфф: Для Mercedes это сложный вопрос. Предыдущие попытки не принесли успеха, это действительно серьезная задача, если учесть, какой объем ресурсов требуется для конкурентоспособного выступления. Это практически уровень Формулы 1, но, как гонщик, должен сказать, что 24 часа Ле-Мана – потрясающая гонка! В ущерб семейной жизни я сидел перед телевизором и не мог оторвать взгляд – настолько это было захватывающе под покровом ночи!

Кристиан Хорнер: Как отреагировала твоя супруга на то, что ты посреди ночи следишь за гонкой?

Тото Вольфф: Она на меня обиделась!

Кристиан Хорнер: Не сомневаюсь.

Тото Вольфф: Именно так. В общем, вы меня сбили с толку, а планов участия в Ле-Мане у нас нет.

Кристиан Хорнер: Я не следил за гонкой посреди ночи, но марафон получился захватывающим. Это доказывает, как разные технологии могут обеспечивать довольно плотную борьбу. Там использовались разные моторы, и соперничество всё равно получилось острым – вероятно, Формуле 1 можно кое-чему поучиться. Было приятно наблюдать за уверенным выступлением нашего старого друга Марка Уэббера – к сожалению, за пару часов до финиша его команда столкнулась с проблемами, но это уже другая история. Ле-Ман – зрелищная 24-часовая гонка, а Формула 1 – совсем иное мероприятие. Это спринт, который случается 18/19 раз в году, однако, разумеется, всегда можно извлечь положительный опыт из других гоночных категорий.

Марко Маттиаччи: Ferrari участвовала в Ле-Мане и победила в своей категории с машиной Ferrari 458 под номером 51 – это потрясающее достижение! Интересно искать в других гоночных сериях то, что может быть применено в Формуле 1, однако у нас уже есть девятнадцать этапов по всему миру – базис сам по себе неплохой. Я и моя команда целиком сосредоточены на чемпионате, передо мной стоят определенные задачи, и я не могу позволить себе отвлекаться на что-то иное.

Эрик Булье: Не ответ на ваш вопрос, но правда в том, что Ле-Ман – одно отдельное событие. Я работал там на протяжении нескольких лет и знаю, как все это устроено. И я приезжал на автодром в пятницу, чтобы посмотреть, как идут дела. Было бы интересно узнать, как они используют свои гибридные силовые установки – возможно, кое-что реально применить в Формуле 1, однако в целом это совершенно разные по характеру гонки.

Вопрос: (Сильвия Ариас – Parabrisas) Ходят слухи, что в следующем году после ухода автомобиля безопасности будет даваться старт с места. Что вы думаете?
Мониша Кальтенборн: Не так давно мы обсуждали вопрос старта за машиной безопасности. Думаю, тот вариант, на котором мы в итоге остановились, верный. Нужно сосредоточиться на необходимых корректировках в преддверии следующего сезона и понять, как они отразятся на зрителях. Не стоит в спешке предпринимать какие-то меры только для того, чтобы просто что-то поменять.

Вопрос: (Флавио Ванетти – Corriere della Sera) Вопрос для господина Маттиаччи. В недавнем интервью Wall Street Journal Лука ди Монтедземоло отверг вариант ухода Ferrari из Формулы 1, но если вы не увидите желаемых изменений, станете ли рассматривать возможность отказа от участия в чемпионате?
Марко Маттиаччи: Я не хочу работать с таким настроем. Я знаю, что Формула 1 не может обойтись без Ferrari, как Ferrari не может обойтись без Формулы 1. Я сам, наши сотрудники и президент готовы работать над тем, чтобы чемпионат смог привлечь существенно большую зрительскую аудиторию, а иные сценарии я не рассматриваю.

Вопрос: (Петер Вамози – Vas Nepe Kiadoi KFT) Вопрос ко всем. Как вы относитесь к предложению Монтедземоло о трех машинах для каждой команды? У вас найдется гонщик?
Франц Тост: У нас уже есть одиннадцать команд и двадцать две машины. Пока в пелотоне есть одиннадцать команд, нет причин вводить третью машину.

Мониша Кальтенборн: Соглашусь с Францем. Если бы возникла такая необходимость, это вряд ли пошло бы на пользу чемпионату, так как нескольких команд просто не оказалось бы на стартовой решетке. Тем не менее, сама идея обсуждалась уже не раз, возможно, мы могли бы использовать её для повышения зрелищности. Думаю, нашлись бы продуманные варианты, а вопрос наличия гонщика не стал бы проблемой – кандидатов у всех нас достаточно.

Эрик Булье: Идея с третьей машиной… Если команд в пелотоне будет недостаточно, подобный вариант позволит заполнить места на стартовой решетке, ну а что касается гонщиков – не беспокойтесь, они всегда найдутся.

Тото Вольфф: Соглашусь с коллегами. Сейчас в пелотоне одиннадцать команд, и, хочется верить, все они останутся в Формуле 1, однако история показывает, что команды приходят и уходят. Если количество машин упадет до критического уровня, вариант с третьим шасси позволит заполнить места в пелотоне, но может возникнуть интересная дискуссия о продвижении подобного подхода, о приглашении молодых гонщиков. Разговоры на эту тему уже возникали, нужно иметь сценарий на случай реальных проблем, но пока задача – сохранить нынешний состав участников.

Кристиан Хорнер: Нечего добавить, вопрос не актуален.

Марко Маттиаччи: Мы всегда поддерживали вариант с третьим шасси, если при этом подразумевалась возможность усадить в кокпит молодого гонщика из другой страны. С позиции зрелищности это было бы неплохим вариантом!

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости