Гран При Бразилии: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Марк Уэббер (Red Bull Racing), Фелипе Масса (Ferrari), Гидо ван дер Гарде (Caterham), Шарль Пик (Caterham), Макс Чилтон (Marussia), Жан-Эрик Вернь (Toro Rosso)

Вопрос: Марк, в этот уик-энд вам предстоит в 215-й и последний раз выйти на старт Гран При Формулы 1. Вы уже свыклись с мыслью об уходе, но, вероятно, момент, когда вы в последний раз сядете в кокпит, будет эмоциональным, не так ли?
Марк Уэббер: Очевидно, в воскресенье ощущения будут несколько иными, но сейчас я воспринимаю происходящее как обычный уик-энд и в силу разных причин с нетерпением жду гонки. Прежде всего, хочется побороться за достойный результат, а в остальном я готов поставить точку и переключиться на чуть более продолжительный зимний перерыв, после которого меня ждут новые вызовы. Когда в воскресенье я покину кокпит, Формула 1 останется позади, но сейчас я спокоен и жду гонку.

Вопрос: Чего вам будет не хватать больше всего?
Марк Уэббер: Некоторые вещи в Формуле 1 доставляют особое удовольствие – например, пилотирование на пределе на отдельных трассах. Сузука, Спа, Монте-Карло – квалифицироваться и гоняться там очень непросто, но очень приятно, и этого мне будет не хватать.

Моя ситуация несколько деликатна – нужно аккуратно оценивать свою скорость и сравнивать её с тем, что было раньше. Я по-прежнему считаю, что выступаю неплохо, но мне бы не хотелось в дальнейшем гоняться с неубедительными результатами.

Конечно, кое-чего будет не хватать – например, этого адреналина или работы с людьми вроде Эдриана Ньюи. Нечасто в жизни выпадает такая возможность. Но время идет, нужно отпустить прошлое, и в следующем сезоне у меня уже будет новый вызов с Porsche.

Вопрос: В вашей карьере были подъёмы и спады. В какой период вы больше наслаждались пилотажем, а в какой – меньше?
Марк Уэббер: Пожалуй, самыми непростыми с точки зрения управляемости были машины середины 2000-х, когда в чемпионате существовали дозаправки, и шла «шинная война». Тогда приходилось все время выкладываться по максимуму – не было такого понятия как «держать темп» - ни на тренировке, ни в квалификации, ни в гонке. Гонщикам приходилось непросто, но к этому мы и готовимся, так что времена были неплохими. К тому же, моторы V10 были очень мощными, и результаты на круге по-настоящему впечатляли – даже в начале 2000-х.

В последние три года тоже многое изменилось. Одно время гонки были очень скучными, потому появились вещи вроде DRS, принесшие пользу спорту. Да, они в чем-то шли вразрез с традициями – например, обгонять стало проще, чем в предыдущие десятилетия. Ситуация несколько искусственная, но в целом не вызывает отторжения.

Шины? У нас были с ними определенные сложности – не совсем приятно разбираться с резиной по ходу гонок, но идеальные условия бывают не всегда. Я выступал при разных регламентах, это один чемпионат, но с разными сценариями – нужно просто наслаждаться, ведь это все моя работа.

Вопрос: Уверен, все в паддоке будут по вам скучать. Всего наилучшего! Фелипе, для вас тоже завершается целая эпоха – сотрудничество с Ferrari, начавшееся в 2006-м, подходит к концу, притом на вашей домашней трассе в Интерлагосе…
Фелипе Масса: Подходит к концу великолепный период работы с Ferrari: мы провели вместе восемь сезонов, к тому же я сотрудничал с ними до дебюта в Формуле 1. Я хочу поблагодарить за отличную работу всю команду, особенно Стефано Доменикали, ставшего мне другом и сделавшего для меня очень многое. Надеюсь, финальная гонка доставит нам удовольствие и принесет высокий результат – тогда расставание получится еще более эмоциональным.

Вопрос: Вам не хочется ущипнуть себя, когда вы думаете о восьми годах работы в Ferrari – команде, выступать за которую мечтает каждый молодой гонщик?
Фелипе Масса: Да, выступать в Ferrari – мечта любого гонщика. Я помню, что один из моих первых картов был красного цвета, мой первый комбинезон был красным, так что я с детства болел за итальянскую команду. Провести восемь лет в Маранелло – это было воплощением мечты. Я становлюсь старше, в моей карьере начинается новый этап. Я очень этому рад и с нетерпением жду начала работы с другой командой – Williams. У меня еще много дел в Формуле 1.

Вопрос: Насколько психологически важным для вас был тот факт, что в Williams поверили в вас и пригласили к себе в надежде вернуть былую скорость уже со следующего сезона? И насколько важно для Формулы 1 то, что в пелотоне остается бразильский гонщик?
Фелипе Масса: Я считаю, что c Williams могу многого добиться. Всё меняется, вступает в силу новый регламент – подходящий момент для начала сотрудничества. У Williams есть всё необходимое, чтобы создать конкурентоспособную машину, у нас неплохие шансы на успех в следующем году. Они верят в меня, я счастлив и мотивирован. Постараюсь максимально выложиться, чтобы помочь команде снова оказаться конкурентоспособной. Я уверен, что всё возможно.

Вопрос: И насколько важно, что бразилец остается в Формуле 1?
Фелипе Масса: Очень важно, что в Формуле 1 продолжит выступать бразильский гонщик. Мы знаем, насколько важна эта страна для чемпионата: в Формуле 1 было много чемпионов из Бразилии и бразильских гонщиков, одержавших огромное количество побед. Автоспорт у нас в крови, поэтому крайне важно сохранить бразильских пилотов в Формуле 1.

У Бразилии не столь успешный период в младших сериях, поэтому я думаю, что важно дать толчок развитию автоспорта и помочь стране добиться успеха в будущем. На данный момент не всё складывается идеально. Я хочу предложить федерации несколько интересных идей, чтобы мы добились успеха в будущем.

Вопрос: Жан-Эрик, завершается ваш второй полноценный сезон в Формуле 1. Насколько сложным он был для вас? Когда Марк Уэббер объявил о своем уходе, у вас появился шанс занять его место в Red Bull Racing, но в итоге не сложилось…
Жан-Эрик Вернь: Да, это был непростой сезон. Мне не везло во многих гонках, я не мог добраться до финиша там, где должен был заработать очки. В начале года у нас была конкурентоспособная машина, но после изменения конструкции шин ситуация осложнилась, и мы подолгу не финишировали в призовой десятке.

Да, у меня был шанс получить место в Red Bull Racing, но оно досталось Даниэлю. Конечно, я был сильно огорчен: мне хочется выигрывать гонки и однажды стать чемпионом мира, а с Red Bull Racing такая возможность есть. Но я стараюсь искать позитивные моменты. Если в Red Bull выбрали Даниэля – значит, в чем-то я сработал недостаточно хорошо, нужно понять, в чём именно, чтобы стать лучше.

В следующем году перед Toro Rosso стоит непростая задача, но возможно все. Для меня остаться в команде – это не резервный вариант: я действительно верю в наш коллектив, он постоянно развивается, и я хочу развиваться вместе с ним.

Вопрос: Когда упускаешь шанс оказаться в топ-команде, это подрывает боевой дух и концентрацию?
Жан-Эрик Вернь: Несколько этапов мне было очень нелегко, ведь до этого я провел ряд успешных гонок – Монако, Канада… В Сильверстоуне тоже все должно было сложиться здорово, но там у меня взорвалась шина, а затем Red Bull пригласили Даниэля на молодежные тесты, и я понял, что шанс упущен, хотя выкладывался по максимуму. Потом выдалась пара трудных гонок, сложности с темпом… справиться с этим было непросто.

Вопрос: Гидо и Макс, вопрос для вас обоих. Мы знаем, где в следующем году будут выступать Марк, Фелипе и Жан-Эрик, а с вами все не так очевидно. Макс, каковы перспективы?
Макс Чилтон: Я не собираюсь усиливать те слухи, которые уже есть. Я провел результативные переговоры, все прошло хорошо, я надеюсь остаться в пелотоне на следующий сезон и выступить более удачно.

Вопрос: Вы хотели бы остаться в Marussia?
Макс Чилтон: Да, ведь они предоставили мне шанс дебютировать в Формуле 1. Сезон складывается для нас непросто, но мы проделали потрясающую работу. Борьба не закончена – по опыту прошлого года мы знаем, что здесь все может решиться на последних пяти кругах. Надеюсь, у нас получится финишировать достаточно высоко, ну а в следующем сезоне машина обещает быть более конкурентоспособной. Смена регламента – это шанс для небольших команд, я с нетерпением жду Гран При Австралии.

Вопрос: Гидо, что вы скажете о вашем будущем?
Гидо ван дер Гарде: Сейчас мне сказать нечего, этим занимаются мои менеджеры – надеюсь, у них все получится. Мне кажется, я проявил себя в завершающей фазе сезона, мы выступаем неплохо, и я надеюсь остаться в чемпионате в следующем году.

Вопрос: Скажите, проще ли вести переговоры после проведенного сезона в Формуле 1? Или все-таки проще после успехов в молодёжных сериях, когда только пытаешься дебютировать в чемпионате?
Гидо ван дер Гарде: После проведенного сезона беседовать проще, ведь ты уже показал, на что способен. Я свои возможности продемонстрировал – посмотрим, что будет дальше.

Вопрос: В предстоящий уик-энд Caterham устроит тринадцатое место, если перед командой не окажется ни одной машины Marussia. Сейчас именно Marussia удерживает десятое место в Кубке конструкторов со всеми возможными от этого финансовыми выгодами. Каков настрой в командах? Начнем с вас, Макс…
Макс Чилтон: Да, мы понимаем, насколько важен этот уик-энд. Самое худшее – это начать паниковать, поскольку в таком случае концентрируешься не на тех вещах. Главное – относиться к нему, как к обычному гоночному уик-энду и пытаться выжать из машины максимум. Если получится, повода для огорчения не останется, ведь мы будем знать, что сделали всё возможное. Мы действовали так в каждой гонке сезона, и это работало, а в Бразилии борьба завершится только с взмахом клетчатого флага.

Вопрос: Гидо, означает ли это, что в Caterham рассчитывают на дождь?
Гидо ван дер Гарде: Конечно, ведь при сухой погоде бороться будет труднее. Кроме того, нам нужно везение – например, авария с участием нескольких машин или череда поломок – но и дождь может очень помочь. На мокрой трассе наша машина едет неплохо – впрочем, здесь она должна быть конкурентоспособна и на сухом асфальте. Нужно собраться с силами для последнего удара – надеюсь, мы повторим сценарий прошлого года.

Вопросы с мест

Вопрос: (Флавио Ванетти – Corriere della Sera) Фелипе, какой момент карьеры вы считаете самым счастливым, а какой самым неудачным? Можно ли считать самым непростым упущенный здесь титул в 2008-м или, скажем, период после аварии в Будапеште в 2009-м?
Фелипе Масса: Самый счастливый момент в карьере в Ferrari? Вероятно, моя первая победа в Интерлагосе в 2006-м, когда я выступал в желто-зеленом комбинезоне. Вы же знаете, насколько важно бразильскому гонщику выиграть домашнюю гонку. Если помните, победа в Бразилии доставила Айртону Сенне гораздо больше положительных эмоций, чем титул. Победа в Гран При Бразилии 2008 года тоже стала для меня особенной: я завоевал поул, проехал лучший круг и выиграл гонку, а титул мы упустили гораздо раньше.

Авария в Будапеште в 2009-м – это не самые приятные воспоминания, но самым сложным моментом в карьере в Ferrari стала, пожалуй, гонка в Хоккенхайме в 2010-м.

Вопрос: (Марк Зурер – Sky Germany) Марк, должно быть, вы рады, что со следующего года вам не придется стартовать с места. Не помню, чтобы вам это удавалось безупречно. Не могли бы вы пояснить, чем так сложна процедура старта на современной машине Формулы 1?
Марк Уэббер: В Остине я стартовал очень хорошо!

Вопрос: Однако стоявший за вами Роман Грожан стартовал лучше…

Марк Уэббер: Согласен. Думаю, моя реакция…Прежде всего, мы знаем, что сцепление на машинах Ferrari работает лучше. У них очень хорошая система, которая лучше справляется с начальной фазой старта…

Фелипе Масса: Если хочешь, мы скорректируем уровень прижимной силы…

Марк Уэббер: В случае с нами эта фаза не всегда была стабильной. И моя реакция на эти проявления нестабильности не была идеальной – когда ты отпускаешь второй рычаг сцепления, когда включаешь KERS и пытаешься избежать пробуксовки, особенно в случае с резиной Pirelli… С Bridgestone можно было допустить некоторую пробуксовку, и это ни на чём не сказывалось, но стоит позволить пробуксовать Pirelli, и ты потеряешь время.

Кстати, мы никогда не видели, чтобы Себастьян Феттель прорывался вперёд в момент старта. Обычно мы или удерживаем позицию или теряем её. Себ в целом стартовал нормально, потому что ему удавалось справиться с некоторыми из проблем. У меня сложностей было больше, в последние годы старты не были моей сильной стороной. Тем не менее, мне нравится момент начала гонки. Я спокоен на стартовом поле и даже могу напевать песенки моим механикам. Когда загораются огни светофора – это один из захватывающих моментов Гран При.

Возможно, мне надо было заняться мотогонками, ведь там проще обгонять. В современной Формуле 1 отыгрываться сложнее – из-за трафика, шин и прочего…

Вопрос: Прежде, чем мы продолжим с вопросами от журналистов, я рад сообщить, что к нам присоединился Шарль Пик. Спасибо, что пришли! Мы уже спрашивали Макса и Гидо об их перспективах, и было бы ошибкой не спросить вас о следующем сезоне. Как идут переговоры?
Шарль Пик: Простите моё опоздание – у нас в расписание закралась ошибка, я как раз совершал прогулку по трассе. Следующий сезон? Логично было бы остаться в Caterham, но у меня нет уверенности в том, что это произойдёт. Посмотрим, в командах ещё есть несколько вакансий.

Вопрос: Насколько трудно такому молодому гонщику, как вы, думать – а что если все пойдет не так? Что если мое время в Формуле 1 закончится вот так, совсем скоро?
Шарль Пик: Каждый год в конце сезона я думаю о том, что карьера может завершиться, но сейчас важно на 100% сконцентрироваться на предстоящей гонке и постараться добиться максимума, а потом займёмся следующим сезоном.

Вопрос: Тринадцатое место или место выше помогло бы вам в переговорах, а Caterham позволило бы занять десятую позицию в Кубке конструкторов. Гидо сказал, что в команде рассчитывают на дождь – считаете ли вы, что нужный результат возможен и на сухой трассе?
Шарль Пик: Не знаю, поможет ли дождь переговорам, но команде он точно сыграл бы на руку. Таков наш расчет, а там посмотрим, что получится.

Вопрос: (Дэн Натсон – Auto Action and National Speedsport News) Марк, желаете ли вы сказать что-нибудь многочисленным австралийским болельщикам, которые поддерживали вас с вашей первой гонки тогда еще за Minardi?
Марк Уэббер: В Австралии не так просто следить за Формулой 1 – по крайней мере, так было в годы моей юности. Трансляции шли ночью, не было Internet и т.д. Сейчас с этим дела обстоят лучше.

Нам повезло с 1985 года иметь в расписании чемпионата Гран При Австралии – сперва в Аделаиде, затем в Мельбурне. Это отличный стимул следить за высшей формульной серией в мире, и мои соотечественники всегда рады, когда лучшие команды и лучшие гонщики в мире приезжают к нам вести борьбу. Наш национальный этап считается одним из лучших в плане организации.

А когда в чемпионате есть австралийский гонщик, для зрителей это отдельный плюс – особенно если он сражается за высокие результаты. С этой точки зрения последние несколько сезонов были весьма неплохими, я чувствовал невероятную поддержку. Да, людям не всегда просто разобраться в нюансах спорта, но они сопереживают, как могут, и активно болеют за всех спортсменов. Надеюсь, они могут гордиться моими результатами, ну а я хочу сказать им всем огромное спасибо за все те сообщения, которые я получил в предыдущие недели и особенно в последние несколько дней. Это нечто потрясающее!

Я практически не видел свою родину с тех пор, как ребенком покинул ее – надеюсь, теперь у меня будет возможность проводить дома больше времени. Для меня всегда было честью выступать в Австралии, и звук национального гимна на подиуме значил для меня очень многое: как-никак, всего трем австралийцам удавалось выигрывать Гран При, ведь нам изначально очень непросто перебраться в Европу и бороться на высоком уровне.

Вопрос: (Патриция Санчес – Motorpasion F1) Марк, мы уже спросили вас о тех вещах, по которым вы будете скучать, а есть ли нечто такое, что вы рады оставить в прошлом? Может, это мы, журналисты?
Марк Уэббер: Я не стал бы уходить, если бы не было факторов, которые я хотел бы оставить позади. Если бы позитивного было больше, чем негативного, я бы остался, но сейчас все наоборот, и мне пора открывать новую страницу своей жизни. Я готов к этому психологически и профессионально.

Журналисты? Они делают свою работу. У меня сложились хорошие отношения с некоторыми из них, также фотографы были весьма внимательны к моей персоне – некоторые из представленных в этом зале снимков относятся к моим первым тестам в Эшториле в 2001 году. Ты заводишь дружбу не только с гонщиками, но с многими людьми. Да, есть недобросовестные издания, журналисты иногда действуют некорректно – с этим приходится мириться, но в целом мои отношения со СМИ напоминают теннисный матч с участием профессионалов. У меня нет к журналистам какого-то негатива, они выполняют свою работу, хотя подчас сильно досаждают…

Вопрос: (Луиджи Перна – La Gazzetta dello Sport) Фелипе, как вы думаете, в Ferrari будут по вам скучать?
Фелипе Масса: Хочется верить, что да, но я не думаю об этом. Я на протяжении всей карьеры выкладывался по максимуму и искренне надеюсь, что Ferrari ждет успешное будущее. Мне не на что жаловаться. Мы отлично провели время, но теперь я надеюсь добиться успехов в другой команде.

Вопрос: (Бен Эдвардс – BBC Sport) Макс, в воскресенье у вас есть шанс финишировать во всех гонках в свой дебютный сезон. Вы уже об этом думаете?
Макс Чилтон: Я горжусь тем, что мне удалось финишировать в восемнадцати гонках подряд – это уже больше, чем предыдущий рекорд Тьяго Монтейру в шестнадцать финишей, но я стараюсь не…

Знаете, я немного суеверен. Похоже, я притягиваю удачу, и мне хотелось бы, чтобы так продолжалось и дальше. Но, конечно, если в гонке мне придется, скажем, отстаивать 13-е место, я сделаю все, чтобы помочь команде удержать десятую позицию в Кубке конструкторов. Было бы здорово финишировать в воскресенье, но если не получится, это не конец всему.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости